Сайт Архив WWW-Dosk
Удел МогултаяДобро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите:
Вход || Регистрация.
04/08/20 в 21:22:14

Главная » Новое » Помощь » Поиск » Участники » Вход
Удел Могултая « Семейные хроники 16-го века »


   Удел Могултая
   Сконапель истуар - что называется, история
   Околоистория Центральной и Восточной Европы
   Семейные хроники 16-го века
« Предыдущая тема | Следующая тема »
Страниц: 1 2 3 4 5 6  ...  13 Ответить » Уведомлять » Послать тему » Печатать
   Автор  Тема: Семейные хроники 16-го века  (Прочитано 20772 раз)
Guest is IGNORING messages from: .
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Семейные хроники 16-го века
« Ответить #45 В: 04/28/06 в 12:17:16 »
Цитировать » Править

К Келлу – вопрос о Коране (из Роксоланы)
Извините, что мучаю Вас, но в моих глазах – Вы уж именно специалист по исламу.
Сцену из Назарука я в самом деле описала неточно. Она все-таки оставляет впечатление, что автор Коран знал. По ходу разговора с улемами Настя то и дело цитирует разные фрагменты, которые они сразу же классифицируют. Называется, например, четвертая сура, объявленная в Медине, из которой при желании можно сделать вывод о рекомендации моногамии для мусульман. Попробую привести: «Берите себе жен из тех, которые кажутся вам добрыми, только две или три, или четыре. А если боитесь, что это несправедливо, женитесь только на одной (свободной) или той, которая разделяет ваши права». И сразу же приводиться объяснение – «та, что разделяет ваши права» - постоянное обозначение Корана для невольницы. Это именно положение героини в момент разговора, так что она, вроде бы молясь в Афоне, уже хорошо обосновала свое дальнейшее положение.
Позже цитируется еще ряд сур и, наконец, интересующий фрагмент. Один из улемов спрашивает: «…Ты подчинишься обычаю женщин османских закрывать лицо перед чужими, о Хатун!»
«Мудрая Хатун Хуррем ответила такими словами: «О мудрый муфти Пашасаде! Встречал ли ты в Коране приказ, что женщины должны закрывать лицо? Потому что я внимательно читала каждую строку святой книги пророка и не видела этого» - А ученый муфти Кемаль Пашасаде ответил: «Но видела ли ты, о Хатун, таинственные знаки в Коране?»
«Мудрая Хатун Хуррем ответила такими словами: «Я видела таинственные знаки в Коране, о мудрый муфти Пашасаде! … Но можешь ли ты, о муфти, с чистой совестью уверить, что в этих знаках, которых никто до сих пор не прочитал, содержится приказ, чтобы женщины закрывали лицо? Мог ли пророк дать такой приказ, если Аллах не приказал цветам закрывать белые и красные лепестки лица их?»
«Мудрый Кемаль Пашасаде ответил по правде этими словами: -Я не могу с чистой совестью уверить, что в этих знаках содержится приказ пророка, чтобы женщины закрывали лицо» - конец цитаты.
О том, чтобы закрывание лица – лишь обычай, а не религиозное предписание, кое-как понятно. (А как насчет того злополучного платка?) Меня больше заинтриговали те таинственные знаки. То ли имеется в виду нечто вроде Каббалы, только в отношении к Корану, то ли в самом деле Коран – подобие открытой системы и туда можно приписать все, что угодно? Или он содержит фрагменты, написанные на неизвестном языке или зашифрованные?
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Семейные хроники 16-го века
« Ответить #46 В: 04/28/06 в 12:24:21 »
Цитировать » Править

Приключения политэмигранта
Часть 1 – бегство
Одним из героев следующей новеллы будет весьма даже известный человек – диссидент, политэмигрант, полемист – словом, князь Андрей Михайлович Курбский.
Собирая материалы для сего опуса, я обнаружила, что и русскую историю знаю куда как не особо, не лучше литовской, поэтому причины ссоры Курбского с царем и обстоятельства его последующего бегства совершенно изгладились у меня из памяти. Но, благодаря дружеской помощи и любезно присланным материалам (спасибо! Smiley ), кое-что прояснилось. Иван Грозный, до того друг опального князя, подозревал его в попытке возвести на русский престол не особенно умного князя Старицкого. Но очень похоже, что более обоснованным было бы подозрение «в давних сношениях с сопредельным и не совсем дружественным государством», т.е., с Речью Посполитой. Углубляться в перипетии русской истории мне не хочется (лучше уж я буду держаться своей довольно узкой темы, поверьте, удержать в голове все эти браки при том, что герои событий выходили замуж или женились по 3-4 раза и так не просто), но буду очень рада, если кто-то это сделает или даст хорошую ссылку по теме. Я же приведу лишь отрывок, касающийся собственно бегства из Юрьева, где наш герой был отправлен в качестве опалы. (Автор – Р.Г. Скрынников)
Quote:
Пробыв год на воеводстве в Юрьеве, Курбский 30 апреля 1564 года бежал в литовские владения. Под покровом ночи он спустился по веревке с высокой крепостной стены и с несколькими верными слугами ускакал в ближайший неприятельский замок – Вольмар. По словам американского историка Э. Кинана, русский наместник Ливонии мог бы захватить семью, поскольку он бежал, по крайней мере, на трех лошадях и успел взять двенадцать сумок, набитых добром. В самом ли деле Курбский был столь черствым человеком, с легким сердцем покинувшим жену? В этом можно усомниться. Побег из тщательно охранявшейся крепости был делом исключительно трудным, и Курбский утверждал, что его самого верные слуги вынесли «от гонения на своей вые» (шее). Жену же свою беглец попросту не мог взять с собой. Ливонский хронист Ф. Ниештадт со слов слуги Курбского записал, что боярыня Курбская ждала в то злосчастное время ребенка.

(Кинан, между прочим, - это тот самый, что объявил «Слово...» фальсификатом).
Деталей произошедшего позже с боярыней Курбской не знаю, но ее якобы отправили в дальнюю ссылку, где она и умерла. Муж же ее получил земельные владения на Волыни, где, можно сказать, начал все сначала – женился, усвоил местные обычаи, втянулся в жизнь тамошнего обывательства,– прихотливую, бурную, непростую, но кое-в-чем – очень человечную. Не думайте, однако, что князь Курбский был так уж благодарен приютившему его краю! Наоборот, он оказался весьма яростным обличителем того, что ему казалось отступлением от единственно правильных норм общественной жизни. Но, надо честно признать, основания для этого у него были. Князь Курбский немало натерпелся от своевольных волынянок, как раз тогда решительно оттесняющих своих мужей и братьев на второй план и с упоением осваивающих новые сферы деятельности: науку, войну, сутяжництво, управление хозяйством («Консерваторы 16 века горько жаловались, что в высшей сфере западнорусского общества жены взяли решительный перевес над мужьями, с тех пор, как Литовский Статут обеспечил их имущественные права».-(с)) Не нравилась князю также религиозная пестрота сего общества, да это уж отдельный разговор.
 
Часть 2 – Коварство и любовь
Оказавшись на Волыни. Курбский женился повторно. Надо   полагать, его первая жена к тому времени уже умерла, хотя в то время длительное отсутствие одного из супругов в месте жительства другого считалось достаточной причиной для расторжения брака. Но как-то это было бы чересчур, что ли. Следующей княгиней Курбской стала Марья Юрьевна Гольшанская. Из информации Антрекота уже известно, что это был для нее третий брак и что она – представительница тех самых Ольшанских, которые некогда владели «Черным замком» (я уже почти в состоянии написать пародию на их семейные перипетии  Wink ). Опять-таки из информации Антрекота ясно, что в первом браке мужем ее был волынский же шляхтич Монтовт, надо полагать, Андрей. (Редкая фамилия досталась ему потому, что основатель рода и впрямь был литовского происхождения). От этого брака у нее было 2 сына, названные принятыми в семье Монтовтов именами – Ян и Андрей, и разбойники это были престрашные. Время от времени у них начинался буйный период, когда они гуляли и похвалялись своему отчиму «голову отрубить и в суме московскому царю отослать». Тогда Курбский, на что уж человек неробкого десятка, неделю,  а то и дольше опасался высунуть нос из дома (у этих братцев была также двоюродная сестрица Ганна Монтовт, прозванная волынской Мессалиной, хотя была она не столько кровожадной развратницей, сколько просто дурой. Из-за своей глупости она и стала жертвой раньше упомянутого Семашка). Видно, такая жизнь не особенно содействовала крепости брачного союза, поэтому в 1578 г. Курбский и Гольшанская развелись. Причиной назвали самую распространенную в то время причину расторжения браков – несогласную жизнь супругов. Развод был совершен не только светскими властями, но и разрешен епархиальной властью. Хотя Курбский при этом не выговорил себе права на повторный брак, но, руководствуясь местными обычаями, год спустя женился на Александре Семашко (не родственница ли того воспитанника королевы Боны? Курбский мог избрать ее, чтобы только насолить Монтовтам). Этот брак оказался более прочным, у четы родилось трое детей (а ведь Курбский 1528 г. рождения, гм…). Отправляясь в 1581 г. в военный поход, он составил завещание, в котором отписал жене с детьми все свои имения. Но Гольшанская не унималась, бывшие супруги продолжали враждовать и после развода. Из чистой мстительности она начала дело о незаконном расторжении брака и потребовала Курбского на суд митрополита. Бедняга оказался в весьма незавидном положении, приговор духовного суда мог иметь для него и его новой семьи очень опасные последствия. «Видя беду неминучую и желая показать достаточную причину для развода», Курбский записал в актовые книги владимирского гродского суда донос, будто княжна Гольшанская, бывши еще женою его, изменяла ему, и при этом представил в суд двух свидетелей, которые показали, будто собственными глазами видели, как последняя предавалась блуду со слугой своим Жданом Мироновичем.
Ну что ж, неблагородно поступил Курбский, да ведь не он начал все это дело! К чести его надо сказать, что до судебного приговора не дошло, стороны заключили мировую и с тех пор никто законности его брака не оспаривал (и в подземелья или вежи никого не замуровывали тоже) . Но его неприятности не кончились. Уже в следующем году ожидало беглого князя столкновение с еще одной противницей.
 
Часть 3 – новая амазонка
В этой части мы вновь встречаемся с представителями памятного клана Борзобагатых. Гай-гай, немного времени прошло, а какие изменения! В 1581 г. умер Олександр Журавницкий, а почти сразу же после него – осмеянная когда-то мятежным поэтом Ганна Борзобагатая. Быть может, эта легкомысленная кокетка не смогла жить без своего тихого мужа? (Но если вспомнить, что в 1582г. умерла также Гальшка Острожская – быть может, эпидемия?) На первый план в клане выдвигаются сын Борзобагатого Василь, в то время королевский секретарь, и его жена, о необычных пристрастиях которой уже упоминалось – Ганна, урожденная княжна Сокильская.
Имея среди близких свойственниц поэтессу и модницу, Ганна предпочитала совсем другие развлечения – ее всегдашним занятием были войны с соседями. Войны в самом прямом смысле слова – уж слишком рыцарские гены ей достались. Надо сказать, она была не одинока в этих своих склонностях, источники упоминают и других воинственных дам, например, Софию Ружинскую, которая в 1608 г., лично предводительствуя отрядом в 6000 человек пехоты и конницы, с развевающимися знаменами и военной музыкой, приступом взяла замок князей Корецких в Черемошне (Ружинские и Корецкие враждовали между собой), сожгла его и разграбила местечко. Но Ганна все-таки была первой.
Своих сыновей Костянтина и Василя она буквально с младенчества брала в военные походы (поначалу их возили в колыбели). В мирное время Ганна тоже не дремала – она очень быстро прибрала к рукам имущество своего престарелого тестя, того самого вымогателя Ивана-Ионы Борзобагатого-Красенского, так что занималась хозяйством, а также вела многочисленные тяжбы.
В 1581 г. интересы клана пришли в столкновение с интересами князя Курбского. То ли по каким-то шпионским причинам, то ли почему-то еще наш беглец получал немалое содержание от польского правительства  Выплачивать эти деньги должен был королевский секретарь, то есть Василь Борзобагатый, муж Ганны. И вот он не доплатил 920 злотых, мотивируя это тем, что должен был  внести от имени Курбского в королевскую казну налоги (около 400 злотых). В дело вмешался король, Стефан Баторий, и приказал деньги Курбскому заплатить. Василь бы, пожалуй, согласился, да Ганна не желала и слушать. Что ж, король объявил посполитое рушенье шляхты Луцкого уезда против бунтовщицы. В январе 1582 г. войско подступило к деревне Красне, где и находилась резиденция Ганны, и выслало делегацию, требуя капитуляции. Ганна же, с саблей в руках, объявила, что зарубит каждого, кто посмеет вступить в ее владения. Вояки предпочли отступить.
К тому времени отец и сын Борзобагатые  здорово перепугались и готовы были уплатить требуемые деньги, за вычетом тех 400 злотых на налоги. Курбский, однако, не согласился и требовал всю сумму сполна. Они уже почти согласились, когда о таком пораженчестве узнала Ганна и твердой рукой навела порядок. И вот наши давние знакомые оказались в состоянии войны с королевством, потому что король разослал по всей Волыни универсалы с приказом вооружаться и усмирять мятежников.
Войско, однако, собиралось долго, до августа. Это время Ганна использовала самым лучшим образом, создав из своих родственников, свойственников и слуг небольшую, но очень профессиональную армию (сыновья были связными, так и написано), включавшую в свой состав также конницу и артиллерию. Так что, когда королевско-шляхетское войско вторично подступило к Красному, то весьма здорово получило по зубам – армия Ганны блестяще отбила нападение, перешла в контрнаступление и гнала врага вплоть до Луцка. Говорят, знатоки военного дела нашли стратегию Ганны безупречной. Вот так Стефан Баторий, несмотря на свои полководческие таланты, оказался разбитым, и кем – женщиной! Но, надо полагать, это было не настоящее королевское войско, а так, всякий сброд.
Думаю, Стефан Баторий все-таки обладал дипломатическими талантами, потому что не стал выставлять себя на посмешище (баба разгромила королевское войско!  Cheesy ), а сумел найти мирный выход. Он лишь отстранил Василя от обязанностей королевского секретаря и заставил враждующие стороны помириться.  
   К сему примечание – тем женщинам, которые не могли реализовать свои бойцовские таланты напрямую, оставался еще один путь – сутяжничество. «Бывали между ними такие завзятые юристы, которые только и делали, что ездили по судам и трибуналам, знали хорошо Статут и другие законы, постигали все тонкости судебной казуистики и лично, а не через поверенных выступали в сложных и трудных процессах».
 
Эпилог – не бойся смерти
Увы, не так уж много веселого осталось мне рассказать  Sad . В 1583 г. не стало князя Курбского. Дела клана Борзобагатых-Журавницких также покатились под гору.  Владыка Иван-Иона в том же несчастливом 1583 попал под баницию и потерял луцкое владычество (его преемником стал Кирило Терлецкий, тоже личность известная…). В сентябре 1585 г. Борзобагатый умер.
Пример воинственной Ганны сильно воодушевил поэта Ивана Журавницкого, но, как оказалось, не к добру. Видно, без опеки брата, которого Иван когда-то так обвинял, младшему Журавницкому пришлось несладко, он начал стремительно терять отцовское наследие. Страшную путаницу в семейные взаимоотношения внесла вдова дяди Ивана и Олександра, Михаила Свинюского, когда-то положившего начало благосостоянию рода. Эта Федора Свинюская (урожденная Чорторыйская) повторно вышла замуж за некоего Балтазара Гнивоша, которому принесла в приданое и должность королевского секретаря, и имущество покойного мужа. Поскольку единственный сын Федоры и Михайла Свинюских умер молодым, на владения  Свинюского претендовали Журавницкие, но Гнивош так рьяно взялся за дело, что отобрал у Журавницких не только спорные Свинюхи, но и родовой их Теслугив. (Эти исторические Свинюхи в советские времена отчего-то переименовали на Привітне). Наконец, в 1588 г., Иван не выдержал, собрал по давней своей привычке вооруженный отряд и поехал к Гнивошу в Свинюхи поговорить по-мужски. Попрошу обратить внимание на год – в Польше опять новый король, Сигизмунд Ваза. Что о нем сказать – не пара он был Стефану Баторию.
Балтазар говорить отказался. Иван легко взял приступом дом, где прятался Гнивош, а самого хозяина велел искупать в ставу. По несчастью, оказалось, что королевский секретарь не умел плавать. Словом, утонул, чем навлек и на Ивана величайшие беды. Не помогло заступничество брата, Михайла Журавницкого, да и Станислава Жолкевского тоже – Ивана приговорили даже не к изгнанию, а к смертной казни. Свои последние дни он использовал для прощания с родными и друзьями и для составления завещания, в котором все имущество оставил жене,  благодарил ее за их добрую и согласную супружескую жизнь, а также поручал ее и сыновей опеке князя Острожского. Тогда-то он и сказал ту фразу, ставшую названием повести – «Не бойся смерти», подкрепляя ее цитатами из древних и из Святого Писания.
В марте 1589 г. в Варшаву приехали Януш Збаражский, Михайло Журавский, даже и Кирило Терлецкий – попрощаться. 31 марта 1589 г. Иван составил окончательную редакцию завещания, еще через неделю его казнили. Похоронить себя он просил в родном Теслугове, как Олена и поступила. Довольно поздно – через 3 года, в 1592 г. она вписала копию завещания в гродские книги. Книга с этой записью сохранилась до наших дней.
После этого следы Олены затерялись. Гр.Нудьга предполагает, что где-то в это время она написала стихотворение, ставшее потом основанием народной баллады об убийстве Петруся, но это лишь предположение, базирующееся на том, что там упоминается Журавницкая долина. Поскольку имена детей Ивана и Олены неизвестны (их было вроде бы трое), то не удалось установить их дальнейшую судьбу. В списках студентов Краковского и Оломоуцкого университетов значатся какие-то Журавницкие, но они не подходят по возрасту. Еще один Журавницкий – Станислав – жил около Теслугова в 1590г., но опять-таки, неизвестно, был ли он родственником Ивана и Олены.  
Спорным остается также вопрос об авторстве стихов, приписываемых Олене (за исключением того пашквиля, конечно). Гр.Нудьга приводит давний вариант упоминаемой баллады «Волыночка», который он считает близким к книжному варианту, что мог быть написан Оленой:
Зеленая дібровонько,
Чого рано зашуміла?
-Ой як же мні не шуміти?
Через мене татари йдуть,
Шабельками голье тнуть,
Везуть волиночку,
Молодую вкраіночку.
За ею погоня іде.
Ее родний батюхно.
Вона назад позірнула,
Ширинкою замахнула:
-Ой вернися, мій батюхно,
Бо ти мене не догониш,
Оно коника утомиш!
 
А вот «канонический» вариант
 
Із-за гори, гори, з-за темненького лісу
Татари ідуть, волиночку везуть.
У волиночки коса з золотого волоса –
Щирий бір освітила,
Зелену діброву і биту дорогу.
А за нею біжить в погоню
Батенько іі.
Кивнула-махнула білою рукою:
Вернися, батеньку, вернися, рідненький!
Вже ж мене не однімеш і сам, старенький, загинеш, -
Занесеш голову на чужую сторону,
Занесеш очиці на турецькі границі...
 
 (У меня рука не поднимается писать подстрочник – здесь бы хороший перевод. Или и так понятно?)
Вот, собственно, и все. В документах за 1618 г. упоминается еще одна представительница Красенских-Борзобагатых, Сузанна, вышедшая замуж за князя Юрия Чорторыйского. Брак сопровождался скандалом, поскольку Чорторыйский не развелся надлежащим образом со своей предыдущей женой.  
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Семейные хроники 16-го века
« Ответить #47 В: 04/28/06 в 13:16:52 »
Цитировать » Править

К истории с Гальшкой - вот здесь
http://www.staff.amu.edu.pl/~gmazurek/zpd/duch.htm
есть информация о призраке княжны. А информация - именно в духе "паршивого романтизма"
  Quote:
Ее муж, воевода познанский приказал наложить ей на лицо железную маску, дабы никто не мог восхищаться красотой молодой жены. С черной маской на лице Гальшка могла подземным ходом проходить от башни до колегиума, где участвовала в Богослужении и несла покуту за содеянные грехи.
Как говорит легенда, в хмурую лунную ночь невдалеке от Шамотульской башни можно увидеть медленно передвигающуюся женскую фигуру в одежде покутницы. Когда она исчезает в башне, слышны плач и рыдания духа несчастной Гальшки.

Бр-р-р
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
Kell
Живет здесь
*****


Дело вкуса...

   
Просмотреть Профиль » WWW »

Сообщений: 2889
Re: Семейные хроники 16-го века
« Ответить #48 В: 04/28/06 в 23:21:15 »
Цитировать » Править

antonina, специалист по исламу из меня никакой - хотя с одним специалистом знаком, но он сейчас не в непосредственной досягаемости. Однако же.
 
Четвертая сура - "Женщины" - она, естественно, наиболее подходит для доводов по данным вопросам, на ней основывается изрядная часть исламского семейного права. Приведенная цитата - это третий аят, в переводе Крачковского приведенный текст  звучит так: "...женитесь на тех, что приятны вам, женщина - и двух, и трех, и четырех. А если боитесь, что не будете справедливы, то - на одной или на тех, которыми овладели ваши десницы". И далее, аят 29: "А кто из вас не обладает достатком, чтобы жениться на охраняемых верующих, то \берите жен\  из тех, кем овладели десницы ваши, из ваших верующих рабынь" (и далее уточняется разница в статусе жен из свободных и жен из рабынь - с рабынь, например,  вдвое меньший спрос за супружеские провинности, с оговоркой "Это - тем из вас, кто боится тягости. А если вы будете терпеливы, то это - лучше для вас" - аят 30. Полагаю, это Роксолана тоже не могла не помнить Smiley ). Вообще, вопрос "справедливости" в отношении мужчины к разным своим женам в этой суре подробно рассматривается, и моногамия действительно предлагается как один из способов не творить несправедливости по отношению к какой-то или каким-то из жен. В истории с Махидерван, старшей женою Сулеймана, это тоже работало в пользу Роксоланы. Хотя причислить султана к "не обладающим достатком", за которого свободную не отдадут и который достойное вено выплатить не в состоянии - на мой взгляд, довольно смело! Wink
 
Что же до "таинственных знаков" - видимо, скорее всего имеются в виду все же некие труднотолкуемые фрагменты (а таких фрагментов и вариантов их толкований действительно немало). Трактовка Корана в каббалистическом духе - мне упоминания попадались, но в основном это была, кажется, "сектантская" практика - то есть не самых "почтенных" школ по сулеймановым временам. А шифр при желании можно найти даже в железнодорожном расписании, была бы охота  Smiley
Как смогу, попробую уточнить, действительно ли обычай закрывать лицо выводился из какого-то хадиса, но это когда знакомый, Сунну изучавший, в Москве будет...
Зарегистрирован

Никому не в обиду будь сказано...
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Семейные хроники 16-го века
« Ответить #49 В: 05/03/06 в 11:07:14 »
Цитировать » Править

Келлу - благодарю за объяснение.
Попутешествовав немного по польским историческим сайтам и по некоторым украинским изданиям, я обнаружила, что тема Гальшки все еще нуждается в дополнительных объяснениях.
Начну я, пожалуй, несколько из конца, то есть из родословной третьего мужа Гальшки, Семена  Слуцкого.  Для этого нам придется довольно сильно вернуться назад, в 1470 г., когда в Киеве умер последний удельный киевский князь и воевода, Семен Олелькович. Он был потомком Ольгерда, но род очень сильно «натурализовался» и воспринимался как местная династия. После его смерти киевляне рассчитывали на передачу княжения или сыну Семена (в то время малолетнему), или его брату Михайлу. Но в Вильне были твердо намерены упразднить киевское княжение вообще и отказали Олельковичам под предлогом, что дед их бегал на Москву и пробегал свою отчину. В качестве компенсации Михайло получил Слуцкое княжество, чем, однако, остался недоволен. Поэтому в 1481 г. и возник так называемый «заговор князей», участниками которого были Михайло Олелькович, его двоюродный брат Федор Бельский и свояк Иван Гольшанский.  Цель заговорщиков не совсем понятна: они то ли хотели убить короля Казимира IV, то ли перейти под Москву, то ли создать буферное государство под своим правлением. Об этом событии упоминал Караткевич в «Черном замке», но совершенно безосновательно обвинил Гольшанских в предательстве. Когда заговор раскрылся, казнили как раз Михайла Олельковича и Ивана Гольшанского, а Бельский успел сбежать в Москву. Кстати, Гольшанский приходился родственником королю: неизвестно, был ли Казимир сыном Ягайла, но уж сыном Сонки Гольшанской он был точно  Smiley. Может быть, поэтому никаких массовых репрессий (о которых тоже писал Караткевич) не было, за потомками Михайла так и оставили слуцкое княжество и они начали именоваться Слуцкими. Или Слуцкими-Олельковичами. Вот из этого рода и произошел Семен (Симеон) Юрьевич Слуцкий-Олелькович, которого поляки не совсем верно именуют Семеном Олельковичем Слуцким. Род Слуцких угас в начале 17-го века, когда произошло, по словам Н.Яковенко «мистическое вымирание княжеских родов» (в том числе и Острожских). В начале 90-х годов прошлого века вдруг объявился страннейший персонаж, именовавший себя Олельком ІІ (т.е. вроде бы из рода Олельковичей) и претендовавший на престол сначала Украины, а потом и России тоже  Smiley. Что ж., история никогда не оканчивается.
При составлении опуса о Гальшке я довольно смело назвала Беату Костелецкую внебрачной дочерью короля Сигизмунда, это вопрос неясный. Беата в самом деле дочь долголетней королевской любовницы Катарины Тельничанки, в браке Костелецкой, у которой было с королем трое признанных детей: Ян, Регина и Катарина (вышедшая замуж за графа Монфор), но Беата, как видим, в их число не входит. К тому же, она значительно моложе этих признанных детей, когда она родилась, король уже пребывал в браке с Барбарой Заполяйи (ох, попробуй запиши эту венгерскую фамилию), а Катарина, соответственно, с Анжеем Костелецким. Так что можем полагать, как угодно, современники же именно считали Беату дочерью короля. Для себя я пытаюсь воссоздать эту историю так: Сигизмунд был далеко не первым, а вовсе даже предпоследним из 6 сыновей Казимира IV и Елизаветы Ракушанки (Австриячки), его шансы обрести престол довольно невысоки. Поэтому ему и позволили вступить в полуофициальный брак с Катариной. Двое его братьев умерли, не оставив мужского потомства, так что королем стал Сигизмунд, но, должно быть, с условием жениться подобающим образом. Похоже, что король был известным бабником, поэтому тот же Караткевич не задумываясь приписывает полукоролевское происхождение своей «исторической» героине, той самой княгине Ольшанской, замурованной вместе с любовником то ли в третьей, то ли в четвертой башне черного замка. Более того, поляки совсем не удивились, когда подобное же происхождение начали предполагать у Роксоланы, но потом все дружно решили, что попросту слишком смело прочитали обычную для 16-го века формулу дипломатического этикета. (В письме Сулеймана к Сигизмунду Августу была фраза, называвшая  Роксолану сестрой короля, но максимум, что отсюда можно вывести – предположение о том, что султанша происходит из Польского королевства).
Раз уж речь зашла о Роксолане, от которой, воистину, никуда не денешься, то напишу и такое. Теперешние украинские историки и авторы популярных изложений с негодованием как «паршивый романтизм» отвергают мысль о том, что Хуррем Хасеки, и став могущественной  султаншей, сохранила теплые чувства к своей родине и пыталась помочь ей, как могла. Как ни странно, от такого предположения нисколько не отрекаются поляки, открыто признавая, что своим успехам во взаимоотношениях с Портой в 16 веке Польша обязана покровительству Роксоланы. Украинцы, будьте начеку! Не успеем оглядеться, как поляки приватизируют нашу национальную героиню!
При этом, изучив даты браков Ягеллонов, хочу несколько оправдать Бону: ее старшая дочь Изабелла родилась не через 6 месяцев после брака, а вовсе даже через 8. Так что Изабелла имела шансы быть законной королевной (как и австрийцы имели возможность распускать свои сплетни).
В некоторых польских интерпретациях Сангушка называют «братанкем» (племянник, вообще дальний родственник) Василя Острожского. На самом деле, мать князя – из Слуцких (они с Ильей, отцом Гальшки, братья лишь по отцу), так что, скорее, так мог именоваться Семен Слуцкий.
Об убийстве Сангушка мы знаем со всеми подробностями, вплоть до деталей одежды несчастного князя и меню того последнего завтрака: все это записано в городских книгах Яромира.
Сцена венчания Гальшки и Слуцкого в монастыре во время осады выглядит театральной, но, имхо, вполне правдоподобна. Безусловно, у Беаты с князем Семеном могла быть более давняя договоренность, но, насколько я себе представляю характер княгини, она пошла на этот шаг, лишь будучи полностью прижатой к стене. Все же остальное очень подробно описано львовскими хронистами, так что даже возникал спор по поводу того, где Гальшку передали Гурке – на Высоком или на Низком Замке.
Те же поляки утверждают, что после смерти матери отношение Гальшки к ее квази-мужу стало чуть менее непримиримым, она якобы несколько раз показалась публично в его сопровождении. Тем не менее, своим мужем его не признала, брак их считался таковым лишь на бумаге.
Поляки упорно отстаивают версию о полном и глубоком умопомешательстве Гальшки после 1573 г., с чем решительно не соглашаются украинские историки. И тут, пожалуй, правы именно последние, а поляками, возможно, движет идея доказать, что завещать деньги для Острожской академии католичка Гальшка могла лишь утратив рассудок.
День святой покровительницы Гальшки приходится на 2 марта, так что свое имя она получила, скорее, в честь первой жены Сигизмунда Августа, Елизаветы. Если вспомнить, что еще одна Гальшка – Гулевычевна может считаться фундаторкой Киево-Печерской академии, то украинские студенты вполне могли бы праздновать свой день именно 2 марта (а не в Татьянин день, как теперь). Или уж два праздника вместе, что вполне вписывается в украинские традиции. Еще одно имя, полученное Гальшкой при крещении – Катарина, пожалуй, в честь бабушки.
Хочу несколько оправдать Сигизмунда Августа по поводу его нерациональных женитьб. Его первый и третий браки именно отвечали предложенным критериям (с Елизаветой Габсбург и ее младшой сестрой Катариной), тем не менее, остались бесплодными. (Может быть, с точки зрения генетики, ему не следовало выбирать австриячку – из Габсбургов происходила также его бабушка). К романтическому браку с Барбарой, давшему тему для многих писак, короля якобы принудили ее братья.  Магнаты признали связь с Барбарой мезальянсом, но она все же была коронована в 1549 г. и через год умерла. Единственная дочь короля – Барбара – родилась от его последней связи с Барбарой Гизицкой. Пожалуй, единственное, что могло спасти короля – это вариант Сонки Гольшанской, свершившей не до конца оцененный подвиг сохранения династии Ягеллонов.
Для тех, кто хотел бы найти дополнительные материалы: в русском интернете я Гальшки не нашла, в украинском вы можете искать ее как Гальшку или Галшку (по-моему, первый вариант правильнее), по-польски ее имя пишется Halszka. Сюда же: польское написание имени Роксоланы  - Roksolana, латинское и английское – Roxolana. Но под этим последним титулом мне не удалось выловить ничего стоящего: лишь обсуждения фильма и утверждения типа – Ольга Сумская ОК, но Хостикоев (султан) – кошмарный, да еще статью под названием «Дети Роксоланы», на который титул я и повелась, но сыновья и дочь Роксоланы тут оказались ни при чем, а это такое иносказательное наименование украинцев вообще. Поиск страшно затрудняет пристрастие многих фирм, занимающихся чем угодно, до торговли щенками включительно, именовать себя Роксоланами,  в Польше же «Гальшка» - излюбленное название для магазинов женского белья.
Подумав, кто из польских писателей мог бы наиболее подробно описать историю Гальшки, я бы, пожалуй, выбрала Крашевского – автора множества исторических повестей, в том числе, «Старого предания». Он довольно скучный и тенденциозный, но все детали описывал. Хотя я его Гальшки не читала, это мое впечатление от других его произведений.
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
Kell
Живет здесь
*****


Дело вкуса...

   
Просмотреть Профиль » WWW »

Сообщений: 2889
Re: Семейные хроники 16-го века
« Ответить #50 В: 05/03/06 в 15:26:02 »
Цитировать » Править

У И.Крашевского я данный сюжет вполне себе представляю, но без особого вдохновения (для меня лично занудность у него как-то перевешивает). А вот как тот же сюжет (переодетый в испанские брыжи, разумеется) смотрелся бы, скажем, в "Рукописи, найденой в Сарагосе" - это мне вообразить даже любопытнее.
Да, мимоходом: мне почему-то (хотя вплотную не занимался этим) попадались в основном упоминания о королеве Барбаре как об этаком светоче добродетели. Это "правда так", или скорее по контрасту со "злодейкой Боной" сложилось? Семейную жизнь Сигизмунда Старого я знаю из рук вон плохо.
Зарегистрирован

Никому не в обиду будь сказано...
Lob
Редкий гость
**


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 31
Re: Семейные хроники 16-го века
« Ответить #51 В: 05/04/06 в 22:13:19 »
Цитировать » Править

А вот насчёт кн. Курбского. Где-то попадалось что эта его знаменитая переписка - куски "исторического романа", вторая половина XVII в. Знает кто - это теория или бред?
Зарегистрирован
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Семейные хроники 16-го века
« Ответить #52 В: 05/05/06 в 11:36:20 »
Цитировать » Править

К Келлу - Бона, безусловно, была сквалыжной особой, но она всерьез занималась градостроительством, напрмер. Вот Бар основала и даже назвала в честь своего родного Бари. Искусству покровительствовала. от коррупцию завела - но Вы сами писали (об Ибрагиме), что тогда это - норма. Предполагают, что ее отравили тоже, но, может, для сюжета.
О Барбаре что-то что-то определенное сказать трудно - в смысле, получилась бы из нее хорошая королева, слишком уж мало времени у нее было. А изображение ее светочем - заслуга романтиков. Согласно Крашевскому, этаким светочем могла быть первая жена Сигизмунда Августа, Елизавета.
Знаете, я все время обдумываю Ваш пост о Роксолане (Аллах Акбар  Smiley ). Какая хитрая героиня получилась у Назарука! Может, когда-то сможем обсудить сюжет с точки зрения ислама (если Вы согласитесь, конечно).
К Lob - я правда прескверно знаю русскую историю, так что кроме трафаретных сведений ничего сообщить не могу. У того Скрынникова написано, что эпизод с прилюдной передачей письма Курбского  царю - точно выдумка, хотя само письмо вроде было.
 
Если еще есть интерес к теме  Embarassed предлагаю еще одну загадку. Какой украинский город пользовался магдебурским правом, хотя никогда его не получал?
« Изменён в : 05/05/06 в 11:38:05 пользователем: antonina » Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
Kell
Живет здесь
*****


Дело вкуса...

   
Просмотреть Профиль » WWW »

Сообщений: 2889
Re: Семейные хроники 16-го века
« Ответить #53 В: 05/05/06 в 12:59:06 »
Цитировать » Править

Да мне Бона по немногому, что попадалось, тоже казалась достаточно толковой, хоть и склочной дамой... on 05/05/06 в 11:36:20, antonina wrote:
Знаете, я все время обдумываю Ваш пост о Роксолане (Аллах Акбар  Smiley ). Какая хитрая героиня получилась у Назарука! Может, когда-то сможем обсудить сюжет с точки зрения ислама (если Вы согласитесь, конечно).
Можно, только я сперва должен Назарука прочитать...  Smiley А быть хитрой и умной Роксолане, видимо, приходилось в любом случае - иначе продвинуться в ее положении было крайне сложно, тем более что противники у нее были тоже не балбесами - включая и Ибрагим-пашу (который все-таки не только везучим выскочкой был), и, разумеется, валиде-султан Хафсу...
Зарегистрирован

Никому не в обиду будь сказано...
Ципор
Гость

email

Re: Семейные хроники 16-го века
« Ответить #54 В: 05/05/06 в 14:27:59 »
Цитировать » Править » Удалить

on 04/21/06 в 08:00:44, Antrekot wrote:
Обсуждаемая "Роксоляна" Осипа Назарука - вот. http://www.ukrlib.com.ua/books/printout.php?id=73&bookid=0

 
А перевода на русский нету?
Зарегистрирован
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Семейные хроники 16-го века
« Ответить #55 В: 05/05/06 в 16:04:09 »
Цитировать » Править

Увы, нет. Да эту книгу неплохо бы сначала перевести на современный украинский, а то она приносит удовольствие лишь извращенцам вроде меня  Smiley
Видите, беда в том, что Назарук по не совсем понятным причинам долго считался националистом. Между тем, в Роксоляне положительные герои - турки, евреи, кто угодно, лишь бы не украинцы, которых автор оченно не жалует и кроет на каждой странице. А текст 30-х годов и вправду нелегко читается.
Оффтопический вопрос - никто не знает, перевели уже "Дефиляду" Кожелянка? Тоже жаловались, что труднопонятный текст.
Но что-то не появляются предложения насчет города без магдебурского права. Ладно, тогда варианты
1.Полтава
2.Луцк
3.Львов
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
Ципор
Гость

email

Re: Семейные хроники 16-го века
« Ответить #56 В: 05/05/06 в 18:45:10 »
Цитировать » Править » Удалить

Жалко. Я тут Загребельского прочитала пока до половины. Скажу две вещи:
 
1) Роксолана там не белая и пушистая. Вон как расправилась с глупой одалиской, которая ей стала мешать.
 
2) В то, как погиб Ибрагим, не верится. Человек его ранга не должен был бы настолько терять голову от вина и власти.  Похваляться тайком, что он лучше султана - это возможно. А в лицо ему говорить, что султан за Ибрагимом объедки подъедает - это хм...
У автора, кажется, чувство меры не сработало.
Зарегистрирован
Kell
Живет здесь
*****


Дело вкуса...

   
Просмотреть Профиль » WWW »

Сообщений: 2889
Re: Семейные хроники 16-го века
« Ответить #57 В: 05/05/06 в 20:41:37 »
Цитировать » Править

Семеро на помощь, а он там (в романе) это _в лицо_ Сулейману заявляет?!  Shocked Это правда несколько слишком. Восточная кампания в Иране и Азербайджане действительно сильно насторожила Сулеймана (хотя замышлялась измена Ибрагимом или нет - очень большой вопрос; скорее всего он просто оказался "слишком успешным генералом"; ну, и хвастался, конечно, Л.Гритти тому свидетель, но не в глаза же).
Впрочем, антагониста положено красить в черный цвет, в том числе, увы, и в исторических романах...  
 
А насчет городов - я бы на Полтаву ставил, но совершенно не уверен...
« Изменён в : 05/05/06 в 20:42:21 пользователем: Kell » Зарегистрирован

Никому не в обиду будь сказано...
Ципор
Гость

email

Re: Семейные хроники 16-го века
« Ответить #58 В: 05/05/06 в 20:48:10 »
Цитировать » Править » Удалить

Цитата:
 
Султан знал все обвинения, выдвигаемые против Ибрагима его визирями и приближенными. Дважды водил войско на Вену и оба раза неудачно. Без ведома и повеления султана обещал мир Фердинанду, тогда как любое перемирие с неверными противоречит воле аллаха. В персидском походе загубил половину мусульманского войска из-за своей бездарности, а у шаха Тахмаспа не погиб ни один воин. И вышло так, что турецкое войско только приминало траву, а не вытаптывало ее, чтобы она больше никогда не поднялась. Великий визирь проявил себя никчемным мусульманином. Когда-то целовал каждый Коран, который попадал ему в руки, и прикладывал ко лбу в знак глубокого почтения, а теперь раздражается, когда кто-нибудь дарит ему эту священную книгу, и кричит, что у него уже достаточно этого добра. Ввел в заблуждение султана, без суда добился казни честного мусульманина Скендер-челебии, а гяура-стяжателя Грити всячески поддерживал. Вел предательскую политику в переговорах с иноземными послами, всякий раз нарушая волю падишаха. Убил русских послов, захватив их имущество. Покрыл преступление Хусрев-бега, отобрав у него рубин, ради которого боснийский санджакбег убил тайного посла матери французского короля. Изменяет своей жене, султанской сестре Хатидже, заведя себе наложницу. Возмущал стамбульских подонков против самой султанши, намереваясь, может, и уничтожить ее.  
     Каждого из этих обвинений было достаточно для Ибрагимовой смерти, но ни единого из них султан не вспомнил в ту ночь. Он пил вино, хмурился все больше и больше, вполглаза наблюдая за своим обнаглевшим любимцем, потом внезапно сказал:  
     - Ко мне пробился какой-то купец. Кричал про рабыню, купленную тобой, потом про мой гарем. Я ничего не смог понять.  
     Ибрагим пьяно захохотал.  
     - Как же ты мог понять, если ты турок!  
     - Купец казнен, и только ты теперь можешь мне сказать...  
     - А что говорить? - небрежно отмахнулся грек, доливая Сулейману вина. - Что говорить? Было - и нет. Все мертвы. Ни единого свидетеля. Ни валиде, ни Грити, ни этого старого мошенника. Его звали Синам-ага. Я заплатил тому негодяю дикие деньги. Теперь вижу - не зря. Рабыня стала султаншей.  
     - Какая рабыня? - бледнея, спросил Сулейман. - О ком ты говоришь?  
     - О султанше Хасеки. О Роксолане. Это мы с Грити так ее назвали - и покатилось по всему свету. Я хотел ее себе, но взглянул - и не смог положить в постель. Одни ребра. Чтобы не пропадали деньги, решил подарить в твой гарем. Валиде приняла. Была мудрой женщиной.  
     Султан поднялся, стал перед Ибрагимом, потемнел лицом так угрожающе, что тому бы впору спохватиться, но опьянение, а еще больше, пожалуй, наглость сделали его совершенно слепым.  
     - Как смеешь ты так о султанше? - медленно произнес Сулейман, надвигаясь на Ибрагима, небрежно раскинувшегося на подушках. - Она мать моих детей, и ее доброе имя значит несравненно больше, чем смерть не только твоя, но и моя собственная.  
     - Ты, турок! - засмеялся Ибрагим. - Хочешь умереть за эту ничтожную рабыню, за эту ведьму? Совсем уже рехнулся? Было бы хоть из-за кого! Видел ее голой - не пробудила во мне ничего мужского! А ты...  
 
============
 
После чего султан зовет стражу, Ибрагим, видимо, проснувшись, пытается обратить сказанное в шутку, но поздно уже. Его тут же на месте и убивают.
Зарегистрирован
Kell
Живет здесь
*****


Дело вкуса...

   
Просмотреть Профиль » WWW »

Сообщений: 2889
Re: Семейные хроники 16-го века
« Ответить #59 В: 05/06/06 в 01:06:48 »
Цитировать » Править

Да, кошмар... Половина обвинений на чем-то да основана, зато все остальное - до кучи.
Под Веной действительно ничего не вышло, спору нет; хотя насчет "любое перемирие с неверными противоречит воле аллаха" - противоречит и практике, и даже Корану : этот поход священной войной (по поводу которой говорится о недопустимости перемирия) не объявлялся. Сулейману, кстати, устроившему по поводу завершения венского "победоносного похода" пятидневные торжества на весь Истамбул, тут бы всяко лучше продолжать делать хорошую мину...
Персидский поход 1534 г. - это захват Тебриза и очень большого куска Ирана; турецкие потери Ибрагим как раз минимизировал, подкупая вражеских генералов и комендантов (что, впрочем, кое-кто ему тоже в вину ставил). А вот тактики выжженной земли он правда не придерживался - захваченное-то предполагалось удержать, а не опустошить и уйти.
Насколько хорошим он был мусульманином - судить не берусь, слава некоторого вольнодумца у него правда была. Обвинение хорошо сочетается, кстати, с описанием последующего совместного с султаном винопития...
(И)Скандер-челеби был правда казнен без суда, насколько помню - ничем из ряда вон выходящим это не было, к сожалению; а венецианец Лодовико Гритти был полезным человеком, хотя именно ему мы обязаны свидетельствами о наиболее крамольных высказываниях Ибрагима.
Историй с рубином и с русскими послами не знаю, ничего не могу сказать. Дипломатические достижения Искандера были несколько жиже военных, но больших глупостей он и тут не делал. Наложницы у него, разумеется, были - и беда тут была не в том, что помимо жены, Сулеймановой сестры; султан, кажется, ожидал от своего лучшего друга, что тот последует его, Сулейманову примеру с Роксоланой, отказавшись от всех женщин, кроме одной (естественно, под этой единственной подразумевалась Хадиджа) - и в ожиданиях обманулся.
А вот с валиде-султан у Ибрагима были действительно очень скверные отношения; и Сулеймана, и власть они ревновали друг к другу отчаянно.
Что же до главной описанной причины (или повода) - то тут я бессилен: версий, откуда Роксолана взялась, слишком много, а о том, что в Топкапе между султаном и Ибрагимом произошло 14 марта, никаких сколько-то достоверных свидетельств нет (не зря душители были немыми). Но беседа, подобная приведенной, на мой взглячд, совершенно немыслима.
 
Зарегистрирован

Никому не в обиду будь сказано...
Страниц: 1 2 3 4 5 6  ...  13 Ответить » Уведомлять » Послать тему » Печатать

« Предыдущая тема | Следующая тема »

Удел Могултая
YaBB © 2000-2001,
Xnull. All Rights Reserved.