Сайт Архив WWW-Dosk
Удел МогултаяДобро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите:
Вход || Регистрация.
02/18/20 в 09:26:49

Главная » Новое » Помощь » Поиск » Участники » Вход
Удел Могултая « О мире "Трудно быть богом" »


   Удел Могултая
   Арда, Эа, далее везде....
   Все прочее - литература. И ее ведение.
   О мире "Трудно быть богом"
« Предыдущая тема | Следующая тема »
Страниц: 1 2 3  Ответить » Уведомлять » Послать тему » Печатать
   Автор  Тема: О мире "Трудно быть богом"  (Прочитано 16346 раз)
Guest is IGNORING messages from: .
Vagram
Завсегдатай
****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 181
О мире "Трудно быть богом"
« В: 04/14/08 в 15:34:47 »
Цитировать » Править

  Черное зеркало Земли. Реконструкция глобальной истории планеты  
   Аврора

   
   1.
   
   Предметом этого очерка является история описанной в романе А. и Б. Стругацких «Трудно быть богом» (далее – ТББ) планеты Аврора [1].  
   Интерес к такому предмету оправдывать, думаю, не надо. Когда речь идет о мире, в котором в известном смысле живешь с самого детства, желание узнать про этот мир побольше вполне естественно.  
   Источников по данной теме на сегодняшний день существует только два. Это сам текст ТББ и сетевое интервью Бориса Натановича Стругацкого, в котором – отмечу это сразу – есть весьма важные для нас фрагменты.  
   Но в основном, разумеется, работать придется непосредственно с текстом ТББ. Здесь я хочу сразу сформулировать два методологических принципа, которых буду придерживаться во всем дальнейшем обсуждении.  
   Первый принцип довольно очевиден – это «презумпция объективности», согласно которой мы анализируем текст ТББ, исходя из предположения, что в нем нет и не может быть ошибок. Текст рассматривается как отражение некой «объективной реальности», т.е. некоторого самостоятельного мира, по ряду признаков иного, чем наш. Любые несовпадения данных, извлекаемых из текста, с реалиями известной нам Земли как раз и характеризуют различия миров.  
   Второй принцип – «презумпция терраформизма»: при анализе любого параметра (географического, антропологического или социологического) следует исходить из предположения, что Аврора по этому параметру похожа на Землю, до тех пор, пока полученные данные не покажут обратное.  
   Прежде всего это просто удобно: ни к каким потерям информации корректное использование такого принципа не ведет, зато исследователь благодаря ему все время чувствует логическую почву под ногами (вспомним «презумпцию актуализма» в науках о Земле). Но, кроме того, для предположения о значительном землеподобии Авроры есть и чисто фактические основания. Самым важным мне здесь кажется тот факт, что все без исключения описанные в тексте ТББ жители Авроры по облику неотличимы от земных европеоидов [2]. Морфологические различия между жителями Земли и Авроры меньше, чем различия внутри современного населения Земли! Это означает, что жители Земли и Авроры морфологически неразличимы. Они или относятся к одному и тому же биологическому виду, или – что все-таки вероятнее – соответствуют по статусу видам-двойникам земных млекопитающих, экологические ниши которых обычно чрезвычайно близки.  
   Есть и третий принцип, часто приносящий успех исследованиям как по палеогеографии, так и по истории земных цивилизаций. Этот принцип – глобальность. Чтобы быть по-настоящему безупречной, историческая реконструкция обязательно должна так или иначе охватывать планету в целом.  
   С планеты мы и начнем.  
   
   [1] В тексте АБС этого названия нет, но оно постоянно употребляется в комментариях к ним, составленных С.Б. Переслегиным.
   [2] Возможное исключение составляют «меднокожие варвары». Но, скорее всего, они все-таки относятся к той же большой расе, что и жители Эсторской империи, отличаясь от них не больше, чем, например, финны от арабов (и те и другие – все равно европеоиды). Обоснование этого тезиса будет дано чуть ниже.
 
   2.
   
   Зададим простой вопрос: сколько на Авроре континентов?  
   Гадать тут не надо, в тексте ТББ количество материков на этой планете прямо указано: девять.  
   А теперь посмотрим, что дает нам эта цифра в свете сравнения с Землей.  
   В истории Земли количество одновременно существующих изолированных друг от друга континентальных единиц варьировало в разные эпохи от 1 до 7 или 8 (сейчас их, по такому же счету, всего 4). Количество континентов зависело от того, на сколько плит была в данный момент расколота литосфера Земли. Увеличение числа литосферных плит означало увеличение общей длины разломов между ними, а значит – увеличение протяженности сейсмически активных зон. Появлялись в огромном количестве действующие вулканы, выбрасывавшие в атмосферу углекислый газ [3]. Это приводило к парниковому эффекту: климат на Земле становился очень теплым и ровным, со слабо выраженной зональностью. Существование полярных шапок в такие эпохи было невозможно. А конвективные течения мантии растаскивали многочисленные континенты в разные стороны, так что те оказывались распределены по глобусу в известной степени равномерно и отделены друг от друга широкими морскими пространствами. Эпохи, когда планета имела такой вид, принято называть талассократическими («власть моря»). Самая выраженная талассократическая эпоха в истории Земли – меловой период.  
   В геократические эпохи («власть суши») все было наоборот. Литосферные плиты уменьшались в числе, вулканизм падал, парниковый эффект ослабевал. Климат становился довольно холодным, с прекрасно выраженной зональностью и резкими колебаниями. Появлялись покровные оледенения, которые иногда охватывали десятки процентов поверхности земной суши. Уменьшившиеся в числе мантийные течения стаскивали дрейфующие блоки континентальной коры в одну (хотя и большую) область, в которой возникал единственный огромный континент – Пангея. В пермский период, который, по-видимому, является самой выраженной геократической эпохой в истории Земли, Пангея была вытянута по долготе почти от северного полюса до южного – при том, что и шириной она, похоже, была где-то с современную Азию.  
   Нынешняя Земля находится в стадии перехода от талассократической эпохи к геократической, существенно ближе ко второй. Последнюю (пока) в своей истории талассократическую эпоху Земля прошла в конце мезозоя и начале кайнозоя, т.е., иными словами, в мелу и раннем палеогене – во времена порядка 50-80 миллионов лет назад.  
   А вот на Авроре эпоха сейчас, несомненно, типично талассократическая. Об этом свидетельствует хотя бы уже тот факт, что земляне располагают на Южном полюсе островной базой, до которой можно доплыть на подводной лодке. Это означает, что полярных шапок на Авроре нет. Прямое упоминание 9 континентов (на Земле столько никогда не было!) служит только подтверждением вывода, который и так легко сделать.  
   Не касаясь здесь вопроса о происхождении человечества, отмечу, что и биота Авроры по ряду признаков выглядит более архаичной, чем нынешняя земная. Например, в тексте ТББ не раз упоминается сайва, которая выглядит в описании как что-то среднее (с точки зрения человека) между амазонским тропическим лесом и сибирской тайгой. Но составом она принципиально отличается и от первого, и от второй. Земные экваториальные леса исключительно поликультурны, в них трудно сразу отыскать два дерева одного и того же вида. В сайве же четко выделяется одна древесная порода («белые деревья»), явно служащая здесь эдификатором – иначе говоря, средообразователем, как дуб в дубраве или сибирская ель в тайге. Но сайва – это и не тайга, потому что деревья в ней, судя по всему, лиственные. Вероятно, это не что иное, как зональный широколиственный лес, вполне подобный тем лесам, которые покрывали большую часть умеренной зоны Евразии до наступления на Земле четвертичных оледенений, а теперь сохранились в относительно ненарушенном виде разве что на Дальнем Востоке да кое-где в Передней Азии (от послеледниковых лесов они отличаются гораздо большим видовым богатством растительности).  
   Живущий в Икающем лесу голый вепрь Ы – создание не мифическое, коль скоро о нем всерьез упоминает доктор Будах. Об этом животном мы знаем, что оно крупное (иначе его не сочли бы опасным, и не было бы основания упоминать о «свирепости») и что передвигается оно, судя по всему, медленно и неуклюже (пересекает дорогу, «бормоча жалобы»). Похоже также, что оно не имеет узкой пищевой специализации: название «вепрь» указывает, что животное копытное (или, по крайней мере, внешне похоже на копытное), но вот эпитет «свирепый» принято чаще относить все-таки к хищникам. Что же оно такое? Тут стоит вспомнить, что история кайнозойской фауны земных млекопитающих довольно четко делится на две очень разные эпохи. В раннем кайнозое (палеогене) и позднем (неогене) млекопитающие, особенно крупные, были в своей массе различны. Более древние звери «палеогенового блока» – еще относительно слабо специализированные по питанию, неуклюжие, тихоходные, с маленькими черепными коробками и очень мощными челюстями, на силу которых они в основном и полагались в жизни. Таковы были как растительноядные звери, предшественники копытных (амблиподы, кондиляртры), так и хищники (креодонты и некоторые из тех же кондиляртр). А где-то 30 миллионов лет назад все это вымерло, и на главную сцену вышли изящные и быстрые представители «неогенового блока» – например, собаки, кошки, антилопы и лошади.  
   Яркий пример земного животного из «палеогенового блока» – зверь гишу, описанный в романе Ивана Антоновича Ефремова «На краю Ойкумены». Его прототипом, скорее всего, является хищный кондиляртр эндрюсархус, череп которого каждый желающий может увидеть в Палеонтологическом музее в Москве. В лесах Авроры определенно скрываются представители этого же фаунистического пласта.  
   Не исключено даже, что вепрь Ы – это вообще не млекопитающее, а зверообразное. На Земле в начале кайнозоя представители этого класса еще существовали.  
   
   [3] По геологическим данным, концентрация углекислого газа в атмосфере Земли в такие эпохи (конкретно – в конце мелового периода) превышала современную больше чем в 10 раз.
   
   3.
   
   Самое примечательное в истории девяти континентов Авроры – то, что на всех этих континентах живут люди.  
   В тексте ТББ прямо говорится, что разведчики из Института экспериментальной истории присутствуют «на девяти материках планеты». А ясно, что на совершенно безлюдной земле историку делать нечего.  
   К каким расам относятся эти люди? На этот счет у нас есть косвенные, но достаточно четкие данные. В первой главе ТББ упоминаются Карл Розенблюм и Джереми Тафнат, неудачливые резиденты в Мурисе и Кайсане. Страны эти, по-видимому, находятся где-то очень далеко от Арканара (Мурис – «в другом полушарии», а при наличной географии Авроры это практически со 100%-ной вероятностью означает, что и на другом материке). Упомянутые резиденты – европейцы, причем, очевидно, именно европеоиды по расовому типу (у Карла Розенблюма голубые глаза). Внедриться в среду представителей другой расы, никогда не видевших или редко видевших белых людей, им было бы очень сложно. Уж во всяком случае, выдать себя за рядового торговца шерстью Розенблюм не смог бы.  
   Итак, мы вправе предположить, что на всех материках Авроры живут люди одной и той же расы – белой. Имеющиеся внутри нее вариации («носатые ируканцы», «меднокожие варвары»), видимо, вполне подобны по размаху вариациям внутри белой расы Земли – во всяком случае, мы не знаем фактов, заставляющих утверждать обратное.  
   Об интенсивности трансокеанических контактов между населением этих материков (морская торговля, исследовательские и завоевательные походы, миграции) у нас данных нет. Но можно предположить, что она в целом заметно ниже, чем на Земле. В талассократическую эпоху континенты чаще бывают отделены друг от друга не узенькими проливами вроде Гибралтарского или Берингова, а довольно широкими океаническими пространствами – такими, как современная Атлантика или разделявшее в мезозое Европу и Азию Тургайское море. Мы прекрасно знаем из земной истории, что интенсивность трансатлантических контактов до плавания Колумба была практически равна нулю. Даже если принять во внимание подвиги викингов, результаты здесь все равно не особенно впечатляют. К тому же викинги пересекали Атлантику не «в лоб», а через ее самую узкую северную часть, где трансатлантическое плавание по условиям относительно близко к каботажному. На Авроре такие условия должны быть редки.  
   Сказанное не противоречит тому факту, что люди на Авроре все-таки сумели все континенты заселить. Осуществлять миграции в один конец можно и на бревнах – кто-нибудь да доплывет. Австралия в нашем мире была освоена именно так. Но регулярные плавания через океан – это совсем другое дело.  
   Можно ожидать, что типичный уровень коммуникации между городскими цивилизациями, существующими на разных континентах Авроры, окажется не выше, чем между государством майя и Кастильским королевством до плавания Колумба. То есть окажется нулевым.  
   Несколько изолированных миров, из которых мы что-то толком знаем лишь об одном – о мире Эсторской империи.  
   
   Совсем недавно я слышал от знакомых украинцев шутку: «Почему в Белоруссии невозможна оранжевая революция? Потому что там нет Западной Украины».  
   Самая принципиальная для человека особенность географии Авроры – то, что на ней нет Евразии.  
   Евразия – это не континент. Во всяком случае, не континент в том понимании, в каком им является Южная Америка, Антарктида или Австралия. Это громоздкая, сложная и не очень устойчивая структура, представляющая собой объединение трех – а вернее, даже четырех! – отдельных континентальных блоков.  
   Считаем. Раньше всего объединились Европа и Азия – на месте Тургайского моря теперь Западная Сибирь. Затем в Азию врезалась дрейфующая на север Индия, которая тоже очень долго была изолированным континентом, – в области их столкновения теперь поднимаются Гималаи. И наконец, есть еще Африка, которая соединялась сухопутными контактами то с Европой, то с Азией. С Европой – во времена Мессинского кризиса чуть больше 5 миллионов лет назад, когда Гибралтарский пролив закрылся и Средиземное море на некоторое время вообще практически высохло. Но возможно, что сухопутные «мостики» между Африкой и Европой возникали и позже – уже из послеледниковой эпохи в Западной Европе известны находки типично негроидных черепов. Ну, а сухопутный мост между Африкой и Азией существует по сей день. Причем раньше он был шире – Красное море раскрылось опять же около 5 миллионов лет назад.  
   Евразия – это грандиозная агломерация нескольких разнородных блоков суши, по объединенному пространству которых люди могут мигрировать. И они мигрируют! Достаточно вспомнить гуннов, которые начали свой поход на запад где-то в Монголии и были остановлены Аэцием на полях Шампани. Или готов, которые мигрировали из Швеции в Южную Россию, а потом через всю Европу на Пиренейский полуостров, – чем, естественно, вызвали множество других перемещений племен.  
   В мире Авроры ничего подобного быть не может.  
   Возможно, именно поэтому меднокожие варвары, живущие в лесах за Красным Северным хребтом, и остаются на стадии, когда они носят шкуры, стреляют колючками из духовых трубок и слушают шаманов-эпилептиков. Они «могут себе это позволить». У них нет той привносимой трансконтинентальными мигрантами конкуренции, которая является одним из важнейших стимулов развития – во всяком случае, развития всевозможных вещественных технологий.  
   В земной Европе такие «меднокожие варвары» или просто не выжили бы (как наверняка не выжили многие неиндоевропейские племена, от которых не осталось даже названий), или оказались бы вынуждены прогрессировать очень быстро.  
   Представьте себе столкновение отряда меднокожих варваров, руководимого племенным вождем, с вестготским войском, которое разгромило при Адрианополе римскую армию, – и все станет ясно.  
   
   4.
   
   Итак, Эсторская империя.  
   Она располагается на двух берегах довольно широкого морского пролива, и это сразу приводит к аналогиям с хорошо известным нам по нашей истории Средиземноморьем.  
   Действительно, именно для средиземноморских условий оптимальны галеры, похожие на византийские, которые являются основным классом боевых кораблей во флоте Арканарского королевства (вероятно, и во всей Империи тоже). Хотя бы потому, что автономность этих кораблей достаточна для хождения по внутреннему морю, но недостаточна для океана.  
   Империя совершенно четко делится на две разделенные морем части: метрополия и Запроливье. Причем ни о каких сухопутных контактах между этими двумя областями в ТББ не говорится вообще. Похоже, что все перевозки между ними производятся только по морю. В совокупности с тем, что мы уже знаем о географии Авроры, это дает достаточные основания для предположения, что Эстор и Арканар находятся на разных континентах. Просто из-за причуд тектоники плит эти два континента оказались достаточно близко друг к другу, чтобы пролив между ними могла легко пересечь галера.  
   А вот третьего континента рядом с ними, скорее всего, нет. Для талассократической эпохи вероятность сближения сразу трех континентальных блоков так мала, что ей можно пренебречь.  
   В этом, по-видимому, и состоит главное отличие Эсторской империи от Римской.  
   В нашем мире все государства, возникавшие в бассейне Средиземного моря, независимо от своей воли оказывались на геополитическом «перекрестке» – в области, политическая и культурная география которой была принципиально нестабильна. Восточное Средиземноморье, где зародилась античная культура, характерно прежде всего тем, что оно является стыком трех материков – Европы, Азии и Африки. Чтобы не ходить за примерами далеко, вспомним хотя бы, что Пифагор учился у египетских жрецов. Нет надобности объяснять, насколько важен для европейской культуры в целом был постоянный приток новых идей с необъятного Востока – из Сирии, Палестины, Александрии, а опосредованно, быть может, даже из Индии (недаром же в нее совершил поход Дионис!). Без «света с Востока» не было бы ни знакомой нам европейской математики, ни философии, ни, разумеется, христианства.  
   Что же касается политической ситуации в земном Средиземноморье, то ее неустойчивость определялась уже тем фактом, что до самого возникновения Римской империи (а точнее, до ликвидации Помпеем Великим царства Селевкидов) ни одно государство не имело физической возможности взять под свой контроль все побережье Средиземного моря, начиная от Геркулесовых столбов и кончая ими же. Едва выйдя в качестве самостоятельного игрока на политическую арену, Рим столкнулся с конкурирующими средиземноморскими державами – прежде всего с Карфагеном и Македонией. Делая во взаимодействии с ними ход за ходом, римлянам просто «силой вещей» пришлось со временем завоевать все Средиземноморье – не из патологической любви к захватам, а потому, что это был единственный способ сделать стратегическую обстановку по-настоящему устойчивой.  
   А теперь взглянем на карту Авроры.  
   В здешнем аналоге Средиземноморья мы видим следующие государственные образования:  
   – Имперская метрополия со столицей в Эсторе.  
   – Герцогство Убанское.  
   – Государства Запроливья: Арканарское королевство, Ируканское герцогство, республика Соан.  
   – Область Святого Ордена.  
   Начнем с Запроливья. Пределы области, носящей это название, обозначены в ТББ совершенно четко – «от Питанских болот на западе Ирукана до морских границ торговой республики Соан». Никаких других государств, кроме (перечисляем с запада на восток) Ирукана, Арканара и Соана, за Проливом, видимо, нет. К северу от них – сплошные леса, в которых жители Империи почти никогда не бывают: «Мало ли что рассказывают про страну варваров...»  
   Перед нами – имперская колония, возникшая на южном берегу малоизученного и малоосвоенного северного континента.  
   Причем возникшая исторически недавно. Поход маршала Тоца против варваров, после которого он стал арканарским королем Пицем I, произошел всего триста лет назад. Все указывает на то, что именно тогда и возникла арканарская династия. Во время описанных в ТББ событий Арканаром, как мы знаем, правил Пиц VI [4].  
   Остальные части колонии вряд ли намного старше.  
   Но вот сама Империя наверняка старше государственных образований Запроливья – и значительно. Когда маршал Тоц объявлял себя королем, а своих сподвижников баронами, он явно опирался на уже сложившуюся прочную феодальную традицию, взяться которой, кроме как из метрополии, было неоткуда.  
   Это означает, что темп внешнего расширения Империи был по земным (во всяком случае, по европейским) меркам очень медленным. Если продолжить аналогию с Землей – это напоминает освоение Римом Британских островов. За века, в течение которых Британия была римской провинцией, ни один римлянин, насколько известно, так и не побывал в Ирландии. Разумеется, это было связано не с техническими сложностями – пересечь Ирландское море при желании не стоило бы особого труда. И о существовании зеленой страны за этим морем римляне наверняка знали. Просто делать им там, по их мнению, было нечего.  
   Замечу, что основными вмещающими ландшафтами Эсторской империи, скорее всего, являются не леса, а открытые пространства – лесостепи, степи, полупустыни, а где-то за ними должна начинаться и пустыня. Иначе нельзя объяснить широкое использование в военных операциях боевых верблюдов (в лесном Арканарском королевстве их «почти нет»). Возможно, как раз из-за разницы в природной зоне жители метрополии долгое время относились к Запроливью примерно так же, как римляне – к Ирландии.  
   Экспансия наверняка шла бы куда быстрее, если бы на берегах Пролива у Империи были стратегические соперники. Но их-то как раз и не было [5]. Все городские цивилизации, потенциально подходившие на эту роль, находились на других континентах, дойти до которых на гребных судах было невозможно. Предположение, что Румата – «человек из могущественных заморских стран», недаром помещается доном Рэбой в один ряд с идеями, что его собеседник – дьявол или сын бога.  
   Единственными внешними партнерами для Империи были варвары. Но с ними все было ясно. Если они нападали на имперские земли, их следовало разгромить, как разгромил Марий тевтонов и кимвров, а маршал Тоц – «орды меднокожих варваров, спускающиеся с гор и истребляющие все живое». Если они не нападали, от них следовало отгородиться чем-нибудь вроде Великой Китайской стены или Адрианова вала. А вот ассимиляция была почти исключена, просто из-за слишком высокой «ступеньки» между культурами (во всяком случае, в Запроливье). Это вам не римская Галлия, где местный бог, слившийся с Юпитером, мог благосклонно взирать на браки римских чиновников «со златовласыми дочерьми тамошних лесов». Между римлянами и кельтами культурный барьер был несравненно ниже.  
   И, за отсутствием даже слабого аналога Азии, – никакого «Ex orienta lux». Здесь на месте Азии океан. Культурные влияния со стороны других цивилизаций если даже и случаются [6], то носят большей частью подпороговый характер: значимых новых течений мысли они, как правило, не порождают.  
   Эсторская империя владеет своим миром в одиночестве.  
   
   Эпоха, которую эта империя переживает сейчас, стадиально больше всего похожа на европейское Возрождение.  
   Власть императора, давно ставшая для значительной части его владений чисто номинальной. Королевские армии, осаждающие баронские замки. Крестьянские войны, время от времени угрожающие падением целым державам. Расцвет светского искусства – сонеты и романсы, театр, реалистичная портретная живопись. А еще костры, на которых публично горят ведьмы, и чудовищно разработанная культура пыток. Больше всего это напоминает европейский XV век. Перед нами типичная «Осень Средневековья» – тяжеловесная, золотая, с легким запахом распада.  
   Заметных отличий от знакомой нам Европы эпохи Возрождения здесь два.  
   Первое отличие: насколько можно судить, в Эсторской империи по сравнению с Европой замедлен процесс формирования национальных государств. Наличие на карте границ не должно вводить нас в заблуждение: Ирукан и Арканар определенно гораздо ближе к системам феодальных доменов, чем к унитарным государствам образца европейского Нового времени. Тут можно вспомнить истории о войнах королей с баронами и о родовой вражде дона Сатарины с герцогами Ируканскими. А Соан – это типичная городская республика вроде Венеции или чуть менее известного Дубровника [7]. Этническая специфика у всех этих государственных образований выражена очень слабо.  
   Понять это, взглянув на историю Европы, очень легко. Французы могли отделить себя от немцев (и отделяли уже во времена Карла Лысого и Людовика Немецкого), потому что между их странами изначально имелись немалые различия в этническом субстрате – а различия эти, в свою очередь, сложились в результате сложных, долгих и накладывающихся друг на друга перемещений множества индоевропейских племен на пространстве, простирающемся в конечном счете как минимум от Туркестана до Шотландии. На Авроре миграций такого размаха не происходило, по банальной географической причине: протяженность континентов тут слишком мала. Отсюда и другая картина на поздних стадиях. Характерно, что, судя по тексту ТББ, население всех частей Эсторской империи пользуется одним и тем же языком, в котором не замечается даже диалектных отличий (единственный человек во всем романе, который говорит с акцентом – это черный всадник из кавалерии Святого Ордена, останавливающий Румату на улице). Похоже даже, что антропологические различия между населением разных частей Империи превосходят языковые. Ируканца в Арканаре проще распознать по внешности, чем по акценту! Во всяком случае, дон Гуг и доктор Будах говорят на языке Империи совершенно гладко. Румата, который является по легенде коренным жителем метрополии, не только не испытывает в Арканаре никаких проблем с языком, но и вообще, по-видимому, неотличим в данном отношении от местного обитателя – причем этому никто и нигде не удивляется. Этнические «линии разлома», по разные стороны которых будут оформляться национальные государства, провести в таком мире довольно трудно.  
   Так что «великий и страшный человек, отдающий всю жизнь идее борьбы за объединение страны» – это персонаж, куда более характерный для Земли, нежели для Авроры.  
   А второе различие между Европой и Эсторской империей относится к религиозному фактору.  
   
   [4] И это создает небольшую загадку. Если всех арканарских королей звали Пицами, то средний срок царствования получается у них что-то уж очень большим – около 50 лет. Или в арканарской династии были короли и с другими именами, или Пицам и вправду везло так, что царствовали они подолгу. Невозможным не является ни то, ни другое: на Земле, например, Генрих III Английский процарствовал 56 лет, а знаменитый Людовик XIV – даже 72 года.
   [5] Герцогство Убанское тут, конечно, не в счет, так как оно-то наверняка является частью Империи. Иначе Арата (тогда еще Красивый) вряд ли сумел бы возглавить там восстание, совершенно аналогично тому, как какой-нибудь парфянский или персидский мятежник вряд ли смог бы возглавить возмущение крестьян в Римской империи: его бы там просто не приняли за своего. Расположено герцогство Убанское, скорее всего, где-то более или менее по соседству с имперской метрополией, но не на берегу Пролива, а на другом – внешнем – побережье южного континента («за два моря» от Арканара).
   [6] Пример – несуществующая ныне цивилизация аборигенов Запроливья, книги на языках которых Румата видит в лавочках, торгующих раритетами.
   [7] Мимоходом подчеркну очевидную вещь: тот факт, что Соан, в отличие от Арканара и Ирукана, является республикой, вовсе не означает, что «уровень средневекового зверства» там ниже. История мятежа рабов-корабельщиков показывает это очень наглядно.  
   «Галерникам было похуже Прометея. Я их видел, можешь мне поверить. Я помню венецианские кенкеремы в двести весел. Каждое семнадцать метров. И семь рабов прикованы к нему цепями. Запах пота и крови тянулся за кенкеремами на многие мили. Птицы облетали их...» (В. Конецкий).
   
   5.
   
   Какая, собственно, религия господствует в Эсторской империи?  
   Обратимся для начала к первоисточнику. В «теле» ТББ, не считая пролога и эпилога, слово «бог» употреблено 42 раза. Из этих 42 упоминаний 15 принадлежат землянам (искомое слово звучит или в разговорах между землянами, или во внутренних монологах Руматы), и 5 из них – во множественном числе. Остальные 27 упоминаний принадлежат или жителям Авроры, или землянину, действующему в данный момент под легендой жителя Авроры. Почти все они – в единственном числе.  
   Человек с Авроры употребляет слово «боги» во множественном числе вообще единственный раз за всю книгу. Этот человек – Арата Горбатый, ненавидящий всякую религию и открыто это признающий.  
   Все остальные присутствующие в ТББ жители Авроры – монотеисты. Даже доктор Будах – строгий монотеист: его рассуждения о «небесном ювелире» вполне серьезны.  
   Чем монотеизм Эсторской империи отличается от земного христианства?  
   Прежде всего отметим следующее: «функциональным божеством», к которому в большинстве ситуаций обращается большинство жителей Арканара, является не столько Господь Бог, сколько святой Мика. В этом ничего особенного нет, подобные явления знакомы и земной Европе. «С точки зрения человека, не сведущего в земной теологии, главным божеством итальянцев окажется – не правда ли? – Пресвятая дева. Ей посвящено гораздо больше храмов, чем Иисусу, перед ее изваяниями и живописными изображениями горит гораздо больше свечей, ее чаще поминают, чаще обращаются к ней в молитвах. Пожалуй, можно сказать, допустив некоторое преувеличение, что Иисуса они только терпят в своем пантеоне, терпят как сына Марии. Боготворят же истинно – и ставят превыше всех других потусторонних властителей – ее, Santa Vergine. <...> Иными словами – допустим, что спасителем итальянцев, как и всех прочих человеков, был действительно Иисус. Однако факт остается фактом: спасения, насущного спасения от телесных и душевных невзгод итальянцы ищут у девы Марии» (Л. Мештерхази).  
   Ни могилы святого Мики вдоль дорог, ни кухарка, которая молится святому Мике, «чтобы послал какого ни на есть мужа», в этом смысле не удивляют. Гораздо больше интереса вызывает подозрительная реплика короля в адрес лже-Будаха. «Знаю я вас, ируканцев, вы святого Мику варварам продали!» То есть весь сюжет о святом Мике связан со странами Запроливья. Соответственно, он никак не мог возникнуть раньше, чем оформились сами эти страны (а мы уже знаем, что, во всяком случае, монархиями они стали только триста лет назад). Если христианская Богоматерь – персонаж универсальный, то святой Мика – чисто местный. И культ его сложился исторически недавно.  
   Во всех монотеистических странах совокупность религиозных представлений людей на самом деле двуслойна. В каждой такой стране есть «чистые» монотеисты – а есть люди, которые в богословские тонкости не вдаются, зато верят в гномов, кобольдов или троллей и поклоняются святым совершенно как языческим божествам. Видимо, монотеизм – слишком сложная для восприятия концепция, удержать которую в «точке сборки» не всякому человеку под силу. Язычество никогда не исчезает бесследно – оно просто уходит в нижний слой массового сознания. И в Эсторской империи этот нижний слой гораздо мощнее, чем в христианской Европе. Недаром в первое же утро после переворота в Арканаре воинам Святого Ордена приходится в массовом порядке заниматься удалением со стен и крыш языческих изображений («слышался стук молотков и треск дерева»).  
   На этом фоне заметны еще три особенности, отличающие общество Эсторской империи от общества средневековой Европы.  
   Во-первых, Империя, по деликатному выражению земного историка, «не поражена религиозным фанатизмом». По уровню массовой религиозности она соответствует не Европе XV века, а скорее Римской империи эпохи Августа. Основным материалом для рабочих деталей общественного механизма служат или простецы, которые совершенно с теми же чувствами молились бы что Христу, что кому-нибудь из многочисленных античных богов, или же вольнодумцы разных градаций – вплоть до Араты Горбатого, который вообще атеист.  
   Во-вторых, в Эсторской империи три официальные церкви – ситуация, в средневековых империях Европы просто немыслимая. Единственное приходящее тут на ум исключение – монофизиты в Восточной Римской империи: их право на существование было признано имперской властью со скрежетом зубовным (указ императора Зенона от 482 года), и то только потому, что с ними решительно ничего больше не удалось поделать. А после того, как населенные монофизитами земли благополучно завоевали арабы, с плюрализмом в религиозной сфере было по всей Европе покончено – до самой Реформации [8].  
   В-третьих, в Эсторской империи церковь практически не имеет опоры в верхушке феодального общества. Состав лиц, присутствующих на обеде у короля, весьма обширен и описан в ТББ дотошно, вплоть до «дубоподобных баронетов». Но ни одного духовного лица там нет! Неудивительно, что согласно принятой здесь политической традиции церковь никогда не вмешивается в светские дела (Румата это специально подчеркивает). Контраст с Западной Европой позднего Средневековья – разительный.  
   Впрочем, это не значит, что церковь Империи не ищет общественной опоры вовсе. Только полагается она не на феодальных властителей, а на то, что в европейскую эпоху Просвещения стали называть третьим сословием. Обратим внимание на то, насколько часто в тексте ТББ встречаются обращения «отец» и «брат» – причем адресуемые явно светским людям. Кабани – «отец», Гаук – «отец», Гур Сочинитель – «отец», космограф Тарра – тоже «отец». Проснувшись наутро после гульбы с бароном, Румата слышит с улицы разговор людей, которых зовут брат Кирис и брат Тика. Похоже, что звание «отца» здесь почти автоматически получает любой образованный человек, а звание «брата» – вообще любой нормальный мещанин, живущий своим домом. Церковь раздает эти звания «почета ради», примерно как в Третьем Рейхе почти любой мелкий деятель культуры мог получить звание зондерфюрера СС.  
   Это – внешний круг социального фундамента имперской церкви.  
   А внутренний круг – это Святой Орден.  
   
   В обществе средневекового типа, пронизанном монотеизмом, хорошо заметно явление, которое я бы назвал градиентом религиозности. Невооруженным глазом видно, что членов такого общества можно по степени их реальной приверженности теизму расположить в ряд. Ясно, что оговорок здесь масса [9], и тем не менее градиент религиозности реально существует. На одном его конце – простецы-псевдохристиане, верящие в персонажей низшей мифологии и способные приносить жертвы иконам. На другом – Бернар Клервоский, Франциск Ассизский, Савонарола. Посредине – искренне верующие в Бога просвещенные миряне. Последовательность непрерывна, она допускает небольшие отклонения в ту или другую сторону: кто-то из феодалов, например, может оказаться по признаку религиозности ближе к Людовику Святому, а кто-то и к Реджинальду Фрон де Бефу [10].  
   В обществе Эсторской империи мы вместо этой непрерывной последовательности видим четкую ступеньку. С одной стороны – квазитеисты, чьи отношения с миром с точностью до терминов равны языческим, с другой – «яростные монахи» [11]. Середины нет.  
   На первый взгляд, в эту схему плохо вписывается фигура Будаха – искреннего монотеиста, как-никак. Но его монотеизм по стилю явно ближе не к христианству, а ко взглядам неоплатоников III-IV веков, относившихся к христианству с отвращением. Монотеизм Будаха – его личный рациональный выбор, и только. К официальным церквям Империи этот человек не имеет никакого отношения, чтобы не сказать больше. Последнее иллюстрируется простым фактом: во всей ТББ Будах – единственный (!) образованный местный персонаж, не имеющий звания «отца» или «брата»! То есть, например, историк Нанин – циничный пьяница – церковное звание honoris causa все-таки имеет, а благородный монотеист Будах – нет. Уж он-то явно находится по ту же сторону социальной грани, где оказались «простецы» и язычники.  
   И, что не менее важно, сами его убеждения – по нашим меркам скорее деизм, чем теизм. Ergo, Будах – самый настоящий квазитеист, как и сказано. Существованию названной идеологической ступеньки наличие таких людей, к сожалению, не противоречит.  
   Итак, население Эсторской империи расколото на два неравных множества людей с разной идеологией и разным отношением к миру. Подчеркну: расколото по горизонтали. Судя по всему, между светскими властями и церквями здесь давно заключена серия конвенций, разграничивающих сферы их влияния. Сфера влияния церкви относительно невелика, но в ее пределах церковь является таким же сувереном, как крупный феодал вроде Пампы в пределах своего лена. Зачем иначе нужны монастырские дружины? Румата крайне удивляется, увидев монастырскую дружину построенной перед Патриотической школой – «с каких это пор церковь в Арканаре вмешивается в светские дела?» Но вот самому существованию такой дружины он не удивляется вовсе. Видимо, это обычная для Империи практика.  
   Дальше идут простые общие соображения. Высокая разность потенциалов между изолированными друг от друга секторами общества создает в этом обществе принципиально неустойчивую ситуацию. Следовало бы сказать – термодинамически неустойчивую. Простейшая физическая аналогия – плотина, по разные стороны которой уровень воды различается в несколько раз. Стоит ей прорваться, произойдет катастрофа.  
   Эпизодами такой катастрофы как раз и стали две известные нам «резни» – Барканская и Арканарская.  
   
   [8] Все-таки отмечу еще одно явление, которое, по-видимому, занимает в европейской истории особое положение по данному параметру: Великое княжество Литовское и Русское XIV-XVI веков.
   [9] Разберем часть этих оговорок на примере персонажей «Имени розы». Если взять Вильгельма Баскервильского, Бернарда Ги и брата Дольчина, то ответ на вопрос «кто из них больше теист?» действительно вызовет (у меня, во всяком случае, вызвал бы) некоторую заминку. Но вот если взять любого из этих трех и Сальватора – тут ответ на такой же вопрос уже ясен. Названные трое – какие-никакие, а монотеисты, Сальватор же – типичный псевдохристианин, ровно ничем по своей сути не отличимый от язычника. А с другой стороны, Убертин Казальский по степени своей проникнутости теизмом наверняка превосходит и Вильгельма, и Бернарда, и Дольчина.  
   Все это вместе означает, что предложенная шкала имеет довольно низкую разрешающую способность – но одновременно лишь подтверждает реальность самой шкалы. Что касается низкой точности, то сама по себе она не должна смущать. Как любил говорить Н.В. Тимофеев-Ресовский: «Точность приборов должна быть не максимальной, а оптимальной». Когда мы занимаемся сравнительной социологией двух планет, высокая точность на первых порах как раз не нужна...
   [10] Разумеется, из этой последовательности выпадают особи, которые вообще не верят ни в Бога, ни в черта, ни в комариный чох и для которых религиозность / теистичность строго равна нулю. Такие встречаются и на Авроре (Арата Горбатый), и на Земле (Фридрих II Гогенштауфен). Это исключения, подтверждающие правило. Причем на Земле такие исключения на самом-то деле были даже в Новое время весьма редки...
   [11] Термин Ю.Н. Тынянова. В восьмой главе «Смерти Вазир-Мухтара» он упоминает Абеляра, «который был модным профессором, изящным краснобаем и стал яростным монахом после того, как стал евнухом».
   
   6.
   
   Возникшие в Европе теоцентрические общества средневекового типа были продуктом сочетания двух важнейших исторических факторов.  
   Первый фактор – это само возникновение теистической религии, обещающей своим адептам рай и бессмертие и при этом имеющей не просто прозелитический, но и – благодаря святому Павлу – универсальный без всяких оговорок характер. С конца I века эта новая религия распространялась по Римской империи, как подземный пожар. «Мировой торфяной пожар», как выразился по другому поводу историк XXII века Створженицкий [12]. Через двести лет этот пожар был давно уже готов вырваться на поверхность.  
   И вот тут вступил в действие второй фактор: переход Римской империи от принципата к доминату. Императорская власть сакрализовалась и стала абсолютной не только de facto, но и de jure (это подчеркивается обрядовыми деталями вроде обращения к императору «ваша вечность», падения перед ним ниц и т.д. и т.п.). Иногда это объясняют влиянием так называемых «восточных деспотий», иногда считают независимо возникшим явлением, но во всяком случае от империи образца Октавиана Августа (которая формально вообще была республикой) такое государство отличается очень сильно.  
   Пока Римская империя оставалась принципатом, она была практически совершенно веротерпимой. Боги вошедших в ее состав многочисленных народов просто пополняли весьма обширный общеимперский пантеон. Гонения на христиан были здесь чуть ли не единственным исключением (впрочем, в личной «божнице» императора Александра Севера были статуи и Моисея, и Христа). Переход к доминату сделал верховную власть формально абсолютной – а значит, создал предпосылки к установлению императорами контроля не только над телами, но и над душами своих подданных [13].  
   Двум ключевым факторам оставалось пересечься. На Земле это произошло в царствование императора Феодосия Великого: в 392 году следует эдикт, согласно которому отправление в пределах Империи любых языческих культов приравнивается не более и не менее как к оскорблению величия, то есть – к государственной измене. Аналогичные «оргвыводы» делаются и в отношении альтернативных ветвей христианства (таких, как ариане). Идеологическая монополия православной церкви получает от государства прямую силовую поддержку. Возникает государственная теократия.  
   Выгоды сторон здесь понятны. Для императора религиозная монополия была довольно важным инструментом контроля над обществом (в нашей родной России это дожило до XIX века). Церкви же это дало широчайшие возможности для «спасения» огромного количества людей, мнения которых теперь можно было особенно и не спрашивать. Ради таких возможностей церковь была готова пожертвовать – и пожертвовала – своей независимостью от светской власти.  
   Теперь, как обычно, взглянем на Аврору.  
   Формирование на базе земной Римской империи теоцентрических государств было результатом пересечения в IV веке нашей эры двух тенденций, исходно развивавшихся вполне независимо друг от друга. Неизбежность такого пересечения, вообще говоря, ниоткуда логически не следует. Вполне мыслимой является ситуация, когда два интересующих нас явления – распространение универсальной теистической религии и становление домината – например, разошлись бы во времени.  
   Выскажем гипотезу, что в Эсторской империи именно так и произошло. Религия, аналогичная христианству, начинает здесь распространяться относительно гораздо позже – в эпоху, когда Империя уже вошла в стадию феодальной раздробленности.  
   Эта гипотеза отлично объясняет такие факты, как множественность внутри Империи официальных церквей и необычно большое по сравнению с Европой распространение среди населения языческих предрассудков (те самые чертики под крышами домов). И сама по себе задержка прихода теизма тоже понятна: в земную Европу он пришел с Востока, а здесь Востока попросту нет. Как говорилось в мультфильме о капитане Врунгеле: «Измерить температуру забортной воды не представляется возможным за отсутствием таковой». Теизм Эсторской империи – это чисто местное изобретение. Неудивительно, что в изолированных областях технический и культурный прогресс идет при прочих равных медленнее [14].  
   Для местной церкви такой ход событий означал, что она при всем желании не успевает встроиться в систему светской власти таким образом, чтобы обеспечить себе идеологическую монополию на всем пространстве Империи. Некие попытки такого рода, несомненно, были сделаны (иллюстрация тому – эпизод с публичной пыткой ведьм в Эсторе), но так же несомненно, что особым успехом они не увенчались: полное отсутствие духовных лиц при дворе короля Арканарского едва ли случайно [15]. В поисках реальной власти церквям Эсторской империи пришлось полагаться на другие ресурсы.  
   Ресурсов этих, как можно судить, было два. О первом из них мы уже говорили – это «третье сословие», т.е. массы населения, не принадлежащего ни к дворянству, ни к духовенству. Именно здесь духовные организации проделывают большую предварительную работу, раздавая направо и налево ни к чему не обязывающие звания «отцов» и «братьев». «Третье сословие» – мобилизационный ресурс церкви, в том числе, когда понадобится, и в самом прямом смысле (вспомним карьеру брата Киры).  
   Второй важный для церкви ресурс обеспечивается самой властной структурой феодально раздробленного общества. Эта структура – сетевая, в том смысле, что любая сеть состоит из дыр. В твердой абсолютной монархии – например, во Франции Людовика XIV или даже Людовика XI – никакой местный администратор не может набрать и обучить собственное, неподконтрольное королю войско, не рискуя лишиться головы. А вот в феодально раздробленной стране такое возможно запросто – конечно, при наличии материальных средств. Можно создать собственную ударную кавалерию, можно поставить крепость, можно построить флот. Если повезет, можно даже взять под свой полный контроль небольшой регион.  
   Только, чтобы делать все это эффективно, нужна организация. Желательно – централизованная и устроенная на военный лад [16].  
   И такая организация создается. Именно ее мы знаем как Святой Орден.  
   
   Что, собственно, мы знаем о Святом Ордене?  
   Прежде всего мы знаем, что он располагает огромной военной силой. Показывая Румате построенных на площади всадников Ордена, дон Рэба восклицает: «Их двадцать тысяч!» Пусть даже он преувеличил, и двадцать тысяч – это не число копий, а общее количество прибывших из-за моря людей, – для Средневековья это все равно очень много. В гвардии эсторского императора, с которой довелось сразиться Арате Красивому, было всего пять тысяч человек. Император, конечно, мог бы собрать и больше, но – уже только за счет войск своих вассалов. То есть образовавшаяся военная сила была бы довольно разнородной. А армия Ордена не только многочисленна, но и предельно централизована – это видно хотя бы из того, что все всадники совершенно одинаково одеты и вооружены. И навыки коллективных действий у них явно находятся на беспрецедентной для данной эпохи высоте («неправдоподобно точный строй»). Такого ударного кулака никто больше в Империи собрать просто не способен.  
   Следующий не менее важный момент: двадцать тысяч солдат Ордена были перевезены в Арканар строго одновременно, они все высадились там в ночь переворота. Перевезти через море двадцать тысяч человек (по меркам Нового времени – почти две дивизии) и обеспечить их синхронную высадку в заданной точке – задача, которая даже в Крымскую войну считалась на Земле вершиной флотоводческого искусства. А уж в нашем XV веке такое никому даже не снилось. Значит, адмиралы и морские капитаны у Ордена, во-первых, очень квалифицированные, а во-вторых – их много. Их сотни.  
   Морские капитаны – это частный пример. Орден вообще владеет очень хорошо подготовленными управленческими кадрами – причем в большом, избыточном с точки зрения своих жизненных потребностей количестве. Эти управленцы мелькают на страницах ТББ: то пресловутый отец Арима, то «человек в черном плаще», сопровождающий Румату по коридорам дворца, то, наконец, сам орел наш дон Рэба...  
   «Дон Рэба – профессиональный агент влияния и политический диверсант Ордена, великолепно замаскировавшийся под хитроумного придворного интригана и серого (во всех смыслах) кардинала. Ему удалось обмануть всех, в том числе и нашего Антона-Румату, который при всех его статях все-таки дилетант-самоучка, не лишенный известных талантов, но начисто лишенный серьезной практики...» [17]
   Предоставляю читателю самостоятельно оценить возможности организации, способной подготовить и внедрить в чужую страну сотрудника такого класса (и вообще провести такую операцию). Комментировать тут, пожалуй, нечего.  
   Остается ответить на два вопроса. Где Орден берет столько разнообразных, часто очень способных людей? И в чем, в конце концов, состоит цель его деятельности?  
   
   Сначала – о политике привлечения кадров. Судя по всему, Святой Орден работает как социальная «губка», впитывающая элементы, которые не могут никаким другим способом найти себе адекватное место в обществе. Вот почему «среди офицеров Ордена половина юродивых и увечных». Впрочем, потенциальные сотрудники Ордена – не обязательно калеки. Вспомним Рауля де Бражелона, который решил стать мальтийским рыцарем после краха своих личных планов. Такие люди должны с той или иной частотой встречаться в любой стране, и в Эсторской империи в том числе. Иными словами, при поиске исполнителей для каждой конкретной задачи Ордену есть из кого выбирать.  
   Что получают люди от вступления в Орден?  
   Во-первых, это чувство принадлежности к силе. Возможность почувствовать себя «большим и сильным» – вещь для слабого человека неоценимая. Ощутить за своей спиной «тень Святого Ордена», подобную «тени Комитета общественного спасения», о которой писал Гюго, – за такое в других условиях и дьяволу душу продать было бы можно.  
   Во-вторых, это гарантированное социальное положение. «Там» ты был неудачником, а то и калекой, которого любой прохожий на улице мог безнаказанно пнуть ногой. А «здесь» ты – брат, абсолютно во всем равный другим братьям. Согласитесь, что это тоже дорого стоит.  
   И в-третьих – это четкое, глубоко логически и эмоционально обоснованное осознание того, что житейские неудачи (как, впрочем, и удачи) не имеют для тебя больше никакого значения. Состояние, когда ты чувствуешь себя «в струге алмазном на убегающей к Творцу реке», а все частности земной жизни – они позади, позади, позади...  
   Иначе говоря, для светского жителя Империи вступление в Орден – это смягченный и относительно комфортабельный вариант самоубийства.  
   Что тут сказать? Я не поклонник Фрейда, но иногда мне кажется, что гипотеза о существовании имманентно присущего человеку инстинкта смерти («Танатоса») все же имеет под собой некоторые основания…  
   Отдельное замечание – по поводу принципов набора орденских офицеров. Орден вовсе не состоит целиком из калек: и монахи, выполняющие тайные поручения, и, надо полагать, солдаты – это вполне себе «умелые бойкие ребята». Но вот именно об офицерах Ордена Арата определенно говорит, что среди них «половина юродивых и убогих». Как это объяснить? Очевидно, здесь имеет место некий отбор – но отбор по критериям, в чем-то противоположным тем, которые действуют в обычном социуме. «Калеки угодны Богу». Фрагменты такого отношения к вещам мелькают и на Земле – не зря ведь, например, святой Франциск проповедовал прокаженным и даже жил среди них. Руководители Ордена идут дальше – они предоставляют своим «прокаженным» преимущество при занятии командных должностей [18]. Получается своеобразный анти-социум, законы которого принципиально отличаются от законов обычного дневного мира. Как царство троллей у Ибсена.  
   Идея здесь – в сознательном стремлении составить ядро организации из персонажей, поведение которых максимально дистанцировано от поведения так называемых «нормальных людей» (биологически и клинически нормальных, я имею в виду). Последние, как известно, имеют обыкновение влюбляться, сплетничать, пить вино, зарабатывать деньги и рожать детей, – в общем, делать все то, что составляет ткань нормальной человеческой жизни. Адепты Ордена все эти занятия, несомненно, презирают. «То, что наиболее естественно, менее всего подобает человеку». Орден – против нормальной жизни [19].  
   Как ни парадоксально, именно это и служит приманкой для большинства сознательно идущих туда.  
   
   Какие политические и социальные задачи может ставить перед собой такая организация?  
   Одну из этих задач мы, во всяком случае, знаем. Это именно то, чем в несравненно меньших масштабах занимался во Флоренции Савонарола. То есть – уничтожение культуры [20].  
   Вторая задача – это построение государства весьма специфического типа. «Установления просты, и их всего три: слепая вера в непогрешимость законов, беспрекословное оным повиновение, а также неусыпное наблюдение каждого за всеми!»  
   И третья задача – ликвидация пережитков язычества в любом виде.  
   Что еще? Да, собственно, это все. Политическая деятельность Ордена, описанная в ТББ, по сути исчерпывается этими тремя пунктами.  
   Впрочем, это вовсе не мало.  
   Как попытка реализации данного пакета идей могла быть оправдана с точки зрения теологии – мне, признаться, не очень-то и интересно. Как говорится, «пусть в этом разбираются наши схоласты». Давайте лучше посмотрим без эмоций: как можно эту сумму процессов в нашей терминологии описать.  
   В классической физике есть понятие «степень свободы». Число степеней свободы системы равно числу переменных, которые могут независимо меняться. Для материальной точки, находящейся в трехмерном пространстве, число степеней свободы в простейшем случае равно трем – по числу координатных осей. Для более сложных систем оно увеличивается. Для социальной системы определить число степеней свободы сложнее, чем для механической (это зависит от выбранного нами набора исходных понятий), но там оно тоже всегда чему-нибудь да равно. А главное – у разных систем оно разное. Например, в кастовом обществе число социальных степеней свободы для большинства субъектов при прочих равных условиях явно меньше, чем в таком, где отсутствуют ограничения на профессии.  
   Такая организация, как Святой Орден, сознательно или подсознательно стремится минимизировать число степеней свободы в среде, в которой она работает. Упростить сложную систему, лишив ее избыточности, но получив взамен однозначную управляемость. Произвести онтологическую редукцию [21].  
   Правда, для живой системы это значит – убить ее.  
   Такие явления социальной истории Земли, как инквизиция Торквемады, или женевское государство мэтра Кальвина, или режим большевиков, – могут с определенной точки зрения рассматриваться как манифестации коллективного стремления к смерти. Стремления, основанного на фрейдовском «Танатосе» – если этот последний все-таки существует [22].  
   
   «Рано, слишком рано, на столетия раньше, чем можно, поднялась в Арканаре серая топь...»  
   Остановимся на этом замечании Руматы.  
   Прежде всего: что значит в данном контексте слово «раньше»? Вопрос этот на самом деле требует серьезного анализа. Примем – условно, только условно! – последовательность стадий развития хорошо нам известной земной западноевропейской цивилизации за некую норму, а затем посмотрим, чем последовательность стадий развития эсторской цивилизации отличается от нее.  
   При этом сопоставлении сразу бросается в глаза явление, которое правильнее всего назвать системной десинхронизацией. Говоря так, мы тем самым принимаем точку зрения, согласно которой время – не координатная ось, независимая от вещей, а характеристика темпа развития (по С.В. Мейену). Строго говоря, время может быть только внутренним: оно характеризует отличия последовательных состояний развивающейся системы друг от друга. Но любая система состоит из разных частей, которые развиваются с разной скоростью. Это значит, что разные части системы могут жить в разных внутренних временах – быть «старше» или «младше» друг друга. Так возникает внутренняя десинхронизация – разнобой внутренних времен, который в разных системах может быть слабее или сильнее [23].  
   В системе «эсторская цивилизация» внутренняя десинхронизация исключительно высока. В культуре Эсторской империи, которую мы видим, явным образом сочетаются элементы, относящиеся «по земному счету» к совершенно разным историческим стадиям. На фоне явного Средневековья (пусть даже и позднего) то и дело мелькают структуры, понятия, идеологемы, будто ворвавшиеся сюда из далекого – по земным меркам – будущего.  
   Перечислим эти «элементы будущего», заметные в тексте ТББ.  
   1. Чрезвычайно развитый аппарат централизованной бюрократии. В Арканарском королевстве заведомо существуют (или существовали раньше) министерство финансов, министерство церемоний, министерство двора, министерство недр, а также неназванные министерства, «ведающие образованием и благосостоянием». Вновь учрежденное министерство охраны короны легко встраивается в давно существующую разветвленную бюрократическую структуру. Структура эта усложнена гораздо сильнее, чем могут потребовать любые жизнеобеспечивающие функции: заметьте, что даже министерство церемоний и министерство двора – это здесь два разных учреждения. И переписка между министром финансов и министром двора по поводу несчастного заблудившегося камер-юнкера не случайно занимает целых десять дней. Вряд ли арканарцы придумали такой запутанный, вычурный и совершенно ненужный небольшому королевству механизм сами. Скорее всего, это часть давней традиции, охватывающей всю Империю.  
   2. Возникновение учреждения, именуемого Патриотической школой. В нашем мире понятие «патриотизм» появилось в середине XVIII века – в разгар Просвещения, в среде французских энциклопедистов.  
   3. Явная опора церкви на третье сословие. В нашем мире книга аббата Сиейеса «Что такое третье сословие» вышла в 1789 году, перед самой революцией.  
   4. Наличие в массовом сознании зачатков представления об историческом прогрессе. Правда, единственным источником данных на эту тему служит реплика пьяного дона Тамоэ: «Находясь на службе короля, мы должны всемерно смотреть в будущее». Но уже одна эта реплика довольно информативна. Ведь дон Тамэо – не какой-нибудь вольнодумец, а ярко выраженный конформист. Изрекаемая им фраза есть явный официозный штамп. Интересно же выглядит феодальное общество, где в ходу такие штампы! Средневековым людям, насколько нам известно, было свойственно видеть историческое время как конечный и не очень длинный отрезок: они скорее были готовы поверить, что конец света наступит вот-вот, чем представить себе бесконечное земное будущее, допускающее качественные изменения к лучшему [24]. А в Арканаре, оказывается, подобное представление успело войти едва ли не в государственную идеологию, так что пьяный дон даже в полубессознательном состоянии способен повторить относящиеся к нему ключевые слова! Очень интересно...  
   5. Отлично проработанная и весьма популярная в некоторых общественных кругах идеология крайнего этатизма. Государство, которое предлагает построить отец Кин, не так уж далеко ушло от регулярного государства Лейбница (или, с другой стороны, от проектов китайских легистов). А вот Средневековье ничего подобного вроде бы не знало.  
   Причины указанной десинхронизации, скажем честно, не совсем ясны. Простейшее объяснение здесь состоит в том, что Эсторская империя развивалась «в тепличных условиях»: она не подвергалась крупномасштабным варварским нашествиям, каковые в известной нам Европе были одной из причин относительно резкой смены формаций [25]. Потокам варваров просто неоткуда было прийти [26]. Географически изолированный мир Эсторской империи более стабилен, чем мир Европы. Потому и смена исторических формаций – как и культурных эпох – происходит в ней гораздо более постепенно. Эпохи перекрываются, проникают друг в друга, – а на землянина это производит понятное впечатление «смешения времен». Отсюда и несогласие действительности с «базисной теорией». Уже из термина «базисная теория феодализма» ясно, что эта теория абсолютизирует понятие исторической формации – но в том и штука, что на Авроре формационная схема работает принципиально хуже, чем на Земле. Просто потому, что внешних возмущений, служащих «триггерами» для смены формаций, здесь меньше.  
   В любом случае мы можем констатировать, что стадиальная десинхронизация как феномен на Авроре, несомненно, имеет место. И для понимания интересующего нас сюжета это очень существенно. Святой Орден потому и не имеет точных аналогов на Земле, что в его «портрете» сочетаются черты, принадлежащие в нашей истории просто разным временам. Вероятный состав идеологии Святого Ордена: чисто средневековая теоцентрическая модель мироздания + концепция бедности а-ля святой Франциск + рационалистический гиперэтатизм. И все это – на фоне огромного пассионарного напряжения (воспользуемся здесь единственный раз гумилевской терминологией), какое на Земле имело место лишь в самых кипящих социальных котлах вроде, например, армии гуситов. Смертоносный коктейль, одним словом. Что из такого сочетания получается, мы видим уже в тексте ТББ: в земной Европе ни в одну эпоху никому все-таки не пришло бы в голову делать искусство пыток учебным предметом в школе для юношей, да еще и устраивать по этому предмету практические зачеты. А для дона Рэбы (именно он основал Патриотическую школу) это, как видим, норма.  
   Луи Повель и Жак Бержье как-то написали: «Нацизм – это магия плюс танковые дивизии». Довольно точной метафорой Святого Ордена будет танковая армия, которой командует субъект вроде Савонаролы или святого Доминика. Причем под броней «тигров» и «пантер» сидят нищенствующие монахи в рясах из серой мешковины. Это не такое преувеличение, как может показаться. В реальности танков у Святого Ордена, конечно, нет, зато у него есть нечто не менее ценное: гуманитарная технология штабной работы, явно отлаженная так, что позавидовал бы сам Мольтке. В условиях Средневековья такая технология дает своему владельцу не меньшее превосходство над обычными феодальными армиями, чем дали бы самые настоящие танки [27].  
   Так что ближайшие перспективы Эсторской империи очень печальны...  
   
   [12] См.: А. Лазарчук, «Все хорошо».
   [13] Не случайно в Восточной Римской империи, наиболее полно продолжившей традицию домината, быстро распространились увечащие наказания (ослепление, урезание носа). Подданный принадлежит императору вместе со всеми частями своего тела – значит, император вправе отнимать эти части, когда сочтет нужным. Отсюда один шаг до утверждения, что то же самое относится и к душе.
   [14] Спешу предупредить, что под прогрессом я в данном случае понимаю не восходящее движение в каком бы то ни было смысле, а только и исключительно накопление технологий (вещественных или гуманитарных).
   [15] Светские деятели, носящие чисто символические духовные звания – вроде отца Цупика – как реальные представители церкви никем не воспринимаются.
   [16] Здесь напрашивается аналогия с земным орденом иезуитов. Нельзя сказать, что это так уж лишено оснований. Отличие в том, что создатели ордена иезуитов «запоздали по фазе» – к середине XVI века процесс формирования в Европе централизованных моноэтнических государств был практически закончен. Поэтому ни о собственном войске, ни о собственном подконтрольном регионе иезуитам уже не приходилось и мечтать. А вот у Святого Ордена Эсторской империи, начавшего свою работу еще в глубоком Средневековье, все эти возможности были. Кстати, иезуиты ведь тоже все-таки попытались создать свое государство, но – уже только в Южной Америке…
   [17] Из сетевого интервью Бориса Натановича Стругацкого.
   [18] А вот ничего такого у иезуитов уже нет. В этом смысле аналогия с ними весьма слаба. Аналогия со святым Франциском, пожалуй, все же ближе к делу.  
   [19] С моей личной точки зрения, в истории Европы такое отношение к вещам наиболее полно воплотили два человека: Джироламо Савонарола и Жан Кальвин. Весьма вероятно, что подобная «жизнеотрицающая» позиция имела и более радикальных последователей, в частности и в особенности среди гностиков, но они (в нашей истории) просто не дорывались до такой власти. Если бы у Савонаролы была под рукой армия, превосходящая армии императора Священной Римской империи и короля Франции... Воздадим хвалу нашему Богу: он оказался более милостив к людям, чем Бог Авроры.
   [20] Понятно, что культуру при всем желании невозможно уничтожить полностью: для этого нужно как минимум отучить людей говорить. Употребленное Руматой словосочетание «уничтожить культуру» следует поэтому понимать как метафору. Однако это очень содержательная метафора. Соль здесь, мне кажется, в том, что человеческая культура, понимаемая как некая система, обладает свойством избыточности: она всегда содержит больше подсистем / функций / элементов, чем необходимо для жизнеобеспечения данного сообщества людей в данный момент. Под «уничтожением культуры» подразумевается как раз попытка в максимально возможной степени лишить ее этой избыточности. Тот же Савонарола называл подобную операцию «сожжением сует».
   [21] «Когда вы шли сюда, то обратили, наверное, внимание на то, что этот город просто скучен. Голые стены, слишком широкие улицы, одинаковые люди. У радуги здесь четыре цвета. Если так пойдет дальше, в этом мире останутся лишь прямые углы, несколько оттенков серого и две сотни слов в языке. Причем люди изменений не заметят…» (А. Лазарчук, «Солдаты Вавилона»).
   [22] Конечно, экспансия Святого Ордена допускает и другие интерпретации – например, основанные на марксистской или постмарксистской формационной теории: «выступление горожан против баронства...», «интересы реакционных групп феодального общества, стремящихся приостановить диссипацию...» Проблема выбора способа интерпретации – это проблема языка. Объективно верного подхода тут нет: познающий субъект, как всегда, волен выбрать тот язык, который будет для него наилучшим инструментом дальнейшего познания. Только и всего...
   [23] Пример относительно сильно десинхронизованной социальной системы из истории Земли: Рагузская республика, которая, с одной стороны, напоминала по строю буржуазные государства Нового времени, а с другой – отличалась необычно широким для Средних веков распространением рабства.  
   [24] Исключениями являются, во-первых, вольнодумцы-аверроисты, а во-вторых – некоторые гуманисты эпох Треченто и Кватроченто. В любом случае, речь сейчас не о них.  
   [25] Это, конечно, относится к смене рабовладельческой формации на феодальную. Что касается смены феодальной формации на капиталистическую, то существует мнение, что одним из приведших к ней факторов (не главным, разумеется, но все же...) была эпидемия чумы, уничтожившая в середине XIV века треть населения Западной Европы. Заметим, что чума опять же пришла в Европу откуда-то с Востока. А в Эсторской-то империи никакого Востока нет. Действительно, ее мир просто более стабилен...  
   [26] Не исключено, что Эсторская империя занимает просто-напросто всю территорию континента, расположенного к югу от Пролива. Континенты в данном мире должны быть небольшими, так что это вполне возможно.  
   [27] Пример тому дает случившаяся в XIII веке, в самый разгар нашего Средневековья, военная экспансия Монгольской империи. Американский историк С. Холланд очень точно замечает: «По существу войско монголов походило на современную армию, оказавшуюся в средневековом мире».  
   
   7.
   
   Подведем некоторые итоги.  
   Людям, сталкивающимся с подробным описанием некоторого сложного процесса, свойственно интересоваться: что, собственно, они получают «в сухом остатке», кроме самого по себе перечисления фактов. Как любил спрашивать на научных семинарах Николай Владимирович Тимофеев-Ресовский: «Ну и что?» Или, в развернутом варианте: «Почему сие важно в-пятых?»  
   Общие выводы в данной работе есть. Но, прежде чем их формулировать, я хочу подчеркнуть очень важную вещь. А именно: эти выводы оказались неожиданными даже для автора. В начале работы никакой предвзятости не было – мной двигал чистый предметный интерес к истории мира ТББ, и не более того.  
   Итак, первый вывод. Это – констатация неожиданно большого значения, которое имеет в динамике цивилизаций географический фактор. Видят боги, географическому детерминизму я никогда раньше не симпатизировал. Но вот – оказалось, что практически все изученные особенности цивилизации Авроры можно так или иначе вывести из особенностей физической географии этой планеты. По крайней мере, это единственный известный материальный фактор, с которым их вообще можно связать.  
   А сама динамика цивилизаций, надо заметить, предстает на фоне этого фактора поразительно случайной. Расположись континенты чуть-чуть иначе – и у нас, землян, не было бы ни Римской империи, ни христианства, ни знакомого по книгам Высокого Средневековья.  
   Второй вывод еще забавнее. Он заключается в том, что понятие «темные силы», прилагаемое к социальной истории, неожиданно обретает совершенно объективный смысл. Не с теологической или философской точки зрения – подчеркиваю это – а с вполне рациональной и даже материалистической. Будем называть «темной» историческую силу, стремящуюся уменьшить в системе, в которой она действует, степень культурной избыточности и / или число социальных степеней свободы. Возможно, когда-нибудь социология научится эти понятия попросту рассчитывать. Но даже и на уровне грубого чисто качественного анализа они могут дать нам оценочную шкалу, на фоне которой этическому релятивизму в духе экзистенциалистов XX века просто не будет места. В мире действительно окажется «черное» и «белое», только и всего.  
   Хотя, может быть, гораздо вернее выразился по этому поводу герой Еськова:  
   «Ошибаешься, парень. Я не на стороне темных и не на стороне светлых; я, если уж на то пошло, на стороне разноцветных...»  
   
   8.
   
   И наконец, о прогнозе.  
   Что ждет Эсторскую империю в ближайшие десятилетия?  
   Ответ прост: без военной помощи Земли – ничего хорошего.  
   Взглянем на ситуацию с точки зрения чистой военной стратегии. Прежде всего мы знаем, что Святой Орден имеет огромный и прекрасно организованный транспортный флот. И едва ли транспортные корабли идут без прикрытия: боевые галеры, надо полагать, тоже есть у Ордена в достаточном количестве. Учитываю имеющиеся данные о численностях сухопутных войск, мы можем сделать вывод, что военный флот Святого Ордена как минимум сравним по мощи с военным флотом имперской метрополии – если не превосходит его.  
   Это означает, что Святой Орден, во-первых, в любой момент может взять под свой контроль судоходство по Проливу – вплоть до того, чтобы полностью перекрыть его, как перекрыли британцы в Первую Мировую войну выход из Северного моря.  
   А во-вторых, не существует материальной силы, которая может помешать Ордену высадить очередной десант в любой точке имперского побережья. Еще одну – или даже частично ту же самую – двадцатитысячную прекрасно организованную армию.  
   Что будет дальше, описывать неинтересно.  
   «– Я думаю, вам не надо объяснять, что произойдет при появлении в тылу противника ударной танковой армии?  
   – Не надо. С этим мне все ясно» [28].  
   Никакая императорская гвардия, даже если ее удастся быстро перебросить к месту десанта, тут уже не поможет. А баронские ополчения не помогут тем более.  
   Дальше в областях, захваченных Орденом, произойдет выжигание имеющихся очагов культуры до подпочвы – и цивилизационный коллапс, детали которого уточнять тоже неинтересно.  
   Короче говоря, Эсторской цивилизации суждена гибель.  
   Такое событие вовсе не является беспрецедентным. Субъект, живущий внутри цивилизации, как правило, сознательно или подсознательно воспринимает ее как космическую данность, существующую вечно. Но уже по данным нашей земной истории мы прекрасно знаем, что такое представление неверно. Цивилизация вполне может погибнуть, не оставив никакого преемника – как древняя цивилизация Западной Индии с городами Мохенджо-Даро и Хараппа, как некоторые цивилизации Евразии после прихода Чингисхана и Нового Света – после прихода европейцев. Или как зарождавшаяся в Западной Европе цивилизация альбигойцев и катаров – после прихода святого Доминика.  
   Заметим, что и до создания океанских кораблей Святому Ордену наверняка остается один шаг. Так что угроза глобальна.  
   Но для Авроры в целом эта угроза все же пока гипотетична, а вот Эсторскую империю не может спасти, судя по всему, уже ничего, кроме внешнего вмешательства.  
   Которое в силах произвести только Земля [29].  
   Если она на это решится...
   
   [28] А. Лазарчук, «Мост Ватерлоо».  
   [29] Некоторым моральным оправданием для такого вмешательства может послужить гипотеза Максимова – Ирукана, согласно которой причиной активизации внешнеполитической деятельности Святого Ордена послужило именно появление на планете землян (см. работы названных авторов). С другой стороны – так ли важно, верна эта гипотеза или нет? Какое моральное оправдание нужно, чтобы уничтожить пожирающую живой организм раковую опухоль, в случае, если для такого уничтожения у тебя есть средства?  
 
« Изменён в : 04/17/08 в 13:43:25 пользователем: Vagram » Зарегистрирован
Oetavnis
Завсегдатай
****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 189
Re: О мире "Трудно быть богом"
« Ответить #1 В: 04/14/08 в 23:25:40 »
Цитировать » Править

Quote:
Этническая специфика у всех этих государственных образований выражена очень слабо.  
   Понять это, взглянув на историю Европы, очень легко. Французы могли отделить себя от немцев (и отделяли уже во времена Карла Лысого и Людовика Немецкого), потому что между их странами изначально имелись немалые различия в этническом субстрате – а различия эти, в свою очередь, сложились в результате сложных, долгих и накладывающихся друг на друга перемещений множества индоевропейских племен на пространстве, простирающемся в конечном счете как минимум от Туркестана до Шотландии. На Авроре миграций такого размаха не происходило, по банальной географической причине: протяженность континентов тут слишком мала. Отсюда и другая картина на поздних стадиях. Характерно, что, судя по тексту ТББ, население всех частей Эсторской империи пользуется одним и тем же языком, в котором не замечается даже диалектных отличий

С этим не соглашусь. Небольшие пространства без множества масштабных миграций имеют результатом много маленьких народов и огромное количество языков, а не один. Типичный пример - остров Новая Гвинея. Различия накапливаются как раз в ходе изоляции, а перемещения племён только сводят в одно место различающиеся народы, отчего эти различия попадают в исторические источники. Так что наоборот, скорее в пределах этих 2 континентов издавна происходили интенсивные и постоянные миграции, и с созданием единого административного пространства империи они только усилились.
Зарегистрирован
Kell
Живет здесь
*****


Дело вкуса...

   
Просмотреть Профиль » WWW »

Сообщений: 2889
Re: О мире "Трудно быть богом"
« Ответить #2 В: 04/15/08 в 03:03:50 »
Цитировать » Править

Quote:
много маленьких народов и огромное количество языков, а не один. Типичный пример - остров Новая Гвинея.
Ну, язык же - не единственный признак,образующий "народы". На той же Новой Гвинее различия языков не мешали сходству в культуре как материальной (тут работали скорее природные факторы - противопоставления побережья и гор), так и в духовной разноязыких общин. Да и грань между языками там вроде бы очень размытая, судя по исследованиям Бутинова - плавный переход, а не резкие границы, когда соседние деревни не понимают друг друга. А вот за четыре деревни взаимонепонимание уже вполне реально, причем независимо от того, какую деревню в общей сети взять за точку отсчета... Хотя, конечно, и это ситуация, очень далекая от той, что у Стругацких, но  я бы (по тому, что знаю - могу ошибаться) скорее Дагестан использовал как пример вместо Новой Гвинеи....
Зарегистрирован

Никому не в обиду будь сказано...
Nick_Sakva
Живет здесь
*****




   
Просмотреть Профиль » WWW »

Сообщений: 2660
Re: О мире "Трудно быть богом"
« Ответить #3 В: 04/15/08 в 10:02:23 »
Цитировать » Править

Несколько возражений.  Сначала для разминки придирки по мелочам.
on 04/14/08 в 15:34:47, Vagram wrote:
...земляне располагают на Южном полюсе островной базой, до которой можно доплыть на подводной лодке. Это означает, что полярных шапок на Авроре нет.
Huh До северного полюса Земли, покрытого очень приличной полярной шапкой,  на подводной лодке можно было доплыть даже в XX веке.
on 04/14/08 в 15:34:47, Vagram wrote:
... эпитет <свирепый> принято чаще относить все-таки к хищникам.
Свирепый бык, свирепый носорог, свирепый секач.  Вполне устойчивые сочетания и более естественные, чем свирепый волк или свирепый лев.  Для травоядных состояние свирепости как раз актуальнее, чем для хищников.  Так что вепрь Ы - это скорее всего все-таки именно вепрь.
 
Теперь несколько замечаний по более существенным вопросам.
Quote:
Это означает, что темп внешнего расширения Империи был по земным (во всяком случае, по европейским) меркам очень медленным. Если продолжить аналогию с Землей - это напоминает освоение Римом Британских островов... делать им там, по их мнению, было нечего.
Не только Британских. Точно то же относится и к Германии.  Пока технология (металлургия) не позволила расчищать под пашни вековые леса,  империям там действительно делать было нечего.
Quote:
А вот ассимиляция была почти исключена, просто из-за слишком высокой <ступеньки> между культурами (во всяком случае, в Запроливье).  Это вам не римская Галлия, где местный бог, слившийся с Юпитером, мог благосклонно взирать на браки римских чиновников <со златовласыми дочерьми тамошних лесов>.
Тем не менее наемные варвары служат в арканарских войсках.  И принц Хаар полюбил прекрасную меднокожую Яиневниору.  И их внук по-видимому благополучно живет в Запроливье, раз его знает отец Гур.  А репрессии против Гура и его романа как раз скорее всего означают, что ассимиляция возможна, но жестко пресекается властями, как явление нежелательное.
Quote:
Эпоха, которую эта империя переживает сейчас, стадиально больше всего похожа на европейское Возрождение.
Скорее на закат Римской Империи и попытки Византии ее восстановить.  
Quote:
Перед нами типичная <Осень Средневековья> - тяжеловесная, золотая, с легким запахом распада.
А может все-таки весна?
Quote:
Первое отличие: насколько можно судить, в Эсторской империи по сравнению с Европой замедлен процесс формирования национальных государств.
Если весна, то как раз все в норме. Кстати, едва ли империя "Эсторская".  Эстор и Метрополия упоминаются все же раздельно.  
Quote:
Характерно, что, судя по тексту ТББ, население всех частей Эсторской империи пользуется одним и тем же языком, в котором не замечается даже диалектных отличий
Латынь, да.  
Quote:
Во-вторых, в Эсторской империи три официальные церкви - ситуация, в средневековых империях Европы просто немыслимая.
Но вполне представимая для заката Римской Империи.
Quote:
Обратим внимание на то, насколько часто в тексте ТББ встречаются обращения <отец> и <брат> - причем адресуемые явно светским людям. Кабани - <отец>, Гаук - <отец>, Гур Сочинитель - <отец>, космограф Тарра - тоже <отец>. Проснувшись наутро после гульбы с бароном, Румата слышит с улицы разговор людей, которых зовут брат Кирис и брат Тика. Похоже, что звание <отца> здесь почти автоматически получает любой образованный человек, а звание <брата> - вообще любой нормальный мещанин, живущий своим домом. Церковь раздает эти звания <почета ради>
Скорее всего это не "звание", а всего лишь вежливое обращение к свободному человеку неблагородного происхождения (обращение к благородному - дон).  К старшему либо образованному более уважительно "отец", к равному - "брат".
Quote:
во всей ТББ Будах - единственный (!) образованный местный персонаж, не имеющий звания <отца> или <брата>!
Будах - "доктор". Доктор Будах. Это скорее всего официальный или почти официальный титул, гораздо более почетный, чем просто вежливое обращение "отец".
Quote:
Для местной церкви такой ход событий означал, что она при всем желании не успевает встроиться в систему светской власти таким образом, чтобы обеспечить себе идеологическую монополию на всем пространстве Империи. Некие попытки такого рода, несомненно, были сделаны (иллюстрация тому - эпизод с публичной пыткой ведьм в Эсторе)
Кстати. совсем не обязательно это дело церкви.  Ведьмы - они ведь и для светских очень опасны. А для крестьян - так вообще погибель!  
Quote:
Следующий не менее важный момент: двадцать тысяч солдат Ордена были перевезены в Арканар строго одновременно, они все высадились там в ночь переворота. Перевезти через море двадцать тысяч человек (по меркам Нового времени - почти две дивизии) и обеспечить их синхронную высадку в заданной точке - задача, которая даже в Крымскую войну считалась на Земле вершиной флотоводческого искусства. А уж в нашем XV веке такое никому даже не снилось. Значит, адмиралы и морские капитаны у Ордена, во-первых, очень квалифицированные, а во-вторых - их много.
Скорее всего не значит.  После Барканской резни в Области Святого Ордена "не осталось ни одного грамотного" (видимо кроме монахов).  С мореплаванием и судостроением такое положение практически несовместимо.  Так что перевозка скорее всего осуществлялась на чужих судах.  Причем весь этот флот видимо сосредоточился к моменту высадки неподалеку от Арканара и ждал сигнала.  Очевидно именно по этой причине был закрыт Арканарский порт - чтобы обеспечить максимальную секретность такого сосредоточения.  Самой же высадке был обеспечен режим максимального благоприятствования "изнутри".
Quote:
  Какие политические и социальные задачи может ставить перед собой такая организация?
Об этом Антон говорит прямым текстом.  
"...В конце года Воды -  такой-то  год  по  новому  летоисчислению  - центробежные процессы в древней Империи стали значимыми.  Воспользовавшись этим, Святой Орден, представляющий, по сути, интересы наиболее реакционных групп  феодального  общества,   которые   любыми   средствами   стремились приостановить диссипацию..."
 
То есть скорее всего главная задача, котрую ставил перед собой  Святой Орден - предотвращение окончательного распада Империи. Любыми средствами.  В частности вырезанием культуры на периферии, дабы притормозить развитие этой периферии. Во исполнение условий переслегинской "Транспортной Теоремы". Wink
И сразу становится понятно, чей флот скорее всего перебросил силы Ордена в Арканар...
Quote:
В системе <эсторская цивилизация> внутренняя десинхронизация исключительно высока. В культуре Эсторской империи, которую мы видим, явным образом сочетаются элементы, относящиеся <по земному счету> к совершенно разным историческим стадиям. На фоне явного Средневековья (пусть даже и позднего) то и дело мелькают структуры, понятия, идеологемы, будто ворвавшиеся сюда из далекого - по земным меркам - будущего.
Опять же, если сдвинуть точку отсчета и принять, что арканарское средневековье не "позднее", а "раннее", то элементы десинхронизации заметно сократяться. И "элементы будущего" скорее всего окажутся "осколками прошлого".
Quote:
1. Чрезвычайно развитый аппарат централизованной бюрократии. В Арканарском королевстве заведомо существуют (или существовали раньше) министерство финансов, министерство церемоний, министерство двора, министерство недр, а также неназванные министерства, <ведающие образованием и благосостоянием>.
Атавизмы великой централизованной Империи. Арканару они на самом деле не нужны, но он тужится (пока еще тужится) делать все "как положено" в Метрополии.  
Quote:
2. Возникновение учреждения, именуемого Патриотической школой. В нашем мире понятие <патриотизм> появилось в середине XVIII века - в разгар Просвещения, в среде французских энциклопедистов.
Опять же атавизм. Имперское понятие (на Земле см. - "римский патриот"), которое пытаются приспособить к локальным условиям.
Quote:
3. Явная опора церкви на третье сословие. В нашем мире книга аббата Сиейеса <Что такое третье сословие> вышла в 1789 году, перед самой революцией.
В отсутствие варварских нашествий города оказались в большей сохранности. Соответственно городское невоенное и некрестьянское сословие играет большую роль, чем в раннем европейском средневековье.
Quote:
4. Наличие в массовом сознании зачатков представления об историческом прогрессе. Правда, единственным источником данных на эту тему служит реплика пьяного дона Тамоэ: <Находясь на службе короля, мы должны всемерно смотреть в будущее>.
Вариантов много. Например цитата из еще незабытых "классиков античности".
Quote:
5. Отлично проработанная и весьма популярная в некоторых общественных кругах идеология крайнего этатизма. Государство, которое предлагает построить отец Кин, не так уж далеко ушло от регулярного государства Лейбница (или, с другой стороны, от проектов китайских легистов). А вот Средневековье ничего подобного вроде бы не знало.
Но раннее Средневековье ее еще не забыло и периодически пыталось "лить вино новое в меха старые".  
Quote:
И наконец, о прогнозе.  
   Что ждет Эсторскую империю в ближайшие десятилетия?  
   Ответ прост: без военной помощи землян - ничего хорошего.  
   Взглянем на ситуацию с точки зрения чистой военной стратегии. Прежде всего мы знаем, что Святой Орден имеет огромный и прекрасно организованный транспортный флот.
Как уже сказано выше, почти наверняка нет.  Флот - это Hi-tech.  Он требует или развитого просвещенного государства, либо импорта высококлассных специалистов, либо духа личного авантюризма и пиратской предприимчивости.  Ни то, ни другое, ни третье для Ордена очевидно не характерно.  Так что это наверняка не флот Ордена и судоходству по проливу Орден едва ли угрожает.  А для десанта Ордена в Империи ему тоже понадобятся продвинутые союзники.  
Quote:
Никакая императорская гвардия, даже если ее удастся быстро перебросить к месту десанта, тут уже не поможет. А баронские ополчения не помогут тем более.
Тоже вопрос.  Осада и взятие замков в отсутствие пороха - это тоже Hi-tech. И сомнительно, что Орден владеет этой технологией в достаточной степени.  Собственно, о боевых качествах Ордена мы не знаем ничего.  Оснований для высокой оценки в части организаци я тоже не нахожу. В канцелярии и в тюрьме вообще говоря царит полный бардак.  Да и насчет того, что отец Арима замок не удержит, нет особых сомнений ни у Пампы, ни у Антона, ни у Рэбы.  
Quote:
Заметим, что и до создания океанских кораблей Святому Ордену наверняка остается один шаг. Так что угроза глобальна.
Заметим, что Орден ждут гораздо более близкие проблемы.  Не пройдет и года,  как арканарский люд полезет из своих щелей с топорами - драться на  улицах.  И поведет их легендарный Арата, так что  бить они будут тех, кого надо, а не друг друга и всех подряд...  
« Изменён в : 04/15/08 в 10:28:24 пользователем: Nick_Sakva » Зарегистрирован

Перед любыми категоричными утверждениями, автор которых явно не указан, подразумевается наличие слов "по-моему мнению", которые опускаются ради экономии места. Никакие слова и термины в моих текстах НЕ несут оценочной нагрузки. 尼珂
Kurt
Beholder
Живет здесь
*****


Асаблiва ж лясныя эльфы любiлi дранiкi з мачанкай.

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 3164
Re: О мире "Трудно быть богом"
« Ответить #4 В: 04/16/08 в 17:31:20 »
Цитировать » Править

Quote:
Довольно точной метафорой Святого Ордена будет танковая армия, которой командует субъект вроде Савонаролы или святого Доминика

Причем тут только Савонарола или святой Доминик?
Зарегистрирован

З павагаю,
Kurt/Lenwe the Green Elf

"Мы же не можем оставить Людям лес неприбранным. А тут дело пяти секунд - был орк, стал экологически чистый труп... "(R2R)
"There is no such thing as an atheist in a foxhole." (Murphy's Law of Combat)
Vagram
Завсегдатай
****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 181
Re: О мире "Трудно быть богом"
« Ответить #5 В: 04/16/08 в 18:09:04 »
Цитировать » Править

Отвечаю на замечания по статье.  
 
Сначала – высказывание общего характера.  
Споры вокруг Авроры никогда окончательно решены не будут – по той причине, что ее мир – вымышленный. То, чем мы сейчас занимаемся – это не научное исследование, а художественный вымысел. Именно так это и надо воспринимать.  
Другой вопрос, что лично для меня, воспитанного (точнее, воспитавшего себя) в традиции так называемого турбореализма*, принципиальной разницы между описанием реального и вымышленного мира нет.  
К тому же я уверен, что описание «вымышленных» миров может оказаться как раз очень полезным для понимания мира «реального». Хотя бы потому, что это дает возможность взглянуть на Землю под неким непривычным углом зрения (то самое «остранение» по Шкловскому).  
Чуть подробнее о таком подходе к вещам я писал в статье «Сага о советском корсаре» (см. на этом же форуме).  
Так что не будем ломать копья ради прихода к единственной истине. Мы – историки вымышленного мира.  
 
* Приведу цитату из Лазарчука, чтобы пояснить, что это такое.  
«Турбореализм подразумевает следующее: наш мир, в основном, представляет собой коллективный вымысел или, по меньшей мере, описание, текст, информационный пакет; непосредственно в ощущениях мы получаем малую толику информации о нем (да и ту, зная кое-что о механизмах восприятия, можем ставить под сомнение), значительно же больше – в виде сообщений, прошедших через многие руки. У нас нет возможности контролировать эти информационные потоки и нет возможности проверять истинность сообщений. Мы можем лишь принимать или не принимать их на веру. Таким образом, любое знание о мире может оказаться в равной степени и истинным, и ложным. Турбореализм отдает себе отчет в том, что различить истину и вымысел невозможно…»  
Сейчас Лазарчук от такого подхода, по-моему, отошел – видимо, понял, что при всей внешней серьезности его тогдашних высказываний это все-таки была игра. Но, с другой стороны, что из того, что мы делаем, не является игрой?  
 
Теперь по конкретным замечаниям.  
 
«Небольшие пространства без множества масштабных миграций имеют результатом много маленьких народов и огромное количество языков, а не один. Типичный пример – остров Новая Гвинея».  
 
Как ни странно, я не вижу здесь противоречия. Готов допустить, что до возникновения Империи на обоих континентах действительно была ситуация с языками, почти как на Новой Гвинее. Это, кстати, имеет в тексте ТББ косвенное подтверждение – Румата вспоминает, что в лавочках, торговавших раритетами, можно было найти книги «на всех языках народов Империи». Но ведь наладить централизованное управление страной, где в каждой долине говорят на своем языке, очень трудно. Империя просто обязана была навязать своим подданным единый язык, который наслоился на местное многоязычие – и стал имперским. На Земле, по-моему, нечто подобное произошло в Северной Африке и в северной части Балканского полуострова, где жили фракийцы и даки: после окончательного захвата этих территорий Римом они были очень быстро и очень полно романизированы, так что ко времени распада Римской империи их население пользовалось латынью (именно латынью, а не греческим) широко и устойчиво. Хотя рудименты местных наречий (наверняка многочисленных) при этом могли сохраняться, но одно другому не мешало. Рискну предположить, что ситуация в Эсторской империи была сходной.  
 
«До северного полюса Земли, покрытого очень приличной полярной шапкой,  на подводной лодке можно было доплыть даже в XX веке».
 
Не будучи знатоком морского дела, не берусь это содержательно прокомментировать. Замечу только, что база у Южного полюса – «островная». Будь на Авроре полярная шапка, базу почти наверняка разместили бы просто на ледяном щите, не особенно глядя, есть под ним в данном месте остров или нет.  
 
«Свирепый бык, свирепый носорог, свирепый секач. <…> Так что вепрь Ы - это скорее всего все-таки именно вепрь».
 
Вепрь так вепрь. Все равно один святой Мика знает, что это на самом деле такое. В ТББ только и сказано, что он пересекает дорогу, «бормоча свои жалобы» – мне чисто стилистически показалось, что это значит «медленно». Поведение какого-нибудь земного лося, перебегающего дорогу, едва ли кому пришло бы в голову так описывать – его «жалоб», если б он их и издавал, просто никто не успел бы толком расслышать. И к земному вепрю относится то же самое (уж кого-кого, а кабанов я в природе повидал – так сложилось). Отсюда я и сделал вывод, что данная тварь по манере передвижения напоминает не современных земных копытных, а скорее раннекайнозойских. Если хотите совершенно точного диагноза, дайте мне его полный череп.  
 
«Едва ли империя "Эсторская". Эстор и Метрополия упоминаются все же раздельно».  
 
Вот здесь не соглашусь. Эстор – столица, там находится император и его дворец (дона Кападу поднимает на копья _дворцовая_ охрана). Сшибка крестьянской армии Араты Красивого с гвардией императора происходит не где-нибудь, а в метрополии. Наконец, Румата Эсторский говорит о себе: «Для нас, коренного дворянства _метрополии_...» При таких данных трактовка Эстора и метрополии как раздельных понятий есть, на мой взгляд, типичное умножение сущностей сверх необходимости.  
 
«Скорее всего это не "звание", а всего лишь вежливое обращение к свободному человеку неблагородного происхождения (обращение к благородному - дон).  К старшему либо образованному более уважительно "отец", к равному - "брат"…»  
 
Это _не исключено_. Но, сталкиваясь с версиями, ни одну из которых нельзя ни доказать, ни опровергнуть, я – как и заявлено – делаю выбор между ними в рамках «презумпции терраформизма». На Земле, насколько мне известно, обращения «отец» и «брат» обычно адресовались именно лицам, связанным с церковью. Ergo, пока нет данных, это прямо опровергающих (а их в тексте ТББ нет), я считаю, что так же было и на Авроре. Если выбирать другие презумпции, надо писать другую работу.  
 
«Кстати, совсем не обязательно это дело церкви [о публичной пытке ведьм]»  
 
Здесь согласен.  
 
«”Во-вторых, в Эсторской империи три официальные церкви - ситуация, в средневековых империях Европы просто немыслимая”.
– Но вполне представимая для заката Римской Империи».
 
Мне это кажется несколько сомнительным. Для исторического ответвления, в котором победил бы император Юлиан Философ, она, возможно, и представима. Но в нашей реальности нескольких официальных церквей в Римской империи не было никогда. Сторонники Никейского символа веры стали рваться к официальной идеологической монополии сразу же, и к концу IV века ее добились. В V веке цикл повторился, уже в виде разборок между разными ветвями «никейцев», которые очень быстро привели опять же к установлению монополии с репрессиями против всех альтернатив. Единственное существенное исключение – монофизиты, но об этом я написал.  
 
Теперь о самых серьезных замечаниях. Таковые, с моей точки зрения, делятся на две группы.  
1. Предположение, что в Эсторской империи мы видим не «Осень Средневековья», а «Весну».  
2. Возражения против приведенного в моей статье описания Святого Ордена.  
 
Начну с первого. Что дает мне основания предполагать, что текущее состояние Эсторской империи типологически ближе именно к эпохе земной «_Осени_ Средневековья»?  
Главным образом две вещи.  
1. В Эсторской империи господствует совершенно феодальная структура общества. Причем это именно классический феодализм западноевропейского образца – с ленным правом, со специфической феодальной этикой, со всеми деталями, которые сопутствовали этому типу общества на Земле; это видно уже просто по употребляемой в книге лексике – лен, дружины, вилланы, замки, родовая вражда между феодалами… И система эта существует, во-первых, давно, а во-вторых, не только в Запроливье: Арата Красивый гоняется по метрополии за баронскими дружинами, а в герцогстве Убанском происходит вилланская война. Кстати, когда Румата говорит дону Рипату: «С высоты моего происхождения не видно никакой разницы даже между королем и вами» – из этого, по-видимому, следует, что история рода Румат насчитывает уж точно значительно больше трехсот лет.  
Замечание в сторону: то, что здешний феодализм так похож на европейский, наводит на мысль, что в истории Эсторской империи все-таки был некоторый период основательной дезинтеграции. Какие-то свои «Темные века», отчасти аналогичные тем, которые у нас прошли между низложением императора Ромула и возложением императорской короны на Карла Великого.  
Отмечу еще такую деталь, как крупномасштабные крестьянские войны – в Западной Европе они начались в конце XIV века (примерно через поколение после великой чумы). То есть это тоже характерная деталь эпохи Возрождения.  
2. Искусство Империи по составу ближе к земному искусству эпохи Возрождения, чем к какому-либо другому. Сонет был изобретен в XIII веке, а широкое распространение получил в XIV-XV. Знакомая нам портретная живопись (портрет короля с доном Рэбой приводится как плохой пример этой живописи, но, значит, были и хорошие!) начала у нас развиваться, насколько я понимаю, с XIV века.  
Так что, с моей точки зрения, физиономически данная эпоха однозначно ближе всего к земному XV (приблизительно) веку. Схожая структура общества и схожее до деталей состояние культуры – чего же боле?  
Жуткие подробности вроде чудовищно проработанного искусства пыток (тоже характерная черта нашего Возрождения) это лишь подтверждают.  
Другой вопрос, что в Эсторской империи эта эпоха совпадает с нашим Возрождением _не во всем_, а имеет некоторые весьма интересные отличия.  
 
«Чрезвычайно развитый аппарат централизованной бюрократии.  
– Атавизмы великой централизованной Империи. Арканару они на самом деле не нужны, но он тужится (пока еще тужится) делать все "как положено" в Метрополии».
 
С этим совершенно согласен. Хотел даже в самой статье об этом развернуто написать, но поленился – видимо, зря. Исправлю.  
 
«Возникновение учреждения, именуемого Патриотической школой.  
– Опять же атавизм. Имперское понятие (на Земле см. - "римский патриот"), которое пытаются приспособить к локальным условиям».  
 
Отчасти это, несомненно, верно. Но и утверждению о типологическом сходстве рассматриваемой эпохи с земным Возрождением это не противоречит. Ведь и Макиавелли, например, постоянно ссылался на римские образцы (прошу прощения за то, что сравниваю этого замечательного человека с деятелями из Святого Ордена).  
 
«Реплика пьяного дона Тамоэ: <Находясь на службе короля, мы должны всемерно смотреть в будущее>.
– Вариантов много. Например цитата из еще незабытых "классиков античности"».  
 
Вот здесь сомневаюсь. Скажем так: о существовании в античной историософии представления об историческом прогрессе (в любом виде) мне ничего не известно. Насколько я знаю, у нас элементы такого представления появляются в XIV веке, и не раньше. А до состояния проработанной концепции, доступной для популяризации, доходят еще гораздо позже – только в XVIII веке по-хорошему. Если где-то ошибаюсь, поправьте.  
 
«Отлично проработанная и весьма популярная в некоторых общественных кругах идеология крайнего этатизма.
– Но раннее Средневековье ее еще не забыло и периодически пыталось "лить вино новое в меха старые"».  
 
Конечно, все проекты «регулярных государств» у нас (в Европе) так или иначе восходят к Платону…  
Кстати, а какие примеры воссоздания крайнего этатизма в виде проработанной и действенной системы идей (хотя бы) есть в нашем раннем Средневековье?  
 
Теперь по поводу Святого Ордена.  
 
Общее возражение к утверждению, что Орден не владеет высокими технологиями. Он ими _владеет_. Это не гипотеза, а факт. Как минимум, он блестяще владеет высокими технологиями разведки и политических манипуляций, свидетельством чему является деятельность дона Рэбы (и его подчиненных – не один же он действовал). Даже мало сказать «блестяще»: тут сам Фуше бы от зависти сдох.  
Орден – это никоим образом не собрание безграмотных святош. Тот же дон Рэба – интеллектуал высочайшего класса (здесь я полностью согласен и с Ируканом, и с Максимовым). Да, этика у него совсем иная, чем у нас. И не моется он никогда, факт. Но с другой стороны, он не только выдающийся политический практик, но еще и теоретик: написал же он упоминаемый в ТББ трактат «О скотской сущности земледельца». Румата, который не испытывает к Рэбе как к человеку ничего кроме брезгливости, не стал на этом задерживать внимание – а зря. «По широте взглядов Румата, как ни странно, уступал Рэбе», – пишет Максимов, и он прав.  
Между тем Рэба – самый что ни на есть полномочный представитель Святого Ордена. И оснований считать, что он там такой один, у нас никаких нет.  
Про армию Ордена мы знаем меньше, но она прекрасно организована – это точно. Управлять двадцатью тысячами всадников так, чтобы они строились и перемещались легко и четко, будто шахматные фигурки – это по меркам Средневековья тоже высокая технология.  
Как говорится, совершенно не вижу, почему бы такой организации не иметь еще и мощный современный флот.  
Впрочем, операция по оккупации Арканара остается шедевром организационного искусства в любом случае*.  
 
* Надеюсь, никто не решит по приведенным похвалам в адрес Ордена, что я ему хоть в какой-то мере симпатизирую. Свое отношение к этой организации – как и к аналогичным явлениям в истории Земли – я выразил в исходной статье.  
 
«Оснований для высокой оценки в части организации я тоже не нахожу. В канцелярии и в тюрьме вообще говоря царит полный бардак».  
 
Я бы не полагался здесь на внешние впечатления. В бюрократических учреждениях Третьего Рейха бардак тоже иногда бывал выдающимся – но, например, разгромить Францию это немцам не помешало.  
 
По поводу Барканской резни. Утверждение, что Орден в результате этого мероприятия утратил способность заниматься высокими технологиями, кажется мне несостоятельным просто потому, что оно противоречит фактам. Сама Барканская резня в книге не описана – насчет того, чем она была, можно делать только предположения. Лично я думаю, что это было четко спланированная и совершенно «с холодной головой» проведенная акция, в результате которой все грамотное население Барканской области, кроме (естественно) специально отобранных духовных лиц, было вырезано нахрен целиком – с тем, чтобы следующее поколение молодежи воспитывалось уже в стерильной идейной атмосфере, без всяких примесей. В этом последнем, думаю, и состояла главная цель. Румата мечтал, чтобы «с планеты исчезли все люди старше десяти лет» – вот, Орден в рамках отдельно взятой Барканской области что-то подобное осуществил. Утописты…  
 
«Скорее всего главная задача, которую ставил перед собой  Святой Орден - предотвращение окончательного распада Империи. Любыми средствами. В частности вырезанием культуры на периферии, дабы притормозить развитие этой периферии. Во исполнение условий переслегинской "Транспортной Теоремы". И сразу становится понятно, чей флот скорее всего перебросил силы Ордена в Арканар...»  
 
Это интересная версия, заслуживающая внимания. Не больше и не меньше.  
Впрочем, в любом случае – даже если этот мотив действительно был – я не думаю, что такое причинное объяснение действий Ордена может быть полным. Орден – духовная организация, и ее цели лежат прежде всего в области духовной жизни (хотя государственные интересы тоже могут учитываться). Можно, наверное, рассматривать деятельность святого Бернара по организации Второго крестового похода как направленную на оживление западноевропейской экономики, а святого Доминика по подавлению альбигойской ереси – как имеющую целью укрепить Французское королевство. Но, по-моему, это несерьезно. Такие цели для таких людей сугубо вторичны.  
 
«Заметим, что Орден ждут гораздо более близкие проблемы. Не пройдет и года, как арканарский люд полезет из своих щелей с топорами - драться на  улицах. И поведет их легендарный Арата, так что  бить они будут тех, кого надо, а не друг друга и всех подряд...»  
 
Не берусь предсказать, чем это кончится. Арата во главе армии мужиков с топорами – это, безусловно, сила. Но руководителями Ордена возможность такого хода событий наверняка просчитана, причем на их стороне – опять же большая армия (она-то никуда не делась) и разветвленная контрразведывательная организация с огромными возможностями. Не знаю…  
Кстати: рискуя показаться законченным циником, отмечу, что действия Руматы в финале оказались помимо его воли едва ли не оптимальными для той ситуации. Уничтожив региональную верхушку Ордена, он дал противостоящим Ордену силам хоть какую-то передышку, за время которой можно разобраться в ситуации и сосредоточиться. Прийти к такому решению сознательно земляне не могли – они ведь даже во время совещания, происходившего _после_ переворота, продолжали считать, что дон Рэба – «мелкий хулиган и дурак».  
Но Румату кто-то подтолкнул…  
 
Подводя промежуточный итог: я благодарю всех за замечания (и непременно использую часть из них в качестве уточнений при предстоящем апгрэйде статьи), но по ключевым вопросам остаюсь пока в основном на прежних позициях.  
 
« Изменён в : 04/16/08 в 20:57:27 пользователем: Vagram » Зарегистрирован
Nick_Sakva
Живет здесь
*****




   
Просмотреть Профиль » WWW »

Сообщений: 2660
Re: О мире "Трудно быть богом"
« Ответить #6 В: 04/16/08 в 22:01:57 »
Цитировать » Править

on 04/16/08 в 18:09:04, Vagram wrote:
«До северного полюса Земли, покрытого очень приличной полярной шапкой,  на подводной лодке можно было доплыть даже в XX веке».
Не будучи знатоком морского дела, не берусь это содержательно прокомментировать.

АРКТИЧЕСКИЕ ПОХОДЫ ПЛА США, СССР И ВЕЛИКОБРИТАНИИ
...
1958. Трансарктический переход "Наутилуса" через Северный полюс со стороны Беренгова пролива.
1962. Первый поход и всплытие на Северном полюсе 17.07 AПЛ "K-3"
1984. РПКСН произвел пуск ракет из приполюсного района.
1987. Всплыли на полюсе три АПЛ, одна - Великобритании, две - США
1988. Всплыли на полюсе две АПЛ Великобритании "Cьюперб" и "Топзюлент"
1990. Всплыли на полюсе две АПЛ США "Cихорс" и "Гернард"
1991 В мае всплыли на полюсе две АПЛ "Cарго"(CША) и "Тейлис"(Великобритания)
 
Quote:
Замечу только, что база у Южного полюса – «островная». Будь на Авроре полярная шапка, базу почти наверняка разместили бы просто на ледяном щите, не особенно глядя, есть под ним в данном месте остров или нет.
Надводный лед не стоит на месте. Именно поэтому все станции "Северный Полюс" дрейфующие, и сильно дрейфующие. Плюс постоянные подвижки льда и трещины, проходящие через сами станции.  Нет, если есть выступающий надо льдом остров, то база безусловно будет размещена именно на нем.
 
Quote:
«Скорее всего это не "звание", а всего лишь вежливое обращение к свободному человеку неблагородного происхождения (обращение к благородному - дон).  К старшему либо образованному более уважительно "отец", к равному - "брат"…»  
 
Это _не исключено_. Но, сталкиваясь с версиями, ни одну из которых нельзя ни доказать, ни опровергнуть, я – как и заявлено – делаю выбор между ними в рамках «презумпции терраформизма». На Земле, насколько мне известно, обращения «отец» и «брат» обычно адресовались именно лицам, связанным с церковью. Ergo, пока нет данных, это прямо опровергающих (а их в тексте ТББ нет)...
Кое-что есть.  
- - - -  
 "Всех их  на кол, братья!..  Я бы делал что? Я бы прямо спрашивал: грамотный? На кол тебя! Стишки пишешь?  На кол! Таблицы знаешь? На кол, слишком  много знаешь!",  "Бина, пышка, еще  три кружечки и порцию
тушеного  кролика!"  А по  булыжной  мостовой - грррум,  грррум,  грррум - стучат коваными сапогами коренастые, красномордые парни в серых рубахах, с тяжелыми топорами на правом плече. "Братья! Вот они, защитники! Разве  эти допустят? Да ни в жисть! А мой-то, мой-то... На правом фланге!  Вчера  еще его порол! Да, братья, это  вам  не  смутное  время!  Прочность  престола, благосостояние, незыблемое спокойствие и справедливость. Ура, серые  роты! Ура, дон Рэба! Слава королю  нашему!  Эх,  братья,  жизнь-то  какая  пошла чудесная!..."
 
На улице перекликались заспанные голоса. "Как спали, брат Кирис? " - "Благодарение господу, спокойно, брат Тика. Ночь прошла, и слава  богу".
 
- Ай, братья, ай, не развязывайте. Как он опять пойдет нас  махать...
Мне мало что голову не раздавил.
     - Ладно, небось не начнет...
     - Вы, братья, как хотите, а копьем я его бил по-настоящему. Я же  так кольчуги пробивал.
 
Тут отец Кин меня за виски, сапогом под копчик,  да  так точно, братья, скажу вам - света я невзвидел, до се  больно.
- - - -  
То есть по крайней мере в данных фрагментах "братья"  явно адресуется лицам, никак не связанным с церковью.  И по контексту является самым обычным и самым распространенным обращением. Что же до "концепции терраформизма" - обращения "братец" и "браток" к незнакомому человеку вполне обычны для русского языка.  А обращение "отец" вполне обычно при обращении к незнакомому человеку в возрасте.  
 
Quote:
1. В Эсторской империи господствует совершенно феодальная структура общества. Причем это именно классический феодализм западноевропейского образца – с ленным правом, со специфической феодальной этикой, со всеми деталями, которые сопутствовали этому типу общества на Земле; это видно уже просто по употребляемой в книге лексике – лен, дружины, вилланы, замки, родовая вражда между феодалами…
Все это гораздо более характерно для IX - XI, а не для XIV - XVI веков.  Вычитая триста лет, получаем VI-VIII века.  То есть аналогом похода маршала Тоца как раз оказываются последние крупные войны Византийской Империи и Карла Великого.  
Quote:
Отмечу еще такую деталь, как крупномасштабные крестьянские войны – в Западной Европе они начались в конце XIV века
В Византийской Империи раньше. Как раз на IX век приходится восстание Фомы Славянина в Малой Азии. По сути крестьянское восстание.  
Quote:
Общее возражение к утверждению, что Орден не владеет высокими технологиями. Он ими _владеет_. Это не гипотеза, а факт. Как минимум, он блестяще владеет высокими технологиями разведки и политических манипуляций
Стоп. Говоря о "high tech", я имел в виду исключительно передовые рубежи "технарских технологий", причем совершенно конкреных: судостроение и военная (в частности осадная) техника.  
Quote:
Между тем Рэба – самый что ни на есть полномочный представитель Святого Ордена. И оснований считать, что он там такой один, у нас никаких нет.
Кстати, именно в качестве представителя Ордена Рэба прекрасно демонстрирует полную беспомощность этой организации в естественнонаучной области.  У него (стало быть и у Ордена ) нет даже собственного специалиста, способного составить яд, действующий в  течение  нескольких  часов!  Рэбе приходится привлекать для этого доктора Будаха.  
Quote:
Как говорится, совершенно не вижу, почему бы такой организации не иметь еще и мощный современный флот.
Судостроители и мореходы должны быть весьма грамотными людьми.  Причем как правило know-how судостроения и мореходства нарабатываются поколениями. Так что вырезав отцов, детей мореходами и корабелами не воспитаешь.
Quote:
«Оснований для высокой оценки в части организации я тоже не нахожу. В канцелярии и в тюрьме вообще говоря царит полный бардак».  
Я бы не полагался здесь на внешние впечатления.
Какие там "впечатления"!  Румата на раз выносит из канцелярии кучу подотчетных удостоверений-браслетов, на два выводит из тюрьмы по подложной бумаге королевского отравителя, а на три освобождает барона вообще без бумаг.  Полный бардак.  
 
Quote:
По поводу Барканской резни. Утверждение, что Орден в результате этого мероприятия утратил способность заниматься высокими технологиями, кажется мне несостоятельным просто потому, что оно противоречит фактам.
Не противоречит. Например мы не видим ни одной технической или промышленной изюминки, связанной с Орденом.  Хотя в тексте периодически проскакивают ируканские ковры, соанский панцирь, соанские кружева, эсторские духи, эсторский фарфор...
 
И кстати! Язык в запроливье все-таки не один! И не только наречие варваров.  
"Румата  немного поспорил  с  ним  о  достоинствах  стихов  Цурэна,   выслушал   интересный комментарий к строчке "Как  лист  увядший  падает  на  душу...",  попросил прочесть что нибудь новенькое и, повздыхав вместе с автором над невыразимо грустными строфами, продекламировал перед уходом "Быть  или  не  быть?"  в своем переводе на ируканский."
 
« Изменён в : 04/17/08 в 07:19:14 пользователем: Nick_Sakva » Зарегистрирован

Перед любыми категоричными утверждениями, автор которых явно не указан, подразумевается наличие слов "по-моему мнению", которые опускаются ради экономии места. Никакие слова и термины в моих текстах НЕ несут оценочной нагрузки. 尼珂
Kell
Живет здесь
*****


Дело вкуса...

   
Просмотреть Профиль » WWW »

Сообщений: 2889
Re: О мире "Трудно быть богом"
« Ответить #7 В: 04/17/08 в 00:02:17 »
Цитировать » Править

Quote:
Знакомая нам портретная живопись (портрет короля с доном Рэбой приводится как плохой пример этой живописи, но, значит, были и хорошие!) начала у нас развиваться, насколько я понимаю, с XIV века.
Фаюмские портреты (если даже брать живопись, а не скульптуру) мы отбрасываем просто потому, что их не вешали на стены?  Smiley
Quote:
Орден – духовная организация, и ее цели лежат прежде всего в области духовной жизни (хотя государственные интересы тоже могут учитываться).
Беда в том, что об этой стороне деятельности ордена в книге очень немного - и почти все вполне объяснимо через образ вполне политической организации под религиозной маскировкой. Скажем так, на "прежде всего", по-моему, это не тянет.
Зарегистрирован

Никому не в обиду будь сказано...
Vagram
Завсегдатай
****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 181
Re: О мире "Трудно быть богом"
« Ответить #8 В: 04/17/08 в 13:21:08 »
Цитировать » Править

on 04/17/08 в 00:02:17, Kell wrote:

 Фаюмские портреты (если даже брать живопись, а не скульптуру) мы отбрасываем просто потому, что их не вешали на стены?  

 
Прошу прощения, я неточно выразился, говоря "у нас". Надо было сказать "в Западной Европе". Конечно, я в данном случае имел в виду Западную Европу, подразумевая (как обычно), что ближайшей аналогией к региону, изображенному в ТББ, является именно она.
Зарегистрирован
Vagram
Завсегдатай
****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 181
Re: О мире "Трудно быть богом"
« Ответить #9 В: 04/17/08 в 13:21:45 »
Цитировать » Править

За консультацию по подводным лодкам благодарю. Признаться, я поленился поискать самостоятельно. И насчет дрейфа надводных льдов Вы правы, конечно, – тут я погорячился.  
Здесь опять приходится судить о предмете по одной проскочившей в романе фразе. Я исходил из того, что в привычной нам семантике островом все-таки чаще называют кусок открытой суши, окруженной открытым морем. То есть наличие полярной шапки _не исключено_, но при прочих равных я, исходя из приведенной в книге формулировки, все-таки предполагал бы, что на Южном полюсе Авроры имеет место просто море и архипелаг в нем.  
Тем более что такое предположение отлично согласуется с другими особенностями географии Авроры. Конечно, природы иногда выкидывает штуки, не согласующиеся ни с какими схемами, но на Земле, насколько нам известно, во времена, когда число континентов (и, соответственно, литосферных плит) было относительно велико – в юре, в мелу, в палеогене – покровных льдов не было. Нигде на планете. Никаких оледенений, даже кратковременных и локальных, за эти 170 миллионов лет, насколько мне известно, геологами не отмечено.  
А на Авроре континентов (и плит, соответственно) больше, чем на Земле в _любую_ эпоху ее существования. Это, по-видимому, означает, что для нее возникновение полярных шапок еще менее вероятно, чем для Земли мелового периода. То есть – практически вовсе невероятно.  
 
«"братья" явно адресуется лицам, никак не связанным с церковью. И по контексту является самым обычным и самым распространенным обращением».  
 
Это похоже на правду. Но, ИМХО, это не противоречит тезису о влиянии церкви на третье сословие, а подтверждает его.  
На мой взгляд, единственная возможность хоть как-то _объяснить_ распространенность этих обращений в неблагородных слоях общества заключена именно в предположении, что они так или иначе пришли из духовной среды (где именование людей «братьями», как мы знаем из текста романа, уж точно принято).  
 
«аналогом похода маршала Тоца как раз оказываются последние крупные войны Византийской Империи и Карла Великого».  
 
Империя Карла Великого + 300 лет = первая половина XII века. Высокое Средневековье.  
Походы Василия Болгаробойцы + 300 лет = начало XIV века. Раннее Возрождение.  
 
«в качестве представителя Ордена Рэба прекрасно демонстрирует полную беспомощность этой организации в естественнонаучной области. У него (стало быть и у Ордена ) нет даже собственного специалиста, способного составить яд, действующий в течение нескольких часов»  
 
Беспомощности не вижу. Рэба действует все-таки в чужой стране. История с Будахом – его импровизация, и, как видим, чрезвычайно удачная. На мой взгляд, слабым ходом было бы как раз выписывать специалиста по ядам из-за моря.  
 
«Румата на раз выносит из канцелярии кучу подотчетных удостоверений-браслетов, на два выводит из тюрьмы по подложной бумаге королевского отравителя, а на три освобождает барона вообще без бумаг. Полный бардак».  
 
Так это ж Румата…  
 
Теперь о двух моментах, которые, признаю это честно, для меня так и остались неясными.  
1. Ируканский язык – действительно загадка, это я пропустил. Впрочем, это как раз мелочь. Я уже писал, что имперский язык наверняка наложился на исходное многоязычие – а тут могут возникать самые разные комбинации, гадать о которых уже не имеет смысла. Вот, например, переднеазиатские провинции Римской империи: с одной стороны, везде можно объясниться по-гречески, с другой – разговорным языком большинства простых людей является все же арамейский. А потом, триста лет – срок, за который и новый язык может успеть сформироваться (от Вильгельма Завоевателя до Чосера прошло как раз примерно столько). В общем, разные варианты возможны, но особых проблем это в любом случае не создает.  
2. А вот внутренняя социальная структура Области Святого Ордена – это действительно проблема. Черт знает, что там за Город Солнца они построили… В этом плане Святой Орден так же загадочен, как Островная империя на Саракше.  
 
Зарегистрирован
Veber
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 474
Re: О мире "Трудно быть богом"
« Ответить #10 В: 04/20/08 в 23:43:46 »
Цитировать » Править

Очень интересно. В целом соглашусь, еще только выскажу несколько соображений.
1. Судя по всему, несмотря на "королевские армии, осаждающие баронские замки", в целом королевская власть в мире Эсторской Империи опирается как раз на феодалов. Армии, осаждающие замки, я бы отнесла скорее на счет отдельных политических конфликтов между группами внутри элиты. Тогда как Орден, напротив, опирается на третье сословие. То есть такого, чтобы короли в своем стремлении к абсолютной нашли временную опору в буржуазии, как было на Земле, на Авроре реально нет. Дон Рэба, по моему ощущению, был первым "низкорожденным хамом, обманувшим государя", и именно он первым начал привлекать мелкопоместных дворян и буржуа в свои структуры. А короли в Арканаре опирались на группировки высшей аристократии. Сюда же - отсутствие не только регулярной армии у Арканара , но и видимых попыток ее создать. То же и в Эсторе - мы нигде не встречаем упоминаний о чем-то типа более-менее регулярных армий, имевшихся в Европе уже в 15-м веке. Я так думаю, что "королевские армии", упомянутые здесь вполне могут быть силами королевского домена или теми же дружинами баронов, которые "за короля".  
2. Румату и прочих землян обманули как раз постоянные земные аналогии. Они видели характерную картину и думали, что имеют дело с "типа Ришелье". Похоже, что в Эсторе религия функционально и даже по формам сыграла ту же роль, что национализм в Европе, но земляне не отследили, что это - другое.  
3. Я не специалист, но у меня ситуация "развитая бюрократическая система" - "феодальные порядки" вызывают ассоциацию с Дальним Востоком. В Японии было и это тоже. это я к тому, что вполне может быть и так.  
4. Судя по всему, в мире Эстора никаких парламентов в принципе нет. Или если и есть что-то типа того, то скорее всего на только на основе феодалов. Активность третьего сословия там пошла в другом направлении. И, как мне кажется, бунтов горожан против феодалов быть не должно. Это я по карьере Араты такое предположение делаю.
Зарегистрирован
Vagram
Завсегдатай
****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 181
Re: О мире "Трудно быть богом"
« Ответить #11 В: 04/22/08 в 17:03:56 »
Цитировать » Править

Дополнение по поводу спора о том, "Весна" или "Осень Средневековья" у нас на календаре.  
Как говорил епископ Иероним Каффский: "На это у меня есть еще один довод, разящий как меч..." Smiley
 
В известной книге "Комментарии к пройденному" (заглянуть куда я, будучи крепок задним умом, в начале работы не сообразил) Борис Стругацкий цитирует письмо Аркадия Стругацкого от весны 1963 года, в котором излагается примерное содержание будущего романа - того самого, который получил название "Трудно быть богом". По поводу предполагаемого места действия там говорится следующее:  
 
...Существует где-то планета, точная копия Земли, можно с небольшими отклонениями, в эпоху непосредственно перед Великими географическими открытиями. Абсолютизм, веселые пьяные мушкетеры, кардинал, король, мятежные принцы, инквизиция, матросские кабаки, галеоны и фрегаты, красавицы, веревочные лестницы, серенады и пр. И вот в эту страну (помесь Франции с Испанией, или России с Испанией) наши земляне, давно уже абсолютные коммунисты, подбрасывают «кукушку» – молодого здоровенного красавца с таким вот кулаком, отличного фехтовальщика и пр.
 
Дальше цитировать не буду - нужное место из книги Бориса Натановича можно посмотреть вот здесь:  
 
http://www.rusf.ru/abs/books/bns-03.htm
 
Но, честно говоря, я удивился, прочтя сейчас цитированный отрывок. Из него получается, что поставленный мной диагноз - "область наибольшего типологического сходства - Европа, XV век" - оказался таким точным, как я сам и не ожидал. По крайней мере, если исходить из первоначального замысла авторов, документированного их собственными текстами.
« Изменён в : 04/22/08 в 17:05:36 пользователем: Vagram » Зарегистрирован
Nick_Sakva
Живет здесь
*****




   
Просмотреть Профиль » WWW »

Сообщений: 2660
Re: О мире "Трудно быть богом"
« Ответить #12 В: 04/22/08 в 17:34:08 »
Цитировать » Править

on 04/22/08 в 17:03:56, Vagram wrote:
По поводу предполагаемого места действия там говорится следующее:  
 
...Существует где-то планета, точная копия Земли, можно с небольшими отклонениями, в эпоху непосредственно перед Великими географическими открытиями. Абсолютизм, веселые пьяные мушкетеры, кардинал, король, мятежные принцы, инквизиция, матросские кабаки, галеоны и фрегаты, красавицы, веревочные лестницы, серенады и пр...
 
... получается, что поставленный мной диагноз - "область наибольшего типологического сходства - Европа, XV век" - оказался таким точным, как я сам и не ожидал. По крайней мере, если исходить из первоначального замысла авторов...
 
 
Отсылка к векам абсолютизма есть и непосредственно в тексте.  
"Мы здесь ломаем головы, тщетно пытаясь втиснуть сложную, противоречивую, загадочную фигуру орла нашего дона  Рэбы в один ряд с Ришелье, Неккером, Токугавой Иэясу,  Монком,  а  он..."
 
Но замысел в данном случае вовсе не обязательно идентичен результату.  
И даже с мнением по этому поводу сотрудников Института Экспериментальной Истории нам соглашаться не обязательно. Wink
 
Конечно в литературном смысле антураж XV-XVII веков нам гораздо более знаком и близок, чем антураж веков VIII-IX.  И писать "реалистичную обстановку" на этом материале гораздо удобнее.  Антураж VIII-IX традиционно больше ассоциируется с фэнтэзи, хотя в те годы это понятие у нас не было в ходу.  Но это всего лишь антураж, внешняя оболочка.  Сама же повесть писалась разумеется не про Средневековье, а про наше время, проецируя и отражая его на Арканар.  А по моему глубокому убеждению наше время на спирали социального развития находится как раз где-то над VI-VIII веками.  Поэтому независимо от намерений авторов эти проекции гораздо больше соответствуют структурам и явлениям эпохи заката империй с "процессами их диссипации", чем временам становления и укрепления национальных абсолютистских государств.  
 
« Изменён в : 04/22/08 в 17:42:30 пользователем: Nick_Sakva » Зарегистрирован

Перед любыми категоричными утверждениями, автор которых явно не указан, подразумевается наличие слов "по-моему мнению", которые опускаются ради экономии места. Никакие слова и термины в моих текстах НЕ несут оценочной нагрузки. 尼珂
Vagram
Завсегдатай
****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 181
Re: О мире "Трудно быть богом"
« Ответить #13 В: 04/22/08 в 17:43:54 »
Цитировать » Править

Это Ваша интерпретация, на которую Вы имеете полное право (тем более что она, как мы уже выяснили, действительно не лишена некоторых фактических оснований).  
 
Я же здесь пока ограничиваюсь констатацией (уже приведенной выше): диагноз "XV век" наиболее соответствует первоначальному замыслу авторов, отраженному в их собственных текстах.
Не больше и не меньше, как говорил еще один известный экспериментальный историк.  
 
А то, что в итоге из ТББ получилось совершенно не то, что авторы задумывали изначально - это не вопрос. Тут спорить не приходится, тут только восхищаться можно тем, как этот мир сам развился...
« Изменён в : 04/22/08 в 17:47:46 пользователем: Vagram » Зарегистрирован
Veber
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 474
Re: О мире "Трудно быть богом"
« Ответить #14 В: 04/22/08 в 21:04:21 »
Цитировать » Править

Еще один, кстати, интересный и странный момент - это имена арканарских дворян. На первый взгляд, кажется, что, к примеру, Румата - это личное имя дона Руматы (по аналогии с "дон Педро"). Но потом выясняется, что "руматы - сказочно богатый род", а "мужа известной красавицы доны Пифы" зовут дон Пифа. То есть в Арканаре "дон" ставится перед фамилией, а не перед именем, а личные имена тамошних донов вообще практически не всплывают. О том. что они в принципе есть, может свидетельствовать тот факт, что маршал Тоц стал королем Пицем Первым. Далее, интересно, является ли, например, "Румата" названием рода или родового владения. Мне лично непонятно. А вот полное имя барона Пампы "Пампа но Гатта" а так далее наводит на мысль не о европейской аристократии, а о японской - "Минамото-но Еритомо", например.
 
Это я к тому, что там в принципе гибрид еще тот. Имена - момент не слишком яркий, но довольно характерный.
Зарегистрирован
Страниц: 1 2 3  Ответить » Уведомлять » Послать тему » Печатать

« Предыдущая тема | Следующая тема »

Удел Могултая
YaBB © 2000-2001,
Xnull. All Rights Reserved.