Сайт Архив WWW-Dosk
Удел МогултаяДобро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите:
Вход || Регистрация.
01/27/23 в 11:16:16

Главная » Новое » Помощь » Поиск » Участники » Вход
Удел Могултая « Философы и логики Львовско-Варшавской школы »


   Удел Могултая
   Сконапель истуар - что называется, история
   Околоистория Центральной и Восточной Европы
   Философы и логики Львовско-Варшавской школы
« Предыдущая тема | Следующая тема »
Страниц: 1  Ответить » Уведомлять » Послать тему » Печатать
   Автор  Тема: Философы и логики Львовско-Варшавской школы  (Прочитано 1939 раз)
Guest is IGNORING messages from: .
olegin
Живет здесь
*****


Я люблю этот форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 3520
Философы и логики Львовско-Варшавской школы
« В: 11/27/07 в 22:48:15 »
Цитировать » Править

К. ТВАРДОВСКИЙ
 
Казимеж Ежи Адольф Твардовский родился 20 октября 1866 г, в Вене, умер 11 февраля 1938 г. во Львове. Закончил знаменитую Терезианскую гимназию (Терезианум) в Вене. В 1885 г. он сдал экзамен на аттестат зрелости и поступил на философский факультет в Венский университет, где проучился вплоть до 1889 г. Его первым учителем и наставником все эти годы был выдающийся австрийский философ Франц Брентано, оказавший большое влияние на формирование личности Твардовского как философа. После окончания Венского университета Твардовский продолжил свое образование, стажируясь у Вильгельма Вундта в Лейпциге, а затем у Карла Штумпфа в Мюнхене, углубляя свои познания в области философии и психологии.
 
Вкус к научно-исследовательской работе, неувядаемый интерес к философии, строгая дисциплина мысли, основательность всех его научных изысканий, высокие требования к соблюдению научной этики — все эти качества ученого-мыслителя были заложены еще в годы учебы. Они составили основу его уникальной личности, благодаря особенностям которой, возможно, и сгруппировалась передовая творческая молодежь, составившая впоследствии основное ядро будущей научной школы.
 
Карьеру философа Твардовский начал с защиты диссертации «Idee und Perzeption. Eine erkenntnistheoretische Untersuchungen aus Decartes» («Идея и восприятие. Гносеологическое исследование Декарта»), которая состоялась в 1892 на философском факультете Венского университета (написана под руководством Роберта Циммермана). Диссертация была опубликована тогда же, в год ее защиты у Карла Конегена в Вене. В тот же счастливый 1892 г. Твардовский женился на Казимире Колодзейской, от которой у него было три дочери: Хелена, Анеля и Мария (ставшая впоследствии женой его выдающегося ученика и последователя Казимежа Айдукевича).
 
Следующий этап жизни и творчества Твардовского ознаменовался защитой габилитационной диссертации «Zur Lehre von Inhalt und Gegenstand der Vorstellungen» («К учению о содержании и предмете представлений»), 1894 г. Тогда же Твардовский начал преподавательскую деятельность, и в течение академического года (1894/1895) преподавал в Венском университете в качестве приват-доцента, а в 1895 г. Твардовский получил кафедру философии во Львове и с 15 ноября 1895 г. приступил к выполнению обязанностей экстраординарного профессора университета Яна Казимира во Львове.
 
На протяжении всей своей жизни Твардовский оставался максимально активным в самых разнообразных сферах своего творчества — в научной, педагогической и общественной деятельности. Достаточно перечислить такие его заслуги, как основание Польского Философского общества во Львове (1904 г.); организацию первой научно-исследовательской психологической лаборатории в Польше (1907 г.) — на ее основе он позже основал психологический институт во Львове (1920 г.), директором которого он оставался многие годы. Наконец, Твардовский не только поддержал идею издания философского журнала «Ruch Filozoficzny», но стал ее первым редактором (1911 г.).
 
Годы первой мировой войны (1914-1917) совпали с тем периодом, когда Твардовский был ректором Львовского университета. Однако из-за тяжелых военных условий он вынужден был осуществлять руководство университетом из Вены.
 
Круг основных научных интересов Твардовского составляли эпистемология, психология, философия языка и философия логики.
 
Незаурядная личность Твардовского, педагогический талант и продуктивная научная деятельность позволили ему воспитать большое число учеников и последователей, многие из которых возглавили кафедры в польских университетах и создал собственные школы философского мышления.
 
В 1930 году из-за ухудшающегося состояния здоровья Твардовский устранился от академической деятельности и вышел на пенсию. Умер 11 февраля 1933 г. и похоронен на Лычаковском кладбище во Львове.
 
 
Я. ЛУКАСЕВИЧ
 
Ян Леопольд Лукасевич (21 декабря 1878 г., Львов — 13 ноября 1956 г., Дублин) закончил II гимназию во Львове 8 июня 1897 года и в том же году поступил во Львовский университет Яна Казимира на юридический факультет. Однако уже в начале летнего семестра 1897/1898 академического года он перешел на философский факультет, толчком к чему послужила его встреча с Казимежем Твардовским, с которым он познакомился на заседании философского кружка академической библиотеки. В 1902 году Лукасевич защитил докторскую диссертацию, которая была опубликована под названием «О индукции как инверсии дедукции (несколько замечаний по вопросу о логической структуре индуктивных выводов)». В 1901-1903 году Лукасевич работал частным учителем в поместье Бильче под Тернополем, где пережил любовную драму, следствием которой было решение о невозможности создания семьи (о чем нам известно из его личной переписки с Твардовским, который принимал самое теплое участие в судьбе своего талантливого ученика). Лукасевич полностью посвятил себя научной и педагогической деятельности и лишь в 1928 году, в пятьдесят лет, женился на Регине из рода Барвинских.
 
Зимний семестр 1904/1905 акад. года Лукасевич провел за границей в качестве стипендиата автономного правительства Галиции, посетив Берлин и Лувен, где встречался с немецким психологом и философом Карлом Штумпфом и профессором Фридрихом Шуманом. В 1906 году на основе исследования под названием «Анализ и конструкция понятия причины», Лукасевич получил габилитацию и был принят приват-доцентом во Львовский университет. В 1908-1909 Лукасевич проводит в Граце, участвует в семинарах известнейшего философа Алексиуса Мейнонга. Во время первой мировой войны Лукасевич жил и работал во Львове, оставаясь там даже в период российской оккупации. В 1920 году он переезжает в Варшаву и становится профессором Варшавского университета, а 1924 году получает звание почетного профессора философии Варшавского университета.
 
Во время второй мировой войны Лукасевич живет в Варшаве, где некоторое время преподает в подпольном университете. В июле 1944 года, благодаря помощи ксендза (и известного польского философа) Яна Саламухи, а также при поддержке Б. Собецкого и Г. Шольца, Лукасевич покидает Варшаву и перебирается в Мюнстер в Вестфалии, где живет нелегально вплоть до прихода войск союзников.
 
В 1945 г. Лукасевич едет в Брюссель, а в 1946 г. в Ирландию, где получает кафедру математической логики в Королевской Ирландской Академии в Дублине. Он преподает также в университетском колледже в Дублине, в королевском университете в Белфасте, а также в Манчестерском университете.
 
В 1955 г. Лукасевич получает звание почетного доктора в колледже святой Троицы в Дублине, где, кстати говоря, в свое время работал Джонатан Свифт. Лукасевич скончался от сердечного приступа в Дублине в 1956 году.
 
Область научных интересов Лукасевича — логика, методология, история философии, история логики и философия науки.
 
На русском языке всемирно известный труд Лукасевича «Аристотелевская силлогистика с точки зрения современной формальной логики» был впервые опубликован в 1959 г.
 
 
Т. ЧЕЖОВСКИЙ
 
Тадеуш Ипполит Чежовский родился 26 июля 1889 года в Вене. Детство и юность провел главным образом во Львове, где его отец — высокий государственный чиновник, выполнял функции советника наместничества в Галиции — тогдашней восточной провинции Австро-венгерской монархии. Общественное положение отца обеспечивало всей семье спокойное и обеспеченное существование; детьми занималась французская бонна, вечера посвящались обычно музицированию и декламации. Чежовский закончил четырехлетнюю начальную школу во Львове, там же поступил в гимназию.
 
Из школьных предметов, как он сам вспоминает, наибольшее впечатление на него произвели логика и этика. По совету одного из учителей, сочинение по этике (о правильном поведении), он даже послал в журнал Przegląd Filozoficzny. Каникулы Чежовский обычно проводил в Корчине, на реке Стрый. Красота горной природы его очаровывала, а многочисленные прогулки давали пищу молодому, пытливому воображению.
 
Наряду с увлечением природой, любовью к горным восхождениям, он интересовался музыкой, танцами и литературой. «Должен признаться, — писал позднее Чежовский в автобиографических записках, — что любил танцы, чудесный бальный зал, свет, наряды и музыку... Танцевали много, вплоть до войны 1914 года, а после войны по всей опустошенной Европе прокатилась волна танцев, захватывающая и молодых и старых. В это самое время я начал прилежно посещать концерты. Львов был музыкальным городом, так что можно было услышать много хорошей музыки. Интересовали меня также чтения, происходившие еженедельно в Литературно-Научном союзе»101.
 
В 1907 г., после получения аттестата зрелости, Чежовский приступил к более глубокому изучению математики, физики и философии в университете Яна Казимира во Львове. В эти годы лекции по математике там читали профессора Ян Пузына и Вацлав Серпиньский, физику — профессор Марьян Смолуховский, а философию — Казимеж Твардовский и Мстислав Вартенберг.
 
Огромное, почти судьбоносное значение для становления Чежовского как ученого имела его встреча с К. Твардовским, который оказал большое влияние на всю его дальнейшую жизнь и судьбу: сначала как учителя, затем как друга, общение с которым связало их на долгие годы. В период учебы Чежовский также познакомился и подружился с Тадеушем Котарбиньским.
 
В 1912 году, после окончания университета и сдачи государственных экзаменов на учителя средней школы по математике и физике, Чежовский приступил к работе в VI гимназии во Львове. Педагогическая деятельность, приносящая ему и большое удовлетворение, и признание, не мешала его научным занятиям. Уже в 1914 году Чежовский сдал докторские экзамены по философии и математике и получил степень доктора философии на основании написанной под руководством К. Твардовского работы «Теория классов». Однако события военных лет привели к тому, что лишь в 1915 году в Вене Чежовскому был вручен диплом доктора философии. Вместе с дипломом молодой докторант получил тогда же и высокую награду в виде докторского перстня sub auspicius Imperatoris («с благословения Императора»).
 
Начало войны застало Чежовского в горах, где он руководил работой школьной молодежи по благоустройству альпийских лугов. Он немедленно возвратился со своими учениками во Львов, чтобы затем выехать в Вену. Там, по рекомендации К. Твардовского, он был принят на работу в качестве администратора студенческого общежития для беженцев. Функции администратора он продолжал выполнять также и по возвращении из Вены во Львов. Казимеж Твардовский, будучи в то время ректором университета Яна Казимира, доверил ему руководство университетской канцелярией.
 
«Тяжелая это была служба, — вспоминает Чежовский, — ректор трудился в университете с восьми утра до четырнадцати и от шестнадцати до двадцати, по десять часов ежедневно, и требовал от меня, чтобы я работал точно так же. Но одновременно это сотрудничество сблизило меня с Профессором, который стал для меня как бы вторым отцом, когда я потерял своего отца, умершего после долгой и тяжелой болезни в 1915 году»102.
 
В 1918 году Чежовский был приглашен в министерство образования, где выполнял функции советника, а позднее директора департамента науки и высшей школы. Его административная деятельность и инициативность дала хорошие результаты: он урегулировал вопросы, связанные с организацией и унификацией высшей школы в возрожденной Польше, обращая пристальное внимание на юридический статус и организацию начинающих свою самостоятельную деятельность после долгих лет зависимости Варшавского и Вильнюсского университетов и впервые открытого Познаньского университета.
 
Организационная активность Чежовского не помешала его чисто научным изысканиям. Результатом этих исследований стал трактат «Переменные и функции», который лег в основу его габилитационной диссертации. Защита диссертации состоялась во Львовском университете Яна Казимира в 1920 г. Как в этой диссертации, так и в предшествующих сочинениях, Чежовский проявил доскональное знакомство с самыми последними работами выдающихся философов и логиков, таких как Дж. Буль, Г. Фреге и Б. Рассел, рассмотрел и решил множество важных семиотических, формально логических и методологических проблем. Он выяснил структуру окказиональных имен, провел исследование денотации и коннотации, разработал классификацию рассуждений, введя понятие прогрессивности, регрессивности и новаторства. Опираясь на идеи Дж. Кейнса, Ж. Нико, Г. Рейхенбаха, Чежовский построил теорию степени методологического правдоподобия, воспользовавшись понятием «правдоподобной импликации». Целью этих исследований была формализация рассуждений, используемых в эмпирических науках, и доказательство того, что индукция является не только эвристическим приемом, но и — так же, как и дедукция — доказательным рассуждением.
 
Чежовский использовал и развил галилеевский аналитический метод и исследовал его применение в эмпирическом познании. В его интерпретации сущность этого метода заключается в установлении на основании опыта предварительных аксиоматических определений, которые, являясь допущениями конструируемой дедуктивной теории, находятся в постоянной конфронтации с результатами дальнейших наблюдений. Это противоречие каждый раз заставляет, по мнению Чежовского, модифицировать ранее сделанные допущения. Аналитическое описание является научным методом, а его применение в какой-нибудь области (например, в философии) должно приводить к его научности. Научность той или иной теории обеспечивается, согласно Чежовскому, помимо примененного метода, также логической структурой теории, так что каждую систему высказываний, имеющую научную структуру, следует причислять к науке. Следовательно, логика в системе наук играет необычайно важную роль. В ее состав входят, прежде всего, все связи выводимости, возникающие между высказываниями, на которых, в свою очередь, основываются частные случаи рассуждений, применяемых при построении наук. Чежовский считал, что существуют две разновидности таких рассуждений: аподиктические, основанные на принципе, являющемся утверждением пропозициональной логики или пропозициональной функцией, и правдоподобные, основу которых составляют какие-либо утверждения логики правдоподобия. Тем не менее, не все формы рассуждений, используемые в исследовательской работе, можно получить путем простых мыслительных операций, поэтому автор так много места в своих работах посвятил рассуждениям по аналогии, установлению общих законов, гипотезам и наблюдениям.
 
В своих исследованиях Чежовский не ограничился методологией дедуктивных и естественных наук, но также принял во внимание общеизвестные особенности гуманитарных наук, применяющих так называемое интуитивное познание. Следствием его размышлений была попытка построения синтетического образа науки, называемого умеренным функциональным и вероятностным эмпиризмом, в котором наука рассматривается как динамическое образование, постоянно перевоплощающееся на всех этапах и стадиях развития.
 
Чежовский занимался не только систематической логикой и методологией, но также и историей логики и методологии. В его работах мы находим интерпретацию логических взглядов Аристотеля, описание изданных в старинном городе Торуне (родине Николая Коперника) учебников логики XVII века, оценку первого польского учебника логики Нарбутта и критику логических взглядов Ф. Бэкона и Г. Галилея.
 
Он проанализировал так называемые высшие законы мышления, указывая на особенности трактовки Зеноном и Аристотелем закона непротиворечия, Аристотелем — закона исключенного третьего и Лейбницем — закона достаточного основания, а также трактовки Лейбницем, Кантом и Гегелем всех эти трех законов.
 
Теоретические результаты Чежовского принесли ему всеобщее признание в научных кругах. Спустя три года после габилитации он получил звание экстраординарного профессора и кафедру философии университета Стефана Батория в Вильнюсе. В университете он сотрудничал с профессорами Винцентом Лютославским и Марьяном Массониусом. Звание ординарного профессора он получил в 1936 году.
 
Теоретические работы Чежовского и его организаторскую деятельность прервала начавшаяся вторая мировая война. Вильнюс был занят советскими войсками, и вскоре присоединен к Литовской республике, власти которой разрешили университету функционировать только до конца триместра, т. е. до 15 декабря 1939 г. Университет, тем не менее, не прекратил свою деятельность, перейдя на нелегальное обучение.
 
Во время войны Чежовский проводил занятия, как со студентами, так и с группами школьников. Часть своих заработков он передавал нуждающимся в помощи семьям ученых, а его дом был убежищем для преследуемых немецкими оккупантами. Его самого также не пощадила волна репрессий, направленных против местного населения. Чежовский арестовывался дважды: в первый раз вместе с сотней польских жителей Вильнюса — это была ответная карательная мера за убийство литовского полицейского (тогда было расстреляно десять человек), а второй раз уже перед самым освобождением города, в июне 1945 года. Самым трудным, по его воспоминаниям, был последний, переломный год войны.
 
После окончания войны, летом 1945 года, Чежовский был репатриирован и вместе с другими профессорами университета Стефана Батория направлен в Торунь. Этот отъезд ознаменовал собой начало его третьего (после львовского и варшавско-вильнюского) периода жизни и творчества — самого богатого и наиболее плодотворного как в исследовательском, так и в научно-организационном плане. В октябре 1945 года Чежовский был назначен заведующим 1-й кафедры философии, переименованной спустя шесть лет в кафедру логики. По его инициативе стало традицией ежегодно устраивать все-польские конференции по истории логики в Кракове.
 
В Торуне Чежовский начал издание своих самых главных трудов. Вышел в свет трактат «О гуманитарных науках» (1946), учебник «Основные принципы философских наук» (1946) и книга «О метафизике, ее направлениях и проблемах» (1948). Эти труды составили основу философских исследований Чежовского, а результаты их были затем изложены в форме лекций и опубликованы в книгах «Философские лекции» (1946) и «Философия на распутье» (1965). В этих работах, помимо продолжения исследований по логике, методологии и теории науки, содержатся также его результаты в области метафизики, аксиологии и этики.
 
Современная метафизика, по мнению Чежовского, разрабатывается тремя способами: аксиоматическим, индуктивным и интуитивным. Первый тип вырастает из логических исследований, являющихся результатом реализации идеала метафизики, построенной дедуктивным методом. Решение онтологических проблем, в частности понимание мира как целостности, получается, по его мнению, благодаря интерпретации формализованных логических систем. Второй тип — индуктивный — является выражением убеждения, что исследование сущности внеэмпирического бытия является нонсенсом, а построение метафизики может происходить исключительно путем экстраполяции знания о мире, доступном эмпирическому опыту. Третий тип метафизики — интуитивный — использует распространенное понимание опыта, не редуцируемое ни к чувственному восприятию, ни к интроспекции. Чежовский окончательно высказывается в пользу модернизированной индуктивной метафизики, в которой опыт, являющийся источником знания, подвергается проверке, а полученные результаты не содержат в себе претензий на аподиктическую ясность.
 
Эти результаты явились следствием убеждения Чежовского, что образ мира, предлагаемый нам естественными науками, не исчерпывает сложности действительности — он должен быть расширен и дополнен онтологическими решениями. Из онтологических проблем существенными, в частности, являются, по его мнению, проблема существования и проблема индивида. «Существование» Чежовский причисляет к трансценденталиям, т. е. способам бытия предметов, проблему же индивида он решает в трех контекстах. Во-первых, когда речь идет об эмпирическом познании, во-вторых, когда речь идет об исследовании единичного предмета, данного в опыте, в-третьих, в определенном семиотическом анализе. Метафизические проблемы явились результатом его предшествующих логических и методологических исследований, и относятся ко второй группе основных проблем, затронутых Чежовским. Упомянем также третий круг проблем, не рассматриваемых им систематически, но к которым он постоянно возвращался: это аксиологические проблемы, прежде всего этические, представленные в данной книге.
 
Проблемы логики, метафизики и этики, постоянно развиваемые и исследуемые, были предметом многочисленных лекций и рефератов Чежовского, часто зачитываемых им на заседаниях Торуньского философского общества, которое было основано им же в 1946 г. Свои работы Чежовский обычно публиковал в редактируемом им с 1948 года печатном органе этого общества — ежеквартальнике Ruch Filozoflczny.
 
В 1960 г., после долгих лет научно-организационной и теоретической деятельности, Чежовский вышел на пенсию. Несмотря на проблемы со здоровьем и усталость от многолетней работы, Чежовский не прервал научной деятельности, продолжая (вплоть до самой смерти, наступившей в 1981 г.) заниматься преподавательской деятельностью.
Зарегистрирован
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Философы и логики Львовско-Варшавской школы
« Ответить #1 В: 12/06/07 в 12:06:42 »
Цитировать » Править

Пытаюсь вспомнить, кто же пропущен. Кажется, Ингарден?
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
olegin
Живет здесь
*****


Я люблю этот форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 3520
Re: Философы и логики Львовско-Варшавской школы
« Ответить #2 В: 12/06/07 в 13:24:41 »
Цитировать » Править

Научная школа предполагает не только учителя, но и учеников, являющихся последователями, если не в предмете, то в методе. Первыми учениками Твардовского были Владислав Витвицкий и Ян Лукасевич. После защиты докторских диссертаций под руководством Твардовского оба остались работать во Львовском университете[2]. Витвицкий специализировался в психологии, а Лукасевич — в логике. Значительным событием, повлиявшим на будущность школы, стало чтение Лукасевичем в 1907/08 академическом году лекций по алгебре логики Это были первые лекции по математической логике, читавшиеся в Польше. В 1911 г. Я. Лукасевич стал экстраординарным профессором философии Львовского университета.  
 
Круг учеников Твардовского, Лукасевича и Витвицкого стал быстро расширяться.[3] Во львовском периоде университет окончили Казимир Айдукевич, Херш Бад, Степан Балей, Бронислав Бандровский, Стефан Блаховский, Мариан Боровский, Тадеуш Чежовский, Рышард Ганшинец, Мечислав Гембарович, Соломон Игель, Людвик Якса-Быковский, Станислав Качоровский, Юлиуш Кляйнер, Тадеуш Котарбинский, Мечислав Кройтц, Манфред Кридль, Ежи Курилович, Станислав Лемпицкий, Зигмунт Лемпицкий, Богдан Наврочинский, Остап Ортвин, Францишек Смолька, Казимир Сосницкий, Владислав Шумовский, Даниела Теннерувна (позже Громская), Мечислав Третер, Зигмунт Завирский. Начинал учебу на философском отделении Роман Ингарден, но вскоре уехал в Гёттинген к Гуссерлю. В 1911 г. к ученикам Твардовского присоединился Станислав Лесьневский, ранее учившийся в Германии, и тогда же, в 1911 г., перед габилитацией контакт со школой установил Владислав Татаркевич.  
 
Не все названные ученые выбрали своим уделом философию. Балей, Блаховский, Якса-Быковский и Кройтц посвятили себя психологии, Наврочинский и Сосницкий — педагогике, Ганшинец — классической филологии, Кляйнер, Кридль и Станислав Лемпицкий — полонистике, Курилович — языкознанию, Зигмунт Лемпицкий — германистике, Ортвин — литературной критике, Гембарович, Третер — теории и истории искусства.  
 
Шумовский и Балей помимо философского имели также медицинское образование и были какое-то время практикующими врачами. Особенно следует отметить Шумовского, который читал во Львове лекции по истории медицины, а позже получил кафедру истории медицины в Ягеллонском университете и написал учебник “Логика для медиков” [1939]. Прочие из названных работали профессиональными философами.
 
Котарбинский докторскую диссертацию защитил в 1912 г. и до 1919 г. работал в Варшаве учителем гимназии, преподавая классические языки. Однако научную работу он не оставил и издал “Практические очерки” [1913а], а также в виде монографии свою диссертацию об этике Милля и Спенсера [1915]. Айдукевич после защиты диссертации (1912), получив стипендию, выехал в Гёттинген, где слушал лекции Гильберта и Гуссерля. Он дебютировал статьей об обращении отношения следования [1913]. Во время І мировой войны сражался в австрийской армии, был отмечен за отвагу, а на войну 1920 г. пошел добровольцем и командовал бронепоездом. Чежовский защитил диссертацию в 1914 г. Вначале работал учителем гимназии, в 1915-1916 годах был директором канцелярии Львовского университета. Одна из первых значительных его публикаций [1918] посвящена теории классов. Завирский степень доктора получил в 1906, работал учителем гимназии, но не оставлял научной работы и среди прочего опубликовал работу о причинности [1912], получившую ІІІ премию на конкурсе “Пшеглёнда филозофичнего”, а также статью о модальности суждений [1914]. Лесьневский докторскую работу защитил в 1912 г. В 1915 г. он выехал в Москву, где до 1918 г. преподавал математику в польской гимназии. В 1912-1916 гг. им был опубликован ряд работ по философии и логике, в том числе известный трактат по теории множеств. Татаркевич учился в Марбурге и Париже и в Польшу прибыл уже со степенью доктора и автором работы о философии Аристотеля [1910]. В 1915 г. он получил кафедру философии во вновь открытом Варшавском университете; другую кафедру этого университета возглавил Лукасевич.
Зарегистрирован
Страниц: 1  Ответить » Уведомлять » Послать тему » Печатать

« Предыдущая тема | Следующая тема »

Удел Могултая
YaBB © 2000-2001,
Xnull. All Rights Reserved.