Сайт Архив WWW-Dosk
Удел МогултаяДобро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите:
Вход || Регистрация.
04/08/20 в 22:45:00

Главная » Новое » Помощь » Поиск » Участники » Вход
Удел Могултая « Семейные хроники 16-го века »


   Удел Могултая
   Сконапель истуар - что называется, история
   Околоистория Центральной и Восточной Европы
   Семейные хроники 16-го века
« Предыдущая тема | Следующая тема »
Страниц: 1 ... 4 5 6 7 8  ...  13 Ответить » Уведомлять » Послать тему » Печатать
   Автор  Тема: Семейные хроники 16-го века  (Прочитано 20775 раз)
Guest is IGNORING messages from: .
Kell
Живет здесь
*****


Дело вкуса...

   
Просмотреть Профиль » WWW »

Сообщений: 2889
Re: Семейные хроники 16-го века
« Ответить #75 В: 05/26/06 в 15:11:36 »
Цитировать » Править

on 05/26/06 в 11:39:11, antonina wrote:
В качестве подготовки к будущей теме султанских жен - мне попадались упоминания о Баффо, как о жене Мурада 3-го, а не матери. Но ведь могли и перепутать..

Скорее всего. Чечилия Баффо (Нурбану) таки была женою Селима Второго Пьяницы и матерью Мурада, а Сафие - мурадовской женою, насколько я помню.  
 
. Quote:

Похоже, начиная с некоторого времени султаны стали очень быстро сменяться, так что и разобраться с ними трудно. И, поскольку упомянуто несколько случаев, когда султану наследовал брат (например, Ибрагим Мурату 4-му), то закон об убийстве султанских братьев обходили Huh.

 Сплошь и рядом обходили (а с Ибрагимом вообще тяжелый случай был - вообще-то Мурад перед смертью считал, что у них в семье так плохо, что с османской династией как таковой династией пора кончать, брата убить, а державу передать крымской династии; Кёсем, их мать, с большим трудом спасла Ибрагима. Впрочем, счастливым это Ибрагима безумного не сделало, и кончил он скверно). Чаще всего - сажали в заключение в т.н. Клетку и держали там на всякий династический случай, часто по многу лет (Сулейман Второй взошел на трон после сорокалетнего заключения, если не ошибаюсь). Одной из регулярных проблем оказывалось то, что за годы заключения в вынужденном целомудрии царевичи теряли (или не приобретали) интереса к женщинам, и приходилось потом принимать всякие поспешные меры, чтобы они себе все же завели наследников (с теми же Ибрагимом и Сулейманом эта проблема довольно остро встала; правда, Кёсем была женщиной настойчивой и из бедняги Ибрагима сумела таки в сжатые сроки сделать "самого развратного из Османов"). Но куда большей при таком положении оказывалась проблема подготовленности к делам управления. В общем, иллюстраций к "а что вышло бы, если бы Мирович таки вытащил Иоанна Антоновича и тот воцарился" Турция предоставляет немало, и многие из них неутешительны.
 
 
Quote:
А к 16 веку - как много было у них полиглотов! На Востоке обычное дело - знание тюркского, арабского и персидского, весьма непохожих, на Западе все мало-мальские образованные люди знают латынь. Немалая часть очарования Роксоланы - ее владение несколькими языками, Баторий и вообще полиглот.
Ну, османам (по крайней мере чиновникам и военным) в их многонациональной державе другого выхода просто не оставалось. В "османском языке", официальном и литературном, так сказать, арабских и персидских заимствований было столько, что крестьяне анатолийские его уже почти не понимали, разве что с пятого на десятое, а чиновниками-османами "турок" (то есть "говорящий только на тюркском языке, на анатолийском наречии") значило "мужлан и быдло"  Sad. А еще ведь и греческий или еще какой-то из европейских языков знать часто было необходимо - в городах и в западных провинциях...  
Зарегистрирован

Никому не в обиду будь сказано...
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Семейные хроники 16-го века
« Ответить #76 В: 05/26/06 в 16:05:13 »
Цитировать » Править

Келл - спасибо, очень интересно. Того Ибрагима вообще считали слабоумным? А разве Сулейман Кануни не был Сулейманом 2-м? Huh
Ага, вся эта история с переходом власти к Ибрагиму стала темой романа Р.Иванычука "Мальвы" (это я опять к украинской литературе). Он описал очень театральную сцену, как того Мурата отравил янычар-ага традиционной чашей щербета, поданной султану после победоносного возвращения из Багдада - в отместку за расправу с восставшими янычарами раньше. "Расшевелила" же Ибрагима уже упоминаемая Тургана-шугар, которую автор называет черкешенкой. И кого-то из крымских ханов при этом отравили, чтобы не претендовали на османский престол.
К вопросу же о "национальной политике" Порты - был такой эпизод в "Роксолане" Загребельного, когда великий визирь (Пири-паша, что ли, не помню) вдруг обнаружил, что в диване всего двое османцев - он сам и султан. Если султана можно было считать османцем...
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
Kell
Живет здесь
*****


Дело вкуса...

   
Просмотреть Профиль » WWW »

Сообщений: 2889
Re: Семейные хроники 16-го века
« Ответить #77 В: 05/26/06 в 22:08:41 »
Цитировать » Править

on 05/26/06 в 16:05:13, antonina wrote:
Того Ибрагима вообще считали слабоумным?
Считали. Был ли он душевнобольным - вопрос, но на редкость зловредным и глупым правителем - был, и даже низложен был фетвою, объявлявшей его "дураком, тираном и негодным к правлению". Правда, он фетву порвал и немедленно приказал убить выдавшего ее муфтия, но его уже к тому времени никто не слушался. По байкам, Ибрагим более всего напоминал Гелиогабала (только вот мужчинами не увлекался), и некоторые из этих баек звучат действительно чудовищно (и почти все - сильно непристойно, а некоторые - жутко, например, когда он ссорился с женами и бросался младенцами). Ну, и фаворитизм работал - фаворитов Ибрагим выбирал крайне нерассчетливо. Тут примечателен некий цыган Ахмед Кули, спортсмен и жонглер, которого за его профессиональные успехи султан хотел сделать главою янычарского корпуса. Цыган скромно ответил: "Государь, с той поры, как фараон изгнал моих предков из Египта, никто из них не был сановником; да и тех, кого фараон пожаловал - после этого и изгнали. А если изволишь меня наградить - то отпусти в Мекку на богомолье". Сулейман отпустил, и Ахмед Кули после его падения уцелел.
 
Quote:
А разве Сулейман Кануни не был Сулейманом 2-м? Huh

Да нет, первым вроде бы. Осман Гази - Орхан Гази - Мурад 1 - Баязид 1 - Мехмед 1 - Мурад 2 - Мехмед 2 - Баязид 2 - Селим 1 - Сулейман Кануни.
 
Quote:
как того Мурата отравил янычар-ага традиционной чашей щербета, поданной султану после победоносного возвращения из Багдада - в отместку за расправу с восставшими янычарами раньше.

Шербета, значит... Мурад, кажется, к этому времени ничего, кроме спиртного, уже не пил (и допивался до того, что убегал из дворца и бегал по городу - в ночной сорочке, с обнаженным мечом в руке, убивая встречных. А когда не убегал, то стрелял из окна по прохожим - это все по Д.Кантемиру). Отравили его или нет - трудно сказать; кажется, все же цирроз доконал.  
В общем, времена "трех безумцев" были действительно не подарок.
 
Quote:
К вопросу же о "национальной политике" Порты - был такой эпизод в "Роксолане" Загребельного, когда великий визирь (Пири-паша, что ли, не помню) вдруг обнаружил, что в диване всего двое османцев - он сам и султан. Если султана можно было считать османцем...
Ну, поименно состава тогдашнего дивана я, конечно, не знаю, но при известной придирчивости визирь мог считаться и прав...  Wink Главное, что тогда диван еще очень неплохо работал - и скорее благодаря своему нацсоставу, чем вопреки.
Зарегистрирован

Никому не в обиду будь сказано...
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Семейные хроники 16-го века
« Ответить #78 В: 06/01/06 в 13:44:48 »
Цитировать » Править

Спасибо. Мурат у Иванычука получился гораздо лучше настоящего. Он его, кстати, называет Амурратом - не знаю, допустима ли такая форма. Ибрагим же - именно такой, да еще коллекционировал отрубленные головы своих бывших советников. Самым же умным и почти что главным героем получился Ислам Гирей.
Относительно же состава дивана при Сулеймане - босняки, албанцы, потурченные греки. В конце Роксоланы появляется хорошо известый Соколлу. Он, кажется, при Селиме был фактическим правителем?
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
Kell
Живет здесь
*****


Дело вкуса...

   
Просмотреть Профиль » WWW »

Сообщений: 2889
Re: Семейные хроники 16-го века
« Ответить #79 В: 06/01/06 в 15:39:05 »
Цитировать » Править

Quote:
Он, кажется, при Селиме был фактическим правителем?
Ну, одним из. Там оставались и дамы сераля ("Дамский султанат", как-никак!), прежде всего Нурбану, и Юсуф Нази (он же Жоао Микуэша). Нази с Селимом подружился еще до вступления того на престол, пока тот в Кутахье отбывал "административную практику" в качестве вали, и потом за это многое получил. Прежде всего - винную монополию на территории всей державы, а при Селиме-Пьянице это было очень немало и по деньгам, и по влиянию. Именно Нази настоял на захвате Кипра (Соколу Мехмед-паша был как раз очень против!), приводя тамошние вина в качестве основного аргумента. Селим даже посулил отдать покоренный Кипр Нази в управление (то есть - доходы с оного Кипра; к тому времени Нази уже числился "пожизненным губернатором" Наксоса, где, впрочем, ни разу так и не побывал). Кипр завоевали, но Соколу все же своего добился, Нази попал в опалу (хотя остался жив и даже не разорен) и Селима даже пережил.
Зарегистрирован

Никому не в обиду будь сказано...
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Семейные хроники 16-го века
« Ответить #80 В: 06/02/06 в 11:04:11 »
Цитировать » Править

Спасибо. Действительно, интересные были времена... Но, возвращаясь к тому Мурату - Багдад-то он взял?
Если да, то, видно, никому этот Багдад удачи не приносит.
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
Kell
Живет здесь
*****


Дело вкуса...

   
Просмотреть Профиль » WWW »

Сообщений: 2889
Re: Семейные хроники 16-го века
« Ответить #81 В: 06/02/06 в 12:18:44 »
Цитировать » Править

Взял, взял (потеряв, кажется, за пять недель сто тысяч человек), взял и приказал полностью вырезать, кроме 22 аристократов, предназначавшихся для триумфа. Выполнить столь масштабный приказ, к счастью, не смогли, но от Мурада это скрыли.
Он к этому времнни был уже очень, как бы это сказать, нервным и своеобразно суеверным: Челеби рассказывает о том, как сидел как-то Мурад на берегу, читал Нефи-эффенди (такого недоЮвенала, едкого, но забавного); начинается гроза, неподалеку ударяет молния; Мурад выкидывает книгу в море и приказывает казнить автора: "это из-за него!"
 
Сыграло свою роль, наверное, и то, что перед багдадским походом в большой мор умер единственный маленький сын Мурада - которого султан, похоже, действительно любил. Вот тут-то Мурад и счел, что с Османами все кончено, и решил казнить братьев и передать власть крымской династии...
 
В общем, биография Мурада вполне в духе биографий всяких цезарей, которые начинали за здравие, а кончали - гаже некуда. В основном здесь работало пьянство (точнее, уже алкоголизм), и Мурад это сам понимал - дважды он пробовал вводить сухой закон в самом жестком виде, вплоть до разрушения кабаков и смертной казни замеченным в пьяном виде (то есть это была вполне положенная по закону порка, но султан велел, чтоб пороли до смерти); но надолго этих начинаний не хватало. Череда его собутыльников, добровольных и недобровольных (он и муфтия заставлял с собою пить), впечатляет; все прочие наркотики, включая опиум и табак, Мурад преследовал люто - нескольких курильщиков убил собственноручно. Это все шло на фоне грызни с армией и попеременных янычарских бунтов и казней в войсках.
В общем, после второй половины правления Мурада начало правления Ибрагима выглядело скорее отрадно; как и начало правления Мехмеда после Ибрагима...  Sad
Зарегистрирован

Никому не в обиду будь сказано...
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Семейные хроники 16-го века
« Ответить #82 В: 06/02/06 в 16:15:56 »
Цитировать » Править

Келлу (улему) - Тогда в этом Иванычук не солгал - Мурад у него "фанатичный враг курильщиков и поклонник Бахуса" - но не алкоголик, он же несколько романтический герой. Представить себе романтического героя в белой горячке...  
А при вступлении на трон Мехмед ведь совсем малец - так это фактические правители были такими умными? Никак не могу вспомнить имени визиря - вроде Капудан-паша?
Вопрос вообще - мне вот взгляды 16-го века на брак и развод казались вполне разумными, но после просмотра тредов о Расселе... Embarassed  А все-таки - вписывается такой подход (я опять о 16-м веке) в рамки "вавилонской" этики?
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
Kell
Живет здесь
*****


Дело вкуса...

   
Просмотреть Профиль » WWW »

Сообщений: 2889
Re: Семейные хроники 16-го века
« Ответить #83 В: 06/02/06 в 16:53:24 »
Цитировать » Править

Quote:
Представить себе романтического героя в белой горячке...  

Ну, что делать... Я бы уж если бы выбирал, из кого из "трех безумцев" сделать романтического героя, то, наверное, выбрал бы Мехмеда - за ним всякой мерзости все же заметно поменьше было, чем за отцом и дядей.
Quote:
А при вступлении на трон Мехмед ведь совсем малец - так это фактические правители были такими умными? Никак не могу вспомнить имени визиря - вроде Капудан-паша?

Капудан-паша - это просто адмиральская должность; не помню, кто ее тогда занимал. Визирем был на начало Мехмедова царствования Сиявуш-паша, человек правда совсем неглупый и расторопный. Началось все как водится, с грызни - сцепились старая государыня Кёсем (опиравшаяся на янычар) и молодая (23 года к восшествию на престол шестилетнего Мехмеда)  государыня-мать Хадидже-Турхан (опиравшаяся на Сиявуша и дворцовую гвардию черных евнухов). Когда Кёсем сочла, что раз уж невестка у нее такая непослушная, стоит ее заменить, а для этого и султана заменить на султанского брата (чья мама была смирной женщиной), саму старую государыню наконец решили убрать, и черные евнухи пошли арестовывать Кёсем. Пришли в ее покои - там сидит растрепанная старуха с пистолетом в шутовском платье (действительно шутиха Кёсем); "Где буйюк валиде-султан?" - спрашивают евнухи; "Это я, - отвечает шутиха, - и вы меня не возьмете!" и открывает пальбу. Ее убили, обыскали покои, в сундуке для одежды нашли Кёсем, ограбили и за ноги потащили на казнь. Сопротивлялась она так, что душили вчетвером - и то недодушили, бросили, приняв за мертвую; Кёсем пыталась бежать, но ее заметили и добили.  
Хадидже-Турхан, наконец, стала полноценной регентшей - неопытной и необразованной, но очень рьяной; занималась лично всем, вплоть до стандартов на парусину во флоте. Сохрангились некоторые ее письма - и деловые, и очень человеческие (как и несколько сохранившихся писем Кёсем, кстати). И что она сумела - так это подбирать толковых визирей, в том числе старого Кепрулу Мехмеда и его сына Фазиля Ахмеда; из смут и, главное, из разорения и долгов они правительство вытащили (а долги уже считались десятками и чуть ли не сотнями мешков денег - занимали в Мекке и Медине). Турхан передала фактическую власть этим правителям, а сама занялась градостроительством (комплекс Ени Джами - в основном ее заслуга), благотворительностью и т.п. Умерла она в 1682 году, в 55 лет, и оставила о себе память, пожалуй, почти исключительно добрую. Одна из самых симпатичных мне женщин того времени.  Smiley
А через год, как известно, грянул разгром под Веной, и скоро песенка Мехмеда оказалась спета.
« Изменён в : 06/02/06 в 16:55:04 пользователем: Kell » Зарегистрирован

Никому не в обиду будь сказано...
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
В ины страны незнаеRe: Семейные хроники 16-го века
« Ответить #84 В: 06/07/06 в 16:12:28 »
Цитировать » Править

К Келлу - благодарю. Капудан-паша - это я, наверное, написала в помрачении сознания. Кеприли-паша на самом деле. Я очень рада за Тургану-Турхан, к которой, надеюсь, еще вернемся Wink Для закрытия темы о Роксолане - роман Загребельного то ли переводят, то ли уже перевели на турецкий язык. Но - новая часть
В ины страны незнаемы пресели…Окончив наконец восточное интермеццо, за которое администраторы лишь по присущей им доброте не отчитали меня примерно, возвращаемся к главной теме треде, то есть в 16 век, на украинские земли. Герой последующего очерка, думаю, уже понятен из заголовка. Да, это он, еще одна из тех примечательных личностей, формирующих облик эпохи, тот, кого мы знаем под именем Иван Федоров.
Это – как раз имя. На беларусских и украинских землях именно тогда происходила так называемая фамильная революция (прізвищева революція), в качестве фамилий чаще всего выступали производные от мест проживания или владения, потому, в частности, родные братья могли получить разные фамилии, как Марко Журавницкий и Михайло Свинюский, по-разному могли прозываться отец и сын. На собственно русских землях аналогичный процесс произошел несколько позднее. А по отношению к нашему герою упомянутая особенность эпохи вызвала массу гипотез о его беларусском – герб Ив.Федорова идентифицировали как герб рода Рагоз, - сербском, чешском и не знаю каком еще происхождении. Кстати, называя в посте о Гальшке княжну Острожскую и первопечатника земляками, я вовсе не хотела склепать очередную гипотезу о его родословии, а лишь пыталась таким образом отметить бесспорный факт – на протяжении какого-то времени в конце 70-х годов 16-го века они оба жили в границах волынского края (даже и умерли в одно и то же время, с разницей около года). Вполне могли быть знакомы – ведь покровителем Ив.Федорова был все тот же дядя Гальшки, прямой или косвенный виновник ее злоключений, князь Василь-Константин Острожский. В самом деле, исследователи очень серьезно выясняют вопрос о том, встречались ли Иван Федоров и Семен Будный (они переписывались) или Андрей Курбский, почему же тем, кто, как я, легко ведется на романтические домыслы, не попытаться выяснить – а не были знакомы первопечатник и черная княжна? Если что-то могло этому препятствовать, то лишь уединенный образ жизни Гальшки и ее предполагаемое психическое расстройство. Потому что Иван Федоров был, что называется, вхож в самые высокопоставленные аристократические круги королевства да и Центральной Европы: встречался с Сигизмундом Августом и «панами радой», с его преемником Стефаном Баторием, с императором Рудольфом, породнился с львовским патрициатом.  
То, что мы знаем о Иване Федорове, заставляет предполагать у него наличие высокого образования, причем это не беспорядочные знания талантливого самоучки, а образование вполне академическое – с хорошим знанием латинского и греческого и по крайней мере нескольких европейских языков (немецкого уж точно), весьма основательным знакомством с западноевропейской книгой и гравюрой да и с массой других вещей. Именно это и обескураживает исследователей – то ли Московия того времени вовсе не была так отгорожена от остального мира, как мы привыкли себе представлять и как внушали русским со времен Петра Первого, то ли Иван Федоров вел свое происхождение и вправду не из Москвы? Я бы склонилась к первому предположению, потому что имя Ioannus Theodorus Moscus нашли в списках студентов Краковского университета (где получили образование многие герои предыдущих постов), причем дата записи – 1532 г. – вполне соотносится с известными нам датами жизни Ив.Федорова: он умер в 1583 г. Даже если это какой-то другой москвитин,   все равно – примечательный факт.
Так что, возможно, Иван Федоров был бы недоволен тем обликом, который предполагают у него московский и львовский памятники. Оно конечно, в мастерской нужно одевать фартук и завязывать волосы (хотя вопрос – ремешком ли), но, полагаю, для встреч со своими аристократическими покровителями он и одевался соответственно. Кто из нас был бы обрадован, если бы его запечатлели для потомства в любимых рваных джинсах?  
Еще одна расхожая легенда о Иване Федорове – это якобы его всегдашняя бедность и даже нищета. Безусловно, как у каждого человека, больше заботящегося о духовных богатствах, чем о хлебе насущном, у него могли быть периоды стесненности в средствах, но вот незадолго после  смерти Ивана Федорова его сын взыскивает с должников причитающиеся отцу немалые денежные суммы. А известный даже из фильма эпизод о коленопреклоненном выпрашивании денег для основания типографии у простых львовян свидетельствует лишь об хорошем знании психологии сих последних. Поверьте мне, знающей ее «изнутри» - психология эта нисколько не изменилась, в подобных делах лучше не связываться с власть имущими, а обращаться напрямую к «простецам». На колени становится не обязательно, но хорошо расчувствовать собравшихся необходимо. На моих глазах люди отдавали сбережения чуть не всей жизни для устройства памятников и церквей, для Майдана, для больных и голодающих, причем делалось это без какой-либо рекламной выгоды.
И вот это для меня, правда, несколько удивительно – такое понимание психологии украинцев, особенно галичан, современным русским скорее не присуще. То ли русские успели перемениться, то ли Иван Федоров был со всех точек зрения исключением среди своих соотечественников?
Но все это – лишь затянувшееся вступление, а собственно к теме – некоторые эпизоды из жизни Ивана Федорова (утащенные из интереснейшей книги Е.Л.Немировского «По следам первопечатника»). При этом я поступлю, как и случае с князем Курбским – московский период (как и беларусский) оставлю для тех, кто лучше ориентируется в русской истории, а займусь той средой, которую знаю и понимаю – волынской и галицкой. Да и, честно говоря, тут мы знаем значительно больше – сохранилось немало подлинных документов, и живая память тоже. Может, хоть в этом нам, скромным негосударственным народам повезло больше – мы не обременены знаниями о психических, сексуальных и т.д. «збоченнях» правителей разного калибра, но можем помнить о действительно важных вещах?
Вот, например, что произошло с Иваном Федоровым на Волыни в 1575 г. – эпизод совершенно в духе приключений семейства Борзобагатых-Журавницких. Князь Острожский, желая облагодетельствовать своего подопечного, устроил его «справцей» - управителем известнейшего Дерманского монастыря. Но тем самым Иван Федоров оказался в эпицентре очередной распри, на сей раз – между деревнями, издавна враждовавшими между собой: селом Спасово, принадлежащем вдове гетмана Ходкевича, Катерине Вишневецкой, и Кунино, которое подчинялось монастырю. В полном соответствии с нравами эпохи, жители обеих деревень отличались характером воинственным и легковоспламеняемым, поэтому разного рода столкновения между ними: наезды, ограбления, поджоги - были на порядке дня. Очередной раунд в сей непрекращающейся войне произошел в августе 1575 г.: кунинцы, воспользовавшись смертью Хоткевича, наехали на спасовцев и, по свидетельству возного Луцкого уезда, Юрия Рогачевского, пожгли в нескольких местах сено, двух спасовцев – Ермака и Сидора «позбивали и поранили», отобрали у них 20 грошей, две сермяги, две косы, кобылу с возом и хомутом. «Для прошения справедливости» спасовцы обратились «до Ивана Друкаря, справци монастыря Дерманского». Он же, как человек честный, пообещал награбленное вернуть, а зачинщиков наезда – Ивана Шишку и Миколая наказать.
Но тут в соседские ссоры вмешался сам князь Острожский, рьяно защищавший своих подданных и непримиримый к соперникам. Следующий наезд на злополучных спасовцев был совершен «за властным росказанем его милости князя воеводы Киевского» (документы из того же Луцкого гродского суда). А возглавить наезд пришлось Ивану Федорову.
2 апреля 1576 г. Иван Друкарь, справца монастыря Дерманского, как рассказывают с присущей эпохе дотошностью документы, «маючи при собе слуг, бояр, подданных монастырских немало», наехал на имение спасовских панов Есифа и Василя Малиновичей: «самих панов и подданных их позбивали и поранили», увели с собой рогатый скот и овец, забрали «сермяг пять, плахту одну, кожухов два, поясов с мошнами два, в которых мошнах было готовых грошей десять, шапки две».
(То ли сермяги были особенно желанной добычей, то ли князь Острожский тоже требовал свою сермяжную часть?)
26 июня и 31 августа наезды были повторены.
Документы были опубликованы И.И.Малышевским в 19-м веке и весьма шокировали историков. Но, думаю, все описанное как нельзя лучше соответствует духу эпохи.
Еще один сохранившийся документ – предписание от князя к Ив.Федорову, как справце монастыря, освободить подданных из с.Билашив от тягловой повинности, так как они несут войсковую службу – должно быть, остатки дружинного землевладения.
Может возникнуть законный вопрос – отчего князь Острожский держал Ивана Федорова на явно неподходящей должности, а не забрал его прямо в Острог? Одно из объяснений – Острог тогда еще князю не принадлежал. Как мы, может быть, помним, Гальшка передала свои владения дяде еще в 1573 г., однако в то время, которое она провела в заключении, ее имущество находилось в распоряжении короля, отнюдь не стремившегося расстаться с таким лакомым куском. Преемник Сигизмунда Августа, Генрих Валуа, стремясь заручиться поддержкой могущественного магната, уступил ему острожские владения в 1574 г.,  однако Стефан Баторий снова нашел дело спорным, так что окончательно все уладилось лишь в ноябре 1576 г. Тогда же князь Василь-Констянтин полностью сменил королевскую администрацию своими урядниками и, наконец, занялся организацией издательства, школы, концентрацией литераторов, переводчиков, друкарей. Номинально управителем монастыря Ив.Федоров числился до 1580 г.
Предполагается, что до стабилизации ситуации с Острогом типография уже функционировала в Дермани, но выпускала лишь малоформатные издания. Дерманский монастырь был богатым и знаменитым, занимал удобное положение – на полпути между Острогом и Дубно, имел давние книжные традиции, библиотеку.
Не могу удержаться, чтобы не рассказать немного о современной судьбе сей Дермани. В 40-х годах прошлого века она оказалась одним из центров формирования УПА (Там десь далеко на Волині), поэтому была дважды усмиряема и почти что уничтожаема – впервые немцами, второй раз – Советами, с идентичной мотивацией – за помощь партизанам. Окончательно ее превратили в какое-то бригадное село. Эту Дермань считал своей родиной украинский писатель У.Самчук, автор трилогии «Волынь» и, кроме прочего, интереснейших воспоминаний «На білому коні», «На коні вороному», «П‘ять по дванадцятій», которые рекомендую всем, интересующимся военной и послевоенной историей.
Ну, а если перейти к делам чисто семейным – Иван Федоров был женат, массу документальных следов оставили его сын и невестка, но вот о жене ничего неизвестно, а она, безусловно, упоминалась бы в галицких и волынских имущественных документах, если бы была жива. Так что, по-видимому, умерла довольно рано. А сына именовали Иваном Друкаревичем и Иваном Переплетчиком. Если же его называли Иваном Красовским тоже – а мне попадались такие утверждения – то историю жизни сына Ивана Федорова можно было вставлять сразу же после истории «пашквиля» - он стал очередным героем и жертвой в войне за свободу слова.
Но все по порядку. Цитируя уже упомянутую книгу Е.Л.Немировского:
«Первый раз мы встречаемся с ним (сыном Ив.Федорова –А.) 2 марта 1579 года; Иван Федоров дает ему доверенность на получение долга – 11 золотых – с некоего Филиппа Остапковича.
В 1579 или в 1580 году Иван Переплетчик женился. Избранницей его стала Татьяна из украинской семьи Анципорковичей (очень известная семья – А.), жившей в собственном доме на Краковском предместье – на Широкой улице напротив церкви святого Юрия (сейчас это не предместье, а центральная часть города – А.). 22 августа 1580 года Анципорковичи продали дом. Татьяна за свою часть получила 7 золотых.
В 1580 г. Иван Переплетчик переехал в Острог, где стал помогать отцу в типографии, печатавшей в ту пору «Острожскую Библию». В документе от 5 сентября 1582 г. он назван Иваном Друкаревичем из Острога.
После смерти Ивана Федорова его сыну пришлось вести финансовые дела (…) 4 февраля 1584 года Иван Переплетчик выдал Ганушу из Острога доверенность «получить долг в сумме 15 литовских коп, одолженных его покойным отцом друкарем Иваном из львовского Подзамче Нестору, протопопу из Заблудова»
27 марта сын печатника уполномочил Мартина Голубникевича взыскать долг в размере 100 золотых с владельца бумажной мельницы в городе Буске Варфоломея».
Ну, и много подобных документов осталось. Самое интересное – в одном из них Иван Друкаревич назван старшим сыном Ивана Федорова. Значит, были и другие дети, но о них ничего неизвестно.
Ранняя гибель Ивана Друкаревича была драматической. В 1592 г. Львовское братство подало приехавшему во Львов константинопольскому патриарху Иеремии жалобу на епископа Гедеона Балабана. Среди многих других, тут фигурировало и обвинение в том, что упомянутый владыка посадил «Ивана, сына друкаря» в яму, и «насмерть уморил». Чем же прогневил Иван Друкаревич могущественного владыку?  В своем письме от 3 февраля 1586 года Гедеон Балабан признавался, что засадил в львовскую  тюрьму Ивана Красовского за то, что тот писал возмутительные «римы», то есть стихи, против его превелебия. Если сопоставить это признание с тем, что в 1585 году Ивана Друкаревича уже не было в живых – думаю, почти не останется сомнений в личности поэта и в характере «преступления» сына Ивана Федорова. Должно быть, он стал на сторону братства в его конфликте с епископом и то ли сам написал, то ли только напечатал стихи, как-то порочащие Гедеона Балабана. Да, война между поэтами и власть имущими быстро ожесточалась – Иван Журавницкий в свое время отделался часовым заключением и публичным извинением… Недаром Балабан вызывал у меня антипатию – что в свой проунийный, что в противоунийный период.
После смерти мужа деловые отношения улаживала Татьяна. В марте 1588 года она продала оборудование переплетной мастерской – последнее, что осталось у семьи от типографии Ивана Федорова.
 
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Семейные хроники 16-го века
« Ответить #85 В: 06/07/06 в 16:20:40 »
Цитировать » Править

Племянники Маруши
Возвращаясь к роду Збаражских – хотелось бы упомянуть племянников Маруши, сыновей ее брата Януша и Ганны Четвертинской, Юрия (1574-1631) и Криштофа (1579-1627) Воспитаны они были в православии, которое особенно преданно поддерживала мать, но после ее смерти в 1581 г. обучались в католическом коллегиуме. В итоге они, как и их отец, перешли в католичество, сохранив, однако, деятельную любовь к религии предков: принимали в своем имении константинопольского патриарха, письменно протестовали против унии.
Но я, собственно, не об этом, а о том, что братья проявляли живейший интерес к науке и стараниями отца получили превосходное образование. Сначала они учились в Краковском университете, но вскоре тамошний уровень показался им недостаточным, и в 1592 г. молодые Збаражские оказались в Падуанском университете, где уже было очень много студентов из Украины, Беларуси, Литвы.
Изучавшие историю естественных наук знают, чем был знаменателен 1592 г. для Падуанского университета, всем же остальным напомню, что в это время туда перебрался Галилей! Очень скоро братья Збаражские стали любимыми студентами, а Криштоф – и близким другом великого ученого. В записях Галилея не раз упоминались визиты волынских студентов и материальная помощь, которую они ему оказывали. В Падуе братья оставались до 1605 г. (правда, с перерывом для учебы в Нидерландах), а после возвращения домой вели с профессором оживленную переписку, частично сохранившуюся.
Например, в 1611 г. Криштоф, не выдержав разлуки, едет в Падую, но уже не застает своего наставника, который в 1610 г. перебрался в Флоренцию. Опечаленный Криштоф пишет Галилею письмо, в котором, после обычных приветствий сообщает, что во всей Европе народы его почитают, а учение его хорошо известно среди поляков, украинцев, беларусов, московитов. Тут его называют яркой звездой, лучи которой дошли даже до самой холодной части мира – Московии (Sono pervenute fino in quella freddissima zona di Moscovia). Даже если списать слишком восторженный тон на дань требованиям приличия эпохи, то все-таки нельзя отрицать искренней любви и уважения к учителю.
В другом письме Збаражский просит ученого выслать изобретенные им совершенные очки (телескоп). В своих записях Криштоф отмечает: «Я как друг и слуга профессора очень рад, что его имя будет бессмертным и будет вызывать общее уважение и восхищение народов мира».
 
 
 
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
Antrekot
Bori-tarkhan
Живет здесь
*****


CНС с большой дороги

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 16204
Re: Семейные хроники 16-го века
« Ответить #86 В: 06/08/06 в 11:32:56 »
Цитировать » Править

Ох уж этот падуанский университет... Universa universis patavina libertas  
И кто там только не учился.
Баторий - там, Замойский - там, Бекеш - там, Елена Корнаро Пископия - там (она там еще и математику преподавала потом посреди 17 века).  Заколдованное место.
 
С уважением,
Антрекот
Зарегистрирован

Простите, я плохо вижу днём. Позвольте, моя лошадь посмотрит на это. (c) Назгул от R2R
nava
Beholder
Живет здесь
*****


Несть глупости горшия, яко глупость.

   
Просмотреть Профиль » WWW »

Сообщений: 1508
Re: Семейные хроники 16-го века
« Ответить #87 В: 06/08/06 в 11:42:57 »
Цитировать » Править

А про последнюю нельзя поподробнее?
Зарегистрирован
Antrekot
Bori-tarkhan
Живет здесь
*****


CНС с большой дороги

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 16204
Re: Семейные хроники 16-го века
« Ответить #88 В: 06/08/06 в 12:16:04 »
Цитировать » Править

Есть, сегодня вечером сделаю.
Это замечательная история.  
 
С уважением,
Антрекот
Зарегистрирован

Простите, я плохо вижу днём. Позвольте, моя лошадь посмотрит на это. (c) Назгул от R2R
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Семейные хроники 16-го века
« Ответить #89 В: 06/08/06 в 13:22:02 »
Цитировать » Править

И я тоже жду с огромным нетерпением! Roll Eyes
Чтобы доказать, к какой разнообразной деятельности готовил своих студентов упомянутый университет -вот эпизод из жизни Криштофа Збаражского. В 1622-23 г.г. он пребывал в Стамбуле как посол, добиваясь заключения мира. Дело происходило как раз после Хотинской битвы. Только что убит султан Осман, из темницы извлекли его дядю, Мустафу. Беспорядки все еще продолжаются, Збаражский ведет сложнейшие переговоры с великим визирем (Дауд-паша? Huh) . В одну ночь на улицах столицы начинается что-то уж совсем несусветнее. Збаражский раздает сотрудникам посольства оружие и заклинает их погибнуть, но не впустить смутьянов в посольство. Ночь проходит в крайней тревоге, однако к стенам посольства приходят не мятежники, а две турецкие девушки. Их впускают и они долго развлекают присутствующих пением поэмы о прекрасной пленной королеве. Когда девушки уходят, посол, чтобы не заснуть, играет в шашки. Наконец все успокаивается и приходит известие о смещении великого визиря.
На арене политической жизни Турции уже активно подвизается упоминаемая раньше султанша Кьозем, мать будуших султанов (безумцев) Мурата и Ибрагима. Збаражский называет ее женщиной еще молодой и надменной. Своих сыновей она тогда спасла от едва не удавшейся попытки убийства.
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
Страниц: 1 ... 4 5 6 7 8  ...  13 Ответить » Уведомлять » Послать тему » Печатать

« Предыдущая тема | Следующая тема »

Удел Могултая
YaBB © 2000-2001,
Xnull. All Rights Reserved.