Сайт Архив WWW-Dosk
Удел МогултаяДобро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите:
Вход || Регистрация.
04/05/20 в 06:47:32

Главная » Новое » Помощь » Поиск » Участники » Вход
Удел Могултая « Рудольф Вейгль,спасший человечество от тифа »


   Удел Могултая
   Сконапель истуар - что называется, история
   Околоистория Центральной и Восточной Европы
   Рудольф Вейгль,спасший человечество от тифа
« Предыдущая тема | Следующая тема »
Страниц: 1  Ответить » Уведомлять » Послать тему » Печатать
   Автор  Тема: Рудольф Вейгль,спасший человечество от тифа  (Прочитано 2954 раз)
Guest is IGNORING messages from: .
olegin
Живет здесь
*****


Я люблю этот форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 3520
Рудольф Вейгль,спасший человечество от тифа
« В: 10/15/07 в 16:49:49 »
Цитировать » Править

 
ПРОФЕССОР РУДОЛЬФ ВЕЙГЛЬ.  
ЖИЗНЬ ПОСВЯЩЕНА НАУКЕ И ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ  
________________________________________
Не существует ни одной непреодолимой бездны до понимания между народами"  
Р.Вейгль. Незаконченная рукопись труда под названием "Мир"  
________________________________________
Всемирное признание профессор Рудольф Вейгль (2.09.1883 - 11.08.1957) получил за свои научные исследования, направленные на борьбу с сыпным тифом, сокрушительные эпидемии которого извечно тревожили человечество, непременно сопровождали войны, голод и другие проявления народной беды.  
Чрезвычайно грозный характер сыпной тиф носил в годы Первой мировой войны, когда в 1915 году на балканском фронте дезорганизовал все военные планы. В дальнейшем во время гражданской войны в России, особенно в 1918-1922 годах, этой инфекцией переболело около 20-ти миллионов . По уровню заболеваемости, распространению и смертности, которая достигала 10-30 процентов и выше, эта эпидемия, а по другим определениям - пандемия, не имела себе равных. Особенно высокая заболеваемость наблюдалась среди медицинского персонала, выводя из строя и так недостаточные силы, которые были направлены на выполнение противоэпидемических мероприятий. Сыпной тиф вызывал ужас, угрожал полным параличом общественной жизни. Драматизм ситуации отражают известные лозунги относительно угрозы, которую составлял сыпной тиф и переносчики этой страшной инфекции - вши.  
Именно в эти грозные годы и приходится заинтересованность проблемой сыпного тифа Р.Вейгля - молодого доцента зоологии, сравнительной анатомии и гистологии, выпускника естественного факультета Львовского университета, ученика известного исследователя Байкала, в дальнейшем иностранного члена-корреспондента АН СССР В.Дибовского, и творца Львовской естественной школы Й.Нуссбаума-Гиляровича.  
Призванный в австрийскую армию в начале Первой мировой войны Р. Вейгль после специализации в бактериологической лаборатории Ф. Айзенберга в Вене по личной просьбе был направлен для борьбы с сыпным тифом в лагеря пленных и беглецов на территории Чехии и Моравии, а затем Польши - в городах Тарнов и Перемышль, где сыпной тиф вызывал огромные опустошения. Здесь и состоялась первая непосредственная встреча Р. Вейгля с этим чрезвычайно опасным заболеванием. После демобилизации в 1918 году Р. Вейгль вернулся на должность ассистента кафедры гистологии и эмбриологии медицинского отделения Львовского университета, где одновременно продолжил прерванную войной учебу на этом же медицинском отделении, но уже в 1919 году был направлен как паразитолог на должность руководителя специально созданной для него в Перемышле большой лаборатории для исследования сыпного тифа, которую поддерживала Лига Наций. В этой лаборатории Р. Вейгль начал свои фундаментальные исследования над сыпным тифом, в знак признания за которые он в 1920 г. занимает по приглашению должность профессора- заведующего кафедры общей биологии Львовского университета. В рамках этой кафедры и был создан Институт исследований сыпного тифа - широко известный як Институт Вейгля, которым он руководил до 1944 года.  
Р.Вейгль впервые проработал метод культивирования и накопления возбудителя сыпного тифа - риккетсий Провачека -в количествах, достаточных для его последующего интенсивного изучения ведущими учеными мира, что привело к бурному продвижению рикетсиологии. Для такого выращивания возбудителя он использовал естественную среду, то есть кишечники вшей, разработал методику лабораторного содержания популяции вшей Реdiculus humanus, и их искусственного заражения риккетсиями, вводя их в кишечники насекомых в микроклизмах. Такой оригинальный метод после совершенствования позволил выполнять пассажи возбудителя на вшах и постоянно иметь материал для работы.  
Применяя разные способы изготовления гистологических препаратов, их окрашивания, Р.Вейль проводил свои эпохальные исследования биологии возбудителя в организме переносчика, что позволило осуществить окончательную идентификацию возбудителя сыпного тифа. Он доказал, что выявленные Рохой-Лимой в эпителиальных клетках насекомых микроэлементы, названные риккетсиями Провачека, действительно являются возбудителями сыпного тифа. В этом Р. Вейгль убедился лично, заболев  тяжелой формой сыпного тифа в результате случайного заражения в лаборатории при выполнении опытов.  
Пользуясь своим методом культивирования возбудителя, Р. Вейгль исследовал другие виды внутриклеточных риккетсий, назвал их риккетсиями Роха-Лима; исследовал возбудителя крысиного сыпного тифа и дал ему название риккетсий Моозера. Изучал биологические свойства возбудителей лихорадки Скалистых гор, пятидневной (траншейной или волынской) лихорадки и других риккетсий.  
Р.Вейгль впервые разработал метод специфической лабораторной диагностики сыпного тифа - реакцию микроагглютинации, которую лауреат Нобелевской премии Шарль Николь назвал - реакцией Вейгля. Этот тест по чувствительности и специфичности далеко превышал возможности реакции Вейля- Феликса, которую до того применяли для диагностики сыпного тифа.  
На основе своего метода культивирования возбудителя сыпного тифа Р. Вейгль изобрел первую вакцину против этой инфекции - вакцину Вейгля, которая надежно защищала от сыпного тифа. Иммунизированные лица если и болели, то ход заболевания был легким при кратковременной незначительной лихорадке. Не зафиксирован ни один смертельный случай заболевания у привитых лиц. Впоследствии Р. Вейгль разработал технологию промышленного производства вакцины, что дало возможность эффективно бороться с этим опасным заболеванием, спасти жизнь миллионам людей.  
Генрих Станиславович Мосинг - ученик и  сотрудник профессора Вейгля, анализируя пути развития рикетсиологии, отмечал, что гений Вейгля заключается в том, что он превратил вошь - этот символ грязи, беды и отвращения - в полезный объект лабораторного исследования и на этой основе получил вакцину против сыпного тифа, которая послужила человечеству.  
Свои научные взгляды Р. Вейгль формировал на результатах собственных опытов и наблюдений, использовав впервые необычную биологическую модель для культивирования возбудителя. Предпосылкой успеха Р. Вейгля были его чрезвычайные способности экспериментатора. Важное значение имел также предыдущий опыт работы в отрасли цитология и трансплантологии, где полученные Р.Вейглем достижения можно было бы оценить как отдельный весомый вклад в эти разделы науки.  
Р.Вейгль занимал в рикетсиологии передовые позиции и, во избежание ошибок в интерпретации получаемых результатов, особенное внимание обращал на контроль исследований. В соответствии с его правилами контроль занимал 90 процентов опыта. Особенную заинтересованность уделял результатам опытов, которые не совпадали с начальной гипотезой, так называемым " неудачным экспериментам".  
Своими достижениями профессор Р. Вейгль обязан  уникальному техническому оборудованию. Благодаря личным способностям он создал целую систему такого оборудования, что дало возможность плодотворно работать и обеспечило успех дела. Для решения этого вопроса были привлечены известные во Львове заведения - стеклодувная мастерская М. Шиманского и техническая мастерская Т. Трульки, которые на заказ Р.Вейгля, в соответствии с его расчетами и чертежами, изготовляли необходимое оборудование, например, стеклянные гомогенизатори разнообразного размера и принципа действия, устройства для стерильного разлива жидкости, устройства для фиксации насекомых, что позволяло удобно с достаточной производительностью выполнять их заражение, клапаны-прерыватели воздуха для введения под давлением суспензии риккетсий в кишечник насекомым, надежные терморегуляторы к нагревательным приборам и многие другие предметы специального применения. Изготовленные приборы отмечались не только чрезвычайной функциональностью, но имели также эстетичный вид, отмечались высокой точностью выполнения и позволяли осуществлять уникальные операции. Кроме этого, непосредственно в Институте Вейгля изготовлялись разнообразные модели кормушек для насекомых, был налажен их ремонт, постоянно велся поиск наиболее оптимальных вариантов устройств и оборудования в зависимости от цели исследований.  
Наряду с такими специальными устройствами Р.Вейгль заботился об оснащении своего института лучшим лабораторным оборудованием, которое выпускалось промышленностью. Стоит вспомнить некоторое из них, например микроскопы  известных фирм Н.Райхерт, К.Цейсс,  ценные стереоскопичные микроскопы элитнои фирмы Е. Лейтц, хотя в обиходе встречались также качественные стереоскопичные микроскопы Львовской оптической фирмы Я. Буяк. Учитывая, что значительная часть операций - изготовление стеклянных капилляров для заражения насекомых, сам процесс заражения, препарирование насекомых и тому подобное - носила характер микроманипуляций, и выполнялась с использованием микроскопов, качество последних имело чрезвычайно большое значение, тем более, что, например, заражение и препарирование насекомых занимало все рабочее время и выполнялось ежедневно. Институт был обеспечен надежными термостатами, в том числе и собственного производства Р. Вейгля, прецизионными микротомами, сушильными шкафами, центрифугами, кстати, одну из прекрасных центрифуг подарил французский маршал Ф. Фош.  
Обычно, средств для приобретения оборудования университет выделял недостаточно и Р. Вейгль для обеспечения научной работы вкладывал в дело все свои прибыли, премии и гонорары. За собственные средства под личным присмотром осуществлял также ремонт и перестройку своего заведения, усовершенствовав его. Следует отметить, что десятки устройств Р.Вейгль изготовлял или совершенствовал собственноручно, считал потраченное на это время приятным отдыхом. Некоторые его предложения относительно усовершенствования микроскопа используются и сегодня. Именно Р.Вейгль предложил разместить микровинт в микроскопе внизу, у основания, что в значительной степени облегчает труд с этим прибором. Своего изобретения он не запатентовал, также отказался от денежного вознаграждения, предложенного фирмой Райхерт ,ограничился получением благодарности и бинокля в качестве подарка.  
Институт Вейгля стал всемирноизвестной ячейкой европейской рикетсиологии. Его посещали многие ведущие ученые: Николь и Спарров из Фиранции, Бакот из Лондона, Вейль из Праги, Кучинский из Берлина, Брайн из Америки, Феликс из Палестины, Анигштейн из Индокитая, Марионе из Италии, Чанг из Пекина, Гайдос из Харбина и много других. Многие рикетсиологи получали от Р.Вейгля советы и при его помощи выполняли исследования на свой страх и риск, результаты которых не всегда совпадали с начальными гипотезами. Р.Вейгль щедро делился своими знаниями, научными мыслями. Он не обращал внимания на сохранение приоритета, или авторских прав. Его вакцина находила все больше распространения, с успехом применялась в эндемических очагах Европы, Африки, Азии. Благодаря вакцине Вейгля были прекращены потери среди бельгийских миссионеров в Китае, где сыпной тиф вызывал особенно тяжелые, смертельные формы заболевания.  
Получив признание научного мира, Р. Вейгль по приглашению Лиги Наций в 1937 году прочитал цикл лекций в Женеве о методах борьбы с сыпным тифом, в 1939 году  докладывал в Швеции, выезжал в Эфиопию для налаживания производства вакцины.  
За весомый вклад в борьбу с сыпным тифом Р. Вейгль был отмечен высокими наградами - Рыцарским Орденом Святого Георгия от Ватикана, Орденом Короля Бельгии Леопольда III, был членом Бельгийского Научного Общества, Академии Тропических Болезней, Королевской Медицинской Академии, Нью-йоркской Академии Наук, в стране был награжден Командорским Крестом Ордена Возрождения Польши, был членом Польской Академии Искусств.  
После начала Второй мировой войны Р. Вейгль остался во Львове, не воспользовавшись  предложением эвакуации за границу в Румынию. Он считал, что его вакцина будет нужна для предотвращения сыпного тифа на окружающих территориях в связи с военными действиями, и в таких условиях недопустимо оставлять население без помощи.  
После прихода во Львов советских войск в 1939 году Институт Вейгля посетил  представитель советской власти Г. С. Хрущов. Зная весомость фигуры Р.Вейгля для науки, предложил ему переехать для последующей работы в Москву, поощряя возможностью стать членом  Академии наук, но Р.Вейгль не принял этих предложений и остался в своем институте.  
В 1940 году на базе Института Вейгля был создан Львовский санитарно-бактериологический институт(Санбакинститут), для которого М.С.Хрущов выделил большое помещение, директором был назначен Сергей Николаевич Терехов, а научное руководство осуществлял профессор Вейгль.  
С.М.Терехов понимал исключительную важность исследований профессора Вейгля по проблеме сыпного тифа для Советского Союза и, будучи в высшей мере одаренным руководителем, сумел установить деловые отношения с этим ученым. Тогда также внимание С.М.Терехова привлек ассистент профессора - молодой доктор медицины Г.С.Мосинг, к которому он проникся чувством симпатии, видя в нем специалиста высокого класса и глубоко порядочного человека. Созданный Санбакинститут заработал производительно, выпускал вместе с высыпнотифозной вакциной ряд других бактериальных препаратов.  
Р.Вейгль принимал участие в работе высокого ранга совещаний и конференций, выступал с докладами в Москве, Ленинграде, Киеве, Харькове. На этих заседаниях Р.Вейгль дискутировал  относительно путей борьбы с сыпным тифом с известным советским эпидемиологом Л.В.Громашевским. Его оппонент, руководствуясь опытом борьбы с этой инфекцией в России во время гражданской войны, утверждал, что обезвреживание источника инфекции путем ранней госпитализации больных является основным решающим мероприятием борьбы с сыпным тифом. Действительно, во время этой эпидемии ранняя госпитализация больных в больницах или высыпнотифозных бараках позволяла прекращать распространение заболеваний, локализовать вспышки инфекции. Однако персонал, который осуществлял госпитализацию и последующее обслуживание больных (санитарную обработку, дезинфекцию, лечение и тому подобное), был вынужден подвергать опасности свое здоровье, а нередко и саму жизнь. Уровень заболеваний среди медицинского персонала был высоким, достигал 60 процентов при высоких показателях смертности, что осложняло борьбу с сыпным тифом. Риск заболеть не касался лишь лиц, которые приобрели иммунитет в результате перенесенного заболевания. Л.В. Громашевский считал активную иммунизацию медицинского персонала в обремененных эпидемических обстоятельствах армейского контингента и тому подобное в военные времена вспомогательным мероприятием.  
С таким определением роли вакцинации Р.Вейгль не соглашался, считал важным делом каждое предупреждение заболевания, а тем более предотвращение потери человеческой жизни при выполнении противоэпидемических, лечебных или других мероприятий, когда человек был вынужден в силу обстоятельств находиться в очаге сыпного тифа.  
А относительно массовой иммунизации всего личного состава войск и подверженных опасности заражения контингентов во время войны, то именно вакцинация в комплексе с другими профилактическими мероприятиями позволила в годы Второй мировой войны предотвратить распространение сыпного тифа и существенно ограничила его потенциал.  
Возвращаясь к деятельности вновь созданного Санбакинституту, следует отметить, что С.М.Терехову приходилось сглаживать остроту этой дискуссии, рассматривать и решать и необычные дела, которые он решал в существующих условиях тактично, с необычной деликатностью. Да, С.М.Терехов не прибег к грубой конфискации имущества Института Вейгля, не применил принуждения, в отличие от деятельности работников власти,которые производили экспроприацию частной собственности у жителей города. В эти времена Р.Вейгль смело выражал свое возмущение в случаях несправедливых действий власти относительно работников института, заступался за обиженных, находил поддержку директора института, хотя в условиях того времени подобные действия могли повлечь за собой суровое наказание. Все эти отважные шаги профессора стали прелюдией к последующим мужественным поступкам Р. Вейгля в годы немецкой оккупации Львова,которая  наступила в 1941 году.  
Воспоминаниям о деятельности Института Вейгля в годы немецкого господства посвящены многочисленные публикации прежних работников, преисполненные глубокой благодарности профессору за сохранение жизни, за возможность пережить годы военного лихолетия. Многие авторы этих материалов с теплотой и признанием вспоминают также Г.С.Мосинга, который в тяжелое время оставался преданным помощником своего учителя.  
Учитывая, что немцы чувствовали панический ужас перед возможностью вспышки эпидемий сыпного тифа, производство вакцины Вейгля было развернуто в небывалых, гигантских масштабах. Число работников производства и доноров выросло до 3000 лиц, ежедневное заражение насекомых возбудителем сыпного тифа достигало полмиллиона и больше экземпляров. Такое расширение производства создало возможность трудоустроить значительную часть интеллигенции и молодежи закрытых во время оккупации учебных заведений, предотвратить вывоз ее на принудительные работы в Германию. Институт Вейгля стал надежным пристанищем, в котором нашли работу выдающиеся представители интеллигенции - профессора С. Банах, С. Герберт, В. Кластер и много других, а также целая плеяда будущих знаменитостей в отрасли науки и искусства.  
Наперекор запрещениям немецкой власти вакцина Вейгля нелегально распространялась для прививки гражданского населения. Благодаря личному мужеству Р.Вейгля, Г.С.Мосинга и других работников института, их желанию оказать помощь нуждающимся, этот спасительный препарат поставлялся также в концентрационные лагеря, варшавское и львовское гетто и в другие места человеческих страданий.  
Упомянутое выше расширение производства вакцины базировалось на беспрецедентном увеличении объема биологического материала - многочисленных штаммов риккетсий и размера лабораторной популяции вшей, которых культивировали по методу Вейгля. В связи с этим особенную остроту приобрела проблема защиты указанного материала от контаминации возбудителями других заболеваний, и в первую очередь риккетсиями пятидневной лихорадки, или как ее популярно называли, "квинтани" или "вайглевки". Возбудитель этой инфекции передавался вшами, вызывал заболевание доноров, добирался до биологического материала, постоянно циркулировал в лаборатории.  
В эти годы Г.С.Мосинг, работая по совершенствованию технологии производства вакцины Вейгля, приступил к основательному изучение пятидневной лихорадки. Он выяснил точный механизм ее передачи и разработал эффективные мероприятия профилактики заболеваний этой инфекцией работников лабораторий. Такое исключение циркуляции возбудителя стало важным совершенствованием технологии изготовления вакцины Вейгля при ее массовом производстве, обеспечило его ритмичность и чистоту препарата.  
Недопущение заболеваний  пятидневной лихорадкой доноров и персонала имело исключительно важное значение также для сохранения их здоровья, но это возможно оценить в полной мере лишь теперь с позиций современных знаний об этой инфекции. Как было выяснено в 90-тех годах, пятидневная лихорадка может приводить к хронизации процесса с отдаленными тяжелыми последствиями в виде поражения клапанов сердца, развитием сердечно-сосудистой недостаточности и других осложнений.  
Техника и режим выращивания возбудителя сыпного тифа в Институте Вейгля были доведены до совершенства, надежно обеспечивали возможность его сохранения и накопления в производственных масштабах. Все это, достигнутое годами творческого и в то же время тяжелого, опасного для здоровья и жизни самоотверженного труда, стало чрезвычайно ценным научным достоянием. Это достояние в дальнейшем служило основой для углубленного изучения проблемы сыпного тифа и его ликвидации, уже в новых условиях дало возможность проработать действенную концепцию ликвидации сыпного тифа, существенно усовершенствовать систему лабораторной диагностики этой инфекции и, соответственно с требованиями времени, выполнять исследование в других направлениях, например:  
"      изучить вопрос патогенеза, в частности установить ход развития риккетсийной инфекции в зараженном организме;  
"      установить действие разнообразных антибиотиков и химических препаратов на риккетсии;  
"      изучить действие инсектицидов, в том числе препаратов системного действия;  
"      выяснить вопрос резистентности насекомых к инсектицидам в токсикологическом и генетическом аспектах;  
Так выглядит неполный перечень исследований, выполнение которых было осуществлено с использованием методов, проработанных Р.Вейглем.  
Научное достояние Р.Вейгля формировалось еще в эпоху "охотников за микробами", когда такое занятие представляло опасность для жизни.  
Но отвага была присущей чертой Р.Вейгля, связанной не только с его профессиональной деятельностью, где он имел дело с возбудителем, который привел к гибели многих исследователей. Поплатились жизнью в результате заражения при исследовании сыпного тифа Г.Т.Риккетс, С.Провачек, А.Бакот, Е.Вейль. Последний заразился в Институте Вейгля при проведении исследований. Кроме героического опыта самозараження, который осуществил О.О.Мочутковский, сыпным тифом в тяжелой форме вследствии лабораторного заражения болели многие исследователи, среди них Г.С.Мосинг, Г.Спарров, профессора Кучинский и Травинский, доктора Круковский, Хжановский, Кольбер и другие. Р.Вейгль дважды болел сыпным тифом в результате заражения при выполненные экспериментов. Ход заболевания был очень тяжелым, но последующей работы с возбудителем он не прекратил. Напротив, принялся за исследование возбудителей других риккетсиозов - лихорадки Скалистых гор, сыпного тифа крыс и тому подобное. Такое самоотверженное посвящение науке он доказывал в условиях, когда средств для эффективного лечения не было, каждый случай заболевания таил смертельную опасность.  
Р.Вейгль отличался отвагой и в общественном отношении.Несмотря на угрозы нацистов, отказался стать Reihsdeutsche, не поддался искушению получать привилегии в условиях, когда население в годы войны терпело бедность. На удивление немецким военным врачам, которые осуществляли надзор за деятельностью его заведения, отказался принять участие в открытии Института Беринга во Львове, где немцы организовали мощное производство вакцины. Свое решение Р.Вейгль мотивировал тем, что он не может подать руки генерал- губернатору Франко - палачу, который дал приказ к расстрелу его коллег-профессоров, когда немецкие войска заняли Львов в 1941 году. В трудные времена Р.Вейгль предложил убежище в своем институте Ф. Айзенбергу, когда оккупанты начали преследование еврейского населения, но тот не воспользовался предложением, надеялся скрыться в Кракове, где трагически погиб в 1943 году. Благодаря Р.Вейглю страшные годы гонений пережили супруги Майсель, работая в его институте. Р.Вейгль не терпел никакой сегрегации. Еще в довоенные времена, когда пронемецкие настроения начали распространяться в университете, он имел смелость немедленно выразить резкое осуждение этих действий.  
Р.Вейгль осуждал любые проявления насилия. Вражду между народами и войны считал проявлением дикарства, от которого страдают невинные люди. На его жизнь пришлось две уродливые войны. Он глубоко сочувствовал обиженным, был чрезвычайно чувствительным к чужому горю. Вести о гибели и страдании людей доводили его до отчаяния. Он как только мог оказывал помощь пострадавшим. Считал, что каждый человек в глубине души хочет мира и в каждом деле можно достичь взаимопонимания между народами.  
Р.Вейгль был чрезвычайно талантливым исследователем, работал с увлечением, проводя дни и ночи в своем институте. Лауреат Нобелевской премии Ш.Николь, с которым Р.Вейгль поддерживал приятельские отношения, в своем предсмертном письме к нему написал такие прекрасные слова:"Вы являетесь человеком, которого особенно ценю как идеал исследователя".  
Р.Вейгль очень много экспериментировал; имел огромный научный задел, но своих трудов публиковал мало, почти всегда под давлением обстоятельств. Его интересовал именно процесс исследования, поиск истины и определение пользы, которую его труд может принести обществу. Он посвятил свою жизнь служению науке и человечеству, жил своим трудом, своим институтом. Но наступило время, когда фронт приближался во Львов, и весной 1944р. Р.Вейгль по требованию немецкой власти был вынужден оставить свой институт и переехать в Краков. Лишенный таким образом своего института, он создал маленькую слабооснащенную лабораторию для продолжения милого ему научного труда.  
Однако на этом пути встретился с препятствиями - последствия ненавистной войны, которая принесла Р.Вейглю многие страдания и горе, давали о себе знать. Он был вынужден заниматься преподавательской работой, к которой не имел склонности. С 1945 года руководил кафедрой биологии Краковского, а с 1948 - Познанского университетов. После выхода на пенсию в 1951 году продолжил работу в своей скромной лаборатории. Находясь в Закопане, Р.Вейгль 11 августа 1957 года внезапно умер. Его похоронили на Раковицкому кладбище в Кракове на "Аллее Заслуженных". Свой преисполненный служению науке и человечеству тяжелый жизненный путь Р.Вейгль закончил, но его дело борьбы с сыпным тифом нашло достойное продолжение.  
В своих воспоминаниях Г.С.Мосинг писал: "Р.Вейгль был не только выдающимся, вдумчивым исследователем, феноменальным экспериментатором с золотыми руками, большим знатоком природы, но и человеком необычной доброты, чувствительной на чужое горе, человеком высокой культуры и душевного тепла".  
Эпохальный вклад профессора Вейгля в изучение проблемы сыпного тифа и других риккетсиозов трудно переоценить. Открытый Р.Вейглем путь к широкой иммунизации против сыпного тифа впервые дал возможность эффективно бороться с этим извечным врагом человечества, спасти жизнь миллионам людей и в дальнейшем привести это опасное заболевание к полному исчезновению .  
Невзирая на личную скромность Р.Вейгль получил мировое признание и только  обстоятельства, связанные со второй мировой войны, воспрепятствовали присуждению ему Нобелевской премии. Но даже такие досадные обстоятельства не вывели его из равновесия. Профессор Р.Вейгль не искал ни наград, ни славы, он всю свою жизнь посвятил служению науке и человечеству.  
 Фото Нобелевского Лауреата Ш.Николя с Р.Вейглем(Львов): http://www.lwow.home.pl/Weigl/wspolpracownicy/c2.jpg
 
Фото профессора: http://www.lwow.home.pl/weigl/77.jpg
Р.Вейгль за работой в своей лаборатории: http://www.lwow.home.pl/weigl/portrety/d11.jpg
 
« Изменён в : 10/15/07 в 16:51:20 пользователем: olegin » Зарегистрирован
olegin
Живет здесь
*****


Я люблю этот форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 3520
Re: Рудольф Вейгль,спасший человечество от тифа
« Ответить #1 В: 04/23/08 в 12:42:36 »
Цитировать » Править

Возбудитель сыпного тифа был открыт в 1916 году. Надежных методов лечения тогда не существовало, не было и вакцины для профилактики этого заболевания.  
 
Трудность заключалась в том, что возбудитель сыпного тифа не рос на обычных средах для выращивания микробов, используемых тогда микробиологами, и не накапливался в организмах лабораторных животных в количествах, достаточных для изготовления вакцины. Вайгль создал методику и изобрел ряд приспособлений, позволявших выращивать возбудителя в организме его естественного переносчика - платяной вши. Эстетики в этом мало. Вообще, думается, что безапелляционно эстетичной в медицине можно назвать только улыбку выздоравливающего больного.  
 
Уже в 1918 году Вайглем была изготовлена вакцина, спасшая жизни многих людей. В процессе работы он сам дважды заразился и переболел сыпным тифом. Изготовленную вакцину впервые испытал на себе. Все дальнейшие изыскания проводились на базе его лаборатории во Львовском университете. Впервые в массовом порядке вакцинация была проведена в 1920-х годах при эпидемии сыпного тифа в предгорьях Карпат. Тогда и была доказана ее эффективность.  
 
Позже вакцинацию проводили бельгийские миссионеры во Внутренней Монголии в Китае. Там удалось остановить эпидемию среди местного населения, перестали умирать от тифа и сами миссионеры. Вайгля наградили бельгийским орденом Короля Леопольда и орденом Святого Георгия от Папы Римского Пия ХI. Он был избран почетным членом Нью-Йоркской и Бельгийской Академий Наук. Вакцина Вайгля нашла себе успешное применение во многих странах Африки. Ученый побывал в Абиссинии (современной Эфиопии), где шла война и свирепствовал тиф. И здесь его вакцина оказала спасительное действие. Вайгль докладывает о своем открытии в комитете Лиги Наций в Женеве, в Шведской Академии наук, во многих столицах Европы. Его лаборатория при Львовском университете становится местом паломничества для ученых из многих стран.  
 
Но нет пророка в своем отечестве. Его не выдвинули даже в члены Польской Академии Наук. В предвоенные годы он удостоился только премии, учрежденной президентом города Львова. Правда, эта премия оказалась весьма весомой: 10 тысяч злотых. Львиную долю ученый потратил на обновление оборудования в своей лаборатории. Жена успела "выхватить" себе какую-то часть на приличную шубу, а Вайглю, заядлому рыболову, достался спиннинг, привезенный из Стокгольма.
 
Ссылка:ЗДЕСЬ
Зарегистрирован
Страниц: 1  Ответить » Уведомлять » Послать тему » Печатать

« Предыдущая тема | Следующая тема »

Удел Могултая
YaBB © 2000-2001,
Xnull. All Rights Reserved.