Сайт Архив WWW-Dosk
Удел МогултаяДобро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите:
Вход || Регистрация.
04/05/20 в 23:25:34

Главная » Новое » Помощь » Поиск » Участники » Вход
Удел Могултая « Королівна, ясна панна »


   Удел Могултая
   Сконапель истуар - что называется, история
   Околоистория Центральной и Восточной Европы
   Королівна, ясна панна
« Предыдущая тема | Следующая тема »
Страниц: 1 2 3  ...  6 Ответить » Уведомлять » Послать тему » Печатать
   Автор  Тема: Королівна, ясна панна  (Прочитано 10420 раз)
Guest is IGNORING messages from: .
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Королівна, ясна панна
« В: 07/09/07 в 15:41:00 »
Цитировать » Править

Это – попытка пересказать и обсудить некоторые идеи, высказанные Оксаной Забужко в книге «Notre dame d'Ukraine». Героиня – Леся Украинка. Саму книгу можно увидеть на сайте автора zabuzhko.com (там, правда, только анонс и обложка), тексты Леси Украинки (главным образом драматургия) – здесь:  
http://myslenedrevo.com.ua/studies/lesja/works/dramas/index.html
Как мне кажется, Леся Украинка идеально подходит к данному разделу, поскольку она – одновременно и подданная несуществующего государства, и еретичка, а притом еще и гениальная писательница, прожившая хоть и короткую, но весьма насыщенную жизнь.
Итак
Об авторе книги
Ну, Оксана Забужко (ОЗ) в дополнительной рекламе не нуждается. Родилась в 1960 г. Дебютировала в поэзии. Подлинная известность пришла к ней после публикации «скандального романа» «Польові дослідження українського сексу». Успех романа тщательно создавался и поддерживался, он не раз переиздавался и переводился. После этого были «Хроніки від Фортінбраса» (злые языки называли их «Хрониками от Фулбрайта»), «Сестро, сестро», “Let my people go”, поэтический сборник «Друга спроба». По мотивам ее произведений снимался фильм («Хроники») и была написана опера («Клитемнестра» - «Я засную нове царство, світ без Агамемнона»). Именно в связи с ОЗ возник шутливый термин «оксанизации литературы».
Она – любимая ученица Ю.Луцкого, Л.Плюща, Ю.Шереха, «ужасное дитя» последних пражан и последних нью-йоркцев (т.е., литераторов пражской и нью-йоркской школ). Еще в детстве ее представляли последним из рода Косачей и Старицких (Ирине Стешенко, «последней Рюриковичевне»). С ней покровительственно разговаривали Бродский и Тони Моррисон. Она была ближайшей подругой Соломии Павлычко, знамени украинского феминизма, красавицы, интеллектуалки, издательницы и литературного критика, трагически погибшей в новогоднюю ночь накануне нового тысячелетия. Обсуждаемая книга посвящена памяти Соломии Павлычко и является третьей в серии. Две первые – о Т.Шевченко и Ив.Франко.
С высоты достигнутого литературного положения ОЗ вполне может позволить себе довольно резкую критику таких светочей украинского постсоветского Олимпа, как О.Гончар, Ю.Илленко и даже Лина Костенко. Впрочем, по делу.
Одной из целей литературных исследований ОЗ, как мне кажется, является развенчивание старых литературных мифов – и создание вместо них новых. Что касается Леси Украинки – то здесь, основательно развенчав мифы о «девочке в венке» и «Великой Больной», нам предлагают миф о хрупкой и прекрасной музе fin de siecle, идеальной возлюбленной, визионерке и еретичке.
 
 
 
О героине
Тут, думаю, особых представлений не нужно. Имя Леси Украинки, она же Лариса Косач-Квитка, известно хорошо. Если бы так же хорошо было известно и ею написанное… Бедняжка всю жизнь просила, чтобы ее «меньше почитали, а больше читали».
Но, все-таки, вкратце напомню. Начнем с происхождения. Нетрадиционно – с материнской стороны.  
Поначалу – дядя по матери, Михаил Драгоманов. Философ, общественный деятель, не хочется использовать избитое слово – но другого не подберу: мыслитель. Звезда первой величины во всеимперском, если не во всеевропейском масштабе. Эмигрант и изгнанник.
Между прочим, один из зачинателей «галицкого проекта». Желающим искать причину сего явления во внешних факторах я бы советовала копать в этом направлении, не отвлекаясь на мифические козни генштабов. Впрочем, к тому времени, когда племянница более-менее повзрослела, отношения дяди с его западноукраинскими учениками несколько охладели. Его обвиняли (не кто-нибудь, Франко) в непонимании местной ситуации, сочетающимся с постоянным менторским тоном и непедагогическими приемами.
Его сестра, Ольга Драгоманова, по мужу Косач, литературный псевдоним – Олена Пчілка. Женское издание своего знаменитого брата. Харизматическая, яркая, очень одаренная. «Герцль в юбке», «парламентарий без парламента, лидер без партии», впрочем, активно создававший для себя и партию, и трибуну.  Эгоцентричная, автократическая и властная, правящая своими подчиненными (членами семьи и не только) при посредстве капризов и настроений, об изменении которых еще надо было догадаться. (Примечателен такой факт – во всем творчестве Леси Украинки с трудом можно вспомнить одну или две положительных героинь-матерей, зато имеется роскошная галерея подлинных язв. Например, Едіта Айрон из «У пущі», истинная железная леди). Писательница (я очень люблю ее повесть «Товаришки»), издательница. Между прочим, удачно создавала новые слова, сколько помню, слово «байдужий» - ее творение, раньше была только форма «байдуже». Как утверждает Оксана Забужко, только все еще патриархальный характер нашего общества мешает признать, что именно Олена Пчілка была «матерью украинского национализма». (Это еще Донцов утверждал, упрекая Драгоманова – отчего его сестра додумалась, а он – нет).
Естественно, муж столь яркой личности неминуемо будет отодвинутым на второй план подкаблучником. По крайней мере, дети считали именно так (Леся в одном из писем к сестре, тоже Ольге, высказывает опасения, как бы брак их брата не стал вторым изданием брака их родителей). Род Косачей вроде бы сербского и очень аристократического происхождения, чуть ли не герцогского, по утверждению одного из несколько полоумных родственников, даже и прозванного Герцогом. Петр Косач занимал довольно высокое общественное положение – дослужился до действительного статского советника (кажется, соответствует генерал-майору). Был, помимо прочего, довольно хозяйственным и обеспеченным, а его статуса хватало, чтобы никакие власти не беспокоили жену, занимавшуюся весьма подозрительной «сепаратистской» деятельностью и ближайшую родственницу «одиозного» Драгоманова. Характер – сочетание внешней строгости и внутренней доброты. Леся – его любимица.  
Едва ли не все родственницы с этой стороны – народоволки и политические ссыльные.
Шестеро детей, два сына, четыре дочери. Леся – вторая по очередности, непланированный матерью, болезненный ребенок. Как нарочно, особенно ценимый Оленой Пчилкой литературный дар достался именно этой девочке – «некрасивой, неинтересной, неостроумной» по выражению ее матери*. Моцартиански ранняя вспышка таланта – в 9 лет. И, почти одновременно, начало изнурительного недуга. Туберкулез, проклятая и озаренная мистическим светом болезнь перелома веков (вспомните хотя бы «Волшебную гору»). Вся дальнейшая жизнь поневоле проходила под знаком этой болезни, «30-летняя война». Едва с огромными усилиями и ценой зачастую очень трудно переносимого лечения останавливали очередной процесс, как недуг, затаясь на некоторое время, наносил новый удар.**  
Тем не менее  - она старательно учится. Помимо литературного, природа одарила Лесю музыкальными склонностями (если бы не туберкулез руки, могла бы стать незаурядной пианисткой), она не без успеха занималась рисованием и танцами (кстати, ее любимым «спортом» было плаванье – несколько в разрез с образом «вечно больной»). Обладала немалыми способностями к изучению иностранных языков (немецкий, французский, итальянский, английский, позже – еще и испанский; славянские же языки – польский, болгарский, - приходили как бы сами собой). В семье шутили: старшему брату Мише достались все математические способности, какие только были в роду, Лесе – языковые, соответственно, в «иной» сфере каждый из них был полным профаном. Огромнейшее значение в «домашнем образовательном процессе» уделялось истории – и украинской, и всемирной, настоящими «притчами во языцех» стали диспуты юного Миши с известным историком Иловайским, а также то, что Леся в 20-летнем возрасте написала учебник для младших сестер по истории давнего Востока.
В литературу Леся вошла в 9-летнем возрасте. Мать, помимо прочих своих талантов, была незаурядным литературным менеджером, так что талант дочери сумела распознать, направить и представить общественности. «Мне легко было войти в литературу, потому что я из литературной семьи» - из письма к О.Кобылянской, что, впрочем, не избавляло от того факта, что «Я, наверное, так и умру «молодой писательницей», без редакторского присмотра неспособной и шагу сделать». Псевдоним «Украинка» придумала мать, а похожим способом иногда подписывался Драгоманов.
Многое в этом отрочестве остается загадочным. Мы можем только догадываться, что это за такие тайные детские собрания происходили среди остатков Луцкого замка (стихотворение «Віче») и кем была «маленькая Жанна д’Арк».
Вынужденный образ жизни «курортницы». Один год Леся проводит в Болгарии, в семье знаменитого дяди, которого она считала своим духовным учителем. Этот год оказался для М.Драгоманова последним (похороны устраивала племянница, по лютеранскому обряду, согласно с последней волей покойника). У нее очень широкий круг друзей – а ее корреспонденция вообще увлекательнейшее чтение! Письменное знакомство с О.Кобылянской и их многолетняя дружба – нелегко найти другой пример такого посестринства двух писательниц (убила бы я идиота Бузыну за его идиотские измышления).
И переломное, почти что мистическое событие. Умирает от туберкулеза С.Мержинский, ее друг, которого она, что там скрывать, любила. Умирает на ее руках, а в одну из последних ночей – 18 января 1901 г. – происходит ее символическое «орфеевское нисхождение в ад». Эта ночь навсегда впечатана в украинскую литературу, как ночь «Одержимой». «Как я преодолела свою боль? Я ее превратила в драму».
В тот раз она вернулась.
Через некоторое время в ее жизни появляется Климент Квитка, Кльоня,  верный паж королевны, позже ставший ее мужем. Годы скитаний по Кавказу -  Кльоню переводят с места на место. Смерть любимого брата (нелепая случайность, какая-то инфекция), смерть отца.
Очередная вспышка туберкулеза. На сей раз – почки. Лечить их тогда, похоже, не умеют, вся надежда на сухой и жаркий Египет.
Почти все, что она может противопоставить болезни – пламенный дух. Ее организм стремительно разрушается (в свой последний год в Египте она весит менее 47 кг, ее называют дамой «spirituelle dans tous les sens».  
В это же время из-под ее пера появляется шедевр за шедевром. «Лісова пісня», «Камінний господар», «Оргія», «Адвокат Марціал». А творческие замыслы, следы которых остались в черновиках и набросках, вообще поражают – задумывается пьеса о Бондаривне (той самой, что и пан Потоцкий, наш давний знакомый), «кем-то из круга Костя Гордиенка», о борьбе христианства с остатками эллинизма («В доме на окраине Александрии») и с «религией предков моих».
Она умирает в 1913 г., на 42-м году жизни. По выражению Д.Донцова, ее страстного почитателя – многое пусть ему простится за такую тонкость чувств – умерла она не от туберкулеза, а потому, что жила слишком интенсивно.
===============================================
 
* Боюсь, что Олена Пчілка получается каким-то черным характером. Это, естественно, не так: талант дочери формировала именно она, да и примеров их материнско-дочерней любви тоже хватает. Скажем так, своеобразная любовь, не помешавшая матери написать «спартанское письмо» к Франку - о том, что, видя страдания больной дочери, она думает: не стоило ее спасать, когда она болела в раннем детстве. Поразительные строки, думаю, их следовало бы прочитать всем ревнителям евгеники.
** Не знаю, существует ли научный анализ болезни Леси Украинки с чисто медицинской точки зрения. Стали бы сейчас лечить ее «впрыскиваниями мышьяка»?
 
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
Кот Муций
Живет здесь
*****


I hunt, therefore I am.

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 1660
Re: Королівна, ясна панна
« Ответить #1 В: 07/09/07 в 17:18:30 »
Цитировать » Править

Антонина, а переводы Леси на русский существуют? Я нашёл только обрывки, а на украинском, к сожалению, не понимаю.  Sad
Зарегистрирован
nava
Beholder
Живет здесь
*****


Несть глупости горшия, яко глупость.

   
Просмотреть Профиль » WWW »

Сообщений: 1508
Re: Королівна, ясна панна
« Ответить #2 В: 07/10/07 в 09:19:37 »
Цитировать » Править

Елы-палы, вот что значит родиться в другую эпоху ( это я Муцию). В советское время Лесю Украинку  активно переводили, пьесы ее ставили. Я  видела постановки "Каменного   хозяина" и "Лесной песни". Причем переводы мне показались удачными, а спектакли - нет. Причем дело не  только в неудачной режисуре, а в том, что эти пьесы, ИМХО, несценичны. Вот в кино или на ТВ они бы смотрелись.
Антонина, а почему Забужко надо что-то доказывать? Я читала Лесю Украинку только в переводах, но все равно, образ "еретички" и "визионерки", по-моему, очевиден. Или в литературоведении сложилась какая-то традиция, скажем "революционно-демократическая", куда этот образ не вписывается?
« Изменён в : 07/10/07 в 09:20:21 пользователем: nava » Зарегистрирован
Kell
Живет здесь
*****


Дело вкуса...

   
Просмотреть Профиль » WWW »

Сообщений: 2889
Re: Королівна, ясна панна
« Ответить #3 В: 07/10/07 в 10:24:25 »
Цитировать » Править

Единственный украинский автор, которого я (при моем более чем скромном знакомстве с языком) читал в свое время в оригинале, и удовольствие при этом превышало напряжение от чтения.
Зарегистрирован

Никому не в обиду будь сказано...
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Королівна, ясна панна
« Ответить #4 В: 07/10/07 в 11:22:56 »
Цитировать » Править

2Nava - я об этом как раз собиралась писать, но Вы предположили совершенно точно. Да, Забужко тоже считает, что пьесы Леси Украинки в высшей степени кинематографичны. Как пример она приводит последнее действие "Руфина и Присциллы". Мученичество христиан на арене, но показанное с точки зрения толпы зрителей. Поле действия постоянно перемещается, так и чувствуется "раскадровка", зрители развлекаются, болтают, даже дерутся. Характерно, что это действие редакторы постоянно старались вообще из пьесы выбросить (т.е. при жизни автора, когда она еще не была классиком и "шагу не смела ступить без разрешения редакторов".
И да - противостоящая "еретизму и визионерству" концепция - "атеистка и революционная демократка". Обе точки зрения имеют своих сторонников и даже фактическую базу. Сама Леся Украинка характеризовала себя как человека с "фанатическими чувствами и скептическим умом".
Что касается русских переводов, то "Блакитну троянду" она сама перевела на русский язык. В этом варианте название  - "Голубая роза".
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
nava
Beholder
Живет здесь
*****


Несть глупости горшия, яко глупость.

   
Просмотреть Профиль » WWW »

Сообщений: 1508
Re: Королівна, ясна панна
« Ответить #5 В: 07/10/07 в 12:25:03 »
Цитировать » Править

Что касается постановок на кино и ТВ, то известные мне касаются все тех же пиес. Я видела довольно удачный телефильм по "Каменному хозяину" (киевский), очень старый. И мульт по "Лесной песне". В позднесоветские времена была еще экранизация "Каменного хозяина", но я не рискнула смотреть.
Был еще  советский биографический фильм "Иду к тебе". Из мемуаров Аллы Демидовой, игравшей главную роль, явствует, что там эпизоды из биографии Леси Украинки перемежаются с эпизодами из "Одержимой".
Но я этот фильм не видела.
Зарегистрирован
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Королівна, ясна панна
« Ответить #6 В: 07/10/07 в 13:28:54 »
Цитировать » Править

Из моих собственных самых ярких впечатлений - "Кассандра" театра им. Франко и великолепное "На полі крові" в исполнении днепропетровцев. Была еще довольно удачная "Одержима" с Ларисой Кадыровой. Но, боюсь, эта очень талантливая актриса была тогда уже слишком пожилой для Мириам.
Фильм "Камінний господар", помню, страшно раздражал меня тем, что буквально каждая фраза Леси Украинки была там как-нибудь, да переврана. Хотя бы слова переставить, если не придумать чего-то другого. Поневоле вспомнишь: "Мои редактора очень умные люди, но почему они мне размер ломают?".
В последнее время появилась и даже наделала немало шума постановка "В плену страстей". Вроде бы тот же "Камінний господар", но в сильно отредактированном русском переводе.
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Королівна, ясна панна
« Ответить #7 В: 07/10/07 в 15:20:51 »
Цитировать » Править

Пожалуй, действительно пора, хоть бы и кратко, попытаться раскрыть тему «Леся Украинка и религия», а также написать чуть-чуть о ее творческом методе.
Если рассматривать в первую очередь христианство, то вполне даже обоснованным выглядит заявление о «личной войне Леси Украинки против христианства». На ее фоне Шевченко выглядит вполне богобоязненным христианином, а Франко – разве что умеренным агностиком.
Но с каких позиций велась эта война? Сторонники одной точки зрения утверждают: с позиций атеизма и материализма. Их аргументы: в семье Косачей-Драгомановых религиозные традиции почти не поддерживались, кроме совсем уж «внешней и праздничной» стороны. В одном из писем к сестре Ольге, бывшей для Леси ближайшим другом и поверницей, Леся сетует на то, что мать прилагает массу усилий для устройства праздников, чем крайне утомляет домочадцев, а при этом постоянно декларирует свое неверие. Сама Леся согласилась на церковный обряд венчания только под сильным давлением извне, а та же Ольга так и не обвенчалась с М.Кривинюком, хотя они составляли образцовую супружескую пару. Михаил Драгоманов, серьезно занимавшийся изучением ересей, идеальной религией для собственного народа считал богомильство (Это уж мое собственное предположение, но тут, пожалуй, была одна из его точек расхождения с галичанами: они не могли не видеть реальной силы греко-католической церкви и не считали разумным шагом полный разрыв с нею). В произведениях Леси Украинки хватает резко антихристианских цитат: «Я честь віддам титану Прометею, що не творив своїх людей рабами». Даже и раннее христианство со всем его флером мученичества не производит на нее особого впечатления.  
Простите за длинный отрывок из письма к А.Крымскому в неуклюжем переводе (письмо написано по поводу этюда «В катакомбах», посвященного Крымскому, все выделения авторские):
 
 «Я давно уже думала, что теперешняя форма христианства является логическим и фатальным следствием его первоначальной  формы. (…) В самых давних памятках, в «деяниях апостольских, в письмах апостола Павла, в аутентичных фрагментах первоначальной галилейской пропаганды я вижу зерно этого рабского духа, этого узкосердечного христианского квиетизма, так возбуявшего в христианстве. Как хотите, но недаром в притчах и повсюду в евангелии так часто употребляются слова «раб» и «господин» как единственной возможной формы отношений между человеком и его божеством. Прочитайте письма апостола Павла (в данном случае несущественно, которые из них подлинные), и Вы увидите, что построили на этом антитезисе и как быстро это произошло. Коммунизм первохристианства – это фикция, его никогда не было… (…) Анархизм христианства тоже невысокой пробы, это просто необразованность и политическая невоспитанность бесправной массы, которая может вообразить себе только утопию: деспот и народ и больше никого между ними, но такой «анархизм» никогда не выбросит деспота из своей утопии, недаром же и Мессию своего он назвал царем иудейским – эпитет «пророк» показался слишком низким этим «анархистам».  Сына человеческого они забыли просто. Если что-то можно идеализировать в раннем христианстве, то не его quasi анархические доктрины, а разве что грацию чувств его «жен-мироносиц» (между прочим, любимейших героинь Леси Украинки –А.). и это новое для античного аристократического мира чувство всепрощающей симпатии, так украшавшей отношение Христа к его непостоянным и тупым ученикам (ни один классический философ не простил бы в таком положении своих друзей) ну, и еще два-три элемента в сфере чувств, но не теории. Но эти элементы идеализация уже использовала до полного истощения.»
 
Если же выйти за рамки христианства, то еще мы получаем весьма неортодоксальный взгляд на мусульманство в этюде «Айша і Мохамед», неоднократные очень неодобрительные отзывы о модном увлечении спиритизмом (и о ницшеанстве тоже – эти отзывы адресовались О.Кобылянской, которая одно время этим грешила).
Сторонники же второй точки зрения возражают – не странна ли для последовательной атеистки сама тематика произведений? Из 22 драматических поэм Леси Украинки шесть – «раннехристианских»: «Одержима», «У катакомбах», «Руфін і Прісцілла», «Адвокат Марціал», «На полі крові», «Йоганна, жінка Хусова». (А «На руїнах», «Вавілонський полон» и «В домі роботи, в країні неволі» - библейские по сюжету). Возьмем хотя бы более-менее известную «Лісову пісню» - это что, хоть в какой-то мере материалистическая история? Нет, это хоть и неортодоксальный, но вполне христианский сюжет обретения души (неортодоксальный потому, что ни о какой помощи свыше речи нет, и вроде бы душа положена только людям, а не таким созданиям как Мавка). И куда же в этой «антихристианской» войне главным образом направлены удары писательницы? Да туда же, куда били и многочисленные ереси – в положение о церковной иерархии, о всех этих «подпасках Божьих».
Сквозной для всего творчества Леси Украинки мотив «мистического брака», «amor fati» едва ли не напрямую ведет нас к традиции катаров. Или, может, к гностической традиции, из которой черпали и катары тоже? Характерным является также постоянно ощущаемое противостояние – «церковь власти» - «церковь любви» - Roma-amor как антонимы. «Одна церковь преследует, другая же…»
А многочисленные героини – матери Церкви – Мириам, Саломея, Присцилла (ради интереса наберите в любом поисковике словосочетание «церковь Присциллы») – явный отсыл к «женским» ересям.
Так что, в понимании сторонников этой второй точки зрения, поэтесса – еретичка, даже и ересиарх, создававшая «апокрифические» тексты (пожалуй, в смысле апокриф как «христианский  роман», «Одержиму» называют «Евангелием от Мириам»), визионерка, сама не отдающая себе отчета в истинной природе своего дара
Все последующее уже относится к творческому методу Леси Украинки. Читавшие хотя бы отрывки из ее произведений знают, что никаких прямых утверждений «от автора» и никаких описаний «исторической ситуации», хотя бы в качестве примечаний, мы в жизни не дождемся. Совсем наоборот, прочитав один из этих текстов вполне можно прийти к убеждению, что в смысле истории мы ничего нового не узнали. Еще вернее –  все это мы и так знали.
Что и было целью автора. Все ее последние, зрелые, произведения писались в порыве непобедимого вдохновения (именно это она и противоставлялала болезни), «Лісова пісня», например, была написана за 10-12 ночей. Платить за это, разумеется, приходилось периодами полной обессилености и опустошенности («Редко какая женщина так болела после родов» - так она характеризовала свое состояние в это время). Но потом начинался новый этап – спокойного, даже и прохладного анализа, переписывания и выбрасывания всего лишнего. Так, из «Камінного господаря» было вычеркнуто половину текста. Читателю предоставлялась возможность дорисовывать картину самостоятельно, а для ориентации ему оставлялись разве что «отметки мелом» - как, например, сделанное едва ли не вскользь упоминание о монтанистах в «Руфине и Присцилле».
А.Крымский оставил нам подробное описание, какую массу трудов об истории раннего христианства он посылал Лесе Украинке (они были близкими приятелями, такая типичная «интеллектуальная дружба». По его утверждению, все это было перечитано ради написания двух коротеньких пьес на одно действие. На что Оксана Забужко – вот уж ехидная феминистка – замечает – не такие уж коротенькие, да и вообще не две, а шесть, но кто бы их считал). Но дальше главное – прочитав все это, по утверждению самой писательницы, следовало его забыть. Может, вернее было бы сказать – перевести в тот раздел памяти, где хранятся сведения о вроде бы и так известном?
Ну, а практическое следствие – интерпретаторы получают воистину неисчерпаемые возможности для построения всевозможных гипотез Smiley
 
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Королівна, ясна панна
« Ответить #8 В: 07/12/07 в 11:45:16 »
Цитировать » Править

Евангелие от Мириам
Естественно, начинать нужно отсюда. Это – первое произведение зрелой Леси Украинки, после «ночи «Одержимой» талантливая девушка превратилась в гениальную женщину. Пожалуй, более поздние произведения совершеннее по форме, но такой накал страстей больше не повторится.
Что произошло бы, не будь это произведение написано? У Оксаны Забужко есть стихотворение «Задзеркалля. Госпожа Мержинська» - опыт альтернативной истории. Мир, «самый вероятный из всех возможных». Несколько не такой Киев – знакомые кофейни не по ту сторону улиц, транспорт тоже движется не в ту сторону. Лариса Косач-Мержинская выкатывает коляску с младенцем – гуляют. Она несколько бледна после утренних непрятностей: нянька припалила кашку для ребенка. Но все давние болезни остались в прошлом. Видно, верно говорил врач: все эти девичьи чахотки – от нервов, после замужества и родов исчезнут без следа. Вечером с работы возвращается любящий муж, а там и Людя Старицкая заглянет в гости со своей Роной – Рона старше нашей дочки, но еще не ходит.
Из соседнего еврейского квартала доносится крик, должно быть, зовут домой какую-то девочку. Что за странное имя – Мириам? Ночью госпожа Мержинская вспоминает это имя и не может понять, о чем оно напоминает. Глаза ее сухие, в них нет слез, но нет и счастья. (Это – некоторая вариация на тему реплики из «Блакитної троянди»: имей Данте возможность повести свою Беатриче под венец, получилась бы не «Божественная комедия», а обычная комедия «Как у людей, так у нас»).
В нашей менее вероятной реальности ночь «Одержимой» случилась 18 января 1901 года, ее знаком отмечено все наступающее столетье. «-Хто ти така? – Я? «Одержима духом».
Мириам "Одержимой" весьма трудно связать с какой-либо евангельской Марией. Миф в квадрате. К слову, действующее лицо, более-менее сопоставимое с Марией Магдалиной в драматургии Леси Украинки есть: она появляется в позднее отвергнутом окончании этюда «На полі крові». Но это – явно не Мириам «Одержимой»,  которая словно тень следует за Мессией, стараясь не попасться ему на глаза. Ее любовь к Мессие переходит все разумные пределы, превращаясь в ненависть к Его врагам, а потом – и к «тупым и неверным» ученикам, и к Отцу, пославшему Сына на смерть. Поэтому итог закономерен. «Для тебе я не Месія. Ти мене не знаєш».
 
Quote:
Оксана Забужко: «…Психея-Мириам, ведя свою борьбу с Богом (Мессией) и людьми, обрекшими его на смерть, не питает малейших надежд «победить» и полностью осознает, что у нее нет никаких шансов (Мессия не без причин упрекает ее «Таке смирення гірше від гордині»), ею движет только и исключительно «як поломінь палка любов», то есть неистовое по волевой температуре стремление всего существа спасти возлюбленного от экзистенциального ужаса смерти в одиночестве. («Нехай даремне! Та позволь загинуть//хоч не за Тебе, то з Тобою вкупі» -  если уж и не выкупить Его у жестокого Бога-Отца ценой собственной жизни, то по крайней мере несравнимо более страшной с религиозной точки зрения ценой собственной души (вечного спасенья) опротестовать волю и Отца, и покорного Ему Сына-Мессии, бросив в глаза авторитарно-властным небесам свое непримиримое – не Орфеево, а Алкестидино, - женское «Нет!» (так впервые появляется у Леси Украинки тот самый Дух, который в семитских языках женского рода, - вытесненный из ортодоксального христианства патристической ревизией женский компонент божества)».

 
Противоставление Орфей – Алкестида – это из платоновского «Пира», где Орфей осуждается за то, что не осмелился умереть из-за любви, как поступила Алкестида, а пробрался в Аид живым.
То есть, мы в довольно типичной для литературы 20-го века ситуации «бунта против смерти».  
 
Quote:
«С точки зрения мифа и архетипов коллективного бессознательного, сюжет выглядит еще интереснее и ведет нас в глубину тысячелетий к «Махабхарате» и «Бхахавадгитте», - только там находим в таком чистом виде фигуру божьего помощника (царевича Арджуны), добровольно избравшего для себя вечный ад, чтобы таким путем доказать свою абсолютную преданность богу Кришне» (ОЗ)

 
Тут немного отвлекусь. В известной мне версии «Махабхараты», она же и «Бхахавадгитта», подобную участь избирает другой герой, Юдхиштхира, и не из-за преданности божеству, а чтобы облегчить страдания своих братьев и жены. Потом все это оказывается еще одним, последним, испытанием, и все Пандавы дружно попадают в рай – между прочим, из фильма Питера Брука этот хеппи-енд выброшен, что явно пошло сюжету на пользу. Мириам тоже ни в каком случае не согласилась бы на похожее облагодетельствование, она отвергает подачки.
«…Чи в огняній геєні,
чи в темряві без краю доведеться  
мені на вік віків з душею пробувати,
та радощі моєї не зруйнує
сам князь темноти, радощі від того,
що на мені не важить кров Месії,
що він її за мене не пролив
ані краплини.»
Такую позицию можно, безусловно, назвать гордыней человеческой. Но гордыней очень легко назвать любую попытку диалога человека с Богом.
 
Quote:
«Такая Психея не удовольствовалась бы от богов мизерной, как для ее эсхатологического максимализма, подачкой в виде временного воскрешения ее возлюбленного (Мириам и не удовольствуется известием о Воскрешении, наоборот, воспринимает ее как окончательное поражение Мессии в Его попытке изменить людей к лучшему: «Для сеї самої юрби воскреснуть? На се, либонь, не стало б і Месії!» Мифологическое приключение такой Психеи не просто ставит ее в позицию онтологического вызова – она дает основания говорить о рождении (или возрождении) качественно иной, неизвестной ортодоксальному христианству мифологической героини, связанной с гораздо более древними пластами культурной памяти человечества. Эта героиня выступает не возлюбленной, не невестой, (…) а своеобразным теневым партнером, «иноверсией» умирающего и воскресающего бога, или, в переводе с языка мифа на язык исторических реалий, той ученицей Христа и женщиной-апостолом, которую отцы церкви только и могли, что проклясть и символически побить камнями, и чье «Евангелие от Мириам» (потому что именно таким «апокрифическим евангелием» и является «Одержима») могло иметь свои аналоги среди уничтоженных гностических апокрифов 2-3 ст. (…) Лесе Украинке не была известна ни «коптская библиотека», ни найденная в конце 1940-х «кумранская (рукописи Мертвого моря). (…) Фактические знания писательницы о раннем христианстве, как и весь уровень тогдашних религиоведческих студий, были недостаточны, чтобы на их основании создать образ женщины-ересиарха. Впрочем, кое-что из гностических первоисточников Леся Украинка знать все же могла, и похоже, что знала: в конце 1890-х настоящей сенсацией в европейском научном мире стала публикация нескольких подлинных гностических рукописей, среди них т.н. «Пистис София» из коллекции Британского музея – в нем Мария Магдалина предстает как ведущая среди остальных учеников собеседница Спасителя, из 46 заданных Ему вопросов 39 принадлежит ей, - и Спаситель, обращаясь к ней, называет ее –Мириам!».(ОЗ)

 
Мириам из «Одержимой» гибнет под ударами камней – она сама спровоцировала и срежиссировала свою казнь. Между прочим, в одном антимонтанистском тексте (оставив пока в стороне и эту ересь, и спор о том, были ли у монтанистов мученики) находим такой пассаж:
 
Quote:
Пусть же они ответят нам перед Богом: есть ли из последователей Монтана, начиная с него и тех женщин, хоть кто-то, кого иудеи преследовали или беззаконники убили? Никого. Кто из них был взят и распят за имя христианина? Опять же никто. Была ли хоть одна из их женщин бичуема в синагогах иудейских или побита камнями? Нигде и никогда.

 
Может, побивание камнями для женщин было аналогом крестной смерти для мужчин?
 
«-Месіє! Коли ти пролив за мене…
Хоч краплю крові дарма…я тепер  
За тебе віддаю …життя …і кров…
і душу…все даремне! … Не за щастя…
не за небесне царство …ні …з любові!»
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Королівна, ясна панна
« Ответить #9 В: 07/13/07 в 13:47:35 »
Цитировать » Править

Понемногу начинаю комментировать. Весьма обширная галлерея "деструктивных матерей" обнаружена также у Ольги Кобылянской. Причем, если героини Леси Украинки этого плана преимущественно отравляют жизнь окружающим своим постоянным нытьем, то персонажи ее подруги ( матери из "Через кладку", "За ситуаціями", "Вовчиця", "Земля") гораздо активнее и изобретательнее. Надолго, если не навсегда расстроить отношения сына или дочери с их единственной любовью - это для них запросто, они и не на такое способны. Между тем, мать у Ольги Кобылянской была такая, что Леся Украинка называла ее "святой Анной".
Сама Леся Украинка всегда очень протестовала, когда в ее текстах начинали искать биографические мотивы. Вплоть до того, что едва не уничтожила "Йоганну, жінку Хусову"
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Королівна, ясна панна
« Ответить #10 В: 07/18/07 в 13:03:58 »
Цитировать » Править

Церковь Присциллы - начало
«Руфин и Присцилла» - самая длинная пьеса Леси Украинки. Писалась не за одним заходом, окончательно оформилась в 1910 г. По-видимому, была автору очень дорога, ей одно время казалось, что она «не смеет умереть, не окончив драмы». Но пьеса прошла почти незамеченной, критика ославила ее как слишком книжную (вообще не могу понять этих литературоведческих критериев). На сцене ее не выставляли, хотя она, имхо, очень кинематографична, особенно последняя часть – одна из немногих в нашей драматургии «массовых сцен» - как, например, «Лагерь Валленштейна» у Шиллера.
Сюжет пьесы (опять же, по моему мнению)  в каком-то смысле  навеян “Quo vadis” Сенкевича. Я уже как-то признавалась в своей не особой любви к этому нобелиату. Как считала еще Элиза Ожешко, его историческим произведениям не хватает истинной трагичности, подлинной борьбы идей. В раннехристианском романе Сенкевича едва не сразу понятно, кто хороший, кто плохой, и кто в итоге победит (я сейчас не о том, что Петроний и так получился интереснее всех иных героев, вместе взятых. Я о интенциях автора. Донна Анна у Леси Украинки тоже получилась весьма впечатляющей и живой, по собственноручному признанию писательницы, вопреки ее воле). Предугадать эволюцию отношений Лигия – Виниций нетрудно. Но ведь влюбленный язычник – парень довольно простой, особым интеллектуальным багажом не обремененный, «а таким принадлежит Царствие Небесное». Что, если для человека, не в меньшей мере влюбленного в христианку, такое обращение к Богу будет невозможным?  Вопреки всем усилиям, вопреки тому, что любимая – его жена и отвечает ему не меньшей любовью? Таков сюжет «Руфина и Присциллы».
Заглавие, как и всегда у Леси Украинки, очень неслучайно. Отдельного анализа стоит уже само использование имени «Присцилла» в раннехристианской традиции. Пока лишь скажу, что это уменьшительное от женской формы имени «Приск», а еще там явно слышится scilla – лилия, символический цветок (немов на полі золотім лілея біла).
Время действия указано довольно расплывчасто – 2 век после Р.Х. Но нетрудно его уточнить. Действие происходит во время правления династии Антонинов – едва ли не лучших императоров в римской истории. Из разговора Руфина и его друга, префекта Кая Летиция: «Тепера цезарі в нас не тирани». Однако положение стремительно ухудшается: «этик» Руфин уже не находит для себя возможности служить государсту, а Кай с ним, в общем, согласен. Так что, похоже, мы попадаем в эпоху правления худшего из Антонинов (зато самого кинематографичного) – Коммода, 180-192 г. С такой датировкой согласуется и сыгравшее значительную роль в 1 действии пьесы послание «Ответ философу Цельсу от христиан». По мнению многих ученых (Ранович А.Б. «Первоисточники по истории раннего христианства. Античные критики христианства»)  трактат Цельса «Правдивое слово», вызвавший многолетнюю апологетическую полемику, был написан между 177 и 180 г. Туда же приводит нас упоминание о монтанистах в 4 действии пьесы.
Итак, 80-е годы 2 века нашей эры. Как раз с точки зрения противоборства христианского и римского начал – ничего особенного: жестокий Коммод был в этом отношении куда мягче, чем его отец-философ (Ренан даже упрекает его за это, находя в такой умеренности «недостаток имперского чувства»). Почему же Леся Украинка, не любящая «недоговоренных эпох» (поэтому она мало занималась родной историей – утверждает Забужко вслед за К.Квиткой. Странно, неужели конец 16-го, а тем более 17-й век – недоговоренная эпоха?) избрала этот «невыразительный» период, а не времена Домициана, Траяна или мучеництва Иустина-философа и его учеников? Приведу цитату из ОЗ
 
Quote:
«…необычайно, без преувеличения трагически выразительной – переполненной еше свободным, открытым грозовым бурлением идей и страстей - выглядит эта эпоха, если посмотреть на нее в другом ракурсе – с точки зрения –внутрицерковной борьбы.
Это были времена, когда ни догматика, ни культ еще не утвердились: «у нас тепер / велика чвара церкву роздирає» - делится Присцилла с возлюбленным своим горем, и единственное, что к этому можно прибавить – то, что таким «спорам» раздирать церковь осталось недолго: до 200 г. (когда абсолютное большинство христианских общин признает каноничность писем к Тимофею и этим окончательно утвердится победа в христианской церкви павлинитов) процесс оформления церковной иерархии завершится. На место бывших харизматических богослужений – пророческих, апостольских, учительных (последним всплеском которых был монтанизм)  заступит институциализированная власть епископата со стремительной и необратимой тенденцией к централизации (как заявит уже в середине 3-го века св.Киприан «вне Римской Церкви нет христианства»!), с церковными соборами (первые соборы сзывались как раз по тем вопросам, которые так волнуют единоверцев Присциллы – «ереси» Монтана и празднования Пасхи: «змагання йде, коли справляти Паску / чи в той час, як юдеї, чи не в той»), - установится канон Святого Письма, и гностикам придется прятать свои в дальнейшем запрещенные книги на кладбищах, как в Наг-Гаммаде, словом, то, что поначалу казалось миссионерским братством избавленных Духом Сына Божьего, «сыновей, не невольников», где «нет ни иудея, ни эллина» (…) после полторасталетней борьбы необратимо сформируется и сцементируется в т.н. «ортодоксальную», «единственно истинную» церковь – социальный институт, предназначенный уже не столько для подготовки верных к приближающемуся концу света, как к наиболее удобному вживанию в мире существующих властных структур – с неминуемым дублированием этих последних.
Время, избранное Лесей Украинкой – это именно последние, самые напряженные и бурные «перед заходом солнца» годы христианской свободы дискуссий, когда «ортодоксия» с «диссиденством» еще так не называются и соревнуются между собой еще на равных. (…) Христианская история сохранила, понятно, только имена победителей (отцов церкви), но и с них можно хорошо услышать, какие жестокие, предсмертно-непримиримые баталии раздирали церковь 80-х годов 2-го века: Присцилла ходит в катакомбы (а «эпоха катакомб» тоже уже оканчивается – скоро начнется период «домашних» церквей, а уже в 201 году в Эфесе будет сооружен и первый храм, самый древний из до сих пор обнаруженных…) как раз в хронологическом промежутке между острыми выступлениями епископа Иринея против гностиков (около 180 г.) и началом бурной публицистической активности Тертуллиана, который приблизительно от 190 г. пишет в Карфагене против ересей трактат за трактатом, особенно гневно протестуя против распространенного среди еретиков равенства в доступе к церкви и службе Божьей. Это последняя в истории христианства эпоха «свободы слова», последних открытых полемик перед тем, как дискуссии превратятся в репрессии и отлучение еретиков от церкви (…)».

В применении к героям пьесы – это рассказ об историческом поражении их обоих, только Руфин свое поражение понимает, Присцилла – нет.
Попробуем разобраться в чем сущность поражения героев. В частности, Присциллы.
При первом, да и не первом прочтении пьесы Руфин произвел на меня гораздо более сильное впечатление. Его мировоззрение показалось мне более достойным, Присцилла же – сравнительно простой натурой, нашедшей духовную отраду и «уцепившуюся» за нее.
Руфин – еще один «последний римлянин» (отца Присциллы вообще зовут Аэцием, а к Руфину он обращается: «Для мене ти не зять, а син єдиний»), не видящий для своего отечества никакого выхода, кроме гибели. Он – человек чести, благородный до самоотречения, притом абсолютно исключающий из своей нравственной системы саму идею «воздаяния за добрые дела». Расхождения с христианством у него, прежде всего, в этическом поле:
«Вони не людяні, вони нічого
дарма не роблять- все за надгороду,
Та ще й не за малу, за вічне щастя».
При том именно он пытается «сломить свой ум и душу» - в первую очередь ради любви к Присцилле, а также из-за внушенных ему «рассудочным христианином» Люцием идей об спасении Рима с помощью «новой религии», о примирении Диониса и Христа.
Но это ему так и не удалось.
Свою обреченность он вполне понимает и даже, как когда-то Сократ, считает собственную гибель неминуемой и исторически справедливой:
 
«…Я знаю, за що гину.
Коли підданий цезарської влади
Не служить цезарю – слугу такого
Убити цезар мусить. Так ведеться.
Коли республіканець, руки склавши
І мовчки терпить люту тиранію –
Повинен смерті він. Се так по правді.»
 
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Королівна, ясна панна
« Ответить #11 В: 07/19/07 в 15:49:49 »
Цитировать » Править

Церковь Присциллы – продолжение
(К Лесе Украинке все это не имеет особого отношения и может быть пропущено. Зато интересующихся разного рода еретическими движениями – милости просим  
Если же все написанное мной окажется полной чушью - извините. Может, фосфор не так уж содействует  умственной деятельности Smiley
)
Но поражение терпит и Присцилла.
Героиня пьесы – не единственная из ранних христианок, получившая это имя.
Первая Присцилла – «…римлянка из середины 1-го века, которую св.Павел, вместе с ее мужем Акиллой, удостаивает звания своих «сотрудников» во Христе (Рим, 16:3) и которая содержала в Риме одну из первых домашних церквей – так называемые Присциллины катакомбы, уцелевшие до наших дней» (ОЗ)
Еще интереснее вторая Присцилла. Но тут мы вынуждены заняться, наконец, уже упоминавшимися монтанистами. Появление их в тексте пьесы ситуативно оправдано – под влиянием известия о «монтанистской угрозе» епископ решается забрать у Руфина и Присциллы спасительные перстни, за которые отец Присциллы отдал похоже что все свое имущество. Обладателей колец тюремная стража обязалась выпустить на свободу. Но Руфин и Присцилла считают для себя недопустимым воспользоваться перстнями. Так что в итоге кольца оказываются у епископа. Он – духовный оппонент заглавных героев, однако отнюдь не какой-либо банальный негодяй или трус, решиться на такое «бегство с поля боя» его заставила подлинная опасность, которую для ортодоксальной церкви составляло еретическое течение.
Немного о монтанизме
«Монтанизм, милленаристское пророческое направление, во второй половине 2-го ст. стремительно распространявшееся среди христианских общин от Фригии до Рима и Галлии, был признан церковной властью еретическим при епископе Елевтерии (175-189), впервые открыто осудившего монтанизм, как «фригийскую ересь» («катафригию»)» -ОЗ. Оксана Забужко также допускает, что Епископ Леси Украинки – Елевтерий (Элевфер) собственной персоной, а мятежный пресвитер, называвший Епископа «сыном Князя лжи» - исторический пресвитер Кай.
 
Quote:
Монтанизм
- религиозное движение в христианстве II века. Бывший языческий жрец Монтан, из Фригии (на границе с Мизией), обратившись в христианство (около 156 г.), не захотел войти в слагавшиеся в то время церковные рамки и стал проповедовать живое духовное общение с Божеством, свободное от иерархии и обрядов и проявляющееся в индивидуальных харизмах, т. е. особых дарах Св. Духа, преимущественно в даре пророческом. Последователи Монтана, между которыми выдавались особенно две пророчицы, Приска (или Присцилла) и Максимилла, признали своего учителя за Параклета (Духа-Утешителя), обещанного в Евангелии от Иоанна. Движение распространилось из Малой Азии во Фракии; отголоски его достигли Карфагена, Рима и южной Галлии. М., полагая сущность христианства исключительно в религиозном энтузиазме, своим отрицанием всякой иерархической и богослужебной формы сталкивался с церковью, а своим пренебрежением к умственной стороне религии представлял противоположность гностицизму, с которым, однако, последователи Монтана сходились в том, что настоящими духовными христианами и "святыми" считали только себя, а большинство верующих признавали за низший род людей - душевных. Пророческий дар у монтанистов выражался в экстатических припадках, а со стороны содержания пророчества сводились главным образом к возвещению скорого второго пришествия Христа, при чем фригийское мст. Пепуза объявлялось Новым Иерусалимом. Так как монтанисты оставляли неприкосновенными основные христианские догматы и восставали против церкви только в отношении дисциплины и нравов, заявляя себя здесь крайними ригористами, - то многие важные предстоятели церковные (Ириней лионский, Элевфер римский) смотрели сначала на это движение снисходительно; более строго отнесся к нему папа Виктор, а впоследствии Монтанова или катафригийская ересь была окончательно осуждена первым вселенским собором в Никее  О первоначальной истории М. сохранилось так мало положительных сведений, что в новейшее время некоторые слишком скептические историки склонялись к признанию самого Монтана и его двух пророчиц за мифы. Религиозные идеи М. известны главным образом из книг обратившегося в эту секту Тертуллиана.
Вл. Соловьев

 
А вот еще несколько любопытных изречений насчет этих «первоеретиков»
 
Quote:
Philasterius, Haer. 49  
После них восстали катафригийцы, живущие в провинции Фригии. Они принимают пророков и закон, исповедуют отца и сына и дух, чают воскресения плоти, как проповедует и церковь; но они прославляют и некоторых своих пророков, то есть Монтана, Присциллу и Максимиллу, о которых не возвестили ни пророки, ни Христос. Они прибавляют, что полнота святого духа не была отпущена от Христа через апостолов, но через этих их лжепророков и лжеучителей. Они крестят мертвых, отправляют таинства публично, они именуют Иерусалимом свой город во Фригии, Пепузу, где провел свою пустую и бесплодную жизнь Монтан и где совершается мистерия циников и гнусная, ужасная мистерия с ребенком.

 
(Вот и еще одна Присцилла, похоже, обладающая немалым влиянием на своих единоверцев: монтанистов зачастую называли «церковью Присциллы». Наша Присцилла оказывается близнецом-оппонентом, «темным двойником» исторической Присциллы монтанистов, а что тема таких близнецов очень волновала Лесю Украинку –тут она опередила все «архетипические» концепции – понятно из «Изольды Белорукой»  
По поводу обвинения в «ужасной мистерии с ребенком» -  членов христианской общины, к которой принадлежит Присцилла Леси Украинки тоже формально обвиняют в ритуальном убийстве ребенка)
Quote:
Иероним, ad Marcellam ep. 41 (Ор. I 188)  
Во-первых, мы расходимся в правиле веры: мы помещаем отца и сына и св. духа каждого в отдельном лице, хотя соединяем их в субстанции; они, следуя Савелию, втискивают троицу в одно лицо. Мы хоть и не домогаемся второго брака, но разрешаем его… они до такой степени считают преступным повторный брак, что поступивший таким образом у них считается прелюбодеем. Мы, согласно преданию апостолов, соблюдаем один сорокадневный пост… они устраивают три сорокадневных поста в год, как если бы три спасителя пострадали… У нас место апостолов занимают епископы, у них епископ на третьем месте, а первое место занимают патриархи г. Пепузы, во Фригии, а второе – так называемые "товарищи" (koinonoi), и, таким образом, епископы скатываются на третье, почти последнее место.

 
Позволю себе чуть-чуть прокомментировать. Если монтанисты соответствовали этим описаниям, то  особых симпатий «катафригийская ересь» у меня лично не вызывает. Похоже, что победи это течение – и никакого торжества христианства в общеисторическом масштабе не наступило бы: верующие попросту перемерли бы от недостаточного питания и отсутствия естественного роста. На что защитники монтанистов – а таких совсем немало – возражают: все, что мы знаем об этих еретиках, исходит от их противников (а как же Тертуллиан?). Впрочем, предоставляю слово защитникам.
 
Quote:
«Поскольку подлинные монтанистские памятки нам неизвестны (предположительно, были уничтожены ортодоксами), то о собственных взглядах Монтана и его сподвижниц (пользующихся в монтанистских общинах авторитетом не меньшим, если не большим, чем его собственный – из всех раннехристианских ересей именно монтанизм идеально подходит под номенклатуру «женской религии»!), итак, о сущности монтанистского учения самого по себе мы знаем немного. Главная линия, вдоль которой происходило размежевание гетеродоксов-«катафригийцев» с ортодоксами-павлинитами (…) – это проблема иерархии или так называемого «апостольского преемничества»: монтанистское движение, отрицая ценность такого преемничества (…) исповедовало культ пророчества, то есть, непосредственной боговдохновенности (Св.Духом) харизматических лидеров, пророков и пророчиц. Ради объективности стоит отметить, что идея харизматичной «богоизбранной», а не институциолизированной проповеди безусловно ближе к практике самого Христа, так что Р.Ш.Кремер прав, утверждая, что «монтанизм возник в раннем христианстве как движение возрождения и реставрации, в некотором роде аналогичное появлению самого христианства…» (ОЗ)

 
А поскольку здесь мы уже попали в царствие гендерных и феминистичных студий  Smiley , то, будьте уверены, в чем-чем, а в трудах такого рода – т.е. о женском течении в раннем христианстве – недостатка не будет. Оксана Забужко особенно любит англоязычные исследования и называет такие:  
1. Ross Shepard Kraemer. Her Share of the Blessings: Women’s Religions Among Pagans, Jews, and Christians in the Greco-Roman Wordl
2. Ross Shepard Kraemer. The Conversion of Women to Ascetic Forms of Christianity //Sisters and Workers in the Middle Ages.
3. Ricci,Carla.  Mary Magdalene and Many Others: Women Who Followed Jesus
4. Huskins S. Mary Magdalene: Myth and Metaphor
 
А еще Е.Шюслер-Фйоренца (к сожалению, приводится только такое написание фамилии) In Memory of Her.
В других исследованиях упоминается Bellan-Boyer Lisa. Conspicuous In Their Absence: Women In Early Christianity // Cross Currents, Spring, 2003
 (http://www.findarticles.com/cf_0/PI/search.jhtml?key=%22Lisa%20Bellan-Bo yer%22)
 
Чтоб хотя бы вкратце пересказать все, там написанное, нужен громадный трактат. Поэтому совсем уж конспективно. С самого начала возникновения христианства роль женщин в нем была огромной, едва ли не ведущей. С точки зрения современной экзегетики, «женщины, идущие за Христом» по своих правам и функциям ничем не уступали апостолам. Нет оснований обвинять в «антифеминизме» и Св. Павла: среди его ближайших сотрудниц было немало женщин – Фива, Юния, Лидия (которую он называет своей истинной женой), диакониссы Еводия и Синтихия. Как утверждает Кремер, проблемой для ранней экзегетики была не сама по себе женская проповедь, а право женщины проповедовать мужчинам. «Эмблематичным тут можно считать пример из раннехристианской иконографии, приведенный К.Дж.Торъенсен: в Римской Базилике св.Пракседы, в Капелле св.Зиновии на подкупольной мозаике, что изображает, рядом со св.Пракседой, св.Зиновией и Богоматерью еще живую во время строительства Капеллы (потому что с квадратным нимбом вокруг головы) епископесу Теодору (В книге Оксаны Забужко прилагается репродукция – А.) – Theodora Episcopa» - ОЗ. Последняя буква в имени Теодоры соскребена. Феминистическая революция в христианстве окончилась, наступил откат.  Матерей церкви или понизили в чине или поменяли им пол, женское священство стало уделом еретиков
 
Quote:
Тертуллиан, Praescr. haer. XLI  
 А женщины их (еретиков –А.) чего только себе не позволяют? Они осмеливаются учить, вступать в прения, заклинать, обещать исцеление, а может быть, и крестить.

 
Между тем, как утверждает Стюарт Дж. Холл в книге «Учение и жизнь ранней церкви», в более ранние времена: «Крещение женщин совершали диакониссы, о чем есть письменные свидетельства.»
 
Все лояльные к женщинам утверждения хотя бы и св.Павла поддаются ревизии
Quote:
Тертуллиан, de bapt. XVII  
…Некоторые жены, как выше было указано, присвоили себе право учить. Неужели они будут настолько дерзки, что осмелятся также крестить? С трудом этому можно поверить. Если те из них, которые читают послания Павла без разбора, вздумают для своего оправдания сослаться на пример святой Феклы, которой Павел будто бы дал власть учить и крестить, то пусть они знают, что книга, в которой об этом упоминается, написана не Павлом, а одним азиатским священником, выпустившим ее под именем Павла и наполнившим ее собственными бреднями. Священник этот, уличенный и сознавшийся в том, что он ее сочинил, был за то отрешен от сана и изгнан из церкви. Да и в самом деле, может ли быть малейшая вероятность, чтобы св. Павел, едва дозволявший женщинам присутствовать при публичной проповеди, стал уполномочивать их самих учить и крестить? "Жены ваши,– говорит он,– в церквах да молчат… Если же они хотят чему научиться, пусть спрашивают дома у мужей своих" (1 Кор., 14:34–35).

 
Кстати, некоторые исследователи считают, что приписываемое св.Павлу утверждение о молчании женщин было инкорпорировано в первоначальный текст во времена борьбы с монтанистами и их пророчицами.  
Общий итог: обычное для первых времен христианства женское равноправие и даже лидерство вскоре сменилось полным исключением женщин из церковной иерархии.
Естественно, движение маятника вспять не заставило себя ждать, хотя бы на «небесном» уровне. Культ Богоматери (вроде бы возникший под сильным влиянием гностиков) не только начал стремительно развиваться, но и вскорости вообще вышел на первый план, существенно потеснив даже почитание св.Троицы.
И уж совсем напоследок – найденное в процессе «раннехристианских студий» и буквально поразившее меня житие священномученицы Вивии Перепетуи (Перпетуи)  
Посмотреть можно здесь:
На английском:
 http://www.fordham.edu/halsall/source/perpetua.html
 
На русском:  
http://www.pravoslavie.uz/Jitiya/2/01Perpetuya.htm
 
Предпочтительнее на английском, потому что в русском варианте - только краткий пересказ.  Из объяснения – части 3-10 страстей – это подлинный дневник мученицы, написанный в заключении перед казнью. Так что Вивия (в английском варианте – Вибия) Перпетуя может считаться одной из первых писательниц-христианок.
К сему же –
 
Quote:
Когда Перпетуя и ее спутники вышли на арену к диким зверям, они сделали знак в сторону судей, посылающих их на мучительную смерть: «Вы – нас, Бог – вас» («Мученичество святых Перпетуи и Филицитаты», 18). Мы можем гадать, какой глагол имелся в виду – видеть? убить?, – однако для тогдашних зрителей вопроса не стояло, смысл жестов все поняли безошибочно, и мужество мучеников вызвало восхищение и страх.

 
(В английском переводе употреблен глагол «судите»).
Quote:
На арене цирка Вивия заколола булавками растрепанные волосы, дабы они не имели скорбного вида («Мученичество святых Перпетуи и Филицитаты », 20 )

 
Вот что пишет Оксана Забужко по поводу этого поразительного документа:
 
 
«…предисловие к «Мученичеству святых Перпетуи и Филицитаты» содержит апологию женского пророчествования (For In the last days, says the Lord, I will pour my spirit upon all flesh, and their sons and daughters shall prophesy –А.) и квалифицируется большинством исследователей как бесспорно монтанистское, к тому же, с ортодоксальной точки зрения, «ересью» было уже женское авторство (…), причиной же, почему насквозь визионерский, «пророческий» дневник Вивии Перпетуи не был, как другие писания монтанисток, уничтожен, считается использование его Тертуллианом в полемике в защиту мученичества …»
 
Ну, и чтобы возвратиться, наконец, к «Руфину и Присцилле» - отрывок из «Мученичества…», содержащий разговор Перпетуи с ее отцом, умолявшим дочь пощадить его седины и не идти на смерть, стал образцом для едва ли не самой трогательной сцены пьесы – разговора Присциллы и ее отца в тюрьме: «Прісцілло! Знай, що ти мене уб’єш!».
 
А для того, чтобы окончить на чуть более веселой ноте – христианское и благородное имя Вивия Перпетуя (наверное, вечная жизнь?) вполне прижилось в украинском народном быту, но в несколько неожиданной форме. «Вивия» превратилась в Вивдю, какое-то ведьмовское имя, а Перпетуя (Перепетуя) народно-этимологическим путем сассоциировалась с глаголом «репетувати» - орать – и стала идеальным именем для крикливой торговки.
 
 
 
 
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
Бенни
Administrator
*****


б. Бенедикт

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2542
Re: Королівна, ясна панна
« Ответить #12 В: 07/20/07 в 17:17:47 »
Цитировать » Править

Огромное спасибо! Читаю с большим интересом.
 
Маленькое замечание: процитированная "апология женского пророчествования" - вполне канонический стих из Ветхого Завета (Иоиль 2:28), приведенный также в Деяниях Апостолов (2:17).
Зарегистрирован
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Королівна, ясна панна
« Ответить #13 В: 07/23/07 в 10:21:47 »
Цитировать » Править

Это Вам спасибо за отзыв. Я вот тоже не знаю, есть ли основания считать этот текст монтанистским.
Но дальше вообще начинаются вещи, где мне с Оксаной Забужко согласиться трудно: об положении женщин в раннехристианский период (тут я еще кое-что знаю) и о дионисийском браке (здесь ориентируюсь крайне смутно).
А, вот еще вопрос к знатокам иудаизма: сказал ли некий рабби - забыла его имя: лучше книгам Торы сгореть, чем оказаться в женских руках? Буду крайне благодарна за помощь.
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
Mablung
Гость

email

Re: Королівна, ясна панна
« Ответить #14 В: 07/23/07 в 10:50:16 »
Цитировать » Править » Удалить

Скажите имя. А то вопрос получается смешной -  
если перевести его на реалии хртистианства получится:
 
"А не говорил ли некий свяшенник ( ой, имя забыл ) что пусть лучше Библию сожгут чем она окажется в женских руках ?"
Зарегистрирован
Страниц: 1 2 3  ...  6 Ответить » Уведомлять » Послать тему » Печатать

« Предыдущая тема | Следующая тема »

Удел Могултая
YaBB © 2000-2001,
Xnull. All Rights Reserved.