Сайт Архив WWW-Dosk
Удел МогултаяДобро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите:
Вход || Регистрация.
02/07/23 в 15:33:24

Главная » Новое » Помощь » Поиск » Участники » Вход
Удел Могултая « Адмирал Колчак:жить и умереть с честью »


   Удел Могултая
   Сконапель истуар - что называется, история
   Новая и новейшая история
   Адмирал Колчак:жить и умереть с честью
« Предыдущая тема | Следующая тема »
Страниц: 1 2 3 4  5 Ответить » Уведомлять » Послать тему » Печатать
   Автор  Тема: Адмирал Колчак:жить и умереть с честью  (Прочитано 12425 раз)
Guest is IGNORING messages from: .
serger
Beholder
Живет здесь
*****


Како сия мерзость на палубу забредохом?

   
Просмотреть Профиль » WWW »

Сообщений: 2215
Re: Адмирал Колчак:жить и умереть с честью
« Ответить #15 В: 01/15/08 в 22:37:15 »
Цитировать » Править

on 01/15/08 в 22:22:48, olegin wrote:

А зачем же,ув.,материться-здесь собрались культурные люди.Если данная личность вызывает у Вас столь стойкое неприятие-не смеем долее Вас задерживать,Сир.Ариведерче! Wink

 
Вот я и не матерюсь. Как видите. И даже до сих пор воздерживался от сарказма (это намёк).
 
Дело не в личности и не в неприятии какой-либо личности вообще. Никовы частушки вот у меня ту же крайне раздражённую реакцию вызывают, что и эта статья.
Взвешенно к истории относиться никак нельзя? Без неумеренной некритичной восторженности горе-журналистов и неумеренного некритичного обезъянничанья агитаторов?  
 
Зарегистрирован
olegin
Живет здесь
*****


Я люблю этот форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 3520
Re: Адмирал Колчак:жить и умереть с честью
« Ответить #16 В: 01/15/08 в 22:49:15 »
Цитировать » Править

Конечно,же можно и даже нужно.Ну что ж,приступим к реабилитации адмирала.А далее жду от Вас встречных контр-аргументов...
 
А.Колчак поднял вопрос о снаряжении экспедиции для оказания помощи барону Толю и его спутникам. Несмотря на скептическое отношение академиков к предложенному плану, Колчак убедил их в практичности выполнения этой экспедиции, предложив, что он берется за ее организацию; Академия согласилась, и Колчак помчался на Север.
 
После долгого путешествия до Усть-Янска, сбора людей, материалов и- припасов, весной 1903 года Колчак вышел в океан на шлюпке с 6-ью спутниками и запасом провизии на три месяца. Это был трудный, утомительный и опасный поход. Шлюпка дошла до острова Бенета. Были найдены следы пребывания бар. Толя, была найдена запечатанная бутылка с указанием, где оставлены другие документы. Выяснилось, что барон Толь прибыл на о.Венета летом 1902 года и осенью, когда уже наступила полярная ночь и 40-градусные морозы, двинулся на юг.  Колчак на юге обнаружил, что склады провизии, оставленные для бар.Толя, были не тронуты, т.е. что он погиб, не дойдя до них.
 
После 42 дней плавания в Арктическом океане на шлюпке Колчак со всеми своими людьми вернулся к исходному- пункту, около мыса Медьвежьего на острове Котельников. Обратное путешествие было беспрерывной борьбой со стихиями. Шлюпку затирали льды, заливало водой, люди замерзали, но неуклонно шли вперед. Колчак показал себя смелым и решительным исследователем, которого не остановили никакие препятствия и трудности.
 
Собранные им записки и наблюдения через несколько лет появились в печати под названием: "Льды Карского и Сибирских морей".
 
 (Американское Географическое Общество издало этот труд на английском языке:'"Problems of Polar Research", Special Publication # 7, N.Y. 1928)
 
Явившись к адмиралу Макарову в Порт-Артуре, Колчак просил назначить его на боевую должность на миноносец. Адмирал Макаров, увидев измученного, изнуренного человека, решил, что ему надо попра виться и отдохнуть от перенесенных лишений, и назначил его на крейсер "Аскольд". Потом он был на минном заградителе "Амур" и командиром миноносца "Сердитый".
 
Организм, подорванный лишениями в течение нескольких лет в полярных  экспедициях, не выдержал, и Колчак, измученный суставным ревматизмом, заболел воспалением легких. Не оправившисъ окончательно, он снова вернулся на миноносец и только силой воли заставил себя исполнять свои обязанности. Совершив ночную, опасную вылазку, Колчак расставил мины, на которых взорвался японский крейсер "Такасаго". За это дело он был награжден Георгиевским оружием.
 
Назначенный командовать батареей морских орудий, Колчак был ранен при сдаче Порт-Артура. Колчак едва мог ходить и был положен в госпиталь в Нагасаки. Раненые и больные русские офицеры, в воздаяние их героической защиты крепости, получили от японского правительства (!) предложение пользоваться лечебными заведениями Японии или, если они хотят, вернуться, в Россию БЕЗ ВСЯКИХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ (прим. Благородство - всегда было отличительной чертой Японской и Русской Императорской армий). Все предпочли вернуться, и Колчак отправился через Какаду в С.Петербург, где он занялся приведением в порядок своих записок и трудов по двум полярным экспедициям.
 Не удовлетворяясь защитой берегов, Морской штаб отдает приказ минировать немецкие порты Данциг и Киль. Легкие миноносцы и старые тихоходные крейсера занимаются этой опасной работой в глубоком тылу противника. При малейшей оплошности гибель их несомненна. Капитан Колчак сам лично принимает участие в этих опасных и чрезвычайно важных операциях. Несколько немецких крейсеров, миноносцев, транспортов взрываются на русских минах. Назначенный командиром защиты Рижского залива, Колчак с небольшими силами отбивает германский флот от Риги. Морская артиллерия отбивает атаки немецкой пехоты, высаживает десанты в немецком тылу, топит немецкие транспорты и т.д. За свой подвиг Колчак награждается орденом Святого Георгия 4-й степени. На Пасху 1916 г. он производится в чин контр-адмирала. (прим. Именно из за этих беспокойств немецкий Генеральный штаб стал искать пути нейтрализации Балтийского флота, в том числе методом пропаганды и агитации)
 
Бросая свою минную дивизию для минирования входа в Рижский залив, пользуясь ледоколами, он выходит в море раньше германского флота и топит немецкие транспорты.
 
28-го июля 1916 года, произведенный в чин вице-адмирала, Колчак назначается командующим Черноморским флотом.
Чрезвычайно важно знать мнение об адмирале Колчаке его политического противника (!)  историка Мельгунова, который пишет в своей книге "Трагедия адмирала Колчака":
 
"Рыцарь подвига, безукоризненной моральной честности, брезгливо сторонившийся от интриг, бурно ненавидевший произвол.. Идеалист «на фоне борьбы светлой и героической за восстановление России... Он был чище и идейнее других; пламенный темперамент, прямота и непосредственность, чарующие одних, создавали и врагов..."
 
"Корень зла в там, что русские никак не могут утвердиться на национальном принципе, ставя интересы партийные выше интересов своего народа.  В этом отношении виноваты оба крыла: и левые, и правые.  Всякая политическая борьба до тех пор, пока ока не стоит на национальной почве и на программе объединения  России - вредна.
 
Из речи в Омске адмирала Колчака 13-го ноября 1918 г., в бытносгъ его военным министром Директории.
А теперь я готов выслушать Вас:я весь-внимание Wink
Зарегистрирован
serger
Beholder
Живет здесь
*****


Како сия мерзость на палубу забредохом?

   
Просмотреть Профиль » WWW »

Сообщений: 2215
Re: Адмирал Колчак:жить и умереть с честью
« Ответить #17 В: 01/15/08 в 22:59:17 »
Цитировать » Править

Товарищ olegin, ответ на мой комментарий и заглавная буква в слове "Вас" показывает, что Вы просите контраргументов от меня. Однако я высказался здесь против того самого подхода, который Вы опять и используете ("Рыцарь подвига, безукоризненной моральной честности..."), и от которого в предыдущем ответе вроде бы, насколько я понял, согласились отойти ("Конечно,же можно и даже нужно").
Поскольку же этим (восторженным) подходом к делу я не владею, то и сказать ничего не имею и не хочу. Не вижу смысла.
« Изменён в : 01/15/08 в 23:00:42 пользователем: serger » Зарегистрирован
Ursus
Живет здесь
*****




   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 1156
Re: Адмирал Колчак:жить и умереть с честью
« Ответить #18 В: 01/15/08 в 23:43:15 »
Цитировать » Править

on 01/15/08 в 22:49:15, olegin wrote:
(прим. Благородство - всегда было отличительной чертой _Японской_ и Русской Императорской армий).

 
Шоб я сдох! Китайцы не дадут соврать, да...
 
Quote:
Все предпочли вернуться, и Колчак отправился через Какаду в С.Петербург, где он занялся приведением в порядок своих записок и трудов по двум полярным экспедициям.

 
А погибни он в Артуре, кто будет отчеты писать? Так дела не делаются...
 
Quote:
Не удовлетворяясь защитой берегов, Морской штаб отдает приказ минировать немецкие порты Данциг и Киль. Легкие миноносцы и старые тихоходные крейсера занимаются этой опасной работой в глубоком тылу противника. При малейшей оплошности гибель их несомненна. Капитан Колчак сам лично принимает участие в этих опасных и чрезвычайно важных операциях. Несколько немецких крейсеров, миноносцев, транспортов взрываются на русских минах.

 
Чрезмерно смелыми действия Балтийского флота в ту войну никак не назовешь. Так что трагический пафос надо бы сбавить. Весьма решительная операция, да. Но отнюдь не в духе камикадзей. Англичане делали такие дела регулярно. И даже немцы.
 
Quote:
Назначенный командиром защиты Рижского залива, Колчак с небольшими силами отбивает германский флот от Риги.

 
Это летом 15-го, что ли? Хи-хи-хи или бу-га-га?..
 
Quote:
Морская артиллерия отбивает атаки немецкой пехоты, высаживает десанты в немецком тылу, топит немецкие транспорты и т.д.

 
Хм... морская артиллерия... высаживает десанты... Енто как? Начитавшись мсье Верна?
 
Quote:
Бросая свою минную дивизию для минирования входа в Рижский залив, пользуясь ледоколами, он выходит в море раньше германского флота и топит немецкие транспорты.

 
Смешались в кучу кони, люди... Какие немецкие транспорты у входа в Рижский залив...
 
Quote:
28-го июля 1916 года, произведенный в чин вице-адмирала, Колчак назначается командующим Черноморским флотом.

 
Это обычное у нас дело. Наибольшей оказывается награда за наименьшую работу, да. А потом за 70 лет число кораблей, потопленных в той операции, возрастает в 5 раз...
Зарегистрирован

Когда придёт Излом --
Не прячься пацталом!
olegin
Живет здесь
*****


Я люблю этот форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 3520
Re: Адмирал Колчак:жить и умереть с честью
« Ответить #19 В: 01/15/08 в 23:44:16 »
Цитировать » Править

7 февраля 2004 года исполнилось 84 года с того дня, как адмирал Александр Васильевич Колчак, один из лидеров белого движения был расстрелян большевиками. В память о полярном исследователе, флотоводце и патриоте России мы размещаем вдохновенный очерк Николая Васильевича Устрялова (1890-1937), главного теоретика национал-большевизма. Он лично знал А.В.Колчака, поскольку был директором пресс-бюро отдела печати при правлении Верховного правителя и Совета министров. Очерк «Адмирал Колчак» был опубликован в качестве приложения к книге Н.В.Устрялова «В борьбе за Россию» (1920). Текст взят из только что вышедшего сборника работ Н.В.Устрялова, «Национал-большевизм», Москва, издательство «Эксмо» (составление, примечания, комментарии С.М.Сергеева), 2003 год, с. 118-121.
 
Алексей Мельников, член федерального Совета РДП «ЯБЛОКО»
 
Николай Устрялов Национал-большевизм Москва, ЭКСМО, «Алгоритм», 2003 год, стр. 118-121
 
АДМИРАЛ КОЛЧАК
Маленький харбинский собор. Тесно, молящихся много. Кругом знакомые омские лица, - случайные листья облетевшего, осыпавшегося дерева... Торжественные напевы панихиды. Ладан, свечи...
 
- Об упокоении души раба Божия новопреставленного воина Александра...
 
Эпилог. Грустное завершение целого периода истории русской революции, какая-то новая грань, какой-то новый передел...
 
Душа полна воспоминаниями, впечатлениями такого еще недавнего и такого уже далекого прошлого: - весна, лето, осень...
 
18 апреля прошлого года. Страстная неделя, великая пятница. Омский большой собор, торжественная служба в присутствии Верховного Правителя. В первый раз вижу его близко, близко. Недавно еще приехал из освобожденной Перми, полный надежд и веры в национальное воскресение, и так естественно, что хочется ближе, лучше всмотреться в него, человека, как бы воплощающего собою эту веру...
 
«Интересные черты, - записываю впечатления у себя в дневнике. - Худой, сухой какой-то, быстрые черные глаза, черные брови, облик энергичный, резкий, выразительный... Если вдаться в фантазию, можно, пожалуй, сказать, что чувствуется на этом лице некая печать рока, обреченности».
 
Да, да -- именно что-то роковое было в его фигуре, во всем стиле его облика. Это чувствовалось даже и тогда, когда его армия подходила к Самаре и Казани, его министры готовились к управлению во всероссийском масштабе, «демократия» величала его «русским Вашингтоном», а генерал Жанен почтительно приносил ему поздравления и приветы от верных союзников...
 
Другой момент, следующий этап.
 
20 июля прошлого года. Гений победы отлетел от нас, мы отступаем, отданы Уфа, Пермь, Екатеринбург... Вместе с делегацией омского «общественного блока» сижу против адмирала в большой столовой домика у Иртыша. Идет оживленная, несколько взволнованная беседа на больные темы дня -о развале на фронте и в тылу, о пороках управления, о безобразиях местных властей, об изъянах снабжения армий, наконец, о союзниках...
 
Адмирал волнуется, говорит быстро, жестикулирует. Затрагивается модный тогда вопрос о Японии, отмечает наивность тех, кто думает, что стоит только ее «попросить», и она немедленно же пришлет дивизии. Говорит о союзниках вообще:
 
- Мое мнение, -- они не заинтересованы в создании сильной России. Она им не нужна.
 
И тотчас добавляет:
 
- Повторяю, таково мое мнение. Но ведь приходится руководствоваться не чувствами, а интересом государства. Разумеется, политика в смысле попыток привлечения помощисоюзников будет продолжаться.
 
Подробно останавливается на вопросе об администрации:
 
- Скажу вам откровенно, я прямо поражаюсь отсутствию у нас порядочных людей. То же самое у Деникина - я недавно получил от него письмо... То же и у большевиков.
 
Это - общее явление русское: нет людей. Худшие враги правительства - его собственные агенты. У большевиков на это есть чрезвычайка. Но не можем же мы им подражать - мы идем под флагом закона, права... Я фактически могу расстрелять виновного агента власти, но я отдаю его под суд, и дело затягивается. Пусть общество поможет. Дайте, дайте мне людей!..
 
Беседовали долго, и общий стиль его характера, его интеллектуального и морального облика отчетливо запечатлевался в душе. Пусть это лишь «первое впечатление», но часто ведь именно оно наиболее цепко и ярко охватывает главное, основное...
 
Вечером того же дня я записывал у себя в дневнике: «Диктатор... Всматривался в него, вслушивался в каждое слово - ведь «живая история»... Трезвый, нервный ум, чуткий, усложненный. Благородство, величайшая простота, отсутствие всякой позы, фразы, аффектированности искусственной или показной. Думается, нет в нем тех отрицательных для человека обыкновенного, но простительных и даже нужных для «диктатора» свойств, которыми был богат Наполеон. Видимо, лозунг «цель оправдывает средства» ему слишком чужд, органически неприемлем, хотя умом, быть может, он и сознает все его значение. В этом отношении другой герой нашего времени, вождь красной России Ленин - является ему живым и разительным контрастом.
 
Он говорит о своем бессилии, он излагает свои сомнения, колеблется, словно обращается за советами. Что это? Излишняя искренность «абсолютно честного» человека? Недостаточная напряженность воли?.. Ни того, ни другого свойства не было у Наполеона, нет у Ленина. Дай Бог, чтобы оба эти свойства не помешали их обладателю стать «историческим человеком». Может быть, я ошибаюсь, но не скрою, -не историческим величием, а лишь дыханием исключительной нравственной чистоты веяло от слов верховного правителя и всей его личности. Конечно, трудно судить современникам. Исторических людей создают не только их собственные характеры, но и окружающие обстоятельства. Но боюсь - слишком «честен», слишком «хрупок», слишком «русский интеллигент» адмирал Колчак для «героя истории»...»
 
И помнится, всплывало в памяти суровое изречение Макиавелли: - «Государь, сохраняющий свою власть, должен уметь не быть добродетельным...»
 
Затем осенью, когда уже грозные, катастрофические формы принимала опасность, довелось мне слышать искренние, как всегда, взволнованные слова адмирала, говорившего беженцам, организующим дружины св. креста:
 
- Войска бегут, войска не хотят сражаться, я объявляю призывы, они не удаются, - само население виновато в наших неудачах. Большевики побеждают не потому, что они сильны, а потому, что мы слабы...
 
Он обличал, он возмущался, он дышал нравственным негодованием - и опять в нем виден был не «диктатор», а измученный, усталый человек, «раб Божий воин Александр», страдающий в жгучей патриотической тревоге и страдание свое выставляющий на «всенародные очи»...
 
И наружность его становилась все выразительнее, аскетичнее, печать рока горела на ней все ярче и ярче. Он искал выхода и не находил его, лихорадочно метался от Омска к фронту, мечтая на фронте обрести спокойствие и уверенность в успехе, -- но, словно иронией злой судьбы, его посещения и смотры, казалось, лишь приносили несчастия...
 
В последние дни перед падением Омска он выбросил героический лозунг «защиты столицы во что бы то ни стало», сменил главнокомандующего... Увы, - это лишь ухудшило положение...
 
А потом - какая-то сплошная Голгофа... Этот кошмарный поезд «Буки», затерянный на великом сибирском пути, это утонченное издевательство иностранцев, пожар повсеместных восстаний, одиночество... Приговор истории на берегах Ангары, падение Иркутска, - грустная страница дописана.
 
«Трагическая личность», «роковой человек» - это определение так часто приходилось слышать от лиц, окружавших и близко знавших его...
 
И конец его, поистине, овеян каким-то исключительным, мрачным и сложным трагизмом, перед которым бледнеют даже драматические очертания последних минут других героев несчастной русской Вандеи - Каледина, Корнилова...
Ссылка:http://yabloko.ru/Publ/2004/2004_02/040211_kolchak.html
Зарегистрирован
olegin
Живет здесь
*****


Я люблю этот форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 3520
Re: Адмирал Колчак:жить и умереть с честью
« Ответить #20 В: 01/15/08 в 23:55:25 »
Цитировать » Править

Проводя невольно параллели между судьбами Николая ІІ и адмирала Колчака...
 
Как сообщили сегодня многие СМИ, в Петербурге открылась первая мемориальная доска, увековечившая память адмирала Александра Васильевича Колчака. Церемония состоялась в Морском корпусе Петра Великого, выпускником которого и был Колчак. По данным «Эха Москвы», члены инициативной группы по реабилитации одного из лидеров белого движения считают, что пришло время психологического завершения гражданской войны, когда всех политических деятелей делили по убеждениям на красных и белых.
 
Однако сегодняшнее событие имеет давнюю предысторию. С 1994 года в Петербурге группа ученых, писателей, общественных деятелей (среди которых был и Димитрий Сергеевич Лихачев) говорили о необходимости увековечить память адмирала Колчака. Один раз это почти удалось. 17 мая 2001 года в Минном дворе Морского Корпуса, который в 1894 году окончил Колчак, собрались открыть памятный знак. Мероприятие планировали провести в рамках празднования 300-летия старейшего военного учебного заведения России.
 
Скульптор А.Добровольский изготовил мемориальную доску. Выдержанная в строгих черно-белых тонах, она лаконично сообщает, что «Морской корпус в 1894 году окончил адмирал Колчак Александр Васильевич, выдающийся российский полярный исследователь, флотоводец, военачальник. 1874 –1920». И все. Никакой политики, если не считать за таковую изображение Андреевского флага.
 
Политика началась позже. После того, как на бланке Корпуса и за подписью его начальника были разосланы приглашения для прессы, и на открытие изъявили желание прийти представители культуры, и науки, депутаты Думы и городского Законодательного Собрания, менее чем за сутки до предполагаемого открытия Корпус дал отбой. То ли «Общество еще не созрело», то ли не было разрешения ГИОПа.
 
Как бы то ни было, случился конфуз, никоим образом не украсивший ни Морской Корпус, ни Санкт-Петербург. Привезенную доску прислонили к парапету набережной напротив Корпуса, журналисты с горящими глазами щелкали фотоаппаратами и брали интервью; а затем под задумчивым взглядом бронзового Крузенштерна доску погрузили в машину и увезли на хранение.
 
Пока военные «зрели», за дело взялись полярники. В канун дня рождения Александра Васильевича - 17 ноября прошлого года - в музее Арктики и Антарктики РАН открыли постоянную экспозицию «Колчак полярный». Даже беглого ознакомления с ней достаточно, чтобы понять: Александр Васильевич Колчак сделал для исследования и освоения Крайнего Севера не меньше, если не больше тех, про кого с восторгом пишут в школьных учебниках.
 
Сегодня «Фонтанка» публикует очерк нашего корреспондента Веры Камши, который был подготовлен незадолго до сегодняшнего события. В более полном виде этот очерк публикуется в газете «Ваш тайный советник».
 
Полярная одиссея Колчака началась в пять часов вечера 31 июля 1900 года, когда из гавани Александровска-на-Мурмане вышла шхуна с романтическим названием «Заря». Целью организованной императорской Академией наук Русской полярной экспедиции барона Толля было продолжить исследование Новосибирских островов, попытаться все-таки разыскать знаменитую Землю Санникова и – второй раз в истории мореплавания – пройти Северным морским путем в Тихий океан.
 
Земля Санникова оказалась фантомом, но поход «Зари» внес неоценимый вклад и в историю освоения Крайнего Севера, и в литературу. Эта тема явственно звучит в романах, на которых выросли целые поколения, – «Два капитана» и «Земля Санникова», последний и начинается с описания доклада в Географическом обществе о результатах экспедиции. Академик Обручев с фотографической точностью описал, как падал свет на мужественное лицо докладчика - молодого морского офицера, на его ордена... Не хватало только имени, и это понятно. Моряка, рискнувшего на безумный поступок – поход по арктическим льдам с горсткой добровольцев, – звали Александр Васильевич Колчак. Он искал своего учителя, начальника и друга барона Толля, покинувшего судно, с которого был плохой обзор, и отправившегося пешком на поиски Земли Санникова
 
Заниматься биографией Колчака безумно интересно и безумно трудно. Интересно потому, что событий его не столь уж и долгой жизни (чуть больше сорока пяти) хватило бы на пять-шесть биографий серии ЖЗЛ. Трудно потому, что, узнав этого человека – путешественника, ученого, воина, очень трудно сохранить объективность, не полюбить его.
 
Нам годами объясняли, что Колчак был жесток. Но жестокость бывает разной. Нельзя не быть жестоким на войне, особенно если это война гражданская, в которой не бывает победителей, а если и бывают, так их можно и должно судить. Если говорить о такой жестокости, то да, он был жесток, хоть и не более своих противников. Но если говорить о жестокости, присущей личности вне зависимости от времени и места действия, то такой жестокостью Александр Колчак не обладал. Скорее уж, наоборот!
 
Вспоминает зоолог Бялыницкий-Бируля: «В поездках с Толлем Колчак... уговаривал Толля не убивать больных собак, класть их на нары - авось отлежатся. А в усатых моржей прямо-таки влюбился и на мушку не брал...» Конечно, многие тираны любили животных и были жестоки к людям, но... Отправляясь в практически безнадежную экспедицию на поиски Толля, Колчак, набирая добровольцев-поморов, брал с собой лишь холостых, пусть и менее опытных. «Все спутники мои остались живы, - с гордостью скажет он потом на допросе. И повторит, подчеркнув: - Мы вернулись все, не потеряв ни одного человека».
 
Нам говорили, что он был ставленником и представителем крупного капитала, но у него не было ничего, кроме личных вещей. «...Мое материальное положение определяется следующим. С 1914 года, кроме чемоданов, которые я имею и которые моя жена успела захватить с собой из Либавы, не имею даже движимого имущества, которое погибло в Либаве... если кто-нибудь укажет или найдет у меня какое-то движимое или недвижимое имущество или какие-нибудь капиталы обнаружит, то я могу охотно передать их, потому что их не существует в природе».
 
Самым дорогим для него были боевые ордена и золотая сабля, кровью заслуженная в Порт-Артуре. В 1917 году в ответ на революционные требования о сдаче личного оружия, он ее бросил за борт со словами: «Вам я ее не отдам. Море мне ее дало – море и заберет». Современные золотоискатели до сих пор ищут «золотой кортик», не зная, что пресловутое «золотое оружие» на поверку было самым обычным, стальным, хоть и высокого качества. Просто на нем была надпись золотом «За Храбрость»...
 
Был ли он монархистом? Советские историки утверждали, что да, ставя это ему в вину. Нынешние апологеты «России, которую мы потеряли» лепят из адмирала монархиста сусального, на деле же... «Я приветствовал перемену правительства, считая, что власть будет принадлежать людям, в политической честности которых я не сомневался, и поэтому мог отнестись только сочувственно к тому, что они приступили к власти. (Не так ли думали и мы в 1991 году? - Авт.) Затем, когда последовал факт отречения государя, ясно было, что уже монархия наша пала и возвращения назад не будет. Я об этом получил сообщение в Черном море, принял присягу вступившему тогда нашему первому Временному Правительству... Я считал себя совершенно свободным от всяких обязательств по отношению к монархии...»
 
Он рвался к власти? Готов был пройти по трупам, чтобы быть первым? Д. Никитин, обучавшийся в Морском кадетском корпусе одновременно с Колчаком, вспоминает, что тот «был как бы постоянной справочной книгой для его менее преуспевающих товарищей. Если что-нибудь было не понятно в математической задаче, выход один: «Надо Колчака спросить!» И при этом Колчак закончил учебу официально вторым. Будущий Верховный правитель отказался от первенства в пользу Д. Филиппова, которого счел способнее себя, и комиссия вынуждена была посчитаться с его мнением. Разве это поступок карьериста?
 
Желай адмирал власти, он бы повел себя иначе в 1917 году, когда в политику не бросался только ленивый и брезгливый. «Позорно проиграна война, в частности кампания на Черном море, - говорится в письме адмирала к горячо любимой женщине, - и в личной жизни нет для меня того, что было для меня светом в самые мрачные дни, безрадостного и лишенного всякого удовлетворения командования в последний год войны с давно уже витаемым призраком поражения и развала. Не знаю, насколько это справедливо, но мне доказывали, что только я один в состоянии удержать флот от полного развала и анархии, и я заставил себя работать.
 
Вот так, главная задача – поставить на место германский флот, а вместо борьбы за власть - просьба об отставке: «Я, в конце концов, служил не той или иной форме правительства, а служу Родине своей, которую ставлю выше всего».
 
Ни в первые недели после революции, ни позднее на Черноморском флоте разнузданность анархиствующих элементов не дошла до той степени, что на Балтике. Колчак уводил корабли в море. Во-первых, чтобы германцы, обнаглевшие ввиду внутрироссийских потрясений, знали, что Черноморский флот по-прежнему боеспособен (с уходом Колчака с поста командующего в июне 1917-го немецкие корабли вновь вырвались на оперативный простор), во-вторых, для того, чтобы сохранить вверенный ему флот от разложения.
 
Колчак не мог перенести поражения. Он считал Германию врагом (возможно, дополнительную роль играли и сербские корни), а Антанту - союзниками. Борьбу с внешним врагом России он ставил превыше всего, тех же, кто шел с немцами на соглашение, считал предателями. К таковым, без сомнения, Колчак зачислил бы и генерала Власова, в один ряд с которым (в качестве борца с советским режимом) адмирала порой пытаются поставить. На деле же они были абсолютными антагонистами. Власов перешел на сторону Гитлера, повернув оружие против своей страны. Для Колчака любой компромисс с немцами был неприемлем, он оставался верен своему воинскому долгу и союзническим обязательствам, как он их понимал. Известно, что он просился в английскую армию чуть ли не рядовым, только бы иметь возможность с оружием в руках противостоять Германии.
 
«Союзники» же решили, что адмирал Колчак должен сыграть другую роль. Роль, к которой он был абсолютно непригоден. Ну не было у него качеств, необходимых военному диктатору! Кроме объективных причин поражения – остановить большевиков на том этапе было уже вряд ли возможным (так же, как 70 лет спустя было нереально остановить распад СССР), были и субъективные причины, обрекающие адмирала Колчака не только на поражение, но и на гибель, так как его характер заставлял стоять насмерть..
 
Весьма характерно и то, как он стал Верховным правителем. Его задержали в Омске, когда он с Дальнего Востока ехал на юг. Вспоминает И. И. Серебряников (временно возглавлявший совет министров Омского правительства): «...Мне чрезвычайно понравилась импонирующая манера адмирала говорить громко, четко, законченными фразами определенного содержания, не допускающего каких-либо двусмысленных толкований. «Не хитрец, не дипломат, желающий всем угодить и всем понравиться, - думал я, слушая адмирала, - нет, честный русский патриот и человек долга».
 
Я стал убеждать адмирала принять участие в работе Сибирского правительства. Насколько помню, адмирал не дал мне определенного ответа, заявив, что он, вероятно, не останется здесь, в Омске, а последует на юг России к генералу Деникину».
 
Если бы он так и поступил! Увы, умело взывая к чувству долга, любой мог вить из Колчака веревки.
 
18 ноября 1918 года в 4 часа утра членов Совета министров разбудили по телефону и созвали на заседание. Директорию признали несуществующей, Совет министров взял власть в свои руки и решил избрать военного диктатора. Предложили кандидатуру Колчака. Он удалился с заседания. В итоге один голос получил отсутствующий Болдырев, остальные – Колчак.
 
Из «Обращения» Верховного правителя:
 
«Всероссийское Временное Правительство распалось. Совет министров принял всю полноту власти и передал ее мне - адмиралу Александру Колчаку.
 
Приняв крест этой власти в исключительно трудных условиях гражданской войны и полного расстройства государственной жизни, объявляю, что НЕ ПОЙДУ НИ ПО ПУТИ РЕАКЦИИ, НИ ПО ГИБЕЛЬНОМУ ПУТИ ПАРТИЙНОСТИ.
 
...Призываю вас, граждане, к единению, к борьбе с большевизмом, к
 
труду и жертвам!»
 
Путь в ад, по которому ему пришлось пройти, был выстлан самыми благими намерениями: «Государства наших дней могут жить и развиваться только на самом широком демократическом основании...»
 
А потом...
 
Свидетельствует генерал-лейтенант М. И. Занкевич: «Мы остались одни, адмирал с горечью сказал: «Все меня бросили», после долгого молчания прибавил: «Продадут меня эти союзнички»... Я самым настойчивым образом советую ему этой же ночью переодеться в солдатское платье и скрыться в одном из проходящих чешских эшелонов. Адмирал задумался и после долгого и тяжелого молчания сказал: «Нет, не хочу я быть обязанным спасением этим чехам». Александр Васильевич не пошел ни по пути Керенского, ни по пути известного нам по «Дням Турбиных» гетмана. Его мужество признавали и друзья ( О. Гришина-Алмазова: «среди кольца солдат шел адмирал, страшно бледный, но совершенно спокойный»), и враги.
 
Их вывели за город, в устье реки Ушаковки при впадении ее в Ангару. Тогдашний комендант города И. В. Бурсак позже с видимым удовольствием рассказывал, как все было: «Перед расстрелом Колчак спокойно выкурил папиросу, застегнулся на все пуговицы и встал по стойке «смирно». На мое предложение завязать глаза ответил отказом.
 
Адмирал говорил «Если что-нибудь страшно, надо идти ему навстречу – тогда не так страшно». И еще: «За все надо платить». Он и заплатил...
 
«Молча склоняю голову и перед его могилою. Настанет день, когда дети наши многое простят России за то, что все же не один Каин владычествовал во мраке этих дней. Настанет время, когда золотыми письменами на вечную славу и память будет начертано его имя в летописи Русской земли».
 
Иван Бунин. Памяти адмирала А. В. Колчака.
Ссылка:http://www.fontanka.ru/2002/04/17/65102/
Зарегистрирован
Nick_Sakva
Живет здесь
*****




   
Просмотреть Профиль » WWW »

Сообщений: 2660
Re: Адмирал Колчак:жить и умереть с честьювся отве
« Ответить #21 В: 01/16/08 в 00:16:08 »
Цитировать » Править

on 01/15/08 в 21:33:59, olegin wrote:
Скоро выходит фильм "Адмирал" вот тогда и посмотрим:Кто-кого(А заодно и обсудим пробелы и достоинства картины) Smiley
Будущее кино - это конечно авторитетный и надежный источник...
 
Но сначала кое-что о колчаковщине изнутри.
 
А.П. Будберг. Дневник белогвардейца. 1919
http://militera.lib.ru/db/budberg/03.html
"Обидно за невозможность высвободить адмирала из под власти окруживших его влияний; я сделать этого не могу, ибо я и мои доклады не нравимся адмиралу; я всегда могу вырвать у него нужное мне решение, но то же и одновременно могут сделать лица совершенно противоположного направления; нет никакой гарантии в том, что принятое решение не будет отменено или разбавлено и добавлено так, что лучше бы ничего не делать.
....
Приехал с фронта начальник 1 кавалерийской дивизии Генерал Милович (настоящий генерал, участник большой войны); рассказал про творящиеся на фронте безобразия, про безграмотные распоряжения юнцов командармов и комгрупп, впереди всех удиравших от возможных неприятностей слишком близкого соседства с красными; по его словам, под Челябинском уложили лучшую часть офицерской и инструкторской школы.  
....
Весь ужас в том, что гонит нас не красная армия, не искусство ее вождей, а результаты профессиональной безграмотности нашего наштаверха, его мальчишеского задора и самомнения; нас гонит неуменье сорганизовать настоящую армию, поставить на ответственные места опытных и знающих исполнителей; нас убивает превалирование честолюбия над подвигом, задора над опытом, авоськи над расчетом, усмотрения над законом, безвластие и общий нравственный развал.
Год тому назад население видело в нас избавителей от тяжкого комиссарского плена, а ныне оно нас ненавидит так же, как ненавидело комиссаров, если не больше; и что еще хуже ненависти, оно нам уже не верить, от нас не ждет ничего доброго.
 
Весь тыл в пожаре мелких и крупных восстаний и большевистских и чисто анархистских (против всякой власти) и чисто разбойничьих, остановить которые силой мы уже, очевидно, не в состоянии. Вот годичные результаты работы Ставки на фронте и Правительства в стране; от таких итогов можно не то, что пессимистом сделаться, а выть от отчаяния. Стоим опять перед разбитым корытом, с задачей начинать все снова, в самых тяжелых условиях.  
......
Вечером заседание у адмирала с приглашением всех старших генералов; надеялся, что наконец то все обсудим и примем сильные решения а вышло, что только поболтали и разменялись на самые жалкие мелочи.
 
Очень много бубнил Иванов-Ринов, настоящий митинговый оратель; адмирал слушал его с удовольствием, потому что тот подавал материал, приходившийся по душе адмиралу.
....
Иванов-Ринов с наслаждением старой полицейской ищейки смаковал вопрос об облавках в Омске на офицеров и о постановке по Иртышу постов для ловли дезертиров с непременным их расстрелом; казалось бы, что столь высокому и собранному для важной цели совещанию совершенно неуместно заниматься такой дрянью, но на ней проболтали больше часа.
.....
В Барнаульском районе начались крупные восстания — результат хозяйничанья разных карательных экспедиций и отрядов особого назначения; к Вологодскому приезжал из Славгорода какой-то крестьянин, из бывших членов Государственной Думы и жаловался, что в их округе нет деревни, в которой по крайней мере половина населения не была перепорота этими тыловыми хунхузами (очень жидкими по части открытой борьбы с восстаниями, но очень храбрыми по части измывательства над мирным населением).
.......
Вчера состоялась публичная лекция полковника Котомина, бежавшего из Красной Армии; присутствующие не поняли горечи лектора, указавшего на то, что в комиссарской армии много больше порядка и дисциплины, чем у нас, и произвели грандиозный скандал, с попыткой избить лектора, одного из идейнейших работников нашего национального Центра; особенно обиделись, когда К. отметил, что в красной армии пьяный офицер невозможен, ибо его сейчас же застрелит любой комиссар или коммунист; у нас же в Петропавловске идет такое пьянство, что совестно за русскую армию
......
Приходил ко мне порядочно выпивший Иванов-Ринов и в пьяной болтливости высказал несколько весьма характерных мыслей из своей системы управления: 1) предать суду и публично расстрелять некоторое количество спекулянтов (конечно, жена Его казачьего Превосходительства, привозившая с Дальнего Востока товары вагонами, ничего не платя за провоз, а потом публично продававшая их в Омске по кубическим ценам, к числу спекулянтов не относится). [266]
 
2) Устраивать постоянные облавы на офицеров и чиновников, причем известный процент захваченных тут же расстреливать.
 
3) Объявить поголовную мобилизацию, ловить уклоняющихся и тоже расстреливать
 
Симпатичная идеология, непредвиденная даже Щедриным, изобразившим в «истории одного города» самые разномастные типы российских помпадуров; несомненно, что в лице этого отставного Держиморды совнарком потерял замечательного председателя чрезвычайной комиссии, который затмил бы славу Дзержинского и К°.  
......
Между прочим, доклад подтвердил то, о чем я мельком слышал раньше от Преображенского, и что оказалось ужасным по своим последствиям; это было самодовольное, с подчеркиванием его величия и значения, заявление нашего дипломатического руководителя о том, что два месяца тому назад генерал Маннергейм предлагал Верховному Правителю двинуть на Петроград стотысячную финскую армию и просил за это заявить об официальном признании нами независимости Финляндии.
 
С сияющим и гордым видом Сукин заявил, что Маннергейму был послан такой ответь, который отучил его впредь обращаться к нам с такими дерзкими и неприемлемыми для великодержавной России предложениями; по сияющей физиономии и по всему тону сообщения было видно, что главную роль в этом смертельно-гибельном для нас ответе сыграл наш дипломатический вундеркинд. Я не выдержал и громко сказал: «какой ужас и какой идиотизм», чем вызвал изумленные взгляды своих соседей.
 
.... если бы не кучка безграмотных советников, вырвавших у адмирала то решение, коим гордо хвастался сегодня Сукин, то теперь Россия была бы свободна от большевиков, не было бы Уральского погрома и над нами не висели бы те грозные тучи, которые временами застилают последнюю надежду на благоприятный исход.
 
Под бряканье пустозвонных слов о великой, неделимой России отказались от незаменимой тогда услуги по спасению этой самой России и обрекли ее на длительную кровь и длительные мучения и на измывания под пятой красных деспотов и палачей.
......
вся ответственность за это решение, принесшее России столько лишней крови и ужаса, должна быть разделена между военными и дипломатическими советниками Верховного Правителя.
 
Винить в этом самого Адмирала было бы также несправедливо, как и винить покойного Императора в том, что делалось его именем и по совету тех, кому Он верил и кто были Ему близки.
 
Под соусом громких фраз о благе России, сохранении ее территориальной неприкосновенности и великодержавных прав, Адмирала можно было подвинуть на любое решение в том духе, как ему докладывали овладевшая его доверием и волей лица.  
......
Бедный адмирал верит докладам и разговорам о том, что своими поездками на фронт он поднимает настроение войск и приносит большую пользу; он возит с собой целые горы подарков для солдат и офицеров, волнуется перед отъездом, чтобы достать всего побольше и готов даже выпрашивать то, что ему хочется повезти и чего у него нет.
.....
Вечером Адмирал разговорился на политически темы и выказал свою детскую искренность, полное непонимание жизни и исторической обстановки и чистое увлечение мечтой о восстановлении великой и единой России; он смотрит на свое положение, как на посланный небом подвиг и непоколебимо убежден, что ему или тому, кто его заменит, удастся вернуть России все ее величие и славу и возвратить все отпавшие и отторженные от нас земли.
 
Он с восторгом рассказал случай с отказом принять предложение помощи Маннергейма только потому, что надо было поступиться и признать независимость Финляндии; когда же я ему высказал, что не было ли такое решение крупной военной и государственной ошибкой, то он весь вспыхнул, страшно огорчился и ответил, что идеею великой, неделимой России он не поступится никогда и ни за какие минутные выгоды. Несомненно, что это его credo.
 
Слушая его, думал, сколько хорошего можно сделать из этого вспыльчивого идеалиста, полярного мечтателя и жизненного младенца, если бы слабой волей руководил кто-нибудь сильный и талантливый и руководил так же искренно и идейно, как искренен и предан идее служения России сам Адмирал.
.....
Вечером воспользовался благоприятной обстановкой ... и, стараясь всячески сдерживаться, начал доказывать Адмиралу, что армии еще не окрепли настолько, чтобы с ними можно было рисковать на решительное и длительное наступление.
 
Пришлось следовать примеру Лохвицкого и идти последовательными подступами, чтобы не дать Адмиралу сразу закинуться и прекратить разговор. Очень трудно говорить по такому деликатному и сложному вопросу с моряком и касаться тонкостей и деталей сухопутной войны, да еще в заведомо неприятном для собеседника направлении.
 
Адмирал сразу закинулся и нервно стал выбрасывать доводы о необходимости наступления, как спасения от развала армий, о невозможности обороны и пр. и пр.
 
Когда он выкипятился, я доложил ему свои подробные соображения о зависимости всякой операции — а тем более наступательной, — от устройства тыла и обеспеченности снабжений; обрисовал маневренную, нравственную и техническую неготовность частей и выразил уверенность, что части смогут начать наступление, но окажутся неспособными его развивать.
 
Закончил докладом, что временно надлежит отказаться от идеи наступления и перейти временно к обороне на укрепленных позициях на Ишиме и даже на Иртыше.
 
На это Адмирал довольно холодно ответил мне, что Главнокомандующий фронтом и Командующий 3 армией отлично осведомленные о состоянии подчиненных им армий, настроены совершенно иначе и удостоверяют, что к сроку задуманного наступления все будет готово в вполне удовлетворительной степени.  
......
Свита Адмирала позволяет себе делать очень печальные для авторитета власти распоряжения; сегодня утром остановили оба эшелона адмиральского поезда на забитом разъезде только потому, что иначе Адмирал не успеет побриться до приезда на станцию Петропавловск.
 
Адмирал этого и не подозревал, а между тем это на 1½ часа задержало всю эвакуацию заваленного эшелонами и грузами Макутинского узл
......
Штаб Приамурского военного Округа прислал заключение Военного Прокурора о действиях хабаровского разбойника атамана или, как он назван в прокурорском заключении мещанина Ивана Калмыкова. Заключение составлено на основании документов и свидетельских показаний; написано оно обычным для таких заключений кратким языком, причем одно изложение учиненных Калмыковым преступлений занимает около 20 страниц.
.....
Десятки страниц этого заключения дают яркую картину преступного разгула наших белых большевиков, — сухое, но наполненное ужасом и кровью перечисление злодеяний и гнусностей, совершенных хабаровским исчадием «младшим братом» (он себя так всегда именовал) читинского атамана.
.....
Как я завидую сейчас красным! Как они ни гнусны, но во главе их армии стоят решительные люди. Злая судьба обидела Сибирь и не дала ей вождей по плечу данному времени; юг был счастливее, ибо имел Алексеева, Корнилова, Маркова и других, но и там судьба быстро погасила наиболее сильные и нужные для России жизни. Сибирь выставила не мало тысяч молодых и старых рыцарей долга, чистых энтузиастов подъявших меч борьбы за родину.
 
Но не нашлось вождей, мужей опыта и таланта, чтобы использовать эти могучие силы; тысячи этих борцов уже спят в Сибирской земле, а все их усилия, их геройские подвиги сведены на нет теми, кто, не имея никаких данных, залез на верхи военного управления и не принес туда ничего, кроме ненасытного честолюбия, самомнения и безграмотности по руководству большими операциями и по организации настоящей армии.  
...
.... если подсчитать наш актив и пассив, то получается самый мрачный вывод «every item dead against you»; за нас офицеры, да и то не все, ибо среди молодежи неуравновешенных, колеблющихся и честолюбивых, готовых поискать счастья в любом перевороте и выскочить на верх, на манер многих это уже проделавших; за нас состоятельная буржуазия, спекулянты, купечество, ибо мы защищаем их материальные блага; но от их сочувствия мало реальной пользы, ибо никакой материальной и физической помощи от него нет. Все остальное против нас, частью по настроению, частью активно.
....
.....по мнению главного священника западной армии, из восьми случаев насилия над населением семь приходится на долю офицеров (за исключением казачьих частей, где «пользование местными средствами» составляет общий и непреложный закон). Особенно возмущает население отбор офицерами лучших крестьянских лошадей и притом не для войск, а для торговли.
....
Власть Омска — призрачный мираж; власть, как сам Адмирал, лишена средних регистров; она или шало и безрезультатно гремит или, вернее сказать, пытается греметь, или дрябло и робко закрывает глаза на творящееся зло, убогая в своем бессилии, импотентная заставить исполнить ее волю и ее приказ; она вынуждена молчать и терпеть, зная что ее распоряжения исполняются постольку — поскольку, и то, главным образок, в выгодных и приятных для исполнителей секторах.
« Изменён в : 01/16/08 в 00:29:56 пользователем: Nick_Sakva » Зарегистрирован

Перед любыми категоричными утверждениями, автор которых явно не указан, подразумевается наличие слов "по-моему мнению", которые опускаются ради экономии места. Никакие слова и термины в моих текстах НЕ несут оценочной нагрузки. 尼珂
Nick_Sakva
Живет здесь
*****




   
Просмотреть Профиль » WWW »

Сообщений: 2660
Re: Адмирал Колчак:жить и умереть с честью
« Ответить #22 В: 01/16/08 в 00:23:23 »
Цитировать » Править

И отдельно итоговая характеристика Адмирала из того же источника.
 
А.П. Будберг. Дневник белогвардейца. 1919
http://militera.lib.ru/db/budberg/03.html
 
Характер и душа Адмирала настолько на лицо, что достаточно какой-нибудь недели общения с ним для того, чтобы знать его наизусть.
 
Это большой и больной ребенок, чистый идеалист, убежденный раб долга и служения идее и России; несомненный неврастеник, быстро вспыхивающий, чрезвычайно бурный и несдержанный в проявлении своего неудовольствия и гнева; в этом отношении он впитал весьма несимпатичные традиции морского обихода, позволяющие высоким морским чинам то, что у нас в армии давным-давно отошло в область преданий. Он всецело поглощен идеей служения России, спасения ее от красного гнета и восстановления ее во всей силе и неприкосновенности территории; ради этой идеи его можно уговорить и подвинуть на все, что угодно; личных интересов, личного честолюбия у него нет и в этом отношении он кристально чист.
 
Он бурно ненавидит всякое беззаконие и произвол, но по несдержанности порывистости характера сам иногда неумышленно выходит из рамок закона и при этом преимущественно при попытках поддержать этот самый закон и всегда под чьим-нибудь посторонним влиянием.
 
Жизни в ее суровом, практическом осуществлении он не знает и живет миражами и навязанными идеями. Своих планов, своей системы, своей воли у него нет и в этом отношении он мягкий воск, из которого советники и приближенные лепят что угодно, пользуясь тем, что достаточно облечь что-нибудь в форму необходимости, вызываемой благом России и пользой дела, чтобы иметь обеспеченное согласие Адмирала.
 
Отсутствие твердых взглядов и твердой воли порождает почти что ненормальную неустойчивость решений и вечное колебание общего курса правительственной деятельности, делающегося вследствие этого рабом разных течений, возникающих во властвующем над волею Адмирала кружке лиц.
 
Тяжело смотреть на Адмирала, когда неожиданно он наталкивается на коллизию разных мнений и ему надо принять решение; видно, что он боится не ответственности решения, а принятая неверного, вредного для всепоглощающей его идеи решения. Своего анализа, своего твердого критерия у него нет и это делает его беспомощной игрушкой в руках тех, которые приобрели его доверие и овладели его волею.
 
Он избалован успехами и очень чувствителен к неудачам и неприятностям; особенно болезненно реагирует на все, что становится на пути осуществления главной задачи спасения и восстановления России, причем, как и во всем, тут нет ничего личного, эгоистического, честолюбивого. Мне особенно часто приходилось заваливать его целыми кучами самых неприятных и тревожных докладов; сначала он вспыхивал, но быстро темнел, горбился, потухал и как-то сжимался под тяжестью неопровержимых фактов; иногда гремел, грозил все испепелить и сломать все препоны, просил совета и помощи, как все это сделать, и трогал искренностью своего горя и переживаний.
 
Когда у меня было много неприятных докладов, то я с довольно тяжелым чувством входил в адмиральский кабинет, зная, что мне придется надолго вывести из душевного равновесия этого больного идеалиста. Если же приходилось докладывай что-нибудь приятное, то Адмирал радовался, как ребенок, сверкал глазами и готов был всех облагодетельствовать.
 
Военного дела он не знает совершенно, даже хуже, ибо схватил только общие места и приобрел кое-какие теоретические сведения, дающие видимость знания, но крайне опасные в практическом применении. В этом отношении он настоящий моряк того типа, десятки образцов которого я видел во время своей Владивостокской службы; я знал многих адмиралов, которые тесно соприкасались с нашей сухопутной жизнью и совершенно не знали основ нашей организации; были такие, которые знали хорошо разницу между иерархическими положениями командира корпуса и начальником дивизии (ибо это определяло порядок отдачи визитов и число выстрелов салюта), но имели очень смутное представление, что такое корпус и дивизия. Вообще, морская кость смотрела на «армию» (огульное для нас название), как на нечто низшее, и считала, что ей невместно и не к чему знать нашу организацию и основания нашей службы и боевой работы.  
 
Попав на высший пост Военного Командования, Адмирал со свойственной ему подвижнической добросовестностью пытался получить неприобретенные раньше знания, но попал на очень скверных и недобросовестных учителей, дававших ему то, что нужно было для наставления Адмирала в желательном для них духе.
 
Не думаю, чтобы они делали это сознательно, ибо и сами учителя были очень малограмотны, сами знали только отвлеченные теории и не имели должного практического опыта. Они не знали тех серьезных практических коэффициентов, кои только и определяют боевое значение войск, и не смогли передать поэтому этого знания и Адмиралу. На наше горе эти учителя не были даже третьестепенными подмастерьями своего ремесла, и это сыграло самую роковую роль во всей истории первого года нашего Верховного Командования.
 
На свой пост Адмирал смотрит, как на тяжелый крест и великий подвиг, посланный ему свыше, и мне думается, что едва ли есть еще на Руси другой человек, который так бескорыстно, искренно, убежденно, проникновенно и рыцарски служит идее восстановления единой, великой и неделимой России. Истинный рыцарь подвига, ничего себе не ищущий и готовый всем пожертвовать, безвольный, бессистемный и беспамятливый; детски и благородно доверчивый, вечно мятущийся в поисках лучших решений и спасительных средств; вечно обманывающийся и обманываемый, обуреваемый жаждой личного труда, примера и самопожертвования; непонимающий совершенно обстановки и неспособный в ней разобраться; далекий от того, что вокруг него его именем совершается — вот беглый перечень отличительных черт характера того человека, на котором скоро уже год лежит тяжелый крест олицетворять и осуществлять временную Верховную Власть России.
========================================
 
Действительно на удивление много общего с Николаем.
« Изменён в : 01/16/08 в 00:38:17 пользователем: Nick_Sakva » Зарегистрирован

Перед любыми категоричными утверждениями, автор которых явно не указан, подразумевается наличие слов "по-моему мнению", которые опускаются ради экономии места. Никакие слова и термины в моих текстах НЕ несут оценочной нагрузки. 尼珂
Ursus
Живет здесь
*****




   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 1156
Re: Адмирал Колчак:жить и умереть с честью
« Ответить #23 В: 01/16/08 в 00:45:36 »
Цитировать » Править

Военного дела он не знает совершенно, даже хуже, ибо схватил только общие места и приобрел кое-какие теоретические сведения, дающие видимость знания, но крайне опасные в практическом применении. В этом отношении он настоящий моряк того типа, десятки образцов которого я видел во время своей Владивостокской службы; я знал многих адмиралов, которые тесно соприкасались с нашей сухопутной жизнью и совершенно не знали основ нашей организации; были такие, которые знали хорошо разницу между иерархическими положениями командира корпуса и начальником дивизии (ибо это определяло порядок отдачи визитов и число выстрелов салюта), но имели очень смутное представление, что такое корпус и дивизия. Вообще, морская кость смотрела на «армию» (огульное для нас название), как на нечто низшее, и считала, что ей невместно и не к чему знать нашу организацию и основания нашей службы и боевой работы.  
 
Попав на высший пост Военного Командования, Адмирал со свойственной ему подвижнической добросовестностью пытался получить неприобретенные раньше знания, но попал на очень скверных и недобросовестных учителей, дававших ему то, что нужно было для наставления Адмирала в желательном для них духе.
 
Не думаю, чтобы они делали это сознательно, ибо и сами учителя были очень малограмотны, сами знали только отвлеченные теории и не имели должного практического опыта. Они не знали тех серьезных практических коэффициентов, кои только и определяют боевое значение войск, и не смогли передать поэтому этого знания и Адмиралу. На наше горе эти учителя не были даже третьестепенными подмастерьями своего ремесла, и это сыграло самую роковую роль во всей истории первого года нашего Верховного Командования.

 
Это кажется несколько странным -- ведь тот же человек занимался организацией работы самых различных дел: руководство полярной экспедицией, снаряжение другой, дивизией легких сил, флотом, работа в Думе, наконец -- то есть опыт управления рабочим коллективом он должен иметь, а в кулуарах так вообще насмотрелся всякого. Как это совместить?
Зарегистрирован

Когда придёт Излом --
Не прячься пацталом!
olegin
Живет здесь
*****


Я люблю этот форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 3520
Re: Адмирал Колчак:жить и умереть с честьювся отве
« Ответить #24 В: 01/16/08 в 01:01:38 »
Цитировать » Править

on 01/16/08 в 00:16:08, Nick_Sakva wrote:

 
Винить в этом самого Адмирала было бы также несправедливо, как и винить покойного Императора в том, что делалось его именем и по совету тех, кому Он верил и кто были Ему близки.
 
Под соусом громких фраз о благе России, сохранении ее территориальной неприкосновенности и великодержавных прав, Адмирала можно было подвинуть на любое решение в том духе, как ему докладывали овладевшая его доверием и волей лица.  
......
 
Слушая его, думал, сколько хорошего можно сделать из этого вспыльчивого идеалиста, полярного мечтателя и жизненного младенца, если бы слабой волей руководил кто-нибудь сильный и талантливый и руководил так же искренно и идейно, как искренен и предан идее служения России сам Адмирал.
.....

 
С этим я могу согласиться-убедительно.
Зарегистрирован
olegin
Живет здесь
*****


Я люблю этот форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 3520
Re: Адмирал Колчак:жить и умереть с честью
« Ответить #25 В: 01/16/08 в 01:04:22 »
Цитировать » Править

on 01/16/08 в 00:23:23, Nick_Sakva wrote:

 
Это большой и больной ребенок, чистый идеалист, убежденный раб долга и служения идее и России;  Он всецело поглощен идеей служения России, спасения ее от красного гнета и восстановления ее во всей силе и неприкосновенности территории; ради этой идеи его можно уговорить и подвинуть на все, что угодно; личных интересов, личного честолюбия у него нет и в этом отношении он кристально чист.

 
Это тоже мне понравилось Smiley
Зарегистрирован
Nick_Sakva
Живет здесь
*****




   
Просмотреть Профиль » WWW »

Сообщений: 2660
Re: Адмирал Колчак:жить и умереть с честью
« Ответить #26 В: 01/16/08 в 01:13:13 »
Цитировать » Править

on 01/16/08 в 00:45:36, Ursus wrote:
Это кажется несколько странным -- ведь тот же человек занимался организацией работы самых различных дел: руководство полярной экспедицией, снаряжение другой, дивизией легких сил, флотом, работа в Думе, наконец -- то есть опыт управления рабочим коллективом он должен иметь, а в кулуарах так вообще насмотрелся всякого. Как это совместить?
Легко.  
Во-первых все перечисленные дела - это дела исполнителя, действия "по поручению", пусть даже и по собственной инициативе.   Собственно и на роль "Правителя России" он тоже попал аналогичным образом: был откомандирован британским начальством.  Ну а эта роль требует уже совсем других качеств.  
 
Во-вторых Будберг четко обозначает основную некомпетентность: незнание "серьезных практических коэффициентов, кои только и определяют боевое значение войск".  То есть нехватка совершенно конкретного теоретического и практического опыта сухопутных операций в их "числовом выражении" вместе с неумением распознать и выдвинуть людей, обладающих таким опытом.  Достаточно очевидно, что для морских и наземных операций "практические коэффициенты" и их критические параметры существенно отличаются.
« Изменён в : 01/16/08 в 09:22:11 пользователем: Nick_Sakva » Зарегистрирован

Перед любыми категоричными утверждениями, автор которых явно не указан, подразумевается наличие слов "по-моему мнению", которые опускаются ради экономии места. Никакие слова и термины в моих текстах НЕ несут оценочной нагрузки. 尼珂
SlavaF
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум?

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 417
Re: Адмирал Колчак:жить и умереть с честью
« Ответить #27 В: 01/16/08 в 09:52:29 »
Цитировать » Править

Насколько можно верить самому Будбергу?
Зарегистрирован
olegin
Живет здесь
*****


Я люблю этот форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 3520
Re: Адмирал Колчак:жить и умереть с честью
« Ответить #28 В: 01/16/08 в 11:06:25 »
Цитировать » Править

on 01/16/08 в 01:13:13, Nick_Sakva wrote:

 Легко.  
Во-первых все перечисленные дела - это дела исполнителя, действия "по поручению", пусть даже и по собственной инициативе.   Собственно и на роль "Правителя России" он тоже попал аналогичным образом: был откомандирован британским начальством.  Ну а эта роль требует уже совсем других качеств.  
 
Во-вторых Будберг четко обозначает основную некомпетентность: незнание "серьезных практических коэффициентов, кои только и определяют боевое значение войск".  То есть нехватка совершенно конкретного теоретического и практического опыта сухопутных операций в их "числовом выражении" вместе с неумением распознать и выдвинуть людей, обладающих таким опытом.  Достаточно очевидно, что для морских и наземных операций "практические коэффициенты" и их критические параметры существенно отличаются.

Насколько,ув.,я Вас понял:вся незадача адмирала упиралась в вопрос профессионализма и компетенции в управлении сухопутными частями армии,а он представляя морское ведомство,будучи адмиралом флота,не мог изначально справиться с этой задачей.Если это так,то каким образом можно прокомментировать назначения командующими сухопутными войсками в разное время А.С.Меньшикова Николаем І в Крымскую кампанию и Александром І Чичагова в Отечественную 1812 года?Или они все были как и Николай ІІ недалекими и пустыми правителями.Ох уж и не везло же постоянно России на царей Wink.
Зарегистрирован
Nick_Sakva
Живет здесь
*****




   
Просмотреть Профиль » WWW »

Сообщений: 2660
Re: Адмирал Колчак:жить и умереть с честьюОшибочно
« Ответить #29 В: 01/16/08 в 13:09:20 »
Цитировать » Править

on 01/16/08 в 09:52:29, SlavaF wrote:
Насколько можно верить самому Будбергу?
Его свидетельства вполне согласуются с другими источниками из других лагерей, а самое главное - общему ходу дел и их конечному итогу.  Наибольшие сомнения у меня вызывает только, насколько эти дневники  real time.  Понятно, что при издании из них скорее всего немало выброшено, но вот не добавлено ли чего задним числом? Впрочем в рамках обсуждаемой темы это совершенно несущественно.  
 
on 01/16/08 в 11:06:25, olegin wrote:

Насколько,ув.,я Вас понял:вся незадача адмирала упиралась в вопрос профессионализма и компетенции в управлении сухопутными частями армии, а он представляя морское ведомство,будучи адмиралом флота, не мог изначально справиться с этой задачей. ... каким образом можно прокомментировать назначения командующими сухопутными войсками в разное время А.С.Меньшикова Николаем І в Крымскую кампанию и Александром І Чичагова в Отечественную 1812 года?
Ошибочность назначения Меньшикова признал и сам Николай, заменивший его, хотя и поздно, на Горчакова. А результаты деятельности на суше (на Березине) Чичагова прокомментировал Иван Крылов в "посвященной" ему басне "Щука и кот".
 
Беда, коль пироги начнет печи сапожник,  
А сапоги тачать пирожник,  
И дело не пойдет на лад.  
Да и примечено стократ,  
Что кто за ремесло чужое браться любит,  
Тот завсегда других упрямей и вздорней:  
Он лучше дело все погубит  
И рад скорей  
Посмешищем стать света,  
Чем у честных и знающих людей  
Спросить иль выслушать разумного совета.  
Wink
 
Но меня Вы неправильно поняли.  
 
На мой взгляд во-первых некомпетентность Колчака проявилась в подборе кадров. Кстати, это очень типичная проблема для "чистых идеалистов, лишенных личного честолюбия и личных интересов", которых ради дорогой им идеи  "можно уговорить и подвинуть на все, что угодно".  
 
Но в "родной" профессиональной области такому человеку все же трудно навешать лапши на уши.  По крайней мере вешатель лапши должен быть не меньшим спецом в той же области.  Если бы Колчаку пришлось оборонять "Остров Крым", то он скорее всего имел бы возможность оценивать компетентность окружения по характеру предлагаемых решений в знакомой ему сфере.  Но ему выпало защищать Сибириь и он оказался на поводу у "горячих идеологов" Великой и Неделимой, которые однако оказались вполне некомпетентны в управлении войсками.  Кстати, это тоже очень характерное свойство "горячих идеологов" самых разных идеологий.  
 
Ну и во-вторых Колчак видимо оказался полностью некомпетен в оценке размеров своей некомпетентности.  Похоже он даже не понимал, насколько он не понимает обстановку и насколько все хреново.  Вот тут возможно как раз сказался флотский снобизм.
См. басню Крылова.  
« Изменён в : 01/16/08 в 13:24:33 пользователем: Nick_Sakva » Зарегистрирован

Перед любыми категоричными утверждениями, автор которых явно не указан, подразумевается наличие слов "по-моему мнению", которые опускаются ради экономии места. Никакие слова и термины в моих текстах НЕ несут оценочной нагрузки. 尼珂
Страниц: 1 2 3 4  5 Ответить » Уведомлять » Послать тему » Печатать

« Предыдущая тема | Следующая тема »

Удел Могултая
YaBB © 2000-2001,
Xnull. All Rights Reserved.