Сайт Архив WWW-Dosk
Удел МогултаяДобро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите:
Вход || Регистрация.
02/17/20 в 02:12:55

Главная » Новое » Помощь » Поиск » Участники » Вход
Удел Могултая « Япония. Истории времен смуты (1859-1869) »


   Удел Могултая
   Вавилонская Башня
   Поучительные рассказы и назидательные истории
   Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
« Предыдущая тема | Следующая тема »
Страниц: 1 ... 4 5 6 7 8  ...  10 Ответить » Уведомлять » Послать тему » Печатать
   Автор  Тема: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)  (Прочитано 90203 раз)
Guest is IGNORING messages from: .
Antrekot
Bori-tarkhan
Живет здесь
*****


CНС с большой дороги

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 16204
Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
« Ответить #75 В: 09/22/04 в 13:21:00 »
Цитировать » Править

Я знаю, где это.  По всему выходит, что это путаница.  Потому что ко времени Икеда-я оба фигуранта уже основательно мертвы, а атака на дворец _точно_ была позже.  Другое дело, что она же была не первая.  За год до того, армия Чошу уже ходила на старую столицу, постояла-постояла и ушла.  Может быть, эти два инцидента смешались?
 
С уважением,
Антрекот
Зарегистрирован

Простите, я плохо вижу днём. Позвольте, моя лошадь посмотрит на это. (c) Назгул от R2R
Shimori
Редкий гость
**


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 70
Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
« Ответить #76 В: 09/22/04 в 14:29:59 »
Цитировать » Править

Вероятно, вы правы, и действительно, имеет место путаница. Эпизод с Сэридзавой и его тэссеном в самом деле относится к предыдущему мятежу Тёсю.
Зарегистрирован

Shimori Suitatsu
Antrekot
Bori-tarkhan
Живет здесь
*****


CНС с большой дороги

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 16204
Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
« Ответить #77 В: 09/22/04 в 14:36:31 »
Цитировать » Править

Кстати, этот эпизод еще не освещен - а может присоединитесь и расскажете?
 
С уважением,
Антрекот
Зарегистрирован

Простите, я плохо вижу днём. Позвольте, моя лошадь посмотрит на это. (c) Назгул от R2R
Antrekot
Bori-tarkhan
Живет здесь
*****


CНС с большой дороги

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 16204
От соседей
« Ответить #78 В: 09/28/04 в 10:29:11 »
Цитировать » Править

Кэтрин Кинн
Дракон на марше, или Штрихи к портрету Сакамото Рёмы
 
В январе 1866 года Сайго Такамори и Кацура Когоро договорились о союзе двух провинций - Сацумы и Тёсю. Устроил этот союз ронин из Тоса по имени Сакамото Рёма.
Сайго в тот момент занимал при сегунате официальный пост и водил войска, Кацура представлял клан, объявленный "Врагом императора" и готовящийся к войне с Бакуфу, сегунским правительством. А Рёма возглавлял список Listed and Wanted, а заодно - торговую компанию "Камияма" (впоследствии - картель Кайентай), возившую на пароходике туда-сюда разные разности, в том числе оружие.
После благополучного завершения переговоров Рёма и сопровождавший его Синдзо Миёси отправились в гостиницу Терада-я в Фусими, в которой работала девица по имени Орьо. О том, что произошло в Терада-я, когда туда заявилась местная полиция, рассказано на первой странице темы.
Но вот что было потом...
Орьо еще в самом начале стрельбы и драки оделась и втихую ускользнула из гостиницы. Побежала она в местную резиденцию клана Сацума, где ее приняли, выслушали, подхватились и помчались искать Рёму. Нашли раненого, принесли - а тут к воротам резиденции пожаловали из магистрата Фусими требовать выдачи. Им, естественно, отказали. В тот же день о нападении сообщили Сайго, в киотскую резиденцию.
- Да я их голыми руками разорву! - в гневе пообещал тот. Но, поостыв, решил не выдавать все-таки разборкой с местными властями некоторых дел, о которых еще не время было объявлять. Но отряд вооруженных до зубов сацумских самураев в Фусими прислал - во избежание и охраны ради.
Несколько дней Рёма был нетранспортабелен - и все эти дни у ворот караулили представители власти с ордером на арест.
Потом из Киото прибыл еще один отряд - тоже вооруженный до зубов, с винтовками и паланкином.
В паланкине должен был ехать Рёма, для находящихся в розыске Миёси и Накаоки Синтаро припасли форму и пару винтовок, но тут встал вопрос - как быть с Орьо? Второго паланкина под рукой не было.
- Нет проблем, - сказал Рёма, который накануне вечером сделал ей предложение. - Орьо, как насчет того, чтобы переодеться самураем из Сацума?
- С тех пор, как его сюда принесли, он все время шутит, - пожаловалась Орьо.
- И вовсе я не шучу. У вас найдется еще хакама, форма и пара мечей?  
- Сакамото-сан, вы удивительный человек, - сказал командир сацумского отряда. - Я и ружье найду, если вы не возражаете, госпожа Орьо.
- Возражаю? Да ничуть!
Так что фусимским полицейским осталось только наблюдать, скрежеща зубами, как государственный преступник Сакамото Рёма покидает местную резиденцию клана Сацума в паланкине с гербом сацумского даймё, в сопровождении ста двадцати самураев с ружьями...
------------------------------------------------------------------------ -------
 
Через некоторое время после выздоровления, летая тут и там по делам компании, Сацума, Тёсю и прочих Исин Сиси, Рёма оказался в Нагасаки.
Покончив с делами, он спросил своего помощника Курату Юноскэ:
- Сколько стоит портрет в том заведении ниже по реке?
- Две серебряных монеты - этого хватит, чтобы всю ночь пить у девиц в Маруяма.
(Маруяма - квартал развлчений под красными фонарями, обитательницы которого впоследствии сыграли не последнюю роль в тяжбе Сайтани Уметаро с ханом Кии).
- Ну, значит нам на двоих одного рё хватит.
И они пошли в студию первого в Японии коммерческого фотографа, которая вовсе не страдала от наплыва посетителей. Первой причиной, менее важной, была высокая цена. Второй, гораздо более весомой - поверье, что фотокамера вытягивает из человека душу и вселяет ее в фотографию.
По дороге Рёма купил европейские ботинки, которые оказались гораздо удобнее гэта - впоследствии они числились в списке особых примет, разумеется.
По случаю визита к фотографу Рёма позаимствовал у одного из товарищей по компании форменные белые хакама, кимоно на нем было старое и потрепанное, как обычно, волосы по обыкновению небрежно связаны на затылке - а не собраны в акуратный пучок и не уложены вперед, как положено, меч - один, и тот короткий... Вот в таком виде он и запечатлен на фото - а в правой руке, которой он опирается о подставку, Рёма держит свой "смит-и-вессон", спрятав его в рукав.

Герб Сакамото Рёмы - цветок сливы - ume. На его личной печати внутри цветка было два кандзи, читавшихся как taro. Ume-taro - его псевдоним.
 
А вот и фото.

Зарегистрирован

Простите, я плохо вижу днём. Позвольте, моя лошадь посмотрит на это. (c) Назгул от R2R
Tico
Новичок
*


Kills Evil Quickly

8380374 8380374    
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 15
Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
« Ответить #79 В: 09/29/04 в 13:32:00 »
Цитировать » Править

Quote:
И вот, вскоре после подписания договора, 24-летний самурай явился к Перри и по-голландски (несчастный коммодор чуть дар речи не потерял) попросил взять его с собой в Штаты. Перри, естественно, отказал. Попытка покинуть страну по японским законам была преступлением, каравшимся смертью. Поэтому, получив отказ, Ёшида Шоин немедленно сдался властям.

 
Вот более детальное описание инцидента, с записей самого Перри (частично, получу мемуары Перри из амазона, постараюсь полностью):
 
Shoin prepared a letter for Perry, which he and a fellow Choshu samurai delivered to American officers on land, under the cover of night. Perry described the incident: [They] “were observed to be men of some position and rank, as each wore the two swords characteristic of distinction, and were dressed in the wide but short trowsers of rich silk brocade. Their manner showed the usual courtly refinement of the better classes, but they exhibited the embarrassment of men who evidently were not perfectly at their ease, and were about doing something of dubious propriety. They cast their eyes stealthily about as if to assure themselves that none of their countrymen were at hand to observe their proceedings, and then approaching one of the officers and pretending to admire his watch-chain, slipped within the breast of his coat a folded paper.”
 
The “folded paper,” written in “the mandarin Chinese with fluency and apparent elegance,” and translated by Perry’s interpreter, was as moving in its humble tone as it was compelling. “Two scholars from Yedo, in Japan, present this letter for the inspection of ‘the high officers and those who manage affairs.’ Our attainments are few and trifling, as we ourselves are small and unimportant, so that we are abashed in coming before you; we are neither skilled in the use of arms, nor are we able to discourse upon the rules of strategy and military discipline… we have been for many years desirous of going over the ‘five great continents,’ but the laws of our country in all maritime points are very strict; for foreigners to come into the country, and for natives to go abroad, are both immutably forbidden. “…we now secretly send you this private request, that you will take us on board your ships as they go out to sea.”
 
Although Perry would never know Yoshida Shoin’s name, his identity or his ultimate fate, he was sufficiently impressed by the idealistic young man’s bold attempt to defy “the eccentric and sanguinary code of Japanese law,” to record an account of it: “During the succeeding night, about two o’clock a.m… the officer of the midwatch, on board the steamer Mississippi, was aroused by a voice from a boat alongside, and upon proceeding to the gangway, found a couple of Japanese, who had mounted the ladder at the ship’s side, and upon being accosted, made signs expressive of a desire to be admitted on board. “They seemed very eager to be allowed to remain, and showed a very evident determination not to return to the shore.”
 
Refused by Perry, the two samurai were apprehended by the Japanese authorities, and confined to a cage. They nevertheless managed to relay a message to the Americans, “a remarkable specimen of philosophical resignation under circumstances which would have tried the stoicism of Cato…[the ancient Roman statesman and politician - ed.]” The message begins: “When a hero fails in his purpose, his acts are then regarded as those of a villain and robber. In public have we been seized and pinioned and caged for many days… Therefore, looking up while yet we have nothing wherewith to reproach ourselves, it must now be seen whether a hero will prove himself to be one indeed.” Shoin’s heroics would become self-evident soon enough, but first he would be transported to the jail in Edo, and returned as a prisoner to Hagi.
 
Гм, вроде как не было голландского, откуда у Вас такие сведения, уважаемый Антрекот? Сначала было письмо на китайском...
Зарегистрирован
Antrekot
Bori-tarkhan
Живет здесь
*****


CНС с большой дороги

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 16204
Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
« Ответить #80 В: 09/29/04 в 14:34:48 »
Цитировать » Править

Тico, огромное спасибо за Перри.
Голландский был из биографии Шоина.  Может, переводили через ступеньку? Хотя вообще-то переводчик мог и прямо на английский с китайского.
Проверю по другим источникам.
 
С уважением,
Антрекот
« Изменён в : 09/29/04 в 14:36:28 пользователем: Antrekot » Зарегистрирован

Простите, я плохо вижу днём. Позвольте, моя лошадь посмотрит на это. (c) Назгул от R2R
Tico
Новичок
*


Kills Evil Quickly

8380374 8380374    
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 15
Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
« Ответить #81 В: 09/29/04 в 20:24:43 »
Цитировать » Править

Антрекот, а Вы случайно не подскажете где и за сколько Вы приобрели книгу Э. Сатоу? Может, потом обменяемся сканами, Перри и Сатоу? Уж очень интересно почитать.
 
В копилку - могила Комори Гендзиро, он же Каваками Генсай, он же Такада Генбе:
 

 
Взято отсюда: http://www.sword.ne.jp/swordsmen/bushi/gensai.html, правда написано на оооочень уж кривом английском.
Зарегистрирован
Antrekot
Bori-tarkhan
Живет здесь
*****


CНС с большой дороги

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 16204
Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
« Ответить #82 В: 09/29/04 в 20:49:11 »
Цитировать » Править

on 09/29/04 в 20:24:43, Tico wrote:
Антрекот, а Вы случайно не подскажете где и за сколько Вы приобрели книгу Э. Сатоу? Может, потом обменяемся сканами, Перри и Сатоу? Уж очень интересно почитать.

Ни за сколько.  Была заказана по межбиблиотечному абонементу в университетской библиотеке.   Книжку о Рёме можно приобрести в Риджбэк пресс - ridgebackpress.com - за 47 долларов с доставкой.  В Москву доходит точно.
А если бы у меня был хороший сканер хоть на одном рабочем месте, мы бы баварское пили...  А так я все от руки набираю - заодно уж перевожу.  Будет сканер, еще раз закажу Сатоу.
 
Quote:
В копилку - могила Комори Гендзиро, он же Каваками Генсай, он же Такада Генбе:

Спасибо!
И продолжайте в том же духе, пожалуйста.
 
С уважением,
Антрекот
« Изменён в : 09/29/04 в 20:50:30 пользователем: Antrekot » Зарегистрирован

Простите, я плохо вижу днём. Позвольте, моя лошадь посмотрит на это. (c) Назгул от R2R
Tico
Новичок
*


Kills Evil Quickly

8380374 8380374    
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 15
Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
« Ответить #83 В: 09/30/04 в 01:26:58 »
Цитировать » Править

on 09/29/04 в 20:49:11, Antrekot wrote:

Ни за сколько.  Была заказана по межбиблиотечному абонементу в университетской библиотеке.   Книжку о Рёме можно приобрести в Риджбэк пресс - ridgebackpress.com - за 47 долларов с доставкой.  В Москву доходит точно.

Ясно  Sad . Придется с Сатоу подождать, т.к. я уже заказал, а бюджет мой, к сожалению, не из латекса сделан.
 
on 09/29/04 в 20:49:11, Antrekot wrote:

А если бы у меня был хороший сканер хоть на одном рабочем месте, мы бы баварское пили...

Гиннесс Smiley . Кельты рулят.  
У меня сканер есть, так что если что увижу, буду снимать потихоньку.
 
on 09/29/04 в 20:49:11, Antrekot wrote:
А так я все от руки набираю - заодно уж перевожу.  Будет сканер, еще раз закажу Сатоу.

Спасибо!
Зарегистрирован
Tico
Новичок
*


Kills Evil Quickly

8380374 8380374    
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 15
Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
« Ответить #84 В: 09/30/04 в 03:53:55 »
Цитировать » Править

on 09/29/04 в 20:49:11, Antrekot wrote:
И продолжайте в том же духе, пожалуйста.

Гм... ок, попробуем Smiley  
 
Итак...
 
Quote:
Доклад Капитана ВМФ США Прайса, командира корабля "Джеймстаун", касаемо отношений с Японией, с прилагаемой копией приказов, полученных Лейтенантом ВМФ США Пирсоном.
 
***
На борту "Джеймстауна", Йокогама, 8-ого Сентября 1864.
 
СЭР, имею честь доложить Департаменту, что союзные Державы, предчувствуя невыполнение Парижского договора, согласно которому правительство Сёгуна обязалось открыть пролив Симоносэки в течении трёх месяцев, потребовали от него четкого и ясного ответа, поскольку трехмесячный срок, отведенный Сёгуну на выполнение договора, близок к истечению.
Сёгун отказался подчиняться условиям договора, и подверг посланных к нему делегатов наказанию за превышение полномочий.
Вскоре после этих событий военная экспедиция, состоящая из кораблей союзных Держав, о составе которой я докладывал в своем письме в Департамент от 23-его Августа, ушла в направлении пролива 28-ого и 29-ого числа, вместе с заново арендованном специально для этой цели пароходом "Та-Кианг" (о состоявшейся сделке см. мой доклад #29).
К данному письму прилагается копия приказов, полученных Лейтенантом Пирсоном. Информация о ходе экспедиции ожидается в течении двух недель с сегодняшнего дня.
 
С уважением, Ваш покорный слуга,
  Капитан Цицеро Прайс.
Его Чести Гидеону Уэллесу, Секретарю Департамента ВМФ.

____________________________
Приложение.
 
На борту "Джеймстауна", Йокогама, 18-ого Августа 1864.

 
СЭР, данным приказом вам поручается командование арендованным пароходом "Та-Кианг", который Вы должны вести в пролив Симоносэки для участия в совместной операции, проводимой значительными силами союзных Держав.
Задачей "Та-Кианг" является демонстрация Американского флага, чтобы показать даймё Нагато нашу солидарность с Державами, и чтобы вместе с ними потребовать право свободного и беспрепятственного прохода через пролив.
Учитывая тот факт, что вверенный Вам в командование пароход не является военным кораблем, и не подготовлен для атаки береговых батарей, Вам поручается оказывать любую помощь другого рода, делая все что в Ваших силах для достижения общей цели - буксировка шлюпок, высадка десанта, приём раненых, и т.д. согласно необходимости. Соответственно, Вы будете должны проконсультироваться с присутствующими на месте старшими офицерами экспедиции, которые будут представлять основные ее силы.
Доктор Веддер и Мистер Батт(младший помощник) поедут с Вами; а также пятнадцать человек и шлюпка. На борт будут также доставлены орудие Пэррота либо гаубица, боеприпасы, а также ружья Шарпа для всех Ваших людей.
 
С уважением, Ваш покорный слуга,
  Капитан Цицеро Прайс.
Лейтенанту Фрэду Пирсону, "Джеймстаун".

 
 
Quote:
На борту "Джеймстауна", Йокогама, 23-его Сентября 1864.
 
СЭР, "Та-Кианг" (арендованный пароход), вернулся в гавань из Симоносэки вечером 21-ого, имея на борту двадцать четыре раненых англичанина. На следующий день он был возвращен своим агентам. Аренда стоила 9500$ в месяц, при этом уголь оплачивался из казны США.
"Та-Кианг" выпустил восемнадцать ядер из имевшегося на борту орудия Пэррота во время атаки береговых батарей, тем самым приняв активное участие в кампании. Также, все остальные его обязанности были выполнены безупречно, к взаимному удовлетворению всех сторон.
К данному письму прилагается документ #35, доклад Лейтенанта Пирсона, и документ #37, договор со стороны Тёсю, даймё Нагато, вместе с оригиналом.
Считаю нужным добавить, что в отсутствие сил союзных Держав нарушений этого договора замечено не было. Оставшиеся на месте силы сделали все чтобы гарантировать его соблюдение.
Три военных корабля останутся вблизи от пролива чтобы не допустить восстановление японцами береговых батарей, а также любых других нарушений.
 
Имею честь быть Вашим покорным слугой,  
  Капитан Цицеро Прайс.
Его Чести Гидеону Уэллесу, Секретарю Департамента ВМФ.
 
*******************************
Приложение (документ #35).
 
На борту парохода "Та-Кианг", Симоносэки, 11-ого Сентября 1864.

 
СЭР, подчиняясь Вашему приказу, я принял командование пароходом "Та-Кианг" 28-ого Августа.
29-ого числа я отплыл из Йокогамы к острову Химэ Сима, куда я прибыл к 8-и вечера 1-ого Сентября одновременно с голландским корветом "Джамбе".
2-ого Сентября. - К 8-и вечера собрался весь союзный флот, восемнадцать вымпелов всего.
4-ого Сентября. - В 10 утра флот отплыл тремя колоннами в направлении Симоносэки. Наша позиция была в арьегарде французской колонны. В 4 вечера мы бросили якорь у входа в пролив, ввиду береговых батарей побережья Нагато.
5-ого Сентября. - Приблизились к батареям, заняв позицию между Английским и Французским флагманом. В 4:10 вечера Английский Флагман дал залп, в ответ на который противник немедленно начал обстрел. Военные действия немедленно приняли масштабный характер, вплоть до 5:30 вечера, когда все батареи противника прекратили огонь. Ночью англичане произвели высадку и испортили несколько орудий на первой батарее.  
6-ого Сентября. - В 6 утра японцы открыли огонь, вызвав ответный обстрел. В 8:30 "Та-Кианг" подошел вплотную к первой батарее вместе с двумя десантными шлюпками с "Дуплекса" на буксире. Остальные корабли с десантом на буксире также подошли близко к берегу. Последовала высадка английского, французского и голландского десанта, и к полудню все батареи были захвачены. В течении дня, боевые действия продолжались с малой интенсивностью, и флот произвел лишь несколько отдельных выстрелов. Ближе к вечеру противник попытался вернуть занятые солдатами первую и вторую батареи, но эти атаки были легко отбиты. Перед наступлением ночи десант вернулся на корабли, и наш пароход стал на якорь рядом с Французским Флагманом.
7-ого и 8-ого Сентября. - Двадцать три раненых солдата были приняты на борт, вместе с хирургом и ассистентами. 8-ого числа после полудня боевые действия прекратились, и все корабли подняли белый флаг.  
9-ого Сентября. - Согласно распоряжению английского и французского адмиралов я отплыл к Химэ Сима, с целью направлять все прибывшие туда корабли к проливу.
10-ого Сентября. - Не встретив ни одного судна, мы вернулись к проливу, бросив якорь напротив города Симоносэки.  
Я получил через английского адмирала коммюнике от даймё Нагато, которое я Вам пересылаю, вместе с копией на английском.
 
С большим уважением, Ваш покорный слуга,
  Фрэдрик Пирсон, Лейтенант ВМФ США, командир "Та-Кианг".
Капитану ВМФ США Цицеро Прайсу, командиру "Джеймстауна", Йокогама, Япония.

 
*******************************
Приложение (документ #37, перевод)
 
Первое. Отныне все корабли всех держав, проходящие пролив Симоносэки, будут встречать дружественный прием. Кораблям будет позволено закупать уголь, провиант, дерево и воду, а также любые другие предметы необходимости. Вследствие того, что порт Симоносэки подвержен сильным ветрам и течениям, люди, которые будут страдать от погодных условий смогут высаживаться на берег без всяких преград.
Второе. Не только не будет совершаться постройка новых береговых батарей, но также не будет производиться ремонт на старых, и они не будут вооружены орудиями.
Третье. Несмотря на то что город Симоносэки мог быть заслуженно сожжен, он был оставлен целым и невредимым. За это будет заплачен выкуп, и кроме того, все расходы экспедиции будут покрыты даймё.
В отношении этих двух пунктов я согласен подчиниться иностранным уполномоченным в Эдо.
Данный договор имеет отношение лишь к прекращению собственно военных действий, и не включает в себя вопросы, касающиеся Тёсю, которые вопросы будут улажены Японским Правительством и иностранными уполномоченными в Эдо.
 
  Мацудайра Дайзен-но-Дайбо, Ёси Тика.
Гэндзи, 1-ый год, 8-ой месяц.
 
Перевели - Фрэд Лоудез, Эрнест Сатоу

*******************************
 
Источник - Официальные Документы флотов Союза и Конфедерации во время Гражданской Войны (серия 1, том 3 - Крейсерские Операции с 1-ого Апреля 1864 по 30-ое Декабря 1865).
Перевод - Tico
Зарегистрирован
Antrekot
Bori-tarkhan
Живет здесь
*****


CНС с большой дороги

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 16204
Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
« Ответить #85 В: 09/30/04 в 05:05:59 »
Цитировать » Править

Так.  С меня отчет о капитуляции Эцу - мне попалась современная (капитуляции, естественно, современная) статья об этом деле.
 
С уважением,
Антрекот
Зарегистрирован

Простите, я плохо вижу днём. Позвольте, моя лошадь посмотрит на это. (c) Назгул от R2R
Tico
Новичок
*


Kills Evil Quickly

8380374 8380374    
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 15
Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
« Ответить #86 В: 10/01/04 в 01:36:48 »
Цитировать » Править

Мелочёвка.
 
Консо Исами и Кацура Когоро, по некоторым источникам, знали друг друга с молодости. Есть запись, что однажды Кондо попросил Кацуру "одолжить" ему людей из додзё Кацуры, т.к. Кондо не хватало для предстоящего соревнования с другим додзё. Т.к. Кацура и Рёма были знакомы, то, возможно, Кондо знал и Рёму.
 
Сайто Хаджиме (при рождении - Ямагучи Хаджиме) умер 28-ого Сентября 1915-ого года, в возрасте 72 лет. Он был любителем выпивки, и это, собственно, и стало причиной смерти. Когда он почувствовал приближение смерти, он попросил членов его семьи подвинуть его ближе к порогу, где он сел в позу "сейза" (на пятках, с прямой спиной). Он сидел и ждал, а его невестка Мидори время от времени удаляла палочками для еды выделения из его горла... Так он и просидел в этой достаточно сложной позе до самого конца.  
Его жена, Токио Такаги, родила ему трех сыновей - Тацуо, Цутоми и Цуёши. Самый младший из них, Тацуо, был усыновлен семьей Нумазава, по их просьбе.
Родственники рассказывали, что это был очень тихий и уравновешенный человек, который имел привычку каждый день стирать и гладить свое нижнее белье.
Согласно сайту http://shinsengumidb.com, на этой фотографии он обведен красным прямоугольником.

 
На данный момент в Японии весьма популярен телесериал "Shinsengumi!", идущий по каналу NHK. Как и любое художественное произведение, он не точен на 100%, но все же, буржуи с толстыми каналами и неограниченным траффиком (вроде меня) могут скачать первые 26 серий через сеть eMule. Не спрашивайте про перевод, сам не знаю.
 
ed2k://|file|Shinsengumi.Nhk.2004.-.01A.Arrival.Of.The.Black.S hips.mpg|676397876|A7F2B8D891E1889E35440FEE845D6DF3|/
ed2k://|file|Shinsengumi.Nhk.2004.-.01B.Arrival.Of.The.Black.S hips.mpg|498030876|BA6885A9578143A62C2ABCADC5697FA0|/
ed2k://|file|Shinsengumi.Nhk.2004.-.02.The.Pride.Of.Tama.mpg&# 124;738188388|BD42F6995C78159239A8D09DF955586A|/
ed2k://|file|Shinsengumi.Nhk.2004.-.03.Mother.Leaves.Home.mpg& #124;739592084|A2017F078BA520C00D6DE5A7CD7148AE|/
ed2k://|file|Shinsengumi.Nhk.2004.-.04.Topsy-Turvy.World.mpg&# 124;739936036|9F523AFC5CBA026AC9A883394740E794|/
ed2k://|file|Shinsengumi.NHK.2004.-.05.The.Wedding.Day.mpg 4;739180736|48A40A203C9465BD293168E192968193|/
ed2k://|file|Shinsengumi.Nhk.2004.-.06.Heusken,.Escape.mpg 4;738248812|EFFCDB18CF7A5F4B0E5F9B24088BF198|/
ed2k://|file|Shinsengumi.NHK.2004.-.07.Succession.mpg|721 553196|FBB221222BFD84EF5A2980F16D8057C5|/
ed2k://|file|Shinsengumi.Nhk.2004.-.08.The.Future.Of.Japan.mpg |713465676|BF2AEF681E52E77507C1F2EFA8B13020|/
ed2k://|file|Shinsengumi.NHK.2004.-.09.The.Letter.mpg|713 533072|E998CA4823350D17ECDA5184233C59FA|/
ed2k://|file|Shinsengumi.NHK.2004.-.10.The.Roshi-gumi.mpg| ;713500536|F74132F15E48988360F6AC8987864332|/
ed2k://|file|Shinsengumi.Nhk.2004.-.11.Mother,.I'M.Leaving.mpg |714258160|01476CACC49143D4771B4406417A6501|/
ed2k://|file|Shinsengumi.NHK.2004.-.12.To.the.West.mpg|74 0372948|C48A561F3FD1C57882837F68E71E6C85|/
ed2k://|file|Shinsengumi.Nhk.2004.-.13.Serizawa.Kamo.Explodes. mpg|731146668|BB9DE182BB0858D243E4B90A396CB1BC|/
ed2k://|file|Shinsengumi.Nhk.2004.-.14.Arriving.In.Kyoto.mpg&# 124;740296256|35D4E440CF375136AA43211A942B220B|/
ed2k://|file|Shinsengumi.NHK.2004.-.15.To.Go.Or.Not.To.Go.mpg& #124;736928780|8C80AA44C16F781B0B08E4F2C8B4983F|/
ed2k://|file|Shinsengumi.NHK.2004.-.16.A.Letter.to.Tsune.mpg&# 124;740291608|EBF6C92C42AC31876518CE6DD371DD76|/
ed2k://|file|Shinsengumi.Nhk.2004.-.17.The.First.Death.mpg 4;738248812|5AD6776231AB60626D978992A1E10395|/
ed2k://|file|Shinsengumi.Nhk.2004.-.18.The.Mibu.Ronin'S.First. Assignment.mpg|740289284|DA144811E62D78AB1D42B6ECC432D6BA|/
ed2k://|file|Shinsengumi.Nhk.2004.-.19.The.Day.Of.The.Wake.mpg |740307876|111689C7787271BFA1DF7DD8DE81DCD8|/
ed2k://|file|Shinsengumi.Nhk.2004.-.20.Don'T.Intoxicate.Seriza wa.mpg|735023100|2A8772C2851DF408ED3C099A77BD7E8E|/
ed2k://|file|Shinsengumi.Nhk.2004.-.21.A.Big.Incident.mpg| ;719412792|0AA49FBAED32105141465F8CDD01FF21|/
ed2k://|file|Shinsengumi.Nhk.2004.-.22.Kamo.On.The.Roof.mpg 24;737814224|71A68B75F119F2AF3A7241FC96205607|/
ed2k://|file|Shinsengumi.Nhk.2004.-.23.A.Political.Change.--.A ugust.18Th.mpg|732278456|6DCB29E0F733C81989CF85F578124DFC|/
ed2k://|file|Shinsengumi.NHK.2004.-.24.An.Unavoidable.Path.mpg |737498160|68E55CFC711A9B9C087CEAEA7CC0E40A|/
ed2k://|file|Shinsengumi.Nhk.2004.-.25.The.Birth.Of.The.Shinse ngumi.mpg|722719844|9B6B39CEE64BBF899E44393B4192C8F2|/
ed2k://|file|Shinsengumi.NHK.2004.-.26.Bureau.Chief.Kondo.Isam i.mpg|719494132|958F9600444D86D38247BEB46AB7C31A|/
« Изменён в : 10/01/04 в 02:28:37 пользователем: zipor » Зарегистрирован
Noro
Новичок
*


Jabberwork

256749178 256749178    
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 4
Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
« Ответить #87 В: 10/05/04 в 21:26:36 »
Цитировать » Править

Поклон до земли уважаемому Антрекоту за столь великолепные рассказы и за полученную от их чтения массу удовольствия. ^_^
Мне также хочется продолжения, и можно внести свою просьбу? Пока что никак не упомянут третий из "Трёх Великих Людей Революции" - Окубо Тошимичи, который наравне с Кидо Коином и Сайго Такамори, а хотелось бы услышать и про него тоже.
 
Ну и внесу посильную лепту.
 
Некоторые подробности инцидента Икеда-я, как он описан в Викпедии.
http://ja.wikipedia.org/wiki/%E6%B1%A0%E7%94%B0%E5%B1%8B%E4%BA%8B%E4%BB% B6
 
Рассчитывая встретить около 30 заговорщиков, шинсеновцы разделились на две группы. В первую, под предводительством Кондо, вошли Окита, Нагакура и Тодо, плюс рядовые воины, итого 10 человек (и это рассчитывая встретить тридцать врагов. Никак не упрекнёшь в недооценке своих сил Wink). Во вторую группу, возглавляемую Хиджикатой, вошли Сайто, Харада и прочие оставшиеся, всего 24 человека. (в телесериале Такеда Канрюсай был в группе Кондо, но насколько этому можно верить, я не знаю)
Вот в таком составе они и вышли. Кондо - к Икедая, Хиджиката - к Сикокуя. Повезло, как известно, Кондо. А дальше происходит следующее:
Кондо сотоварищи вламываются в таверну и начинают делать своё дело. Но. Окита, сразу свалив то ли двоих, то ли троих врагов, тут же заходится в жестоком приступе туберкулёза, падает и уже не встаёт. Тодо Хейске, пытаясь снять с головы намокшую от пота повязку, получает удар прямо в лоб(не смертельный, правда), и тоже выходит из строя. Таким образом половина ударной силы Шинсена была вырублена в первые же секунды боя. Остаются зажатые в угол Кондо и Нагакура против почти трёх десятков врагов. Вот тогда-то, как упоминает в мемуарах Нагакура, им и пришлось по-настоящему жарко. Группа Хиджикаты(за которой немедленно после начала боя побежал Тани Мантаро) прибыла буквально в последнюю секунду. Ну а затем уже перевес был на стороне Шинсенгуми, и всё кончилось довольно быстро.
 
За успешное проведение оного мероприятия всем членам Шинсена было пожаловано немалое денежное вознаграждение. Кондо - 30 рё, Хиджикате - 25 рё, остальным  - по 20, 17 или 15 рё.
 
И ещё вдогонку:
 
Харада был не единственным и даже не лучшим копейщиком в Шинсенгуми. Потому что капитан 7го отряда, Тани Санджуро(старший из трёх братьев Тани, служивших в Шинсенгуми) был ни кем иным, как мастером Танеда Хозоин Рю(стиль копья), и учителем Харады.
 
У меня есть инфа по братьям Тани, но оно тоже на японском, и на перевод ещё понадобится время Sad
Зарегистрирован
Antrekot
Bori-tarkhan
Живет здесь
*****


CНС с большой дороги

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 16204
Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
« Ответить #88 В: 10/06/04 в 06:29:29 »
Цитировать » Править

Спасибо!  Присоединяйтесь.
Материалов на японском очень много - но я, увы, японского не знаю, Вавилонская рыбка - штука ненадежная, а английские источники часто путают все на свете, так что большое спасибо и продолжайте!
А Окубо будет, когда я до него доберусь.
 
С уважением,
Антрекот
Зарегистрирован

Простите, я плохо вижу днём. Позвольте, моя лошадь посмотрит на это. (c) Назгул от R2R
Tico
Новичок
*


Kills Evil Quickly

8380374 8380374    
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 15
Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
« Ответить #89 В: 10/07/04 в 03:08:16 »
Цитировать » Править

Выкладываю, как обещал, отрывок из "Narrative of the Expedition to the China Seas and Japan, 1852-1854" by M. C. Perry, касающейся предполагаемой встречи Ёсиды и коммодора:
 
Quote:
The various officers of the squadron now visited the shore daily, and for a time there was apparently less disposition to interfere with their movements, or watch their proceedings. On one of these occasions a party had passed out into the country beyond the suburbs, when they found two Japanese following them; but, as they were supposed to be a couple of spies on the watch, little notice was at first taken of them. Observing, however, that they seemed to be approaching as if stealthily, and as though desirous of seeking an opportunity of speaking, the American officers awaited their coming up. On being accosted, the Japanese were observed to be men of some position and rank, as each wore the two swords characteristic of distinction, and were dressed in the wide but short trousers of rich silk brocade. Their manner showed the usual courtly refinement of the better classes, but they exhibited the embarrassment of men who evidently were not perfectly at their ease, and were about doing something of dubious propriety. They cast their eyes stealthily about as if to assure themselves that none of their countrymen were at hand to observe their proceedings, and then approaching one of the officers and pretending to admire his watch-chain, slipped within the breast of his coat a folded paper*. They now significantly, with the finger upon the lips, entreated secrecy, and rapidly made off.
• This paper proved to be a letter in Japanese, of which the following is a literal translation by Mr. Williams, the interpreter of the squadron:
"Two scholars from Yedo, in Japan, present this letter for the inspection of “the high officers and those who manage affairs.” Our attainments are few and trifling, as we ourselves are small and unimportant, so that we are abashed in coming before you ; we are neither skilled in the use of arms, nor are we able to discourse upon the rules of strategy and military discipline ; in trifling pursuits and idle pastimes our years and months have slipped away. We have, however, read in books, and learned a little by hearsay, what are the customs and education in Europe and America, and we have been for many years desirous of going over the “five great continents,” but the laws of our country in all maritime points are very strict; for foreigners to come into the country, and for natives to go abroad, are both immutably forbidden. Our wish to visit other regions has consequently only “gone to and fro in our own breasts in continual agitation,” like one's breathing being impeded or his walking cramped. Happily, the arrival of so many of your ships in these waters, and stay for so many days, which has given us opportunity to make a pleasing acquaintance and careful examination, so that we are fully assured of the kindness and liberality of your excellencies, and your regard for others, has also revived the thoughts of many years, and they are urgent for an exit.
" This, then, is the time to carry the plan into execution, and we now secretly send you this private request, that you will take us on board your ships as they go out to sea ; we can thus visit around in the five great continents, even if we do in this, slight the prohibitions of our own country. Lest those who have the management of affairs may feel some chagrin at this, in order to effect our desire, we are willing to serve in any way we can on board of the ships, and obey the orders given us. For doubtless it is, that when a lame man sees others walking he wishes to walk too ; but how shall the pedestrian gratify his desires when he sees another one riding? We have all our lives been going hither to you, unable to get more than thirty degrees east and west, or twenty-five degrees north and south ; but now when we see how you sail on the tempests and cleave the huge billows, going lightning speed thousands and myriads of miles, skirting along the five great continents, can it not be likened to the lame finding a plan for walking, and the pedestrian seeing a mode by which he can ride? If you who manage affairs will give our request your consideration, we will retain the sense of the favor ; but the prohibitions of our country are still existent, and if this matter should become known we should uselessly see ourselves pursued and brought back for immediate execution without fail, and such a result would greatly grieve the deep humanity and kindness you all bear towards others. If you are willing to accede to this request, keep “ wrapped in silence our error in making it' until you are about to leave, in order to avoid all risk of such serious danger to life ; for when, by-and-bye, we come back, our countrymen will never think it worth while to investigate bygone doings. Although our words have only loosely let our thoughts leak out, yet truly they are sincere ; and if your excellencies are pleased to regard them kindly, do not doubt them nor oppose our wishes. We together pay our respects in handing this in. April II."
A small note was enclosed, of which the following is a translation : “The enclosed letter contains the earnest request we have had for many days, and which we tried in many ways to get off to you at Yoku-hama, in a fishing boat, by night; but the cruisers were too thick, and none others were allowed to come alongside, so that we were in great uncertainty how to act. Hearing that the ships were coming to Simoda, we have come to take our chance, intending to get a small boat and go off to the ships, but have not succeeded. Trusting your worships will agree, we will, to-morrow night, after all is quiet, be at Kakizaki in a small boat, near the shore, where there are no houses. There we greatly hope you to meet us and take us away, and thus bring our hopes to fruition. April 25."
 
During the succeeding night, about two o'clock, a.m., (April 25th,) the officer of the mid-watch on board the steamer Mississippi, was aroused by a voice from a boat alongside, and upon proceeding to the gangway, found a couple of Japanese, who had mounted the ladder at the ship's side, and upon being accosted, made signs expressive of a desire to be admitted on board.
They seemed very eager to be allowed to remain, and showed a very evident determination not to return to the shore, by the desire they expressed of casting off their boat, utterly regardless of its fate. The captain of the Mississippi directed them to the flag-ship, to which, on retiring to their boat, they pulled off at once. Having reached her with some difficulty, in consequence of the heavy swell in the harbor, they had hardly got upon the ladder and mounted to the gangway, when their boat got adrift, either by accident, or from being let go intentionally. On their reaching the deck, the officer informed the Commodore of their presence, who sent his interpreter to confer with them and learn the purpose of their untimely visit. They frankly confessed that their object was to be taken to the United States, where they might gratify their desire of travelling, and seeing the world. They were now recognised as the two men who had met the officers on shore and given one of them the letter. They seemed much fatigued by their boating excursion, and their clothes showed signs of being travel worn, although they proved to be Japanese gentlemen of good position. They both were entitled to wear the two swords, and one still retained a single one, but they had left the other three in the boat which had gone adrift with them. They were educated men, and wrote the mandarin Chinese with fluency and apparent elegance, and their manners were courteous and highly refined. The Commodore, on learning the purpose of their visit, sent word that he regretted that he was unable to receive them, as he would like very much to take some Japanese to America with him, He, however, was compelled to refuse them until they received permission from their government, for seeking which they would have ample opportunity, as the squadron would remain in the harbor of Simoda for some time longer. They were greatly disturbed by this answer of the Commodore, and declaring that if they returned to the land they would lose their heads, earnestly implored to be allowed to remain.  The prayer was firmly but kindly refused.  A long discussion ensued, in the course of which they urged every possible argument in their favor, and continued to appeal to the humanity of the Americans. A boat was now lowered, and after some mild resistance on their part to being sent off, they descended the gangway piteously deploring their fate, and were landed at a spot near where it was supposed their boat might have drifted.
On the afternoon of the next day, Yenoske, the chief interpreter, who had come to Simoda from Yedo for the express purpose of requesting the postponement of the expedition to Oho-sima, which was conditionally granted by the Commodore, came on board the Powhatan, and requested to see the flag-lieutenant, to whom he stated, that “last night a couple of demented Japanese had gone off to one of the American vessels,” and wished to know if it had been the flag-ship; and if so, whether the men had been guilty of any impropriety. The flag-lieutenant replied, that it was difficult to retain any very precise recollection of those who visited the ships, as so many were constantly coming from the shore in the watering boats and on business, but he assured the interpreter that no misdemeanor could have been committed, or he would have been aware of the fact. The interpreter was then asked, whether the Japanese he referred to had reached the shore in safety, to which the very satisfactory answer that “they had” was received.
The Commodore, upon hearing of the visit of the interpreter and the apparent anxiety of the Japanese authorities in regard to the conduct of the two strange visitors to the ships, sent an officer on shore in order to quiet the excitement which had been created, and to interpose as far as possible in behalf of the poor fellows, who it was certain would be pursued with the utmost rigor of Japanese law. The authorities were thanked for the solicitude they had expressed lest the Americans should have been inconvenienced by any of their people, and assured that they need not trouble themselves for a moment with the thought that so slight a matter had been considered otherwise than a mere trivial occurrence unworthy of any investigation. The Japanese were further informed that they need give themselves no anxiety for the future, as none of their countrymen should be received on board the American ships without the consent of the authorities, as the Commodore and his officers were not disposed to take advantage of their confidence or act in any way that would be inconsistent with the spirit of the treaty. If the Commodore had felt himself at liberty to indulge his feelings, he would have gladly given a refuge on board his ship to the poor Japanese, who apparently sought to escape from the country from the desire of gratifying a liberal curiosity, which had been stimulated by the presence of the Americans in Japan. There were other considerations which, however, had higher claims than an equivocal humanity. To connive at the flight of one of the people was to disobey the laws of the Empire, and it was the only true policy to conform, in all possible regards, to the institutions of a country by which so many important concessions had already been reluctantly granted. The Empire of Japan forbids the departure of any of its subjects for a foreign country under the penalty of death, and the two men who had fled on board the ships were criminals in the eye of their own laws, however innocent they might have appeared to the Americans. Moreover, although there was no reason to doubt the account the two Japanese gave of themselves, it was possible they were influenced by other and less worthy motives than those they professed. It might have been a stratagem to test American honor, and some believed it so to be. The Commodore, by his careful efforts to impress upon the authorities how trifling he esteemed the offence, hoped to mitigate the punishment to which it was amenable. The event was full of interest, as indicative of the intense desire for information on the part of two educated Japanese, who were ready to brave the rigid laws of the country, and to risk even death for the sake of adding to their knowledge. The Japanese are undoubtedly an inquiring people, and would gladly welcome an opportunity for the expansion of their moral and intellectual faculties. The conduct of the unfortunate two was, it is believed, characteristic of their countrymen, and nothing can better represent the intense curiosity of the people, while its exercise is only prevented by the most rigid laws and ceaseless watchfulness lest they should be disobeyed. In this disposition of the people of Japan, what a field of speculation, and, it may be added, what a prospect fall of hope opens for the future of that interesting country!
Some days subsequently, as a party of officers were strolling in the suburbs, they came upon the prison of the town, where they recognized the two unfortunate Japanese immured in one of the usual places of confinement, a kind of cage, barred in front and very restricted in capacity. The poor fellows had been immediately pursued upon its being discovered that they had visited the ships, and after a few days they were pounced upon and lodged in prison. They seemed to bear their misfortune with great equanimity, and were greatly pleased apparently with the visit of the American officers, in whose eyes they evidently were desirous of appearing to advantage. On one of the visitors approaching the cage, the Japanese wrote on a piece of board that was handed to them the following, which, as a remarkable specimen of philosophical resignation under circumstances which would have tried the stoicism of Cato, deserves a record:
“When a hero fails in his purpose, his acts are then regarded as those of a villain and robber. In public have we been seized and pinioned and caged for many days. The village elders and head men treat us disdainfully, their oppressions being grievous indeed. Therefore, looking up while yet we have nothing wherewith to reproach ourselves, it must now be seen whether a hero will prove himself to be one indeed. Regarding the liberty of going through the sixty States as not enough for our desires, we wished to make the circuit of the five great continents. This was our hearts' wish for a long time. Suddenly our plans are defeated, and we find ourselves in a half sized house, where eating, resting, sitting, and sleeping are difficult; how can we find our exit from this place? Weeping, we seem as fools ; laughing, as rogues. Alas! for us ; silent we can only be.        
“ISAGI KOODA,
“KWANSUOHI MANJI”
 
The Commodore, on being informed of the imprisonment of the two Japanese, sent his flag lieutenant on shore to ascertain unofficially whether they were the same who had visited the ships. The cage was found as described, but empty, and the guards of the prison declared that the men had been sent that morning to Yedo, in obedience to an order from the capital. They had been confined, it was stated, for going off to the American ships, and as the prefect had no authority to act in the matter, he had at once reported the case to the imperial government, which had sent for the prisoners, and then held them under its jurisdiction. The fate of the poor fellows was never ascertained, but it is hoped that the authorities were more merciful than to have awarded the severest penalty, which was the loss of their heads, for what appears to us only liberal and a highly commendable curiosity, however great the crime according to the eccentric and sanguinary code of Japanese law. It is a comfort to be able to add, that the Commodore received an assurance from the authorities, upon questioning them, that he need not apprehend a serious termination.

 
Кстати, сама книга великолепна - это репринт оригинального издания 1856-ого, с гравюрами и литографиями, с сохраненной орфографией и т.д. и даже, по моему, шрифтом.  
 
По поводу перевода данного отрывка - с таким английским и таким кол-вом текста я один не справлюсь в обозримом будущем, так что - помощники, налетайте! Smiley
Зарегистрирован
Страниц: 1 ... 4 5 6 7 8  ...  10 Ответить » Уведомлять » Послать тему » Печатать

« Предыдущая тема | Следующая тема »

Удел Могултая
YaBB © 2000-2001,
Xnull. All Rights Reserved.