Сайт Архив WWW-Dosk
Удел МогултаяДобро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите:
Вход || Регистрация.
04/05/20 в 23:17:49

Главная » Новое » Помощь » Поиск » Участники » Вход
Удел Могултая « Ця голодна Галіція, прекрасна, як холєра »


   Удел Могултая
   Сконапель истуар - что называется, история
   Околоистория Центральной и Восточной Европы
   Ця голодна Галіція, прекрасна, як холєра
« Предыдущая тема | Следующая тема »
Страниц: 1 2 3 4 5  Ответить » Уведомлять » Послать тему » Печатать
   Автор  Тема: Ця голодна Галіція, прекрасна, як холєра  (Прочитано 9868 раз)
Guest is IGNORING messages from: .
eva_himmler
Живет здесь
*****


рожденная от молний

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 842
Re: Ця голодна Галіція, прекрасна, як холєра
« Ответить #45 В: 07/30/07 в 15:33:23 »
Цитировать » Править

Smiley мне кажется, я узнаю этого деятеля, Антонина.
Зарегистрирован

Что мне до Фауста
феерией ракет
скользящего с Мефистофелем в небесном паркете!
Я знаю -
гвоздь у меня в сапоге
кошмарней, чем фантазия у Гете!
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Ця голодна Галіція, прекрасна, як холєра
« Ответить #46 В: 07/30/07 в 15:36:46 »
Цитировать » Править

Да, конечно...
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Ця голодна Галіція, прекрасна, як холєра
« Ответить #47 В: 08/01/07 в 17:21:32 »
Цитировать » Править

Ну, если уж карты раскрыты, то в том тексте есть и другие занимательные отрывки, касающиеся Австро-Венгрии. По правде, они только увеличивают мою симпатию к покойной Дунайской империи и ее правителям. Уж чем-чем, но ксенофобией и узко понятным национализмом Габсбурги не страдали. Чехизированный Франц-Фердинанд, украинизированный Вильгельм.  Smiley
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Ця голодна Галіція, прекрасна, як холєра
« Ответить #48 В: 08/03/07 в 16:22:39 »
Цитировать » Править

В качестве подготовки к закарпатской тематике - просьба к русскоязычным читателям. Кажется ли вполне понятным дальше приведенный текст? Это популярная песня "Кедь ми прийшла карта".
 
Кедь ми прийшла карта нароковаць
Став я свого ненька дошиковаць,
Ой неньку, мій неньку, вволь же мою волю,
Йди за мене служиць на ту войну.
 
Кедь ми прийшла карта нароковаць
Став я музиченьків дошиковаць,
Гей ви, музиченьки, заграйте ми чардаш,
Хай я си погулям у остатній раз.
 
Стали музиканти чардаш грати,
Стали ми ся сльози з очей лляти.
Ніхто не заплаче, ні отец, ні матка,
Лем за мнов заплачут три дівчатка.
 
Що перша заплаче, бо я її брат,
Що друга заплаче, бо я її сват,
А третя заплаче, бо плакати мусит,
Бо она від мене перстінь носит!
 
Воссоздаю максимально приближенно к манере исполнения. Эту песню часто пел И.Попович, а "на десерт" объяснял самы трудные отрывки.  Smiley
Вопреки таким плаксивым словам, мелодия веселая и даже танцевальная.  
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
R2R
Administrator
*****


STMS

45196474 45196474    
Просмотреть Профиль » email

Сообщений: 5667
Re: Ця голодна Галіція, прекрасна, як холєра
« Ответить #49 В: 08/03/07 в 22:44:24 »
Цитировать » Править

Мне в целом понятно, в значениях отдельных слов могу ошибаться, и совсем непонятно, кто такой "ненько" (?), которого лирический герой просит пойти за него на войну.
Зарегистрирован

"Кто играет с динамитом, тот придёт домой убитым"
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Ця голодна Галіція, прекрасна, як холєра
« Ответить #50 В: 08/06/07 в 10:01:07 »
Цитировать » Править

Ненько - отец, но юмор песни в том, что герой не на войну своего отца посылает, а просит отслужить вместо себя в армии.  Smiley "ВОйна" (с ударением на первом слоге) и в чешском языке просто себе армия, а не боевые действия. "Карта нароковаць" - повестка. Дошиковаць - просить.
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
R2R
Administrator
*****


STMS

45196474 45196474    
Просмотреть Профиль » email

Сообщений: 5667
Re: Ця голодна Галіція, прекрасна, як холєра
« Ответить #51 В: 08/09/07 в 22:57:04 »
Цитировать » Править

on 08/06/07 в 10:01:07, antonina wrote:
Ненько - отец, но юмор песни в том, что герой не на войну своего отца посылает, а просит отслужить вместо себя в армии.  Smiley

А, понятно. Меня сбило с толку то, что дальше говорится "отец".
Quote:

 "ВОйна" (с ударением на первом слоге) и в чешском языке просто себе армия, а не боевые действия.

Угу, этого я тоже не поняла.
Quote:

 "Карта нароковаць" - повестка. Дошиковаць - просить.

А это вроде из контекста уловила. Smiley
Зарегистрирован

"Кто играет с динамитом, тот придёт домой убитым"
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Ця голодна Галіція, прекрасна, як холєра
« Ответить #52 В: 08/10/07 в 12:54:38 »
Цитировать » Править

По крайней мере, понятно, почему родители за ним не плакали.  Smiley
Салабон пытался закосить, при том, что современные отцы и так говорят, что современная армия - детский сад сравнительно с их временами.  Smiley
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
Lee
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 1668
Re: Ця голодна Галіція, прекрасна, як холєра
« Ответить #53 В: 09/17/07 в 19:56:20 »
Цитировать » Править

Просто как факт истории --по другую сторону фронта наблюдалось  очень похожее явление, своего рода, "монархический украинский патриотизм" с лейтмотивом -- "Вот идем отбирать у швабов нашу Галичину!" Хватило этого ненадолго --да впрочем и в России в целом весь воинственный пыл почти улетучился уже к 1916.  
Зарегистрирован
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Ця голодна Галіція, прекрасна, як холєра
« Ответить #54 В: 10/08/07 в 12:09:38 »
Цитировать » Править


Атлас
Раз уж речь зашла о львовских заведениях, именуемых кнайпами, кавами, шоколадками – и прочим в том же роде
http://wirade.ru/cgi-bin/wirade/YaBB.pl?board=seeurope;action=display;nu m=1189433092
 – то начать стоило бы с украшения, легенды  и символа галицкой столицы в междувоенный период – ресторана «Атлас». И само название, и фамильярное имя хозяина – пан Эдзьо – до сих пор употребляется в живой речи (1), хотя давно уж нет того «Атласа». А кто только не посещал его когда-то – от робких студентов, едва смеющих в сопровождении старших родственников вступать в знаменитые стены – и до таких звезд творческой богемы, как художники Новакивський, Сельський и Ян де Розен, актеры Мечислав Цыбульский и Лешек Поспеловский, японская певица Таико-кива, писатели Парандовский, Бруно Шульц и Алексей Толстой, неразлучная пара поэтов – поляк Генрих Збежховский и украинец Степан Чарнецкий (2), может, интересно будет математикам – и Улам тоже (3)! Бывали тут и такие экзотические личности, как сын грузинского князя, занимавшего  в 1914 году должность коменданта Львова – Селим Хан-Нахичеванский (4). Да что там – в 1942 году владелец ресторана, отнюдь не ариец, вынужден был устраивать прием для самого Геринга! И отозвался о высоком госте так: «Этот сучий сын жрал, как корова в конюшине, а если б я знал о нем то, что узнал позже, то подсыпал бы ему отравы в гренки».
Постоянные же посетители «Атласа» и пана Эдзя, как то и приличествует творческим личностям, переживали разные времена. Зачастую приходилось расплачиваться рисунками на стенах и рекламными слоганами… Хозяин отличался просто невероятной терпеливостью в этом смысле, но чтобы чуть-чуть обозначить нормы, создал набор правил. Вот он:
1. Гости, которые случайно или ошибочно рассчитываются наличными, имеют право на стопроцентную скидку.
2. Кредит открыт для всех без ограничений, пока хозяин его не отменит.
3. После отказа в кредите блюда и напитки будут подаваться только под залог (часы. пальто, не обязательно собственное)
4. Хозяин охотно предоставляет гостям ссуду: с возвратом – до 1000 зл., без возврата – до 50.
5. Тарелки, стаканы и кресла употреблять как аргумент своих политических и религиозных убеждений запрещено.
6. Гостям запрещается уносить номой ножи и вилки, а если уже, то не больше одного набора в месяц.
7. Меньше, чем одно малое, и больше 49 пить нельзя (5)
8. Определенное количество употребленного алкоголя дает хозяину полномочия безвозмездно доставлять гостя домой.
9. Если гость остается в заведении дольше часа, фирма несет ответственность за его зубы, шляпу, трость, портфель и любовницу.
10. Гость в состоянии раздражения имеет право хозяина побить (в границах легкого членовредительства), при этом хозяин не имеет права на защиту или реванш.
11. Стрелять с револьвера в ресторане разрешено только тем, кто имеет право на ношение оружия, но при условии, что хозяин будет предупрежден об этом намерении, так как цены на мыло возросли.
12. В случае плохого обслуживания просим гостей терпеливо ждать, есть, пить и уходить из ресторана без скандала и расчета.
13. Этого пункта в правилах нет, так как число несчастливое.
14. Отношение к дежурящей в туалете бабушке – корректное и без нескромных предложений.
15. Для гостей, не смеющих воспользоваться кредитом, рекомендуется сделать это во время отъезда хозяина в заграничные санатории с целью полоскания почек и ног.
16. Провокация, направленная на включение граммофона, наказуется штрафом от 20 до 100 зл.
17. Всем гостям, питающимся в ресторане, рекомендуется записаться в Общество Доброй Смерти и застраховаться.
18. Хозяину, хоть он и владеет всеми языками Галичины, разрешается говорить так, как он пожелает.
19. Именины хозяина приходятся на следующие дни: святых Эдуарда, Лазаря, Батория, Мехля и Всех Святых. Можно пробовать и в другие дни, возможно, кому-то и удастся.
20. За называние ресторана мордовней (6) хозяин безоговорочно подает в суд.
Пан Эдзьо умер в эмиграции в Австралии, где работал в  прачечной…
(По книге Ю.Винничука “Кнайпи Львова”)
 
 
========================================================
 
 
 
(1) Несколько неожиданно. Сходить к пану Эдзю – это значит «посетить туалет». Полное имя хозяина «Атласа» - Эдуард Тарлерский, он унаследовал заведение от тестя М.Атласса, от фамилии которого происходило название ресторана.
(2) Вот уж где не было национальной розни – так это в «Атласе». С.Чарнецкий даже предлагал такой план общественного примирения: завести общий польско-украинский клуб, обязательно с очень хорошим буфетом - и «Там может возникнуть идиллия. Людкевич (композитор) будет лупить в бильярд, а я подпевать «Біда польку підкусила, вийшла заміж за русина»
(3) А его коллега Ст.Банах – тот самый, что «пространство Банаха» - преимущественно посещал кавярню «Шкоцкую».
(4) После слишком бурной вечеринки якобы влез на памятник Яну Собесскому (король был изображен верхом), уселся на лошадь позади короля и пришлось его снимать при помощи пожарников. Еще рассказывают, что когда его отцу и коменданту сообщили, что вражеская армия вот-вот займет город, тот как раз был занят общением с какой-то местной красавицей, и так затейливо послал адъютанта, что…
(5) Речь о пиве.
(6) От слова «мордувати» - бить, убивать. Так обычно называли питейные заведения самого последнего пошиба, где регулярно случались драки.
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
Antrekot
Bori-tarkhan
Живет здесь
*****


CНС с большой дороги

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 16204
Re: Ця голодна Галіція, прекрасна, як холєра
« Ответить #55 В: 10/08/07 в 12:20:58 »
Цитировать » Править

Высокий класс.
Это -
"Тарелки, стаканы и кресла употреблять как аргумент своих политических и религиозных убеждений запрещено."
я уволакиваю.
 
С уважением,
Антрекот
Зарегистрирован

Простите, я плохо вижу днём. Позвольте, моя лошадь посмотрит на это. (c) Назгул от R2R
olegin
Живет здесь
*****


Я люблю этот форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 3520
Re: Ця голодна Галіція, прекрасна, як холєра
« Ответить #56 В: 10/11/07 в 16:01:03 »
Цитировать » Править

Памятник Королю Польши Яну Собесскому, на который залез герой  
рассказа:http://pl.wikipedia.org/wiki/GrafikaTongueomnik_Sobieskiego_w_Gdansku.jpg
Ранее он стоял на месте нынешнего памятника Т.Г.Шевченко во Львове.После войны его перенесли в Гданьск.
« Изменён в : 10/11/07 в 16:04:22 пользователем: olegin » Зарегистрирован
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Ця голодна Галіція, прекрасна, як холєра
« Ответить #57 В: 10/11/07 в 16:31:42 »
Цитировать » Править

С этим местом для памятника - постоянные проблемы. После Собесского там стоял Ленин, которого изваяли в такой диковинной позе, что дети спрашивали родителей: "Кто это вылезает из дымохода?" Памятник Шевченку, львовская гордость, почему-то позеленел и в просторечьи называется "Жабой"
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Ця голодна Галіція, прекрасна, як холєра
« Ответить #58 В: 12/19/07 в 14:01:47 »
Цитировать » Править

Число памятников самому известному рядовому всех времен и народов увеличилось на 1 – свой Швейк появился в с.Скеливка. Когда-то это село называлось Фельштын, и там, если помните, Швейк примерял русскую униформу и угодил в австрийский плен.
Швейк на памятнике правой рукой отдает честь, а левой – почесывает то место, где заканчивается спина и начинаются ноги. Smiley Ваяли его с председателя местного сельсовета, который, по уверению односельчан – вылитый Швейк!
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Ця голодна Галіція, прекрасна, як холєра
« Ответить #59 В: 12/27/07 в 17:52:19 »
Цитировать » Править

Падение империй
 
Перебирая старые книги, доставшиеся мне от кого-то из родственников, я обнаружила сборник рассказов с подзаголовком «Воєнні оповідання» - Военные рассказы. Время действия – 1-я мировая, полное название – «Гіркий то сміх», год издания – 1930. Фамилия автора, думаю, достаточно известна – Шухевич. (Но это «не тот» Шухевич, а его дядя, Степан, по основной профессии – адвокат, а еще за этой семьей числится исследователь Гуцульщины и автор многотомного труда на эту тему, Владимир).  
Книгу я прочитала буквально на одном дыхании. Похоже, она никогда позже не переиздавалась, допускаю, что из-за фамилии автора, потому что в остальном ей вменить нечего. Более того, книг такой антимилитаристской направленности вообще в литературе немного (пожалуй, можно сравнить с ремарковским «На Западном фронте без перемен»). Рассказы очень и очень невеселые и заканчивается цикл трагически нелепой гибелью главного героя – на итальянском фронте, когда война уже почти что окончилась… Но как-то не хочется говорить о грустном в предпраздничные дни, выбрала я несколько чуть более веселых.
Коллективный герой книги – вояки «четвертой сотни», возглавляемые сотником Боровичем. В отличии от энтузиастичных и молодых сечевых стрельцов, четвертая сотня – это так называемая ландштурма - ополчение, люди там подобрались все солидные, степенные, далеко не молодые, «иным уж за сорок», оставившие дома семьи с детьми и главным образом печалящиеся не о судьбах империи, а о том,  как там их близкие, зачастую оказавшиеся по другую сторону фронта. А кто знает, не под пулями ли, ведь четвертая сотня – почти сплошь галицкие украинцы, а по их родине война толклась туда-сюда четыре года. Причем еще неизвестно, чьи войска были хуже – только чудо спасло отца сотника Боровича, деревенского священника, от обвинения в шпионаже и обычного в то время приговора (не зная, где проходит в тот момент линия фронта, он распорядился при воскресном богослужении, как обычно, ударить в колокола. Но оказалось, что село уже попадало в прифронтовую полосу – о чем из официальных сообщений догадаться было трудно, поэтому колокольный звон квалифицировали как передачу сигнала неприятелю. По счастливой случайности, вступился один из офицеров, лично знавший сотника Боровича. Впрочем, не думайте, что русская оккупация была много лучше).
Естественно, четвертая ландштурма не стремилась к лаврам на поле славы. Но, как ни странно, у военного начальства – о котором, впрочем, солдаты цензурными словами не отзывались – пользовалась неплохой репутацией. А случилось это из-за эпизода, в некотором роде даже забавного. Дело происходило близ Варшавы, при подготовке войск к штурму крепости Ивангород. Мало того штурма – ожидалось еще и прибытие инспекции во главе с командующим корпусом, генералом Кевешом – с целью проверки того, как войска обучены и вообще, каков там на фронте боевой дух.
Сотник Борович, как старая кадра, завел своих людей под конец поля для упражнений, с тем, чтобы начальству при инспектировании уже наскучило это дело и смотр особо не затягивался. Все роли были распределены, каждый солдат знал, что делать и куда стрелять, солнце грело, начальство было еще далеко, так что Боровича не особо волновало то, что солдаты поначалу вздремнули, а потом уж и вовсе громко захрапели. О приближении инспекции и так должны были подать отдельный сигнал. Но в тот день, как нарочно, ветер дул с другой стороны и сигналов не было слышно. К счастью, приближение генерала вовремя заметил четар (кажется, капрал, точно не знаю) Гольдфрухт (венец, по национальности – еврей. Его единоплеменников солдаты не особо любили – отсиживаются, мол, в тылу, но Гольдфрухт был исключением – и не отсиживался, и пользовался всеобщей симпатией. Впрочем, и домой не вернулся, погиб…) Гольдфрухт поднял тревогу, офицеры сорвались, как ошпаренные, и разбудили подчиненных. Борович же поспешил навстречу генералу, а оказалось, что вместе с ним войска осматривал и полковник генштаба Зайдлер, начальник штаба корпуса, позже начальник военной канцелярии императора Карла.
Смотр проходил успешно. Генерал особо похвалили офицеров за то, что они не утруждали людей маршировкой, которая хороша для парада, а на войне совершенно ни к чему. Зато со стрельбой все было благополучно. Но…беда не спит. Один взвод располагался несколько в стороне от остальной сотни и его не успели разбудить. Генерала приветствовало дружное храпенье.
Поручик Борович мысленно уже с жизнью прощался, но, как ни странно, генерала это обрадовало.
-Это, должно быть, исключительно храбрые люди. Если они своего командования не боятся, то уж, тем более, не испугаются врага. Ведь самый большой враг солдата – его командир, - расхохотался Зайдлер.  
Итак, четвертая сотня снискала одни похвалы. А в качестве награды сотник Борович испросил у генерала и штабистов, чтобы сотню в дальнейшем не распределяли между разными формированиями, а оставили всех вместе. Генерал обещал, и так уже осталось до конца войны.
А теперь стоит объяснить, почему такое положение дел было наградой. Командование не особо любило – как бы это сказать? – однонациональные формирования, а предпочитало всевозможные смеси. Возможно, опасались трений между собственными войсками «на национальной почве».
Оно и вправду было не без этого. Соседняя с четвертой, третья сотня, почти полностью состояла из чехов. И «трения» между подразделениями возникали постоянно. Отчасти потому, что чешские части придерживались прорусской ориентации, даже полковника Бирека, тоже чеха, называли москвофилом. (Рада сообщить, что к концу войны от «австрофильства» украинских частей почти что ничего не осталось, вот чехам понадобился еще кое-какой исторический опыт, чтобы избавиться от «москвофильства»). Но была еще одна причина, может, не менее важная…
Ландштурмеры, оставившие дома малых детей, свои родительские чувства обращали на существ еще более слабых и не способных самостоятельно выжить в военном аду – на животных. Четвертая сотня вообще таскала с собой всякое приблудное зверье. Официально им полагался только конь – всеобщий любимец, опекун которого (на гражданке – конокрад) теперь считал своим долгом воровать, где только можно, корм для лошади, при полном одобрении и содействии остальных однополчан. Потом кто-то подобрал раненую собачку. Поскольку бедняжка не могла передвигаться самостоятельно, ее, перевязав. устроили на подушке на лошадином седле. Так что со стороны это выглядело так – все идут пешком, но впереди сотни выступает раскормленный белый конь, без всадника, но под седлом, на седле красная подушка, на которой – маленькая черная собачка. Позже она поправилась, бежала сама рядом с конем, с которым успела очень подружиться, так что они даже играли вместе. Следующим приобретением была кошечка, совсем маленькая, почти котенок, она была вместе с ландштурмистами во время окопной войны, ее прятали от артиллерийских обстрелов, но в конце так и не уберегли – погибла бедная кошечка от гранатного осколка… Общее же мнение на сей счет было такое – бедная нимына -бессловесные животные - ничем в этой войне не виноваты, так что заботится о них – дело достойное.
И надо же – вдруг распространился скандальный слух, что солдаты третьей сотни якобы отлавливают собак с тем, чтобы готовить из собачатины какой-то гуляш. А уж особым любителем подобных специалов ославили самого полковника Бирека. Поводом к одному из столкновений стало то, что полковник раз во время марша выстрелил в бродячего пса. Тот, правда, успел сбежать, но когда полковник после этого проезжал мимо четвертой сотни, та дружно заревела куплет из известной песни:
-Наш полковник був стрілець,
Стрілив бабі у горнець.
А там були пироги,
А він до них гигиги.
 
Больше того, когда третья сотня маршировала мимо четвертой, солдаты последней имитировали собачий лай.
А происходило это близ лесов, принадлежащих к знаменитой Беловежской Пуще. Не без того, чтобы командование не попыталось устроить там охоту на зубров, но дело окончилось лишь тем, что охотники заблудились и едва выбрались из леса.
Позже полк перевели в местность близ Баранович – и тут случился еще один «шпионский» процесс. Это особенно радовало командующего дивизией генерала Надя, который не успел еще отличиться в подобных делах.
В качестве подсудимых выступали трое крестьян, два беларусы, один поляк, обвиненные в стандартном наборе – попытке перейти линию фронта с тем, чтобы передать противнику какие-то страшно важные известия. Все обвинение строилось на показаниях деревенской бабки. Притом и общаться с обвиненными было трудно, никто из входящих в состав суда не знал русского языка.
В качестве переводчика призвали Боровича. Бедняга оправдывался тем, что русского языка никогда не изучал, но ему возразили, что он все-таки хоть что-то поймет, как славянин (остальные разбирающиеся с делом были венграми и румынами). Впрочем, беспокоиться не о чем, и так получены вполне ясные показания свидетеля – той самой бабки, так что приговор уже почти что вынесен, остались сущие формальности.
Некуда было деваться. Суд начался, привели обвиняемых. Они оправдывались, насколько понял Борович, тем, что по ту сторону фронта у них остались родные, имущество (по их виду было ясно, что немного было того имущества)…С бабкой-свидетелем они, по их утверждению, вообще не говорили. Призвали бабку, по виду – настоящую ведьму, и обвинитель начал задавать ей вопросы. Борович переводил какой-то дичайшей смесью языков.
- Утверждаете ли вы, что подсудимые собирались перейти линию фронта?
- Так, падоньку, так (да, господин, да).
- Хотели они встретиться с русским командованием?
- Так, падоньку, так.
- Говорили ли они, что здесь голод, а у русских лучше?
 - Так, падоньку, так.
- Хотели они это передать русскому командованию?
- Так, падоньку, так.
Судья уже готов был признать дело решенным, но тут защитник (а был таки защитник, вот во время второй мировой уже и представить это трудно) попросил права задать свидетелю еще несколько вопросов. Вопросы были такими:
- Был ли при том, как обвиняемые все это говорили, носорог-риноцерус?
- Так, падоньку, так.
- Домогался ли обвинитель свидетеля сексуально (он проще выразился, но пусть уж будет так)
- Так, падоньку, так.
После этого дело рассыпалось. Бабку квалифицировали как известный множеству адвокатов тип свидетеля, отвечающего утвердительно на любой вопрос, когда же ей позволили самой рассказать, как было дело, она полностью подтвердила показания обвиняемых. Их оправдали и отпустили.
После этого ни защитника, ни переводчика никогда уже не привлекали к участию в шпионских процессах. Должно быть, как чрезмерных либералов.
…Закончилось большое наступление 1916 года. «На восточном фронте - спокойно». Но покой был очень уж тревожным, все время приходили известия о подходе новых сил неприятеля. Особенно нервничало командование, отдававшее, по дружному мнению солдат, совершенно бессмысленные приказы – почти каждый день нужно было с великими трудами и жертвами уничтожать то, что сделано было вчера (т.е. разбирать стратегически важные объекты типа кладки через речку Сервеч). Вести из дома (австрийская армия как раз отбила Галичину) тоже были нерадостными – голод, а армия отнимает и те жалкие продукты, что есть. И хоть бы кому-то на пользу, а то отберут, а потом сгноят. Сложили, например в Городке (вблизи Львова) огромную кучу капусты, а она вся и сгнила. Вонь ужасная, а еще и солдат, посланный посмотреть, в чем там дело, упал в эту страшную кучу и задохнулся. Солдаты комментировали, что, пожалуй, кочерыжки от той капусты  достанутся им в качестве супа. Голодали и фронтовики.
И в этих условиях осенью 1916 года прогремело новое известие – император, наш татуньо Францьо-Йосиф, очень болен, врачи не надеются удержать его при жизни. Командование боялось, что это известие произведет на войска отрицательное воздействие. Вышло распоряжение, чтобы офицеры поразговаривали с рядовыми на эту тему… Обычные отзывы солдат были такими:
- А не пора ли ему уж? И так зажился, конца-края ему нет.
- Может, молодой скорее мир установит.
- Кто его знает, молодым обычно воевать хочется.
- Да уж хуже татунця не будет, с него уже порохно сыпалось. У курицы ума больше. И видите, до чего довоевался? (В следующую историческую эпоху пришлось и о Франце-Иосифе пожалеть)
Воцарение же нового императора прокомментировали так:
- Это будет Карль дер эрсте унд дер лецте (Карл первый и последний).
В скором времени ландштурма имела возможность убедиться, что настроения по ту сторону фронта точь-в-точь те же. Дело происходило уже после русской Февральской революции. Австрийское командование придумало в связи с этим агитоперацию с большим размахом.
Поначалу из каких-то секретных источников поступило известие, что аккурат напротив австрийских позиций стоит польский легион, который не прочь сменить сторону, на которой воюют. Чтобы и гипотетических поляков утвердить в этом намерении, командование отдало распоряжение оркестру играть польские патриотические марши, а солдатам – размахивать специально с этой целью розданными красно-белыми знаменами (легион должен был подумать, что по ту сторону тоже поляки и перейти к ним). Представление длилось целый день и единственным его следствием был артобстрел австрийских позиций. Позже оказалось, что стоящий «на расстоянии слышимости» русский полк комплектовался во внутренних губерниях и никаких поляков там не было вообще.
Солдаты уже ждали распоряжения в следующий раз исполнять казачок, но продолжением была «война воззваний». Для русских солдат подготовили текст приблизительно такого смысла – в то время, когда вы проливаете кровь, ваши генералы совершили предательство, лишив престола вашего дорого отца и Богом данного государя, Николая  II, а он на сам деле хотел для вас мира, а не этой бессмысленной войны. Бросайте все оружие и переходите к нам!
К тому времени уже наладилась переписка между солдатами противоборствующих армий, почта действовала небыстро, но довольно регулярно. Ночью текст письма прикреплялся на жерди где-то в пределах видимости. Днем адресат должен был заметить бумажный лист, в следующую ночь – забрать. Назавтра днем должно было показаться ответное письмо, ночью, в свою очередь, забирали и его. Так что цикл составлял несколько дней, а то и дольше. Но ответ, в конце концов, таки пришел. Солдаты, естественно, прочитали его первыми. Потом пришла очередь офицеров.
«Ты глупая ландштурма! Ты нам о нашем царе не говори. Он нам ни (непарламентское выражение) не стОит. Наберитесь лучшие, глупые ландштурмы, ума и сделайте так же со своим царем. Долой его. И тогда переходите к нам. А своих генералов мы не слушаем, хоть они и поумнее ваших. Такой наш вам ответ, глупая ландштурма. Солдаты такого-то полка».
Написано было неуклюжим почерком, видно, кто-то из солдат писал.
Как ни удивительно, «глупая ландштурма» нисколько не обиделась.
- Мы к ним ничего не писали и они не нам отвечали, а тем, кто это письмо придумал.
Капрал вообще отозвался так:
- Мы и то первое письмо читали. Бигме, я, бедный еврейчик, постеснялся бы такую дурь написать, не видеть мне собственной жены. Оно лучшего ответа и не стоило.
 
Самое худшее было впереди. Ландштурму перебросили на итальянский фронт, а что это такое было в первую мировую – можно составить себе представление по хемингуэевскому «Прощай, оружие!». Любой предлог избежать этого ада был хорошим и неожиданно одному из солдат это удалось. Хотя поначалу случившееся ему совсем не радовало…
Гриць Чинило, принадлежавший к четвертой сотне, с самого начала войны не был дома. Его село как в 1914 году заняли русские войска, так оно по ту сторону фронта и осталось. Бедняга места себе не находил, думая постоянно, как там его любимая жена Ганя с пятеркой детей. А беспокоится было о чем, товарищи, возвращавшиеся с отпуска, рассказывали, что русские войска, отступая, в принудительном порядке вывозили целые села (темные солдаты не знали слова «эвакуация»). С отчаяния он уж подумывал о том, не перебежать ли ему линию фронта, а потом уж как-нибудь прокрасться к своим. Его едва удержали от этой безнадежной затеи – один уже пытался и был расстрелян как дезертир.
Но пришло лето 1917 года и революционное русское правительство начало большую офензиву (наступление) на галицком фронте, именуемое наступлением Керенского. «И к забитым солдатам на итальянском фронте под Сочей доходили известия о зверствах русских войск в юго-восточной части Галичины. О Калуше и других местностях» (Деталей не знаю и сама буду благодарна за разъяснение).
Наступление быстро захлебнулось – отступая, русские войска бросили и те остатки галицкой земли, что были под их властью с 1914 года. Освободили и село Гриця, а сочувствующие его горю офицеры добились для него немедленного отпуска. Подарки для родных он уже с 1915 года таскал в своем вещмешке – для жены красный платок, купленный в Юдендорфе в Штирии, для любимого старшего сына Иванка – нож, регулярно смазываемый тогда же, когда и казенное оружие.
Через две недели, как и положено Гриць возвратился. Будто не с отпуска, а с похорон. Оказалось, что за те три года, проведенные в разлуке, его жена, еще молодая и красивая, прижила от стоящего на постое казака ребенка-сыночка… -Как она меня опозорила, - убивался Гриць, - не жена она мне после этого.
Как ни странно, его камраты преимущественно стали на сторону неверной жены.
-Откуда ты знаешь, как ей в это время с детьми приходилось! Может, голодала. От тебя ни весточки, а она ведь живой человек, не каменный. Ведь три года…
- Да и я ведь три года, а терпел.
- Терпел, потому что с кем бы ты тут грешил? Не бойся, пустили б тебя в Триест к девкам, то и ты бы…
Правда, нашелся один ригорист, утверждавший, что такую жену разве к лошадиному хвосту привязать, но преимущественно говорили:
- А вдруг этот козачок еще твоим любимым сыном будет!
Угостить товарищей Гриць смог разве что маленьким хлебцом (ели его как Причастие, с дома ведь привезенный), такой же маленькой бутылочкой водки и мешочком соли – на фронте соли недоставало.
И неожиданно пророчество товарищей о том, что маленький казачок таки принесет своему приемному отцу удачу, оправдались. По войскам объявили приказ – те солдаты, у кого дома осталось шестеро и больше детей, подлежат немедленному комиссованию – возвращаются домой, называлось это гинтерлянд.
Один из солдат тут же объявил, что за ним числится трое, но это ошибка, потому что у него все время рождались близнецы (минимум тройка), а записывали по разу. Другой (старый холостяк) – что детей у него гораздо больше, чем требуется, но они на него не записаны и вообще неизвестно где. Когда все записные остряки изрекли свои вицы, Гриць всерьез заявил, что у него – точно, шестеро. Коллеги крайне удивились:
- Да ведь шестой не твой?
- Записан на меня, значит, мой, - твердо возразил Гриць. На самом деле, его весьма грызло то, что он так по-глупому сознался, как там вышло с этим ребенком. Но командир не стал углубляться в этот вопрос и Гриць счастливо поехал домой. Как оно дальше у него получилось – история умалчивает.
А сотник Борович, прошедший со своими ландштурмерами всю войну, домой не возвратился. Уже чуть ли не в последний день, когда и Австрия почти что распалась (с итальянских самолетов «Капрони» бросали солдатам листовки на украинском языке, что у них уже есть свое собственное государство и оно воюет против австрийской армии), и вообще Борович добился права на перевод на восточный фронт, он вместе со своим денщиком попал под сильный обстрел. Погибли оба.
На следующий день его солдаты, сидевшее в окопе, называемом на итальянском фронте каверной, увидели шмеля – впервые в Италии.
- Не душа ли это нашего сотника? – вдруг предположил кто-то.
Осторожно, чтобы не раздавить, они его отогнали и смотрели, как шмель летит вверх, в небесную синь…  
 
 
 
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
Страниц: 1 2 3 4 5  Ответить » Уведомлять » Послать тему » Печатать

« Предыдущая тема | Следующая тема »

Удел Могултая
YaBB © 2000-2001,
Xnull. All Rights Reserved.