Сайт Архив WWW-Dosk
Удел МогултаяДобро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите:
Вход || Регистрация.
02/09/23 в 09:33:21

Главная » Новое » Помощь » Поиск » Участники » Вход
Удел Могултая « Сплетни о Ирине Вильде и не только о ней... »


   Удел Могултая
   Сконапель истуар - что называется, история
   Околоистория Центральной и Восточной Европы
   Сплетни о Ирине Вильде и не только о ней...
« Предыдущая тема | Следующая тема »
Страниц: 1  Ответить » Уведомлять » Послать тему » Печатать
   Автор  Тема: Сплетни о Ирине Вильде и не только о ней...  (Прочитано 11118 раз)
Guest is IGNORING messages from: .
olegin
Живет здесь
*****


Я люблю этот форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 3520
Сплетни о Ирине Вильде и не только о ней...
« В: 12/16/07 в 22:39:49 »
Цитировать » Править

 
 Ирина Вильде не была дикой
Автор: Жанна ПОПОВИЧ (Тернополь)  
 
Мало кто знает, что в переводе с немецкого «вильде» означает «дикая, бурная», а имя Ирина в данном случае — производное от Дарины. Вот так и родился псевдоним «Ирина Вильде».
 
Писать дочь известного поэта ХХ века Дмитрия Макогона Дарья начала еще в юношестве, но в те годы литературное дело считалось занятием не очень достойным для девушки из интеллигентной семьи, вот она и подписала первый рассказ выдуманным «Ирина Вильде».
«Нас свел Осип Маковей»
 
Тернистым оказался путь Антонины Полотнюк, радиожурналистки из Залещиков, небольшого городка на Тернопольщине, выходившей в эфир почти пять тысяч раз. Непоседливая, с обостренным чувством справедливости, она так и не научилась идти на компромиссы. Чем в некоторой мере обязана известной украинской писательнице и по совместительству своей свекрови Дарье Дмитриевне Полотнюк, больше известной как Ирина Вильде. А познакомил их... Осип Маковей.
 
Был 1967 год. Залещики праздновали 100-летие со дня рождения известного писателя, общественного деятеля и, кстати, директора местной учительской семинарии, которую заканчивал и отец будущей писательницы — Дмитрий Макогон. В городок съехались писатели и творцы со всей Украины, районный Дом культуры еле уместил всех приглашенных. Антонина к тому времени уже работала на районном радио.
 
— На следующее утро после торжеств, проведя передачу, я вышла из редакции, — вспоминает она. — Вдруг вижу: идет Ирина Вильде. «Девушка, подскажите, как найти памятник и место погребения Осипа Маковея». От неожиданности, что сама Ирина Вильде обратилась ко мне, я растерялась, но Дарья Дмитриевна умела располагать к себе людей, она не боялась впускать незнакомцев в душу. Памятник был совсем рядом, но она призналась, что плохо ориентируется на местности, потому я с радостью взялась ее всюду водить. Мне, к тому времени уже студентке факультета журналистики Львовского университета, было интересно пообщаться с таким человеком. Странно, но я сразу рассказала, что наполовину сирота, отец погиб на фронте, а мать сама воспитала четырех детей. Призналась, что мы были очень бедны, но я писала стихи, печаталась в местных газетах и очень радовалась, что могу поддержать родных своими копейками из гонораров.
 
Неожиданно Ирина Вильде предложила: «Поедемте ко мне на дачу в Яремче». Я была в таком восторге от знакомства, что сразу согласилась и... сорвала радиопередачу, за что получила первый и единственный в творческой жизни выговор.
 
Уже на даче она стала называть меня невесткой, хотя я даже не знала, что у нее два сына и младший, Максим, не женат. На прощание Ирина Вильде так искренне приглашала к себе во Львов, что молоденькая журналистка отважилась поехать к известной писательнице.  
Первая страница
 
Жила Ирина Вильде в так называемой профессорской колонии, на улице Чумацкой, недалеко от леса. Девушка совсем растерялась, когда вместо писательницы дверь открыл... красивый молодой человек. Максим Полотнюк. Писательница как раз поехала в Киев, и он на правах хозяина предложил подождать, уверив, что мать вот-вот вернется. Максим тоже учился во Львовском университете, но на химическом факультете. Мать позволила ему оборудовать в подвале дома собственную химическую лабораторию, где студент ставил свои опыты, добывал, скажем, цианистый калий. Потому вся профессура, проживающая на верхних этажах, чувствовала себя как на вулкане — постоянно дышала не очень ароматными испарениями и боялась взлететь на воздух.
 
Но что могут химические растворы против серо-голубых глаз юной журналистки! Максим с удовольствием показал хрупкой Тоне родной город, и вот, вернувшись домой, Ирина Вильде сразу заметила разительные перемены, произошедшие с ее непутевым сыном. Уже в конце декабря молодые люди расписались. Символично, что свадьба совпала с «Последней страницей»: по традиции, в последний день года львовские писатели проводили литературный вечер, на котором каждый должен был прочитать новое произведение, которым завершал год.  
Глазами невестки
 
— Я семь лет прожила с Ириной Вильде под одной крышей, — рассказывает Антонина Иосифовна. — Вильде была жаворонком, просыпалась на рассвете, писать любила утром, лежа прямо на полу, среди творческого беспорядка, всегда царившего в комнате.
 
Все написанное она перепечатывала на машинке и с удовольствием за завтраком первой читала мне, невестке.
 
— Утром мы все вместе садились пить кофе с бутербродами. На столе всегда должен был стоять трехлитровый бутыль меда. Она очень любила кухню, настолько любила, насколько сама не имела кулинарного дара. Наверное, поэтому именно Ирина Вильде посоветовала Дарье Цвек записывать рецепты и издать книгу. На кухне у нее хозяйничала кухарка. Как правило, готовились украинские блюда. Особенно любила писательница вареники с картофелем и фасолью. Однажды приготовили их огромную миску. Вильде ухватила ее — и быстренько в комнату, к гостям, но споткнулась и упала посреди коридора. Этот момент — писательница на полу среди вареников — сняли на кинопленку.
 
…Ирина Вильде славилась гостеприимностью. Кто только не гостил в ее доме! Однажды во Львов на гастроли приехал хор Григория Веревки и всем составом пришел к Вильде в гости.
 
— Помню, как Нина Матвиенко держала мою дочку Дарусю на руках и пела ей колыбельную, — вспоминает улыбаясь пани Антонина. — А какие концерты устраивались летом на ее даче в селе Дора, под Яремчим! Вечерами все собирались на огромной, как бальный зал, веранде, и начинался концерт, а я была конферансье, вела те вечера.
 
«Дикая Вильде» любила проводить костюмированные маскарады. Неоднократно хозяйка вместе с уважаемыми гостями переодевались, из тыквы вынимали семена, вырезали глаза, вставляли внутрь свечку и ходили под домами, пугая людей.
 
На день рождения Ирины Вильде откуда только ни съезжались во Львов писатели. Они выстраивались в колонну, впереди шел Роман Лубкивский с женой и нес одну розу, за ним — другие. В гостиной накрывали огромный стол, но за него никто не садился, все размещались в креслах, на пуфах, диванчиках, кому где было удобно, и говорили. Если проголодался — подходи к столу, возьми себе на тарелку бутерброды, закуски, кушанья, налей рюмочку — и снова к беседе.
 
Дважды в составе делегации советских писателей она выезжала в Соединенные Штаты. Позже Вильде неоднократно вспоминала такой инцидент. Во время одной встречи ее спросили: почему на улицах украинских городов не слышно украинского языка? Поколеблясь, писательница ответила: «Настоящая хозяйка из своего дома мусор не выносит. Как у нас есть — так есть, это проблемы моего государства, и то, что больно мне, вам не болит».
 
В знак уважения представители диаспоры подарили Вильде золотой будильник, а еще из той поездки она привезла кинокамеру и домашний киноаппарат, с тех пор семья могла смотреть все новые кинофильмы.
Любовь разбилась о политику
 
Любовь Антонины и Максима разбилась о политику. «Мы были абсолютно разными, — признается собеседница. — Представьте: в те времена Максим создал тайную националистическую организацию! У него было оружие, за ним постоянно следили из КГБ, неоднократно арестовывали, он даже сидел в тюрьме вместе с Вячеславом Чорновилом. У него были все антисоветские издания. Недаром же Вильде называли националисткой, но с ней приходилось считаться из-за ее популярности. Она и не скрывала, что является писательницей националистического направления и ненавидит советскую диктатуру. В ее произведениях не упоминались Ленин, партия, Сталин: «Партократы, кем бы они ни были, временные, а народ бессмертен». Ирина Вильде неоднократно повторяла: «Подлость — это тот поезд, на который всегда успеешь сесть, так зачем спешить?».
 
— Скажем, после выхода из тюрьмы у нее долго жила Ольга Дучиминская, которую обвинили в причастности к убийству Ярослава Галана. Это была уже пожилая женщина, чрезвычайно аккуратная, всегда с белоснежными манжетами, очень радушная, но в убеждениях твердая как кремень.
 
Однажды заговорили о бандеровцах, и Вильде вспомнила случай гибели молодых ребят, она называла их патриотами, героями, при этом слезы затуманили глаза ей и Максиму. Для Тони же это было непонятно: «Я воспитанница детского дома. Я была инородным телом, села не в свои сани».
 
Все чаще молодая женщина ощущала различие в собственных взглядах и мировосприятии мужа и свекрови, начала задумываться, не совершила ли она ошибку, выйдя замуж за Максима Полотнюка. Семья Ирины Вильде исповедовала совсем другие ценности. Более того, хотя вокруг в городе все чаще звучал русский язык, в доме писательницы даже радио выключали, когда транслировали русские песни.
 
— Я не могла открыто разделять такие взгляды и стала бояться за судьбу дочки. В конце концов, передо мной возникла дилемма — или муж, или ребенок, — вздыхает Антонина Иосифовна.
 
После развода журналистка с дочерью вернулись в родные Залещики, снова в эфире зазвучал ее голос. Продолжает писать стихи: недавно ее лирику напечатал женский журнал в Канаде.
 
Во время горбачевской оттепели Максим уехал в Америку. Работал там в украинской политической прессе, причем отказался от гонораров за статьи. Последние годы жизни провел в Нью-Джерси. Он не смирился с советской властью и намного больше сделал для освобождения Украины, чем некоторые из современных горе-патриотов, уверена Антонина. В начале 90-х Максим Полотнюк погиб в автокатастрофе.
 
Но несчастье действительно не приходит одно. Десять лет назад не стало Дарьи. Преодолеть тоску Антонине Полотнюк помог единственный внук (правнук Ирины Вильде) Степан. Трудно поверить в простые совпадения, но Степан, выпускник этого года одной из львовских школ, решил поступать в Львовскую духовную семинарию, как и отец Речинский из самого известного романа Ирины Вильде.
   
”Сестер Ричинских” Дария Полотнюк писала четверть века
Она вставала с жаворонками и ходила по росе — говорила, что через ноги вбирает силу земли.
 
— Утром мы все вместе садились и пили кофе с тостами, и всегда на столе стояла трехлитровая банка меда, — вспоминает невестка писательницы Ирины Вильде Антонина Полотнюк. — Она очень любила кухню. Настолько же любила, насколько дара к приготовлению не имела.
 
Своей кулинарной несостоятельности Ирина Вильде не скрывала. Ее фирменным блюдом был печеный в кожуре картофель и политая маслом квашеная капуста. Не раз приговаривала: ”Любите народ, пишете о народе, думаете о народе, — ешьте, как народ”.
 
Свои рукописи ”вылеживала”. Проснувшись, бросала на пол старое гуцульськое одеяло и кучу маленьких подуше к-думочек, брала очки, бумагу, карандаши и ложилась писать. Рукописями был завален весь пол. От малейшего сквозняка листы разлетались и путались. Она забывала нумеровать страницы, потом часами искала нужную часть.
 
— Больше глупой такой не буду! — потихоньку проклинала себя.
 
Пока длилось вдохновение, все в квартире ходили на цыпочках.
 
”Сестер Ричинских” Ирина Вильде начала писать в 1937-м, а изданы они были лишь в 1960-е годы. Критика писала, что всю жизнь она писала роман о себе, о своем ”причудливом” сердце.
 
В конце 1970-х писательница поселилась в двухэтажном коттедже в так называемой профессорской колонии на ул. Чумацкой во Львове. Дороги там не было, на улице паслись козы. Дом стоял в старом запущенном саду. Ирина Вильде жила на втором этаже. Лестница была скрипучая, узкая. После обеда любила отдыхать на балконе. Стелила одеяло, обкладывалась ”думочками”, листала журнал и засыпала.
 
У Дарии Дмитриевны была ” манория” всех женить. Свою домашнюю работницу пани Джулинскую смогла выдать за сына писателя Андрея Чайковского Николая. Престарелой домохозяйке сымпонировало из вдовы стать женой профессора.
 
Младший сын писательницы Максим еще со школы увлекался пиротехникой, химией, мечтал изобрести пластиковую бомбу. Во время учебы на втором курсе университета основал организацию ”Черная стрела смерти”. Потом решил помочь милиции ловить шпионов, пошел в ”органы”, сдал пистолет, печать ”Стрелы” и предложил сотрудничество. Его арестовали, исключили из комсомола и университета. Чтобы сына восстановили, Ирина Вильде согласилась осудить деятельность поэта-диссидента Игоря Калинца и написала статью в областную партийную газету.
 
Максим успешно окончил университет, женился, родилась дочка Дария — названная в честь бабушки. Во время обыска у него нашли оружие, арестовали и посадили. Жена Антонина ушла от него.
 
Ирина Вильде не выдержала травли сына. На склоне лет впала в детство, утратила память. Забывала одеваться, со спущенными чулками блуждала по улицам Львова. Ее приводили чужие люди.
 
Старший сын Ярема решил запирать мать дома. После освобождения Максим устроился на работу в морг. Когда умерла Ирина Вильде, занимался бальзамированием и похоронами матери.
       
Основные даты в жизни писательницы:    
1907, 5 мая — Дария Макогон родилась в Черновцах в семье поэта Дмитрия Макогона
1928–1933 — учится на гуманитарном факультете Львовского университета
1932–1939 — учительствует в Коломые и редактирует газету ”Женская доля”
1934 — выходит замуж за Евгения Полотнюка
1935 — под псевдонимом Ирина Вильде (” ви льде” — по-немецки ”дикая, бурная”, Ирина — от настоящего имени Дарья) печатает повесть ”Бабочки на булавках”
1936 — родился сын Ярема; через 6 лет — сын Максим
1943 — гестапо расстреливает Евгения Полотнюка за помощь партизанам Сидора Ковпака. Тот всю жизнь чувствовал себя обязанным писательнице и не раз заступался за ее сына Максима, обвиненного в национализме
1950, — выходит замуж за Ивана Дробязко, инженера Львовского ремонтного завода, через 10 лет расстаются
1965 — за роман ”Сестры Ричинские” присуждена Шевченковская премия
1982, 30 октября — Дария Полотнюк умерла, похоронена во Львове на Лычакивском кладбище: http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/1/1c/Pamjatnyk_Wilde.jpg
 
Сын Ярема Полотнюк — украинский востоковед, переводчик — живет во Львове    
 
  Парасковья НЕЧАЕВА, специально для «Дня», фото из архива Черновицкого мемориального музея В. Ивасюка  
 
МИХАИЛ ИВАСЮК И ИРИНА ВИЛЬДЕ  
 
В начале мая исполнилось 100 лет cо дня рождения Ирины Вильде (Дарина Дмитриевна Полотнюк), в ноябре будем отмечать 90-летний юбилей другого известного украинского писателя — Михаила Ивасюка, а 22 мая — печальная годовщина трагической гибели популярного композитора Владимира Ивасюка.  
 
Сегодня в Черновицком мемориальном музее композитора — в доме, в котором в 1977 году гостила Ирина Вильде, открыта выставка, посвященная юбилею выдающейся писательницы. В центре экспозиции — фотографии, сделанные Владимиром Ивасюком — гениальным песенником, «лучшим творением», по выражению Ирины Вильде, не только Михаила Ивасюка, но и украинской музыки.  
 
Имя Ирины Вильде стоит в одном ряду с именами лучших европейских прозаиков — так считал известный литературовед Михаил Рудницкий.  
 
К сожалению, сегодня бесполезно искать в книжных магазинах произведения Ирины Вильде — последний раз книга ранних новелл и публицистики «Непостижимое сердце» вышла еще в начале 1990-х годов. Это при том, что Ирина Вильде удостоена Шевченковской премии за роман-эпопею «Сестры Ричинские». Другое ее произведение — роман «Совершеннолетние дети», повествующий о ранней юности самой писательницы, которая пришлась на 1920-е годы и прошла в Черновцах периода их оккупации Румынией, более полувека был любимым произведением украинских девушек и юношей, поскольку шла в нем речь о таких важных вещах, как первая любовь и благородство отношений, о жизненном выборе и недопустимости измены собственным идеалам, даже когда тебе всего 15 и на кону стоит вопрос о твоем будущем...  
 
Хоть и прожила Дарина Дмитриевна долгую жизнь (75 лет), но она опубликовала немного произведений. Это вышеназванные два романа и новеллы советского периода. Что касается ранних произведений, то их не одобряла тогдашняя критика, обвиняя писательницу в отсутствии в произведениях «соцреалистического взгляда на жизнь и искусство». Дошло до того, что в 1973 году написанную Ириной Вильде вступительную статью для библиографического указателя «Через мостик памяти», в которой она рассказывала о своем творчестве, не разрешили опубликовать... Как ни странно, но в 30-е годы украинская литературная критика тоже ругала Ирину Вильде за то, что в ее произведениях недостаточно «патриотических чувств», что она слишком много внимания уделяет любви, семейному долгу, сугубо женским делам...  
 
Впрочем, Дарина Дмитриевна имела огромный авторитет в писательских кругах, в среде украинской интеллигенции. Но больше всего любили ее миллионы читателей, зачитывавших ее книги буквально до дыр. В числе почитателей творчества Ирины Вильде был поначалу студент лицея, которому, как видно, посчастливилось читать повести «Бабочки на булавках» и «Бьет восемь» в первом их издании, а впоследствии — известный украинский писатель Михаил Ивасюк. Когда он отдал в издательство «Каменяр» рукопись своего первого романа, она попала на глаза Ирине Вильде. Увидев, что это произведение ее земляка с Буковины, Дарина Дмитриевна прочитала рукопись и написала Ивасюку письмо, в котором подробно анализировала произведение, отмечала наиболее удачные эпизоды и довольно деликатно, но откровенно указывала на промахи. То письмо было неожиданностью для автора. Впоследствии, путешествуя по Буковине, Дарина Дмитриевна посетила Ивасюка, который тогда жил в Кицмани. Вот как рассказывает об этом событии Михаил Ивасюк в повести «Монолог перед лицом сына»:  
 
«Дарина Дмитриевна осматривает комнату и переводит взгляд на меня:  
 
— Вы очень обиделись на мою рецензию?  
 
— Ничуть. Все замечания правильные.  
 
— /…/ Мы вот с папой проезжаем через ваш Кицмань, и я думаю: зайду на минуту и скажу, чтобы не обижались на мою рецензию… Вам нужно писать, очень нужно, у вас есть все для того, чтобы стать хорошим литератором».  
 
Тогда же Дарина Дмитриевна познакомилась и с юным Володей Ивасюком, будущим известным композитором, который порадовал писательницу красивой игрой на скрипке. Не исключено, что этот синеглазый мальчик со скрипкой в руках напомнил ей чем-то Данка Данилюка — одного из героев романа «Совершеннолетние дети»... Впоследствии Михаил Григорьевич Ивасюк не раз встречался с Ириной Вильде — на писательских съездах, научных конференциях, выступал на ее творческом вечере по случаю 60-летнего юбилея в Черновицком университете. Дарина Дмитриевна подарила Ивасюку свою книжку «Окрушины». А он в 1967-м послал ей сборник своих стихов, на которые она отозвалась письмом.
 
«Возвратившись из Карпат, я застала Ваш прекрасный подарок, — писала она. — Мне стыдно, что я не знала, что Вы и поэт. Да еще какой поэт! И кладу ваш ценный подарок в шкатулку, которая служит нам семейным музеем. Он там не пропадет и — возможно — когда-то- когда-то пойдет меж людьми. Будут читать и удивляться, почему тот поэт не оставил за свою творческую жизнь сборника стихов…»  
 
(Письма Ирины Вильде хранятся в музейном архиве В. Ивасюка).
 
Владимир Ивасюк на время написания этого письма (в сентябре 1967 года) уже был студентом Черновицкого медицинского института. Он внимательно слушал лекции по химии и анатомии и тщательно все записывал, однако порой мысли его погружались в далекий от медицины мир музыки — документы, хранящиеся в Мемориальном музее композитора, свидетельствуют, что, например, название романса «Відлуння твоїх кроків» Владимир искал во время занятий по химии. А через три года неизвестный студент-медик поразил миллионы слушателей своими песнями «Червона рута» и «Водограй», которые сегодня мы называем «сокровищницей украинской эстрадной песни». Текст песни «Червона рута» опубликовал популярный тогда журнал «Украина» в майском номере 1971 года. Еще не видя журнала, Владимир вместе с отцом поехал в село Русив Снятинского района Ивано-Франковской области на празнование 100-летия со дня рождения выдающегося украинского писателя Василя Стефаника. Как вспоминал бывший главный режиссер Черновицкого телевидения Василий Селезинка, который тоже был в Русове, он купил журнал и увидел в нем песню, а поскольку знал Володю лично, так как он в составе камерного и народного оркестров мединститута не раз выступал на телевидении, то взял несколько экземпляров и отдал юноше. Что было дальше, читаем в рассказе отца:  
 
«Володя … стоял в стороне, беседуя с Иваном Семеновичем Козловским, написавшим ему несколько теплых слов на странице журнала «Украина», в котором была напечатана «Червона рута». После того разговора Володя подошел ко мне, и я представил его Дарине Дмитриевне, хотя она знала его уже ранее — бывала ведь у нас в Кицмани со своим отцом Дмитрием Макогоном.
 
Тогда же Дарина Дмитриевна сказала с присущим ей юмором, что наилучшее мое творение — это мой сын».
 
В 1975 году Михаил Ивасюк опубликовал роман «Приговор», очень одобрительно принятый и критикой, и читателями. И параллельно работал над другим произведением — «Сердце не камень» — о событиях 1940—1941 годов на Буковине. В вихре коллективизации и войны борется за свое счастье девушка-сирота Катерина Одотюк. Сила ее любви так могущественна, что возвращает к жизни тяжело раненого Юрия Зварича... Предисловие к изданию произведения написала Ирина Вильде. Она отметила: «Роман «Сердце не камень» свидетельствует, что его автор — мастер широкого эпического полотна и выразительного психологического рисунка. Бросается в глаза то, что он просто влюблен в своих положительных героев, но эта влюбленность не толкает его к неестественности, к их нарочитому возвеличиванию. Хотя жизнь часто их бьет, отнимает у них самые элементарные права, насмехается над ними, превращая их в белых негров на родной земле, все же они ни у кого не просят пощады, а отвечают ударом на удар.
 
Видно: писатель ищет в каждом персонаже, кроме политических убеждений, этические качества. Человек, высокоморальный в отношениях с другими людьми, надежен и вынослив в самых затруднительных ситуациях. Зло, ложь не могут быть стимулами к борьбе во имя красоты жизни и светлых устремлений эпохи.
 
Когда писала, не стремилась охватить все аспекты творчества Михаила Ивасюка, это, по-видимому, сделает кто- то другой. Я просто считаю, что уже наступило время сказать правдивое, искреннее слово об одаренном прозаике и скромном человеке».
 
Когда в 1992 году накануне 75-летия Ивасюка-отца автор этих строк спросила, чьи суждения о своем творчестве он хотел бы услышать, Михаил Григорьевич ответил: «В первую очередь Ирины Вильде». Его сын Владимир в то время уже жил во Львове, часто встречался с Ириной Вильде. Именно он, очевидно, общался с Дариной Дмитриевной по поводу предисловия — ведь тогда у Ивасюков в Черновцах еще не было телефона, а об электронной почте и не мечталось... Для Владимира Ивасюка это были довольно тяжелые годы. В июле 1976 гоон был исключен из Львовской консерватории: формальная причина — пропуски занятий и несданные зачеты. А на самом деле все было намного проще (как, между прочим, и в Черновицком мединституте, когда куратор курса написал на Ивасюка докладную, в которой требовал за 18 пропущенных пар исключить его из вуза. Тогда это сделать не удалось. — П. Н.) — Ивасюк был так популярен, что у многих это вызывало злобу и зависть. Посудите сами: 1 января 1976 года по Центральному телевидению демонстрируется музыкальный фильм «Песня всегда с нами», в котором София Ротару исполняет шесть (!) песен Владимира Ивасюка. Именно во время съемок Владимир и пропустил занятия. И хотя впоследствии он принес справку с «Укртелефильма», это в ректорате не приняли во внимание. Ивасюку завидовали его педагоги. Перед исключением у Володи был триумф спектакля «Знаменосцы» во Львовском театре им. Марии Заньковецкой, для которого он написал музыку. Песни Ивасюка Львов пел задолго до премьеры спектакля. На премьере автор романа Олесь Терентьевич Гончар не скрывал, как он тронут, благодарен за музыку молодому композитору. Владимир участвовал в работе пленума Союза композиторов Украины, готовил к изданию пластинку-гигант, а тут такая «подножка» судьбы... Не защитил Владимира, а, наоборот, посодействовал исключению из консерватории его педагог по композиции Анатолий Кос-Анатольський. Как писал в письме к Михаилу Ивасюку педагог и композитор Лешек Мазепа «…я несколько больше и знал, и догадывался. Я видел ненормальность отношений между ними (педагогом и учеником. — П. Н. ) и именно поэтому я взял Володю в свой класс (поскольку Кос создал невыносимую атмосферу вокруг него, настроил против него на кафедре всех), чтобы в какой-то мере защитить его и помочь, где только возможно и нужно было».  
 
Впрочем, оказалось, что судьба молодого композитора, «самого лучшего творения» своего земляка-писателя небезразлична Ирине Вильде. Читаем в «Монологе перед лицом сына»:
 
«Значительной поддержкой для сына было и то, что в те тяжелые месяцы его посещали писатели Ирина Вильде, Степан Трофимук…
 
Володя охотно демонстрировал свои успехи перед Ириной Вильде и Степаном Трофимуком. Садился за пианино и проигрывал песни, баллады, романсы. Я поглядывал на него со стороны и думал о том, что сын небезразличен к тому, что скажет о его творчестве семидесятилетняя знаменитая писательница. /…/  
 
Свое уважение к ней он не скрывал, всегда с сыновьим теплом целовал обе ее руки, а она приклоняла к себе его голову и целовала в лоб».
 
25 ноября 1977 года Михаил Ивасюк праздновал свое 60-летие. На юбилей отца Владимир приехал вместе с Ириной Вильде. После литературного вечера, на котором выступала писательница, она осталась гостить в семье Ивасюков. Ей было здесь очень комфортно — она общалась с женой Михаила Ивасюка Софией Ивановной, дочерьми Оксаной и Галиной, братьями писателя Юрием и Дмитрием, няней детей Ивасюков Магдалиной и даже говорила, что готова пожить подольше в этом гостеприимном доме. Во время посещений Владимир, который ко всем своим талантам был еще и талантливым фотографом, зафиксировал визит на фотопленке. Снимки хранятся сегодня в мемориальном музее композитора в Черновцах.
 
Об искренних отношениях Владимира Ивасюка и Ирины Вильде рассказывает Василий Мартынов — поэт, журналист. Как вспоминает Михаил Ивасюк, на праздновании 100-летия Василия Стефаника Ирина Вильде подарила ему первый поэтический сборник Мартынова «Сонцелюбы». Владимир прочитал стихи и облюбовал там один — «Поговорите с человеком», посвященный Ирине Вильде. Когда Мартынов в 1978 году познакомился с Владимиром Ивасюком, тот сказал:  
 
— Я все вынашиваю в себе романс на ваши слова. Он почти готов. Осталось только записать. Когда все будет готово, приглашу вас и Ирину Вильде к себе в гости.  
 
Владимир много работал над этой музыкой. Как вспоминает отец, он носил ту мелодию в памяти, не записывая ее, очевидно, надеялся на еще лучшую. Такой была его творческая манера. К сожалению, завершить задуманное он не успел. А Ирина Вильде однажды сказала Мартынову:  
 
— Какой же он скромный. Хотя мог бы и зазнаться. Есть от чего. Но не зазнается. По-видимому, все настоящие таланты скромны...  
 
Стремительно летят годы. 22 мая «черная дата» — 28 лет назад на Лычаковском кладбище во Львове похоронили Владимира Ивасюка, трагически погибшего в расцвете таланта и молодости (ему едва исполнилось 30 лет), а виновники трагедии и до сих пор не наказаны...
 
Михаил Ивасюк с гордостью пишет в "Монологе..." о том, как известная украинская писательница Ирина Вильде, познакомившись с Владимиром — уже автором "Червоної рути", — призналась: "Наилучшее произведение Ивасюка — это его сын". К сожалению, работу над песней-посвящением Ирине Вильде молодой композитор не успел завершить, а черновик нот исчез из портфеля, который нашли пустым возле злосчастного дуба в Брюховичах.
 
Афоризмы от И.Вильде:
 
Сколько человеческого счастья разбилось вдребезги только потому, что кто-то из двоих своевременно не сказал "извини"!  
 
Тысячи вещей необходимы здоровому, и только одна больному — здоровье.
 
 Если вы удачно выберете труд и вложите в него свою душу, то счастье само вас отыщет.
Когда наши дети называют нас отсталыми консерваторами, утешимся тем, что наши внуки отомстят им за нас.
 
Сын И.Вильде-Ярема после окончания львовской школы в 1952 г. увлекся не на шутку Востоком,изучил персидский язык в возрасте 15 лет и ознакомился с арабским.В 1962 г.он поступает в Ленинградский университет на факультет востоковедения.Во время учебы Ярема составил «Малую антологию персидской поэзии»,а во время практики в Таджикистане приобрел 40 ценных рукописей,которые позже передал в Фонд редкой книги при библиотеке Львовского университета.После окончания Ленинградского университета он приезжает во Львов и устраивается читать курсы персидского и арабского языков в нашем университете.В 1997 г. по инициативе Я.Полотнюка на базе Львовского университета открывается кафедра востоковедения,где изучается персидский,индийский(фарси) языки и арабо-мусульманская культуры.Он занимается переводами О.Хайяма,Саади,Гафиза,Джелалледина,Руми,Фердоуси,Ибадуллы,Фердоуси,перев одит Коран.
Сегодня Яреме Полотнюку 72 года.Ислам он принял в 1956 г. в Риге.Говорит,что перешел из христианства исключительно по личным мотивам(ходят слухи,что из-за несчастной большой любви).Первый свой Рамадан встретил 50 лет назад.Его жена Наталья-православная.Каждый день они молятся вместе:вначале читают «Отче наш» и «Богородицу Деву»,а после этого открывают Коран.Полотнюк рассказывает,что перед нападением немцев во Львов нагрянула немецкая профессура,которая интересовалась архивами и рукописями.В результате 1941 г. ими было конфисковано и вывезено более 5 тыс. архивных документов,в т.ч. уникальный Коран,написанный на пальмовых дощечках(дерево распиливалось вдоль и на своеобразных страницах записывался текст).Дочь Полотнюков ходит в Греко-католическую церковь.Пан Ярема говорит,что в пост в месяц Рамадан можно есть, когда станет так темно,что нельзя будет различить черную нитку от белой.Начинают вначале есть сухофрукты,чтобы не стало плохо от обилия еды,а потом принимаются за обычные блюда.
Интервью с Я.Полотнюком:Сын о матери.  
Оценивая творчество И.Вильде Павло Загребельный сказал:»Ирина Вильде знала,что жизнь безжалостна,а поэтому прежде всего в этой жизни надо бороться за справедливость Одновременно она понимала,что на всем нашем существовании лежит груз несправедливости, и не только груз,но и бесконечная печаль – как история беззащитных сестер Ричинських.
Величие И.Вильде-в отстаивании справедливости.»
Говорит сын-Ярема Полотнюк:
Имея талант от Бога,она поддерживала всех без исключения (и талантливых,и ,мягко говоря не очень) молодых литераторов.Мама в свое время заступалась за Романа Кудлыкаи и за Р.Лубкивского(были противники того,что Лубкивский переводил на укр.яз. Пушкина.Говорили:зачем переводить,если все и так знают русский?).Опекала не только молодых,но и зрелых писателей,таких как Олександр Лизен(Лизенберг) и Васыль Лозовый.
--Когда к Дарине Дмитриевне пришел успех?
Первая литературная премия Общества писателей и журналистов им.И.Франко была присуждена ей в 1935 г.за повести «Бабочки на шпильках»,»Пробило восемь»,»Совершеннолетние дети».Почему на нее обратили внимание, когда в это время были написаны трилогия Б.Лепкого «Мазепа», «Роксолана» О.Назарука, «Шестикрылец» К.Гриневича,»1313» Н.Королева,а премию присудили И.Вильде из Коломыи.
Общественность была шокирована:за что маме дали премию?Она же не написала ни одной строчки в защиту национальной идеи!Поднялся скандал.Эмоций прибавило письмо-благодарность за присуждение ей премии, в котором И.Вильде советовала коллегам-писателям оглянуться вокруг себя, посмотреть на жизнь и без нытья,которое всем надоело,прививать людям желание жить и бороться.На страницах газет по этому поводу появилось множество рецензий от захватывающего одобрения проблематики произведений до обвинений в безидейности.Именно такие противоречивые оценки творчества и привели к популярности И.Вильде.Ее рассказы о простых людях с их проблемами будничной жизни, с их мелочами и переживаниями оказались гораздо ближе и понятней читателю.Маму тогда поддержала Ольга Кобылянская и Уляна Кравченко,мастер исторического романа А.Чайковский, К.Галицкая, М.Рудницкий.
Работая в журнале «Жыноча доля» И.Вильде написала статью «Разве «ова»-это титул?»(В то время под влиянием польской культуры появилась своеобразная Галицкая титуломания,которая доходила до абсурда,когда женам мужей «при должностях» прибавляли титул например «пани докторова» или «пани профессорова».И если нац.идея объединяла этих женщин,то социальная градация,обусловленная титуломанией ,скорее вносила раскол в ряды прогрессивных женщин.)
--Почему Дарина Дмитриевна выбрала псевдо Ирина Вильде?
 
Один исследователь ее творчества считает,что  она взяла псевдоним от Оскара Уайльда.Я с этим не согласен-просто она его выдумала из нем.яз.Ее бабушка была немкой .Когда-то мой дед-украинец,чтобы доказать бабушке свою любовь решил переплыть Днестр в холодную осеннюю пору.В результате серьезно простудился и заболел.Бабушка чувствовала себя обязанной вылечить влюбленного в нее смельчака.Постепенно и к ней пришла любовь.Не помню,чтобы у них были проблемы на нац.почве.Бабушка выучила украинский и стала большой патриоткой.А кончилось все это тем, что ее выгнали с работы поляки за то, что она с учениками пела песню на слова И.Франко:
Не пора,не пора,не пора
Москалеві й ляхові служить...
Когда мы жили в Ходорове,рядом с нами была семья евреев-портных.И когда пришли немцы,то семья куда-то пропала.Потом мы узнали, что они прятались на болотах.Моя бабушка их подкармливала и так они пережили оккупацию.А портной тогда в благодарность деду подарил хромовые сапоги.
А Вильде-это Дикая.Ее и вправду никто не мог заставить делать то,чего она не хотела.
--До какого возраста мама работала?
 
 Почти до самой смерти.Но болезнь-есть болезнь.(Дарья Дмитриевна страдала рассеянным склерозом).Она до конца жизни была членом Правления Союза писателей СССР.У нее были хорошие отношения с Р.Рождественским, Ч.Айтматовым и К.Симоновым.Маму переводили на нем.,чеш.,болг.,польск.,итал. Языки,а также в Прибалтике и Ср.Азии.Дружеские отношения связывали ее с М.Рыльским и он однажды подарил ей свой портрет на тарелке-очень красивый.
--Расскажите о ее общественной работе.
 
Она была активной общественницей.Помню,сразу после войны мы поехали с ней в Киев в приемную Сидора Артемовича Ковпака, который был тогда председателем Верховной Рады и привезли целую папку с жалобами граждан.Почти все,о чем она просила, удавалось сделать.И часто это решалось только благодаря личным связям.Маму уважали,к ее мнению прислушивались.Припоминаю такой случай.Сразу же после войны во Львов прибыли маршалы Конев и Жуков и оба облюбовали для себя один и тот же особняк.Началась ссора.Мама тогда примиряла их как арбитр( вследствие переговоров дом достался Коневу,но Жуков больше не возражал).
--Говорят,что она была очень неприхотлива в быту?
 
Она любила работать на полу.Раскладывала возле себя бумаги и не дай бог кому-то ее потревожить!Разве что тихо позвать поесть.Единственной ее слабостью была внучка Соломийка(которая маленькой заявляла:»Мы тут обе писательницы!»).Вставала Дарина Дмитриевна очень рано.Писала с 6-и (а то и с 5-и)часов утра до 12 дня.Для нее главным было пространство, где можно работать.И когда это пространство заполнялось печатными листами – была счастлива.Всегда имела хорошие печатные машинки.Первую ей подарил муж-купил на сэкономленные на завтраках деньги.
---Есть какие-то места во Львове,которые она любила?
 
Да,это Кайзервальд(Шевченковский Гай),где она часто и помногу гуляла.Даже тогда,когда тяжело болела.Находились люди,которые знали о ее недуге и опекали ее на прогулках,таким был Васыль Мартынов.Всегда о нем тепло вспоминаем.Особенно ей нравился весенний лес,когда оживали березки.Предпочитала не ездить,а ходить пешком.Скучала по Буковине и часто наведывалась к своим подругам.Говорила:»Я буковинка.Даже не потому,что родилась там и воспитана на этой земле,а этой вековой привязанностью к уголку нашего края,той тоской,которая с годами ничуть не угасла.Свою любовь и тоску по краю могу сравнить разве что с чувством моего земляка,который покидает свое село ради заработка в Канаде.»
Мама чрезвычайно любила жизнь.Она говорила,что надо любить жизнь,какою бы горькою она ни была,потому как все плохое все равно проходит,а доброе остается.Всегда считала,что главное в жизни встретить хороших и преданных друзей.      
 
 
 
 
Зарегистрирован
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Сплетни о Ирине Вильде и не только о ней...
« Ответить #1 В: 12/21/07 в 15:29:04 »
Цитировать » Править

Спасибо. Ну что ж, посплетничаю и я немного…
 
 
Quote:
дочь известного поэта ХХ века Дмитрия Макогона

 
Он не был таким уж известным, скорее, одним из многих. Кроме поэзии, писал также прозу из учительской жизни.  
 
Quote:
в те годы литературное дело считалось занятием не очень достойным для девушки из интеллигентной семьи

 
Несколько трудно в это поверить, потому что в это время выросла целая плеяда блестящих и очень талантливых писательниц «рожденных в 1907» - это был совершенно необычный год для украинской литературы. В отношении же Ирины Вильде мы имеем четкие и недвусмысленные указания от нее самой – отец очень поощрял ее занятия литературой.
 
Quote:
Первая литературная премия Общества писателей и журналистов им.И.Франко была присуждена ей в 1935 г.за повести «Бабочки на шпильках»,»Пробило восемь»,»Совершеннолетние дети».Почему на нее обратили внимание, когда в это время были написаны трилогия Б.Лепкого «Мазепа», «Роксолана» О.Назарука, «Шестикрылец» К.Гриневича,»1313» Н.Королева,а премию присудили И.Вильде из Коломыи.

 
Премия была присуждена за первую из повестей цикла – «Метелики на шпильках» («Бабочки на булавках»), остальные две повести вышли в свет в 1936 году – «Б’є восьма» и в 1939 – «Повнолітні діти». Последняя повесть и дала название всему циклу, позже Ирина Вильде на основании этого цикла написала одноименный роман, напечатанный в 1952 году. Всем, увидевшим книгу в продаже, советую приобрести ее, не жалея денег (она переиздавалась в 2007 году). Что касается конкурентов, вернее конкуренток Ирины Вильде в соревновании за ту крайне престижную премию, то ими были Катря Гриневичева с романом «Шестикрилець» (времена князя Романа, отца Данила Галицкого) и «Шоломи в сонці» - продолжение, а также Наталена Королева с повестью «1313» (европейское средневековье, Бертольд Шварц). По выражению самой Ирины Вильде – принадлежи Катря Гриневичева к более счастливой литература – она могла бы претендовать и на Нобелевскую премию (и, имхо, это истинная правда). В прозу Наталены Королевы я в свое время влюбилась сразу и бесповоротно – это и «1313», и «Легенди старокиївські», «Предок», «Сон тіні», «Quod est veritas” (значительная часть ее наследия все еще не напечатана, а биография даст фору самому запутанному роману). «Роксолана» Назарука – замечательный текст, вполне достойная конкуренция одноименному роману П.Загребельного, который (имхо, конечно) – лучший во всем его отнюдь неубогом творчестве. Тем не менее, повесть Ирины Вильде действительно была лучшей и сохранила свою популярность по нынешний день.  
 
Quote:

1943 — гестапо расстреливает Евгения Полотнюка за помощь партизанам Сидора Ковпака. Тот всю жизнь чувствовал себя обязанным писательнице

 
В подробностях сотрудничества между ковпаковцами и УПА я так и не разобралась, но то, что оно существовало – несомненно, это подтверждается всей биографией Ирины Вильде. В предисловии к последнему изданию «Совершеннолетних детей» сын писательницы, Ярема, писал:
«Ковпаковцы, загнанные в горный мешок на промежутке Яремче-Ябллуниця, имели единственную возможность вырваться из окружения – прорывом на Делятин. Желая освободить друзей по оружию (арестованных упистов, в т.ч. Евгена Полотнюка –А.) ковпаковцы с боем среди белого дня ворвались в Делятин, штурмом взяли тюрьму, где содержались осужденные, после чего вышли на равнинную местность и рассеялись, потеряв при штурме 17 своих побратимов. Но немцы, предупрежденные о возможном нападении, перевели заключенных в Ворохту». Согласно еще одной семейной легенде, Евген Полотнюк пошел в заложники добровольно, вместо родственницы – молодой женщины, схваченной во время облавы.
 
Quote:
Скажем, после выхода из тюрьмы у нее долго жила Ольга Дучиминская, которую обвинили в причастности к убийству Ярослава Галана. Это была уже пожилая женщина, чрезвычайно аккуратная, всегда с белоснежными манжетами, очень радушная, но в убеждениях твердая как кремень

 
И не она одна. Многие из возвратившихся из заключения в середине 50-х – начале 60-х годов не имели ни дома, ни родни, ни какого бы то ни было имущества. Поскольку Ирина Вильде имела право официально оформлять к себе домработниц и, главное, прописывать их, через ее дом прошло много этих женщин. А как нянечку для старого и больного отца она устроила двоюродную сестру Ст.Бандеры.  
 
Quote:

Любовь Антонины и Максима разбилась о политику.

 
Девушке, вышедшей замуж за Максима Полотнюка, остается лишь посочувствовать – их союз был обречен независимо от характера, воспитания и взглядов невесты. Сказать, что Максим был очень трудным человеком – ничего не сказать. Мать винила себя за нервный нрав сына и его перманентные жизненные неудачи: считала, что все это из-за ее страха и отчаяния – расстрел мужа и паническое бегство Дарии Дмитриевны произошли тогда, когда Максим был младенцем, он этот страх в буквальном смысле слова впитал вместе с материнским молоком. Потом еще и тот злосчастный эпизод, когда она была вынуждена на время отдать детей в интернат. После этого она над ним просто тряслась. В детстве Максим заикался и мать возила его буквально ко всем светилам медицины. У него были неприятности с уличными компаниями – мать приставила к нему «гувернера и телохранителя в одном лице», того самого Р.Горака, благодаря которому мы все это и знаем (исследователь западноукраинской литературы, в частности, Франка).
 
Для не понявших, какой это «националистической деятельностью» занимался Максим, объясню, что в фразах
 
Quote:
Представьте: в те времена Максим создал тайную националистическую организацию! У него было оружие, за ним постоянно следили из КГБ

 
и
 
Quote:
Во время учебы на втором курсе университета основал организацию ”Черная стрела смерти”. Потом решил помочь милиции ловить шпионов, пошел в ”органы”, сдал пистолет, печать ”Стрелы” и предложил сотрудничество.

 
речь идет об одной и той же «организации», из одного Максима и состоявшей! У парня была какая-то нездоровая тяга к оружию, впрочем, явление не такое редкое. Раздобыть пистолет было не особо трудно (одна моя сотрудница рассказала, что прошлым летом, копаясь на даче, нашла в кустах малины гранату, пролежавшую там еще с военных времен). Отчего эту дурацкую историю так раздули? Тут бы следовало объяснить, что все, считавшие Западную Украину то ли бастионом свободы, то ли питомником националистов, очень далеки от истины, наоборот, здесь из-за репутации крамольного региона преследовались всякие вольности. То, что в любой другой точке необъятной страны стало бы лишь поводом посмеяться, пожурить парня и отобрать у него железяки, вызвало страшный скандал (не исключено, что таким образом хотели прижать мать, возможно, кому-то во времена своего депутатства наступившую на хвост).
Тут несколько отвлекусь и расскажу о еще одной такой «преступной организации». Где-то в начале 70-х группа студентов Львовского университета из филфака и иняза составила рукописный самиздатовский журнал «Скриня» («Сундук»). Не думайте, что там была какая-то антисоветчина – исключительно поэзия, думаю, многим хорошо знакомая. Скандал был грандиозный, преступников изгнали из университета. Сейчас они определяют лицо украинской культуры – это музыкант и певец Виктор Морозов (переводчик «Гарри Поттера», он тогда ушел в ансамбль «Смерічка»), руководитель издательства «А-баба-галамага», Иван Малкович, кажется, Олег Лишега.
 Мать устроила Максима на работу в химическую лабораторию – он опять что-то там недосмотрел, по его вине произошел пожар, мать едва сумела компенсировать ущерб. Позже он красил заборы в каком-то парковом хозяйстве, в воспоминаниях Горака был фрагмент о том, как это поразило и до слез огорчило его родителей-крестьян: сын такой писательницы вынужден так зарабатывать себе на жизнь! Чтобы восстановить Максима в университете, ей в самом деле пришлось подписать  письмо с обвинениями в адрес своего младшего друга и замечательного поэта, Игоря Калинца. Перед этим, как рассказал Горак, она с Калинцем долго разговаривала, упрашивая, чтобы он не ломал себе судьбу и не вынуждал ее брать  грех на душу – подписал покаянное письмо. Он ответил отказом. (У него тоже не было выбора, к тому времени уже была арестована его жена, Ирина Стасив-Калинец. Как суммировал эту печальную историю Горак, только Калинец имел бы право обвинять Ирину Вильде, а он простил).
Наконец, мать подыскала Максиму идеальную, как ей казалось, жену – не избалованную барышню, а девушку из трудовой семьи, «знавшую беду». Но и из этого ничего не вышло…
 
Quote:
Во время обыска у него нашли оружие, арестовали и посадили. Жена Антонина ушла от него.

 
 История грязная, но ни национализма, ни какой бы то ни было политики там и близко не было. Когда Максим окончил университет, его, с его скандальной репутацией, никто не хотел брать на работу. С превеликим трудом удалось его устроить в филиал телевизионного завода в одном из городов области. Жил он по-прежнему во Львове, а на работу и с работы ездил автомобилем (естественно, материнским). Однажды его задержало ГАИ, он считал себя невиноватым и полез на рожон, началась драка, во время которой ему дали пощечину. Когда обо всем узнала Дария Дмитриевна, то так  оскорбилась, что съездила в Киев, использовала все свои немалые связи и добилась, чтобы ударившего сына милиционера и кого-то из его начальства отдали под суд и выгнали из органов. Во время суда ей открыто обещали отомстить и при малейшей возможности подбросили Максиму оружие. Тогда уже все окончательно пошло под уклон. Жена ушла вместе с дочерью, названной в честь бабушки и любимой бабушкой до безумия. Максим женился опять, на сей раз не советуясь с матерью – второй брак тоже скоро распался.  
 
Quote:
В начале 90-х Максим Полотнюк погиб в автокатастрофе.

 
Опять-таки, все было значительно трагичнее и нелепее. Катастрофа произошла по вине Максима. Он решил, что стал виновником смерти пострадавшего, но вместо того, чтобы остановиться, сбежал с места происшествия и заперся в доме. Когда полиция пришла за ним, застрелился… Позже оказалось, что потерпевший получил лишь легкую травму.
А, чтобы было хоть немного веселее…
Если бы Ирина Вильде не написала ни единой строчки, она все равно вошла бы в историю культуры как центр притяжения для едва ли не всех своих талантливых земляков и современников. О ее окружении – писателях, художниках, артистах, дружно величавших ее нанашкой – крестной матерью – можно рассказывать без конца. Раз уже упомянули Ивасюка, то, пожалуй, я расскажу еще об очень талантливой оперной певце Володимире Чайке, обладавшей исключительной красоты сопрано и соперничавшей с Евгенией Мирошниченко и Беллой Руденко. Эта самая Чайка была очень языкастой и как-то на упрек Ирины Вильде, отчего она так редко принимает у себя дома гостей, ответила: «Это вам можно угощать картошкой с капустой, от меня требуется ананасный торт». Володимира Чайка была мало того, что очень красивой женщиной, но еще и образцом элегантности (что ей давалось легко, ее муж-скульптор специализировался на бюстах вождей и зарабатывал огромные суммы, по утверждению злословов, одного уха Ленина хватало на норковую шубу). Публика ее обожала, у нее были толпы поклонников, добивавшихся более близкого знакомства со своим идолом. Она любила рассказывать будто бы случившуюся с ней историю – когда она ранним утром в одиночестве прогуливалась в Стрыйском парке, из кустов выскочил маньяк с ножом, потребовавший от нее: «Пой немедленно из Травиаты, а то изнасилую!» На этом месте она умолкала и ждала, пока кто-то из слушателей посочувствует: «Бедняжка, и пришлось вам петь в таких обстоятельствах».  
Ответ - «С ума я, что ли, сошла, петь в такую рань».
 
Quote:
Сегодня Яреме Полотнюку 72 года.Ислам он принял в 1956 г. в Риге.Говорит,что перешел из христианства исключительно по личным мотивам(ходят слухи,что из-за несчастной большой любви).Первый свой Рамадан встретил 50 лет назад.Его жена Наталья-православная.

 
Вот за это уточнение спасибо, я почему-то «по дефолту» решила, что вторая жена Я.Полотнюка – мусульманка и что они учились вместе, а ислам он принял отчасти под ее влиянием. Значит, ошиблась. Первым браком Ярема был женат на дочери маминой приятельницы, Лесе Былинкевич. После развода она вторично вышла замуж за прекрасного поэта Миколу Вінграновського (умер на так давно). Кажется, дочь Яремы Полотнюка и Леси Былинкевич трагически погибла в конце 90-х, но тут точно вспомнить не могу, может, что-то путаю.
Что еще сказать… Читайте «Повнолітніх дітей», правда, идеальный возраст для первого прочтения – лет 15-16, но это книга на всю жизнь. Все прообразы ее литературных героев давно определены, это и реальные соученицы Ирины Вильде по Черновицкой гимназии, и ее первая любовь (действительно Данко и действительно музыкант). С этим Данком (ага, горьковский герой здесь ни при чем, это уменьшительное от Богдана) она разговаривала во время одной из поездок в Америку. Разговаривала по телефону, встречаться лично не хотела – чтобы остаться в его памяти той юной влюбленной Даркой. Ага. все-таки объясню насчет нескольких фраз (некоторых очень наивных)
 
 
Quote:
Перед исключением у Володи был триумф спектакля «Знаменосцы» во Львовском театре им. Марии Заньковецкой, для которого он написал музыку. Песни Ивасюка Львов пел задолго до премьеры спектакля.

 
О.Гончар честно признавал – своему громкому успеху спектакль «Прапороносці» обязан музыке и декорациям. О декорациях не могу ничего сказать, я того спектакля, естественно, не видела, а песню, значительно позже, слышала. Это действительно было нечто, когда исполнитель добирался до слов «Цілую, ставши на коліна, своє священне знамено» (юношеские стихи самого Гнчара, правда, у него знамено было «полковым») – зал взрывался овациями, все вставали, многие плакали.
 
Quote:
бесконечная печаль – как история беззащитных сестер Ричинських.

 
Нужно очень постараться, чтобы найти сестер Ричинских беззащитными! Все 5 героинь очень разные, но все – очень сильные натуры, а тем, кто оказался на дороге Зони или Катерины, я могу лишь посочувствовать.
 
Quote:
Дважды в составе делегации советских писателей она выезжала в Соединенные Штаты. Позже Вильде неоднократно вспоминала такой инцидент. Во время одной встречи ее спросили: почему на улицах украинских городов не слышно украинского языка? Поколеблясь, писательница ответила: «Настоящая хозяйка из своего дома мусор не выносит. Как у нас есть — так есть, это проблемы моего государства, и то, что больно мне, вам не болит».

 
Естественно. Никто не поинтересовался, сколько в составе той делегации было, как тогда выражались, «приставників» Smiley
 
 
 
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
olegin
Живет здесь
*****


Я люблю этот форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 3520
Re: Сплетни о Ирине Вильде и не только о ней...
« Ответить #2 В: 12/22/07 в 21:33:39 »
Цитировать » Править

Вот и посплетничали мы с Вами,Антонина,надеюсь к взимному удовольствию.У меня к Вам вопрос по теме смерти Ивасюка:есть версия,что к его убийству причасна некая оперная певица Татьяна Жукова,женщина интересная,с которой у поэта был роман и которая после его смерти,сделав пластическую операцию,бесследно куда-то исчезла.В этом деле больше вопросов,чем ответов.
Зарегистрирован
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Сплетни о Ирине Вильде и не только о ней...
« Ответить #3 В: 12/24/07 в 13:11:14 »
Цитировать » Править

Я только помню неясную фразу из воспоминаний сестры Ивасюка: он жил, как сейчас бы сказали, в гражданском браке с женщиной, которая формально была замужем за другим. Может, это и она...
Сейчас, думаю, это обстоятельство никого бы не смущало (хоть не голубой  Smiley ), а тогда было чем-то предосудительным.
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
Страниц: 1  Ответить » Уведомлять » Послать тему » Печатать

« Предыдущая тема | Следующая тема »

Удел Могултая
YaBB © 2000-2001,
Xnull. All Rights Reserved.