Сайт Архив WWW-Dosk
Удел МогултаяДобро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите:
Вход || Регистрация.
03/28/20 в 14:11:42

Главная » Новое » Помощь » Поиск » Участники » Вход
Удел Могултая « Где лежит Европа:Глядя из Львова. »


   Удел Могултая
   Сконапель истуар - что называется, история
   Околоистория Центральной и Восточной Европы
   Где лежит Европа:Глядя из Львова.
« Предыдущая тема | Следующая тема »
Страниц: 1  Ответить » Уведомлять » Послать тему » Печатать
   Автор  Тема: Где лежит Европа:Глядя из Львова.  (Прочитано 1111 раз)
Guest is IGNORING messages from: .
olegin
Живет здесь
*****


Я люблю этот форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 3520
Где лежит Европа:Глядя из Львова.
« В: 12/12/07 в 15:30:21 »
Цитировать » Править

Konstanty Gebert
Гордиев узел
Украинцы, поляки, немцы, евреи:
 Где лежит Европа. Глядя из Львова.
 
 Летом 1942 года молодая женщина, убежавшая из Варшавы, лежала на улице Ташкента и умирала от тифа. Местная узбекская семья нашла эту полностью чужую и чуждую им персону, принесла в свой дом и выходила ее. Когда эта женщина смогла снова заговорить, отец семейства спросил ее:
   - Откуда вы?
   Она сказала:  
   - Из Польши.
   - Польша? Что такое Польша?
   - Ах, это страна в Европе, знаете ли. Между Германией и Россией.
   - Между Германией и Россией? Да там же нет места для  страны!
 Узбек был прав, но и молодая женщина, моя мать, была неправа лишь частично. Действительно, исторический кошмар Польши заключался в том, что она попала в тиски между Германией и Россией.  И тот факт, что сейчас она граничит с независимой Украиной, является существенным элементом польской безопасности, гарантом независимости обоих народов.  
 
Когда я иду по улицам города, в котором два года училась моя мама, убежавшая во Львов из Варшавы в 1939 году, я неизбежно получаю ощущение возвращения домой. Это же явно польский город, так же, как Бреслау и Штеттин (Вроцлав и Щецин) являются немецкими городами.  Львов является самым красивым польским городом.  
 
И он же  является еврейским городом, но там, где раньше стояли синагоги, сейчас можно найти лишь памятные доски. И это также  болезненно знакомо, здесь тоже Польша, такие же бреши, такой же упадок, такая же эррозия памяти.  
 
Я брожу по Львову и нахожу памятник великому польскому поэту Адаму Мицкевичу, который стоит еще с довоенных времен. Я нахожу улицу, которая все еще носит имя другого польского писателя Генрика Сенкевича, я нахожу польский собор Девы Марии, который на карте города, изданной мэрией, обозначен как  «польский костел Девы Марии».  
 
Невероятное переплетение польско-еврейско-украинско-немецких отношений является гордиевым узлом, пропитанным кровью. Невозможно, не испачкавшись кровью, развязать этот узел, не существует путей, эти покрытые сплошными узлами  клубки превратить в стройные нити, на которые мог бы легко ориентироваться для всех понятный исторический рассказ. Не существует этого, общего для всех четырех народов, исторического рассказа. Существуют лишь параллельные монологи, которые, в лучшем случае, в отдельных моментах совпадают друг с другом.  
 
Возьмем, к примеру, 17 сентября 1939 года, день, когда по улицам этого города промаршировали советские войска. Немцы рассматривали это как необходимое тактическое соглашение, прежде чем советская проблема будет окончательно решена, как надеялся Гитлер. Для украинцев это означало конец ненавистного польского господства и в то же время навязывание режима, для страха перед которым у них были все основания. Для поляков это была национальная катастрофа несоизмеримого масштаба. Для евреев же это было спасение. Евреи, приветствовавшие на улицах Львова Красную Армию, не обязательно были коммунистами. Они просто знали, что альтернативой ей был немецкий вермахт. Они имели все основания для радости.  
 
Ну, а теперь подумаем об их польских соседях, которые должны были наблюдать, как их еврейские сограждане приветствуют агрессоров.  И теперь можно ли вообще представить, что все четыре стороны смогут найти единую точку зрения на сентябрь 1939? Я не верю в это. Я считаю большим успехом, что мы можем выслушать историческую точку зрения другой стороны, не призывая к немедленной казни оппонентов.
 
 Так и стоят рядом, плечом к плечу, различные толкования истории. Для поляков Львов – это, естественно, город львовской битвы, героической победы поляков над украинцами, обеспечившей Польше город еще на 20 лет. Победители и побежденные спят рядом, на двух различных участках лычаковского кладбища. Во время одного из визитов несколько лет назад польский президент Квасьневский в сопровождении украинского президента Кучмы возложил венки  на могилы обеих сторон. Государственный протокол был соблюден. Но  когда за два года до этого Яцек Куронь, родившийся во Львове польский ветеран и диссидент, возглавил процессию, которая обошла оба эти участка кладбища, чтобы почтить память всех погибших,  с ним было лишь примерно сотни две добровольцев, но значительно больше людей с обеих сторон бормотали «Предатели».  
 
Лишь немногие знают об участиии евреев в той битве. В беспокойные годы, наступившие за Первой мировой войной на польской восточной границе, евреи пытались сохранять нейтралитет, причем  чаще все же склоняясь на сторону поляков, считая их меньшим злом, чем украинцев. Львовская община осталась нейтральной, но полк юных сионистов воевал на украинской стороне. Это обстоятельство было позже умышленно забыто, как евреями, которые не хотели вспоминать о своей помощи врагам Польши, так и поляками, которые старались не вспоминать, что группа юных евреев решила выступить вместе с украинцами против них, поляков, несмотря на то, что национальное украинское движение все сильнее склонялось к антисемитизму.  Как это было возможно с еврейской точки зрения, что евреи боролись плечом к плечу с теми, которые именно в это время вершили неописуемые погромы? Да, это трудно себе представить. Однако и польская армия после победной битвы под Львовом учинила погром, чтобы отомстить за участие в боевых действиях молодых сионистов на стороне украинской армии.  
 
Потом пришла война, о которой мы все утверждаем, что мы ее помним, и о которой мы помним недостаточно. Тогда было организованное украинское содействие Холокосту, которое должны признать также украинские историки. Только во Львове сразу же после ухода Красной Армии при погроме было убито 6000 евреев, и позже еще тысячи. Конечно, был кардинал Шептицкий, который в своей резиденции укрывал евреев  и послал письмо Гиммлеру с протестом против массовых убийств. Интересно, что брат кардинала был генералом польской армии и считал себя стопроцентным поляком тогда, когда кардинал считал себя стопроцентным украинцем. И после этого кто-то еще может утверждать, что национальная идентификация лежит в генах!
 
В то время, когда немцы с рвением и украинской помощью уничтожали евреев, украинцы и поляки вели между собой кровавую гражданскую войну, которая была начата этнической чисткой, проведенной украинцами, и разожгла акты мести со стороны поляков. Украинцы одержали верх как по числу совершенных убийств, так  и по величине территории, на которой больше не проживал ни один поляк, факт, который в украинском национальном сознании в моральном измерении все еще не нашел соответствующей оценки. Убийство остается убийством, было ли оно совершено победителем или побежденным, факт, который еще не осознали многие поляки.  
 
Потом пришла тишина послевоенных коммунистических репрессий, которая в конце концов всех нас сравняла.  Немцев в ГДР, поляков в коммунистической Польше, украинцев в Украинской Советской Социалистической Республике и евреев, пытавшихся бежать из нагромождения  руин.  
 
Но мы помним, что украинский диссидент Иван Дзюба произнес речь в Бабьем Яру на двадцатипялетие массовых убийств, тем самым открыто выступив против советского мифа о « могиле советских граждан, убитых фашистами», сказав о евреях, убитых немцами и их украинскими коллаборационистами.  И мы помним, как в 1991 году, когда в Москве  должен был проводиться первый конгресс российских евреев, ВААД, ему угрожало антисемитское движение «Память», и как украинский «Рух» направил в Москву группу для защиты этого конгресса, проходившего в московском Доме Кино. Я помню хорошо этих серьезных молодых украинцев, с угрожающими  дубинками  в руках, искавшими повод, чтобы избивать русских и защищать евреев. Какова ирония истории!
 
И был же польский еврей Адам Михник,  который в первый же момент, когда появилась реальная возможность украинской независимости, сказал в этом городе:
 
- Хай живе самостійна Україна!
 
 Действительно, это не простые слова для польского еврея, потому что он должен был произнести их на украинском языке и в украинском Львове. И все же это случилось.
 
И хоть мы не настроены слишком оптимистично, что мы сможем распутать кровавый гордиев узел, мы не должны отчаиваться, хоть это, учитывая ужас истории, вполне было бы понятно.  
 
В сегодняшнем Львове из четырех  перепутанных клубков остались лишь три. Еврейская нить, тянущаяся через украинскую историю, в результате нацисткой политики уничтожения, в результате правления советской власти и в результате эмиграции пришла к концу. Но я, как польский еврей, происходящий из общины, которая сейчас насчитывает 6 тысяч членов, я не могу пренебрегать фактом, что в Украине проживают еще 100 тысяч евреев.  
 
Жутким парадоксом истории представляется своеобразная симметрия между польско-немецкими и украинско-польскими отношениями. Полякам, как и украинцам, страшно не повезло с их географией. По каким-то непонятным, загадочным причинам Польша имеет несчастливую любовь с французами, и  для нее возможно, было бы благословением, имей она общую с Францией границу. Украинцы же имеют любовный роман с немцами, и, возможно, совершенно естественна для них была бы общая граница с Германией.  
 
Но ни история, ни география никогда не бывают справедливыми. Польша знала, что ее путь в Европу идет через Германию. Это означало, что она не только должна заключить мир с современным немецким государством, но и покончить с мифом о непреодолимой вражде и глубокой пропасти, якобы разделяющими оба народа.
 
Так как мы сейчас, исполненные надеждой, продвигаемся к объединенной Европе,  к которой сейчас гордо, но не совсем уверенно относит себя Польша, мы должны избегать воздвигать новые баръеры, которые занимают место железного занавеса и не только отделяют Украину от Европы, но также могут отделить Европу от Европы. Чтобы покончить с этим,  мы должны заняться распутыванием кровавых узлов истории, не используя ее как дубину для крушения других черепов, и также не обеляя себя.    
Зарегистрирован
Страниц: 1  Ответить » Уведомлять » Послать тему » Печатать

« Предыдущая тема | Следующая тема »

Удел Могултая
YaBB © 2000-2001,
Xnull. All Rights Reserved.