Сайт Архив WWW-Dosk
Удел МогултаяДобро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите:
Вход || Регистрация.
01/24/19 в 02:38:46

Главная » Новое » Помощь » Поиск » Участники » Вход
Удел Могултая « Сторожевые Баала »


   Удел Могултая
   Бель-летр
   Прочие авторские тексты
   Сторожевые Баала
« Предыдущая тема | Следующая тема »
Страниц: 1  Ответить » Уведомлять » Послать тему » Печатать
   Автор  Тема: Сторожевые Баала  (Прочитано 4428 раз)
Guest is IGNORING messages from: .
Eltekke
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 274
Сторожевые Баала
« В: 02/20/06 в 17:32:57 »
Цитировать » Править

Эльтекке, при контриб.  Могултая
 
 
Сторожевые Баала.
 
 
…Тридцать второй параллельный мир замечателен тем, что почти все, выдуманное в нашем и подобном нашему мирах, будь это миф, легенда или сказка, в тридцать втором мире становится доподлинной явью для двойников тех людей и народов, что создали этот миф, легенду и сказку на нашей Земле. В Тридцать втором никто не удивится, если трансатлантическую мегаладью посреди моря внезапно остановит подводный демон с монархическими претензиями, требуя себе одного из людей, плывущих на корабле, под угрозой потопления всего корабля – и незамедлительно приведет эту угрозу в исполнение, если понадобится. Собственно говоря, любая уважающая себя компания атлантических перевозок потому и включает  в состав экипажа двух-трех особых заместителей старшего стюарда по жертвоприносительной части; смысл этой должности в том, что ее носителей, согласно контракту, отправляют за борт при встрече с вышеозначенными демонами. Само собой разумеется, что подобные обязанности оплачиваются очень высоко, так что вакансии зампомпожертвов, часто замещаясь, никогда не пустуют. Необходимыми условиями их получения является, во-первых, наличие у соискателя жены и детей, которые в случае реализации им своего профессионального долга получают огромную компенсацию, намного превышающую оклад потерянного кормильца, а во-вторых, умение играть на щипковых музыкальных инструментах, так как согласно непроверенным слухам, применив это искусство под водой, зампомпожертв может добиться от демона возвращения домой – в каковом случае выплаченная его предполагаемым вдове и сиротам компенсация, понятное дело, будет возвращена фирме (исключая начет за вредность и моральный ущерб). По этой ли причине или по какой-то другой, но случаев таких возвращений до сих пор официально не отмечено, так что непременный экзамен по игре на гуслях, которому подвергается всякий потенциальный зампомпожертв, является, в сущности, лишь данью старой морской традиции.
Особенно часто морские демоны останавливают корабли артсанийской компании «Словен-Ильмен», что делает переезд на них предприятием, изрядно щекочущим нервы, но именно потому привлекающим множество туристов. В результате компания получала отличные дивиденды даже невзирая на учащенные выплаты компенсаций семействам обналиченных зампомпожертвов, как в «Словен-Ильмене» тактично именуют тех носителей этой должности, что оказались востребованы штатной ситуацией, ради которой ее создавали. Впрочем, после артсанийской коммунистической революции от «Словен-Ильмена» уцелели только заграничные филиалы, что в значительной степени подорвало позиции этой ранее процветавшей компании.
Зато корабли, осуществляющие рейсы по индийскому океану, никогда не сталкиваются с подобными препятствиями – потому что народы, населяющие в нашем мире берега Индийского океана, в отличие от жителей нашей Европы никогда не слагали историй о демонах вышеописанного рода. Вследствие этого в Индийском океане Тридцать второго мира они и не водятся; зато любая серьезная компания морских перевозок в этой части мира вынуждена разоряться на боевые бипланы сопровождения, которые являются какой-никакой, но все-таки защитой от налетающей с Мадагаскара птицы Рухх.
Точно так же жители обоих Кнанов – и Вест-Кнана со столицей в Тире, и Ост-Кнана со столицей в Цадек-Мелеке - вынуждены, во избежание худшего, ежегодно убивать детей в жертву могущественным громоносным существам, которым они отданы во власть; в то время как, к примеру, жители Лабрадора не подвержены столь ужасной необходимости, так как в нашем мире эскимосы, в противоположность ханаанеям, и думать не думали сочинять подобные ужасы. В наихудшем положении среди обитателей Тридцать Второго мира остаются, однако,  так называемые солимиты – секта, некогда отколовшаяся от царства ибри (с 1099 г. в составе Вест-Кнана). Члены секты находятся в абсолютной власти мелкого духа-маньяка, страдающего комплексом неполноценности, растроением личности и приступами болезненного садизма – и все только потому, что в некоторых мирах, сходствующих с нашим, додумались и до такого.
Разумеется, Народно-коммунистический фронт, полвека назад утвердивший в Великой Артсании одну из самых кровавых тираний Тридцать второго мира, громогласно отрицает существование каких бы то ни было демонов, духов, альвов, алмасты и т.п.; однако ни для кого не секрет, что Великая Артсания как отдавала последнюю тысячу лет  по тридцать юношей и девушек летучим тератоморфным поликефалам, контролирующим Восточно-Центральную Европу, так и продолжает отдавать, только тайно. Для несчастных жертв, правда, мало что меняется от того, что партийные олигархи ныне официально проводят их по графе потерь при осуществлении артсанийской космической программы – каковые, впрочем, и сами по себе достаточно велики из-за повсеместно царящих в Артсании бюрократических неурядиц….
                  
 
                            А.Т.Паганеилян. Тридцать Вторая Параллель.

« Изменён в : 02/20/06 в 17:34:29 пользователем: Eltekke » Зарегистрирован
Eltekke
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 274
Re: Сторожевые Баала
« Ответить #1 В: 02/20/06 в 17:33:42 »
Цитировать » Править

1
 
…Что, понравилось, светлоалая? Хочешь еще? Нет, устала... Любишь ты нас, южан, за месяц трех офицеров отряда переменила, пока самого лучшего не нашла - меня то есть. Правильно, гляжу, говорят, что у вас на Севере, в ВиннландФюльксбунде, парни на ходу спят; и не только, видно, на ходу. Ну ладно, светлоалая, вот, пей -  это с кислинкой, твое любимое - и засыпай. Завтра тяжелый день, выспись хорошо. Почему тяжелый? Разговоры будут длинные. Какие? А это от тебя зависит. Потому что мы тебя, сука,  спросим, во-первых, где ваша типография, а во-вторых, когда и где у вас акция. Тихо! тихо лежать, сука, да нет там уже твоего пистолета, я, пока ты мылась, туда другое сунул, оно вообще ничем не стреляет, игрушка же. Голыми руками тоже не надо, и голыми ногами тоже - сама видишь, корчишься, корчишься, а встать не можешь. Ты успокойся и лежи тихо, ты же с кислинкой пила? Так оно ноги-руки часов на шесть отрубает, то есть не оно само, а то, что я туда влил; кстати я тебе скажу, это она и есть та самая кислинка. А без рук без ног ты ни с собой, ни со мной ничего не сделаешь. Языком тоже давиться не надо, это только в фильмах работает, и то в самых плохих. Давай лучше я тебе вводных добавлю, нет, не в том смысле…  
Первое. Я и правда лейтенант. Только не пехоты, от которой Центрам охрану ставят, а Храмовой контрразведки. После войны с Тавантинсуйу завербовался.  
Второе. В игру войди-уйди я с тобой играл затем же, зачем ты со мной - работал объект. Только я про тебя знал, что это ты меня работаешь, а ты про меня - нет. Что у работы могут быть приятные стороны, ты сама знаешь. О себе в данном случае такого не скажу;  никогда не занимался этим с дохлыми рыбами, но после тебя гораздо лучше это себе представляю. Сопроводительную лирику можешь аннулировать. Слава Баалам, самая пора, а то у меня это «светлоалая» уже в зубах застревало. Теперь лирика кончилась, физика пошла. Точнее говоря, приятная физика кончилась, а неприятная пока не началась, а будешь умной, так и не начнется.  
Третье. Ты, значит, медх Зигрид, валяешься здесь, в отеле «Гостеприимец», а бонды Зигберт и Зигхольт, официально тебе никто, а по правде братья, сидят у нас по подвалам, и рады-радешеньки, что еще сидят, а не лежат, и в подвалах, а не под землей. Ой, мать родная! Нельзя ж так пугать человека при исполнении и без формы. Надо было мне тем парням, что кислинку готовили, заказать, чтоб она и глазные мускулы отрубала, а то как я про Зигберта и Зигхольта сказал, ты на меня так очами сверкаешь, что хоть фонарик гаси. Что ж ты думала, мы про них не узнаем? У вас, северь белесая, воображения ноль целых, ноль десятых. Для начала, если в семье младший ребенок родится, то фантазии, чтоб придумать ему совсем новое имя, у вас не хватит. Что бы ни выдумали, первый слог все равно будет тот же, что и у первенца. А второе, ума у вас не хватает сообразить, что про этот ваш обычай все уже узнали. И если в одной тургруппе есть сразу Зигберт, Зигхольт и Зигрид, значит, есть что проверять. И тут пошла нам карта…  
Что у нас имеется? Виннланд-Фюльксбунд. Великая, стало быть, держава. Сто лет назад вы перестали выплачивать премии за кожу с черепов скрелингов, тридцать лет назад начали брить волосы на лобках, и решили, что после взятия таких вершин цивилизации дальше идти некуда, только и осталось других наставлять. Наставляем. Стольный город Лейфсборг, в городе Университет, в Университете – Всемирная Лига борьбы с человеческими жертвоприношениями, ведущий отдел, в отделе - секция Кнана, в секции - медх Зигрид Лундгрен, удивительно похожая на присутствующую здесь медх Зигрид, по документам Дирксен, только цвет волос другой. В провинциальных отделениях секции состоят бонды Зигхольт Лундгрен, Зигберт Лундгрен и Зигмунд Лундгрен. Первые двое по странному совпадению удивительно похожи на наших гостей Зигхольта, по документам Эриксона, и Зигберта, по документам Нильсена - только опять же волосы другого цвета. Прибыли они к нам в разные дни той же недели, что медх Дирксен, но по случайности попали с ней в одну туристическую группу. А Зигмунда что, на развод семьи Лундгрен дома оставили? Предосторожность благоразумная, в свете нынешних событий может пригодиться. Я тебя сам по косточкам разберу, благо торчат немилосердно.  
А знаешь, почему? Потому что мы очень, ты даже себе не представляешь, до какой степени, ну просто до упора не любим, когда убивают детей. И ежели кто рвется довести их до смерти, мы того прямо-таки по слоям распиливаем при первой возможности. А это как раз вы, заморская сволочь. Вы думаете, вы спасать детей прибыли? Вы их прибыли убивать. Все равно как собственными руками. Вот сорвали вы, допустим, акцию в таком-то месте, в такое-то время.  Особенно хорошо, ежели жертвенник взорвали или испоганили – это же всему тому Центру конец, в нем никогда больше жертв приносить нельзя. Так вы думаете, Ямм или Мелькабот по этому случаю без очередной порции потерпят? Не, не потерпят… И жертву очередную все равно принесут, никуда не денутся, только вместе с ней придется еще втрое детей положить во искупление ваших подвигов, это Ямм такую штрафную берет за то, что  мы осквернение Центра допустили и вовремя в старом месте не сделали все чин по чину... Из-за вас, гуманистов, не сделали. Да еще вдесятеро придется заколоть при закладке нового Центра, в котором того самого очередного положат, потому как без смерти этих десятерых новый Центр не заработает. Стало быть, жертва очередная, да к ней штрафная, да к ней инсталляционная, итого четырнадцать человек. Значит, тому одному, который очередной, так и так помирать, а вот еще тринадцать от пяти до восьми, группа крови по усмотрению – это, дорогие господа мои, исключительно вашим трудом. Так вот, через двенадцать дней у вас акция. Если мы не будем знать, где вы ее сговорились проводить, ваши свое дело сделают, жертвоприношение сорвут, и тогда вместо одного ребенка умрет четырнадцать.  А если мы от тебя или от этой падали, твоих братьев, дознаемся, что да где, и обряд пройдет как положено – то те тринадцать останутся живы. И вот ради этой, медх Зигрид, разницы, мы тебя и твою падаль пустим в такую мелкую нарезку, что из нее можно будет протянуть нить отсюда до самого Лейфсборга и обратно. Я бы тебе мог подробно рассказать, как это происходит, да не хочу лишний раз марать язык. Потом видеоматериал посмотришь, это, говорят, доходчивее. Особенно если с включенным звуком. Я, правду сказать, не смотрел. Этим делом у нас занимаются слепые и глухие – наощупь. А то уж больно тошно это видеть и слышать, никакого живодера не хватит.
Я смотрю, до тебя начало доходить. Вот хорошо… Или не начало? Или ты свои брошюрки вспоминаешь, насчет того, что наши жертвы – это дело лишнее, пережиток прошлого и уродливое порождение жреческо-фашистской реакции, как красные учат? У тебя артсанийскими листовками на этот счет вся подкладка набита. Вот удивительное дело, медх Зигрид, ну почему западные университетские шлюхи вроде тебя так любят красных? Вроде и с вашим Фюльксбундом они на ножах, и бабам давать направо и налево не позволяют – тебе прямая невыгода. А все равно как мухи на падаль летите. Ежели вам вывеску «социальный прогресс» на скотобойню наклеить, вы и ей кланяться пойдете, впрочем, с Артсанией у вас как раз это самое и вышло. Так ты бы, медх Зигрид, спросила у своих прогрессивных комми, кого это они в великой спешке третьей партией за год забили Коростеньскому змею – третьей партией, потому что в первой по недосмотру порченая девка была, так змей остался очень недоволен, штрафных требует? И сколько они своих комсомольских павианов за тот недосмотр расстреляли? Она ж кругом отличница была боевой и политической подготовки, согласно анкетам девственница по самые уши, в комсомоле с момента зачатия и ранее! А вот недоглядели, теперь отступные платят. Ну и групрук ее с групсеком в лагеря покатили. В первичную ячейку, конечно, бумажка на каждого пошла, что сгорел, мол, смертью героя во имя трудового народа при аэрокосмическом испытании на сугубо добровольных началах, еще и жестянку какую-нибудь посмертно припаяли.  А это аэрокосмическое испытание в один  миг полсотни человек перетерло, плюнуло огнем, лязгнуло гребнями и улетело к себе за Каменный пояс…  
Измышление жреческо-фашистской реакции? Я тебе, медх Зигрид, расскажу поучительную историю, одна-то у тебя в голове, может быть, поместится. Действующее лицо: Лэй Эфрэми, главный военный врач. У нас эберские карьеру делают легко, но не всякие -  изрэлиты да исмэлиты со времен большого бунта не на самом лучшем счету. Так что ежели Лэй до генерал-цебаота дослужился, то можешь себе представить, что был за человек. Так вот Лэй по должности отвечал за эти самые жертвы. И носился с одной мыслью: не может Ямм быть так плох, как его малюют. Кровь, мол, детская ему нужна, вот и все. А страх и боль ему ну никак не могут быть нужны. И чтобы ребенка непременно без анестезии и успокоительных колоть, он такого не требует. Десять лет Лэй работал, проводил гадания, наконец, убедил себя, что с Яммом связь надежная, и что Ямм сам подтвердил – есть там анестезия или нет, его не касается. Лэй на радостях сам хмельного напился и всю свою службу напоил. Так, хмельным, и подписывал новый регламент: колоть под общим наркозом с эйфорическими присадками – чтоб ребенок не то что боли и страха не почувствовал, а вообще не знал, что умирает, и радовался так, как Вечным радоваться не светит. Ему говорят: от времен Кэйна-Кузнеца так не делается, жертву режут в уме и памяти, чтобы страх смертный был и удар чувствовался, предкам лучше знать! А он отвечает: предки анестетиков не знали, нечего их невежество за зло богов выдавать…
В ближайшую череду, на пятый год Мелек Адхарбала, по его регламенту и работали. Мне тогда было восемнадцать, я юнкером был, стоял при Лэе в охране. Помню, когда доклады пошли с мест, что жертвы принесены, отклонений от расчетных последствий нет, плохих предзнаменований  нет, знаков гнева нет, Лэй заплакал. Подошел к окну с видом на море и перед ним в кровь стукнул лбом об пол. «Спасибо тебе, Господин Ямм, что ты такой, какой есть!»  
Какой есть… Две недели все шло, как всегда. Всего жертв в тот год принесли, как обычно – одиннадцать на весь Вест-Кнан. А потом грянуло. Лихорадка Бенгтсона в Ашкелоне, в Акко, в Гебале, в Цуре, в Сидоне, в Газе! Умирают только дети до восьми лет, заражаются невесть откуда при любой изоляции. Сыворотки, которые позавчера такую лихорадку снимали в час, помогают не лучше воды. Пять дней так – и кончилось как отрезало. Кто еще болел, тому снова уколы помогают. Люди вздохнули. С Лэевыми делами это и в ум никому не пришло связать. Три дня отдыхали – и опять то же самое еще на пять дней. Еще три дня передышки – еще  пять дней эпидемии. Потом на три дня пауза – и эпидемия уже на неделю с лишком. Еще трое суток – опять только пять дней трясет. Три короткие эпидемии, одна длинная, две короткие, одна длинная, одна короткая, одна длинная, две длинные, одна короткая… На третий месяц  дошло: азбука Морзе. Ямм бог морской и мировой – вот он мировым морским языком и разговаривает. А такие загадки веселые загадывать на сообразительность – это тоже как раз по нему. К осени все расшифровали. Объяснял он нам, что по новому регламенту работать не надо было, а работать надо по старому. Объяснял доходчиво. Мы-то уже все поняли, а он так до конца года и договаривал своей морзянкой, пока все вежественные благопожелания, какие в конце письма прикладывать положено, не приложил, хорошо хоть в сокращенном написании и без гласных. Как раз за пять дней до следующего ежегодного жертвоприношения закончил. Подбили итоги. Генерал-цебаот Эфрэми избавил от короткой боли и короткого страха одиннадцать человек. За год от грошовой лихорадки двадцать тысяч детей сгорело, и перед смертью они куда больше мучились, чем от удара ножом. Кого Ямм учит - учит с запасом.  
Новые приношения провели по старому регламенту, и с тех пор обезболивающих не вводили. Только делал это уже не генерал-цебаот. Генерал-цебаота к тому времени давно на свете не было. С самого лета, когда шифровальщики морзянку опознали. Я к нему в тот день явился с подтвердительной экспертизой, на него не глядел. Он экспертизу смотреть не стал. Стоит при полном параде, начисто выбритый – ни единого волоска на голове.  
– Пойдем, говорит, юнкер, нажмешь рычаги. Может, еще подействует, а больше у меня способов не осталось.  
Я понял, о чем он, и язык у меня отнялся. Он сам машину повел на окраину. Там уже все готово. И Молох стоит, и под его брюхом огневой припас. Лэй скинул одежду, награды, лег нагишом в медную чашу на живот. Часовые кандалы на руках и ногах ему застегнули, а команду поднять под медью огонь он мне отдал сам. И до самого конца не пошевелился, только выл, пока гортань не сгорела. Когда снимали то, что от него осталось, снизу на три дюйма по всей длине он был углем. Думаю, что в предыдущий раз в Кенаане искупительное всесожжение заживо на раскаленном металле проводили  лет тысячу назад, а чтоб жертва по доброй воле на это вызвалась, за все шесть тысяч лет случаев не было. Себя прикончить Лэй мог бы и чище, да он думал, может, Ямм его сожжение примет за вергельд – кто проступился, тот и ответил -  и эпидемию прекратит. Только ничего это не помогло, как долбил нам Ямм свое послание, так до конца и отдолбил. Лэю Лэево, нам наше.
Такие дела. Здесь таким сердобольным насчет детей, как ты с братьями, лучше себе руки, ноги да язык отрубить, прежде чем лезть в наши дела – детей куда больше можно будет спасти. Но раз вы сами до такого пока не цивилизовались, в смысле руки-ноги себе рубить, то мы вам с этим поможем. За что тебе спасибо – брошюрок понавезла. Мы их в школах раздаем, чтоб дети видели, каких дураков земля носит. От Моби Дика случайно ничего нет? Ну этого вашего брата по разуму из Катувеллауна, мэйд ин Ллиндин, поперек себя толще? Это душевно он написал, как наши дельцы по два-три пацана в топку за повышение капитализации жертвой швырнут и давай проценты в бизнес-план вносить и пить за процветание коммерции. Странные они люди, ваши союзнички катувелланы – этот вот, или Лоуренс, или старина Клайви, или Хаксли и Проптер, пророк его. «Бог  вполне присутствует там, где вполне отсутствует человечность». «Быть преданным самой высокой любви значит быть преданным себе, а преданность себе нельзя совместить с преданностью Самому Высшему». «Ад – это быть личностью в мире личностей, освобождение от  личности – вот смысл». Это, стало быть, Проптер. «Пусть бедняки живут в деревнях на полшиллинга, пусть они радуются красным штанам и тому, что сделали сами, и не хотят покупать ничего большего; ныне же их жены привыкли тратить слишком много, потому что их к этому приучили». Благовествование от окормителя мэм Чаттерли, глава последняя, стих седьмой. И «Ллиндин, белый, чистый и изящный» – это ваш Моби Дик, про хлев шестисотлетней давности. И красноречивые объяснения насчет того, почему именно надо быть надрывно и бесконечно благодарным за медленное мучительное умерщвление собственной жены. Люди холопского звания - сущие псы иногда, чем тяжелей наказания, тем им милей господа, -  говорил мой артсанийский стажер, пока его не отозвали на родину и не поставили к стенке. С таким запасом вы приехали нас спасать. Что, тварь, удивляешься? Думаешь, это чистое зло знают только в университетах за Столпами Мелькарта? Я, как видишь, тоже мимо таких ударных мест не прохожу, по сравнению с ними сам Ямм иной раз покажется Оленным Зимодаром с саамского берега. Перед такими образцами писания нашего друга, человека-горы, конечно, много теряют в силе. Но по-своему остаются хороши. «Дельцы, за процветание коммерции…» Что ж, медх Зигрид, ты сюда-то ввозишь такую чушь? Кормила бы ей своих сосунков из Лейфсборга, а к востоку от Суэца любая собака знает: госмонополия на жертвы не отменялась со дня основания Цура – неувязочка с дельцами, однако. «За процветание коммерции…»  Медх Зигрид, когда у вас год назад скрелинги захватили прогулочные аэроскафы и повели на ваши инеистые станции, ваши их, помнится, в воздухе сожгли. Там детей человек семьдесят  сгорело, да взрослых еще за сотню. Помнится, тогда в Университете не протестовали – причин не нашли; и правильно. Дошли бы те аэроскафы – счет шел бы не на сотни, а на сотни тысяч голов, а другого выбора у вас не было. Вы убили своих невинных детей, потому что у вас не было другого способа предовратить гибель куда большего числа ваших невинных детей - и этот выбор был создан не вами и не по вашей воле. Ну так и у пчелок и бабочек то же самое. То есть слыхал я одного вашего дружка, так он объяснял, что вы – это, конечно, совсем другое, потому как у ваших-то убитых детей потребителя не было, а у наших есть. Совсем у него, однако, болезненно с головой:  к оценке нашего дела это имеет отношения не больше, чем то что вы такими штуками занимаетесь на сороковом градусе северной широты, а мы на двадцатом -  что ни говори, тоже разница. Впрочем, и это к благу: пока ваши ребята на таких дураках держатся, нашим справляться легче. Ордонанс Иеруб-Баала, двух тысяч лет не прошло, читала? «В отвращенье горшего это должно, в приумноженье это запретно, мелек первое скажет – колите жертву, скажет второе – колите мелека!» Неужто не знаете ордонанса-то? Знаете - матчасть в вашей конторе учат с усердием. А раз знаете, и все равно со своими брошюрками да взрывчаткой сюда явились, какой с вами может быть разговор? Порезать да покласть, как тот же стажер выражался …
 
(ту би конт.)
« Изменён в : 02/20/06 в 17:37:19 пользователем: Eltekke » Зарегистрирован
Ципор
Гость

email

Re: Сторожевые Баала
« Ответить #2 В: 02/20/06 в 21:30:43 »
Цитировать » Править » Удалить

[Обсуждение текста перенесено в отдельный тред. Ципор]
« Изменён в : 02/22/06 в 18:10:07 пользователем: Кот Муций » Зарегистрирован
Mogultaj
Administrator
*****


Einer muss der Bluthund werden...

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 4173
Re: Сторожевые Баала
« Ответить #3 В: 10/03/06 в 20:31:12 »
Цитировать » Править

(Проверяя свой хард после большого его крушения, обнаружил, что мне досылали в свое время завершение первой главы «Стор.Баала», а я это пропустил. - - Могултай).
 
"Знаете - матчасть в вашей конторе учат с усердием. А раз знаете, и все равно со своими брошюрками да взрывчаткой сюда явились, какой с вами может быть разговор? Порезать да покласть, как тот же стажер выражался …  
 
Однако заболтались мы с тобой, медх Зигрид. О чем только не переговорили? Тут и филология, и этнология, и сравнительная антропология -  думаю, ты себя почувствовала почти на родном факультете, благо и форма одежды у тебя сейчас, полагаю, именно та, что тебе там была наиболее привычна. Ну, а теперь повезем-ка мы тебя воссоединять семью.  К братьям. Вон уж и Рэвадон в дверь постукивает, заждался. Сейчас открою. Да что ты опять глазами водишь? Простыня? Да от кого тебе теперь прикрываться? Ты теперь не человек, ты теперь материал – будешь себя хорошо вести, отчетный материал,  нет – расходный.  
 
Господин мой Рэвадон – медх Лундгрен, координатор диверсионной группы Лиги. Госпожа моя Лундгрен – капитан Рэвадон, Дом Безопасности. За хорошее знакомство! Так, стреножье, обруч, ошейник – и тащи ее, капитан, как есть, только вколи тэ-пять, а то еще помрет по дороге от избытка эмоций. Куда в Доме вести, сам знаешь. Все, счастливой дороги. А поздравлять меня совершенно не с чем, не суди по внешности….
 
Все, поехали. Где связь? Пятого. Я сказал – пятого. Ехэскэл, привет. Слушай, большое дело. В холодильнике есть кто-нибудь свежий, чтоб без родных и близких? Я слыхал, позавчера взяли халебского маньяка, вместе с трупами – нет подходящего? Можно бы, конечно, забрать из гражданских моргов... Да вот именно, между своими гораздо лучше (особенно если ты на этом зарабатываешь, Йескэ)... Отлично. Одень его, знаешь, в нужном стиле, поуродуй до кондиции и  добавь что-нибудь такое, чтоб любая телка из Лиги сразу поняла -  покойник из здешних ее радетелей, с утра был живой, а теперь помер, да  так скверно, что оператора фильмов хоррора вывернет.  Передай потом Рэвадону, он знает, в чью камеру подбросить.  Фонограмму ему же передашь. И чтоб у дознавателя голос был сорванный, а допрашивали только женщин, детей не надо! Да, звук делай поневнятнее, и бульканья, бульканья  побольше, а не крика. А то у тебя  все всегда так орут, как будто бы у них легкие еще не отбиты.  Тебе кто прошлый шедевр напел – оперный солист? Все, все, спешу, давай, дорогой, служи отечеству.
 
Надежная вещь этот последний синтезатор. Эффект не хуже, чем в боевике про  обряд друидов. Только все-таки звук  потом надо вручную неразборчивым делать: когда клиент додумывает сам, у него   всегда выходит страшнее, чем мы можем сообразить за него - велика сила сотворчества. Хорошо потрафишь клиенту впечатлением от демонстрационной пытки – не придется применять настоящую. Будем надеяться, для барышни Лундгрен одной ночевки рядом с телом предполагаемого коллеги, которого, по ее крайнему разумению, мы только что изуродовали до смерти, окажется достаточно, да еще под фонограммы Йескэ; а паралич со страха ее все равно не расшибет,  профилактику Рэвадон уже вколол. Хорошо что стараться особенно не надо, и так верят – не зря они себя на эту тему  заранее накручивают. Оплата существования Вест-Кнанской группы «Хельсинкского комитета против тайных пыток», включая имитацию ее подпольной деятельности и судебных процессов над ее членами, обходится нам, конечно, недешево, зато весь мир убежден, что палачи мы - не угонишься. Если клиент в это поверил, работать проще. Эта поверит. Вот с братьями ее плохо: один при задержании покончил с собой, второй показаний давать не желает, требует свидания не поймешь с каким чином Храмовой разведки...  
 
Я подхожу к проему в стене, разминая ноги. В море, на расстоянии мили в три от меня, медленнно движется  белый стальной остров. В отличие от моих речей, в нем нет  ничего грязного, ничего такого, что тошно вспоминать.  Авианосец класса «Ямм-вэмот». «Море и смерть». Щит и булава Кнана.  На всю планету их всего три, по одному на океан. Каждый из них даже без лодок сопровождения может отправить к богам остров размером с Гибернию. У них нет имен, их зовут просто «Первый», «Второй» и «Третий». Этот, что в море Мелькарта – Второй. а если бы первый ввели в строй на пять лет лет раньше, сегодня я не стоял бы здесь. Сейчас я сидел бы в Куско, в Саксавамане, и передо мной одни туканы, на нашей службе, допрашивали бы других туканов, партизан. Тукан-помощник вел бы протокол, а потом ласковым убедительным голосом давал мне ориентировку. В минадалевидных глазах тукана ничего не прочтешь  до того самого момента, как он не дотронется до тебя отравленным шипом. Так что, может, для меня это и к лучшему, что Ямм’вэмоты ввели в строй тогда, когда ввели, Ост-Кнан успел отколоться и выйти из войны, фюлькбундесы начали учить их всему, чего не знают, и мы сдали Океан Восхода.  
Второй все еще не исчез из моего сектора обзора, несмотря на скорость:  длина его - две с половиной тысячи локтей. Корпуса Ямм’вэмота кажутся не принадлежащими этому миру.  
 
В каждом корпусе был заколот ребенок.
 
А это - в приумножение или в предотвращение? В предотвращение; только в предотвращение, конечно. Крепость не держится без жертвы, плавучая она или нет. А без плавучих крепостей... Так что воистину так, это - в предотвращение. Мы не перешли рубежа.  
Пока не перешли.
Вот только ни в Цбаот, ни во Флоте, ни в Генеральном Штабе, ни в самой Цитадели не знают, сколько это продлится.  
 
Именно поэтому мне нужно, чтобы медх Лундгрен осталась жива.
 
---
Зарегистрирован

Einer muss der Bluthund werden, ich scheue die Verantwortung nicht
Olga
Живет здесь
*****


I think therefore I am. I think.

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 4255
Re: Сторожевые Баала
« Ответить #4 В: 10/03/06 в 20:47:18 »
Цитировать » Править

Обсуждение унесено сюда. Прошу впредь его там и вести.
 
С уважением,
Антрекот при исполнении
« Изменён в : 10/04/06 в 05:57:52 пользователем: Antrekot » Зарегистрирован

Кто бросил валенок на пульт? Черт с ней, с Канадой - но когда у нас дисциплина будет!?
Страниц: 1  Ответить » Уведомлять » Послать тему » Печатать

« Предыдущая тема | Следующая тема »

Удел Могултая
YaBB © 2000-2001,
Xnull. All Rights Reserved.