Сайт Архив WWW-Dosk
Удел МогултаяДобро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите:
Вход || Регистрация.
04/10/20 в 19:40:51

Главная » Новое » Помощь » Поиск » Участники » Вход
Удел Могултая « Полковник Греков, клопы и Р.Э. Альбам »


   Удел Могултая
   Сконапель истуар - что называется, история
   Гражданская война на Юге России
   Полковник Греков, клопы и Р.Э. Альбам
« Предыдущая тема | Следующая тема »
Страниц: 1  Ответить » Уведомлять » Послать тему » Печатать
   Автор  Тема: Полковник Греков, клопы и Р.Э. Альбам  (Прочитано 2311 раз)
Guest is IGNORING messages from: .
Mogultaj
Administrator
*****


Einer muss der Bluthund werden...

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 4173
Полковник Греков, клопы и Р.Э. Альбам
« В: 02/08/09 в 02:04:25 »
Цитировать » Править

«Ах, Ревекка Мироновна,  Ревекка Мироновна!»  Полковник Греков.
 
 В 1918-1919 на белом Дону белым градоначальником в Ростове-на-Дону и Нахичевани-на-Дону был полковник Греков. Многие из тех, кто тогда оказался в Ростове, запомнили полковника навсегда по лихим приказам, которые  он отдавал по городу и доводил до населения через местные газеты. Из числа этих «тех» поминают грековские приказы, например, Мариэтта Шагинян, Леонид Ленч, Владимир Амфитеатров-Кадашев, Алексей Толстой, Хаджи-Мурат Мугуев…  Амфитеатров-Кадашев в дневнике записал, что Греков – «вообще какой-то конферансье от полицейского ведомства (что, впрочем, не мешает ему держать Ростов в большом порядке). Его приказы – какие-то фельетоны». Я видел в РГБ Ростовские газеты 1918-1919 года; к сожалению, именно те номера, в которых помещались приказы-«фельетоны», в просмотренных мной пока подшивках отсутствуют, а присутствуют там номера с приказами, в которых отразилось как раз амфитеатровское «впрочем» -  то есть пристальное попечение Грекова о городских делах. Градоначальник в этих приказах устанавливает твердые цены и тарифы, в частности, точные расценки (даже не «коридор») на продажу  мяса разных сортов, причем не абы какие, а выработанные по его заказу Ростовской городской управой («Приазовский край» No 123, авг. 1918; в августе же он утвердил таксу для легковых извозчиков, а в сентябре озаботился тем, что они скрывают эту таксу от неосведомленных седоков, чтобы забрать  сверху, и обязал городские учреждения снабдить извозчиков табличками с означением этой таксы, а извозчиков – строжайше иметь их при себе, чтобы седок сразу мог видеть, сколько с него причитается; предписал он также таксы на бани, «Приаз. край» 147, сент. 1918), распоряжался о сборах и отменах сборов налогов на телефон и т.д. Он предлагал органам городского управления  выработать твердую таксу и для парикмахерских (с разделением их на  I и II категории с соответствующей оплатой), с тем, чтобы он затем предписал эти таксы к соблюдению («Приаз. кр.» 135, сент. 1918), требовал особым приказом от граждан  часто чистить дымоходы («Приаз. кр.» 147, сент. 1918), предписывал дельные меры по борьбе с тифом («Приаз. кр». 214, дек. 1918) – словом, Ростов в его лице имел дельного и активного начальника. Жена его, О.М. Грекова, тоже бойко занималась делом, в частности, собрала в Ростове средства на поезд-баню, каковой и был выстроен (об этом пишет атаман Краснов во «Всевеликом Войске Донском»). Учитывая, с какой замечательной щедростью Ростов жертвовал на что бы то ни было, можно не сомневаться, что главным аргументом О. М. Грековой при этом сборе средств были полномочия ее мужа по отношению к городу, где она означенные средства сбирала.  – Кстати, все вышеупомянутые приказы полковника написаны самым обычным простым слогом.  
 
 Славу себе он, однако, заработал совсем иными приказами. Один из них стал легендарным, его пересказывают минимум три автора, и все по-разному. Связан он был со следующим эпизодом: в Ростове и Нахичевани осенью 1918 г. расклеивали большевистские листовки, а после была попытка провести в Ростове, вопреки осадному положению и запрету властей, студенческую забастовку и митинг протеста по поводу того, что В КИЕВЕ гетманский конвой открыл огонь по антиправительственной и запрещенной студенческой демонстрации (студенты расходиться не пожелали, произошла стрельба, несколько человек было убито). Ростовский митинг, хоть и запрещенный, а все-таки собрался, однако благоразумно самораспустился при появлении конвоя Грекова и соответствующих угроз. Активнейшее участие в организации этого ростовского митинга проявила некая Ревекка, за что и была задержана… однако о реальных подробностях этого дела будет сказано ниже, а пока слово вспоминателям.
 
 Леонид Ленч в разных изводах своих мемуаров пишет обо всем этом эпизоде так: мол, некая большевистская подпольщица-еврейка по имени Ревекка Мироновна расклеивала в Нахичевани-на-Дону красные листовки с лозунгом «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», но была арестована. Далее Ленч пишет: «И была казнена, бедняжка! По этому поводу Греков издал приказ по городу, который начинался так: “Ах, Ревекка Мироновна, Ревекка Мироновна!” А кончался предупреждением, что если, мол, “пролетарии всех стран” захотят соединяться “во вверенных моему попечению городах Ростов-на-Дону и и Нахичевань-на-Дону”, то он, полковник Греков, их “поймает и повесит” ».
 
 Другое изложение встречается в романе Мариэтты Шагинян «Перемена», от чтения которого даже зубы ломит – настолько изломанным и бездарным языком он написан. Первые строки романа гласят: «Нигде "перемена" не была такою сплошной и беспередышной, как на юге России в эпоху гражданской войны. Я и хочу рассказать о ней, имея в центре внимания не событие только, но человека. Я провела в Донской области около трех с половиною лет революции…»
 
 После чего следует много всякого, в том числе рассказ о Грекове, которого Шагинян, вящего преображения искусством для, именует «Граковым». История с тем же приказом у нее излагается так: за митинг Греков невесть почему возложил ответственность на некую ни в чем не повинную девицу Ревекку _Боруховну_, после чего издал приказ:
 
 "Ревекка Боруховна! Нам все известно. С какой стати взбрело вам мутить честную русскую молодежь? Какое вам, подумаешь, дело, что где-то там в Киеве с каким-то студентом что-то случилось? А если в Новой Зеландии с кем-нибудь неправильно обойдутся, так вы и в Новую Зеландию смотаетесь? Нет, сердобольная моя, у нас на этот счет закон писан короткий. Евреи, уймите свою молодежь!  
 Ростовский на Дону градоначальник Гр[е]ков".
 Вслед за чем ни в чем не повинную Ревекку Боруховну арестовали, а там и нагайками насмерть забили.
 
 Амфитеатров-Кадашев, живший в Ростове во время всей этой истории, по горячим следам записал о том же митинге и приказе в дневнике, известном по поздней отредактированной копии: «Ничего подобного в  официальном документе мне никогда не приходилось читать. Начать с того, что приказ облачен в форму... открытого письма к Р.Э.Альбам, студентке, главной агитаторше за забастовку. Так приказ и начинается:
 — Ребекка Эльяшевна!
 Дальше идет искреннее изумление, почему столько шуму из-за киевского убийства – «ведь мы-то в Ростове никого не убивали» а если Вы хотите протествовать против всякого убийства, то не забудьте смотаться в Новую Зеландию. Там тоже кого-то убили...» Заканчивается приказ гордым заявлением, что «у нас на Вольном Дону есть своя свобода, свой Атаман и Круг, и никакой другой свободы мы, таки да, не хотим
 Хохот приказ вызвал большой (между прочим, ему нельзя отказать в логичности), но, аu fond, он, конечно, безобразие. Во-первых, со стороны этической: это похоже на издевательство над павшим врагом, особенно неприличное, потому что дело идет о молодой женщине. Ведь эта самая Альбам сейчас сидит в тюрьме, на допросах ее, конечно, дерут, а в близком будущем ей предстоит военный суд — и или расстрел, или виселица (так как вина Альбам не только в забастовке, она оказалась видною большевичкою). А затем, вообще, насколько пристало представителю государственной власти соперничать с Аркадием Тимофеевичем [Аверченко]? Кажется мне: надлежит Сулле и его сподвижникам быть величественными, статуарными, а не фиглярить, как в кабаре.
 Между прочим, ростовский градоначальник ген. Греков — вообще какой-то конферансье от полицейского ведомства…» и т.д., см. выше.  
 
 Хотя в начале записи говорится, что Кадашев делал ее в самый день выхода приказа, на самом деле это не вполне так. Приказ он пересказывает неточно, Грекова называет «генералом» вместо полковника – мы явно имеем дело с расширенным пересказом исходных кратких дневниковых записей при позднем редактировании, причем расширение дается по памяти – и с ошибками.
 
 Так Мироновна, Боруховна или Эльяшевна? Что было на самом деле?
 
 На самом же деле (о чем см. в: Мугуев Х.-М. Господин из Стамбула. М., 1972. С. 216-219) в Нахичевани и Ростове сначала действительно было раскленно воззвание большевиков с пресловутым «Пролетарии всех стран». Листовку расклеили 16 ноября, а 19-го в «Приазовском крае» появился приказ Грекова за номером 197. Приказ гласил:  
 
 «На днях в городах Нахичевани и Ростове, в связи с маленькими неудачами наших войск под Царицыном, было выпущено воззвание большевиков под заголовком: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» Странно. Почему пролетарии всех стран должны соединяться именно в Нахичевани или Ростове-на-Дону? Не понимаю! Да и места не хватит. В воззвании призыв к избиению имущих классов, низвержению существующего строя и введению советской власти и прочее, словом — все прелести большевизма. Очевидно, что не в пролетариях здесь дело, а просто приверженцы большевизма, сиречь грабители, желают опять грабить богатых, но должен вас, супчики, предупредить, что теперь это не полагается и категорически запрещено, а потому все те, кто хочет попробовать, не откажите завтра к двенадцати часам дня явиться на Таганрогский проспект, к градоначальству, чтобы не подвергать неприятностям людей посторонних. Если вы хотите сражаться — пожалуйста! Найдите оружие, приходите, и будем драться. Один на один, вас двадцать, и нас будет двадцать. Хотите двести? Пожалуйста, и я возьму двести. Если же не хотите сражаться, приходите без оружия, я вас арестую и отправлю с экстренным поездом в милую вашему сердцу Совдепию или еще кой-куда. А вы, остальные жулики, клеветники и брехуны, приезжие и местные, разных полов и национальностей, заткнитесь и займитесь чем-нибудь более полезным, а то доберусь и до вас.
 
  Полковник Греков».  
 
 На следующий день к Таганрогскому градоначальству подтащили людей, но желающие переведаться со стороны большевиков не появились. Между тем случился тот самый студенческий митинг, и по его поводу в начале 20-х числе ноября в том же «Приазовском крае» был опубликован новый приказ Грекова, гласивший:
 
 «Приказ N 203 от 20 ноября 1918 года. Ростов-на-Дону.
 Вслед за появившимися на днях большевистскими листовками по городу неизвестными прохвостами расклеена новая прокламация самого лживого содержания с призывом к забастовке высших учебных заведений, приписывая какие-то обвинения нашему дорогому, любимому донскому атаману. Хотели даже устроить митинг студентов и курсисток. Вероятно, устроители забыли об осадном положении? Напоминаю, что оно существует. Напоминаю также, что теперь вообще настало время работать, а не бастовать. Благоразумие учащихся высших учебных заведений взяло верх (правда, лишь после того, как со своим отрядом и пулеметами прискакал туда войсковой старшина Икаев), и митинга не было. Земно им за это кланяюсь (не всадникам, те действовали по долгу службы, а тем студентам, которые оказались  благоразумны). Но здесь была выяснена одна, вероятно очень сочувствующая, Ревекка Эльяшевна Альбум, слушательница Варшавских высших женских курсов, которая призывала к забастовке. Имейте в виду, Ревекка Эльяшевна, что у нас есть донской атаман, выбранный всем донским казачеством, и когда он отказался от своего высокого поста, то все лучшие люди Тихого Дона просили его остаться и тем ясно показали, что лучше атамана у нас нет и что мы «таки да» большевиков не хотим.  
 Евреи всех слоев и состояний! Обратите внимание на ваших юношей и прикажите им  вести себя прилично. Еврейские студенты, учитесь, а не занимайтесь тем, что вам не полагается. Вы хотите выразить протест, что где- то в Киеве кого-то застрелили? Мы подставляем свои головы на фронтах, чтобы дать вам спокойную жизнь.  Поезжайте  в Киев и протестуйте, если там, по вашему мнению, неправильно действуют. Да не забудьте, что время теперь переживает весь земной шар весьма тяжелое, и возможно, что в Новой Зеландии или еще где-либо кого-нибудь неправильно убили. Так не опоздайте смотаться туда, а пока на вашей вакансии кто-либо более серьезный подучится. Нет, Ревекка Эльяшевна, не протест вам нужен, нет, вам смута нужна. Разруха родного нам Дона нужна. Не бывать этому, говорит вам старый донской казак и градоначальник. Поняли? Не бывать!!  
 Я — человек добрый и крови по такому случаю проливать не буду. На первый раз прощаю Вас, Ревекка Эльяшевна, но при повторении – не обессудьте!
 [Роcтовский-на-Дону] градоначальник полковникГреков».  
 
 Вот этот приказ и был так красочно и разнообразно пересказан Ленчем, Шагинян и Амфитеатровым. Что касается Альбум – более распространенное написание: Альбам (варианты написания этой фамилии: Альбум, Альбам, Альбаум), то Р.Э. Альбам действительно оказалась участницей большевистского подполья; за забастовку-то и митинг «человек добрый» Греков ее пощадил, но тут выяснилось, что она стоит и за расклейкой прокламаций 16 ноября, и действительно является видной большевичкой. После чего Ревекке Эльяшевне оставалось только, по меткому слову градоначальника, «не обессудить». Значится она в мартирологе «Памятник борцам пролетарской революции, пошибшим в 1917-1922 гг.». М.-Л., 1925, на с. 11 (сам не читал, цит. по: Минувшее. 20. С. 617).  
 
Впрочем, уже сейчас, в 2000-х, Альбам стала героиней пьесы «Последний день Атамана Каледина» сочинения Е. Корнилова, с успехом идущей в Ростовском Акад. театре драмы имени М.Горького. Действие пьесы происходит 29 января 1918 года, то есть за полгода с лишним до кончины товарища Альбам. Атаман Каледин  в этот свой последний день, согласно автору, стоит на коленях и молится: «Пресвятая Дева Мария, заступница! Иисус Христос! Боже Святый, Боже Крепкий, Боже Бессмертный, помилуй нас, грешных! Спаси, сохрани и заступи от антихриста злого, от злых людей и злых мыслей! Не оставь меня, атамана Всевеликого Войска Донского, покровительством своим. Направь на добро в каждый час и в каждую минуту каждое слово мое и дело мое. Господи Боже мой, защити православный Дон. Помоги решиться делу, которое задумано нами. Дай сил полковнику Чернецову добыть и принести весть о замыслах врага нашего, желающего истоптать Донскую землю. Помоги ему, Боже, встретиться с нашим человеком из большевистского штаба и помешать черным замыслам свояка моего, подхорунжего Подтелкова. Дай мне возможность соединить мои силы с Корниловым и Алексеевым и повести моих казаков на священный и праведный бой за Дон и Россию. Пресвятая Дева Мария, я все помню и думаю об этом. Брусилов говорил обо мне, что я хорошо сражался во главе дивизии, но командиром корпуса был уже второстепенным, недостаточно решительным. Каждому человеку дан свой пре¬дел, и это трагедия, если он не может преодолеть его... Я хорошо знаю этот столичный снобизм…»  Далее атаман продолжает делиться с Девой Марией своими впечатлениями от столичной публики и другими политическими мыслями, а завершает свою речь так: «Иисус Христос, спаси, сохрани и защити полковника Чернецова. Пресвятая Дева Мария, закрой его покрывалом своим. Дай ему сил помочь мне, заслепи глаза антихриста и супостата! Николай Чудотворец, моли Господа Бога о благополучии близких моих, семьи моей. Пантелеймон Исцелитель, исцели нас от скверны, несчастий и неожиданностей злых» и т.д.
 
 Ревекка же Эльяшевна волей Евг. Кузнецова оказалась перенесена со своей организацией осеннего митинга студентов в 29 января. Ее приводят пред очи атамана – причем  у нее «связаны руки, одежда на груди разорвана», - и сообщают: « Да вот, ваше превосходительство, была арестована за проведение митинга на площади. Агитировала за солидарность со студентами Ростова. В участке, когда я начал с обыском... не прячет ли оружия или отраву... кинулась на меня, как дикая кошка, разбила стекло и осколком изрезала мне руку и шею».  
 
 Далее, после вопроса атамана о том, кто она есть, происходит следующая сцена:
«Альбам. Я - Альбам, курсистка женских курсов Варшавского университета. Гражданка Области Войска Донского со дня своего рождения.
Каледин. Гражданка?..
Альбам (с вызовом). Да, гражданка!..
Каледин. Однако православные студенты - верноподданные и митингов не устраивают. А мутят все иноверцы и инородцы - из жидов и с Кавказа. При государе не выселили, так введем свою черту оседлости... Красные прут... Не хватало еще, чтобы вы мутили на Дону, который дал вам приют... И за что же, позвольте узнать, вы покушались на жизнь офицера?
Альбам. Он имитировал обыск. Да, имитировал. Сорвал блузку и белье. Пытался...-пытался... Вы, как отец и взрослый мужчина, тоже его поощряете?
Каледин (начинает свирепеть). Когда вам, большевикам, это выгодно, вы не знаете предрассудков. И женщины ваши, попирая российский стыд, доставляют удовольствие комиссарам под любым кустом. А здесь - сорвал блузку! Имитировал обыск!... солдаты заживо гниют в окопах. Вши заедают людей! Красные развешивают офицеров на фонарных столбах!! Отведите ее в степь. Сто плетей преступнице за подстрекательство молодежи к бунту и покушение на офицера!
Альбам. Убийцы! Погибните, сгинете, как собаки, сотрется с лица земли след ваш, а имена, как песок, засыплет проклятие!
Каледин (вне себя). Держите ее, прапорщик! (Хватает нагайку). Я сейчас сам всыплю тебе! Как отец!..
Входит Мария Петровна, атаманша.
Мария Петровна (в ужасе). Алекс! Ты что?! Руку - на женщину?!
Каледин (остывая, Лагутину). Уведите арестованную... Выполняйте распоряжение.
Мария Петровна. Алекс, с тобой что-то стряслось?.. Положение на фронтах?
Каледин. Сорвался, матушка Мария Петровна, нервы сдают.
Мария Петровна. Однако она девочка совсем, в дочери тебе годится...
Каледин. Да, ты права, извини. (Поляковскому) Поручик, догоните прапорщика и отмените мое распоряжение. Отпустите девчонку и предупредите, что если еще раз...
 Мария Петровна. Я, впрочем, к тебе совсем по другому делу.».
 
 Вот. Это, значит, играют на театре. А она, значит, по мысли Евг. Кузнецова, все-таки не унялась, повторила осенью митинг солидарности, на этот раз не в Новочеркассе по поводу Ростова,  а в Ростове по поводу Киева, ну и…
 
* * *  
 Из других приказов полковника Грекова.
.
 «Приказ по ростовскому-на-Дону градоначальству 25 января 1919 г., г. Ростов-на-Дону, № 31.
 
 Гостиницы, меблированные комнаты!
 Поступает много жалоб на вас, некоторые завели не только клопов, тараканов, но и крыс, иные придумали тушить электричество в полночь, зная, что ни у кого нет ни свечей, ни керосина. И все только и знаете, что прибавляете цены на всё. Клопов, крыс и т.п. никому не нужных обитателей уничтожить. Электричество давать всю ночь. Чистоту навести полную. С 1 февраля лично буду осматривать. Сами понимаете.
 
Ростовский-на-Дону градоначальник, полковник Греков».
 
 Этот приказ тоже обнаруживаем в еще более бойком и живом пересказе у Алексанлрова-Кадашева, в совокупности с другим воззванием:  
 «…Его приказы — какие-то фельетоны. Так, однажды он разразился трогательным воззванием к ворам: «Воры, мазурики, мошенники, раклы! Соберитесь ко мне на митинг и покайтесь! Не то худо будет!» В другом приказе, по поводу непорядков в гостинице, Греков возмущался, что «некоторые гостиницы, не довольствуясь клопами, блохами, тараканами, еще мышей завели», недоумевал: «зачем вам эти постояльцы? все равно за комнату они не платят. Одна невыгода» и приказывал: «клопов, мышей, тараканов и прочих бесплатных жильцов извести беспощадно!» Заканчивался приказ многозначительным обещанием: «Буду проверять исполнение приказа лично. Что это значит, сами знаете» ».
 
 Валентин Хенкин  в своих мемуарах «Буденновец, хирург, художник…» пересказывает (в форме цитирования) еще два воззвания бодрого градоначальника:
 
 «Слушайте, господа красные и прочие бандиты! Беспорядков не потерплю! Кто хочет беспорядков, пусть пожалеет свою ж… .  Драть прикажу без пощады.
    Градоначальник, полковник Греков».
 
и:  
 «Смотреть за порядком я поручил войсковому старшине Икаеву. Он хоть и не юрист, но дело понимает
 Градоначальник, полковник Греков».
 
Наконец, воззвание Грекова к городским швейцарам в пересказе Шагинян выглядит так:
 
 «Швейцары!
 Я вашу братию знаю. Вы там стоите себе при  дверях,  норовя  содрать чаевые. Я понимаю, что без чаевых вашем брату скука собачья. Однако  кто вас поставил в такое при дверях положение? Кому обязаны всем? - Городу и городскому начальству. Поэтому требую  раз-на-всегда:  швейцар,  сократи свою независимость. Если ты грамотен, читай ежесуточно  постановленья  и следи при дверях, кто оные нарушает. Неграмотен, - проси грамотного  разок-другой прочесть тебе вслух. Такой манеркой у  нас  заведется  лишний порядок на улицах, а порядком всем известно нас Бог обидел.
  Градоначальник Гр[е]ков".
 
- “Это слава» (с) Пушкин.
Зарегистрирован

Einer muss der Bluthund werden, ich scheue die Verantwortung nicht
olegin
Живет здесь
*****


Я люблю этот форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 3520
Re:  Полковник Греков, клопы и Р.Э. Альбам
« Ответить #1 В: 02/08/09 в 23:00:54 »
Цитировать » Править

А генерал А.П.Греков-командующий Украинской Галицийской Армией (УГА) не родственник ему часом?
« Изменён в : 02/08/09 в 23:01:13 пользователем: olegin » Зарегистрирован
Mogultaj
Administrator
*****


Einer muss der Bluthund werden...

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 4173
Re:  Полковник Греков, клопы и Р.Э. Альбам
« Ответить #2 В: 02/09/09 в 16:06:56 »
Цитировать » Править

Нет - это очень распространенная фамилия. На самом Дону было еще несколько генералов Грековых.
Зарегистрирован

Einer muss der Bluthund werden, ich scheue die Verantwortung nicht
Страниц: 1  Ответить » Уведомлять » Послать тему » Печатать

« Предыдущая тема | Следующая тема »

Удел Могултая
YaBB © 2000-2001,
Xnull. All Rights Reserved.