Сайт Архив WWW-Dosk
Удел МогултаяДобро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите:
Вход || Регистрация.
03/31/20 в 23:45:43

Главная » Новое » Помощь » Поиск » Участники » Вход
Удел Могултая « Шерех - Шевелев »


   Удел Могултая
   Сконапель истуар - что называется, история
   Околоистория Центральной и Восточной Европы
   Шерех - Шевелев
« Предыдущая тема | Следующая тема »
Страниц: 1 2 3 4  Ответить » Уведомлять » Послать тему » Печатать
   Автор  Тема: Шерех - Шевелев  (Прочитано 8507 раз)
Guest is IGNORING messages from: .
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Шерех - Шевелев
« Ответить #30 В: 04/01/08 в 12:20:45 »
Цитировать » Править

Одна из баб - кажется, Параска, впервые была напечатана в русскоязычной газете "Киевлянин". Но в оригинале и с примечанием: текст переводу не подлежит, теряется вся прелесть.
А прототипы более чем многочисленны, это да...
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
Бенни
Administrator
*****


б. Бенедикт

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2542
Re: Шерех - Шевелев
« Ответить #31 В: 04/01/08 в 12:25:35 »
Цитировать » Править

Quote:
«Було то в горячий літний вечір 1518 р.  
Золота велика звізда дня помалу заходила в найбільший став Поділля, що в блискучім озері світла лагідно шелестів мягкими филями води. Вона, мов цариця лагодилася до сну на своїм мягкім, пурпуровім ложі. За ставом видніли темні окопи й білі стіни Рогатина та спокійна лента тихої річки Липи”.  
Современная норма  
«Було то в гарячий літній вечір 1518 р.  
 
Золота велика зоря дня повільно заходила в найбільший став Поділля, що в блискучім озері світла лагідно шелестів м’якими хвилями води. Вона, мов цариця, лагодилася до сну на своєму м’якому, пурпуровому ложі. За ставом виднілися темні окопи й білі стіни Рогатина та спокійна стрічка тихої річки Липи”.

 
Галицкий диалект 30-х гг. кажется мне более похожим на русский, чем современная норма. Интересно, почему так?
Зарегистрирован
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Шерех - Шевелев
« Ответить #32 В: 04/01/08 в 12:34:01 »
Цитировать » Править

Вы совершенно верно заметили. Напомню цитату из Шереха:
 
Quote:
В украинском литературном языке, употребляемом галичанами, Нечуя-Левицкого в числе прочего отталкивала и его сравнительно более сильная связь со старыми традициями украинского книжного языка 17-18 в. Он сравнивает его с языком старых попов, окончивших во времена своей молодости еще Могилянскую академию; и, резко преувеличивая этот традиционализм украинского литературного языка в Галичине начала уже 20-го века, он писал...

 
а эти старые книжные традиции, в свою очередь, сильнее повлияли на русский язык. К тому же, сказалось действие языковых пуристов (n.b. не галицких, а "великоукраинских"  Smiley  ), которые  именно из галицкого диалекта выбрасывали все слова, не употребляющиеся в центральноукраинских говорах. Жертвой пало, в частности, слово "лента", хоть оно вполне себе народное: "в косі лента голуба".
« Изменён в : 04/01/08 в 12:34:44 пользователем: antonina » Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
olegin
Живет здесь
*****


Я люблю этот форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 3520
Re: Шерех - Шевелев
« Ответить #33 В: 04/01/08 в 12:57:50 »
Цитировать » Править

on 04/01/08 в 12:34:01, antonina wrote:
Жертвой пало, в частности, слово "лента", хоть оно вполне себе народное: "в косі лента голуба".

 
А теперь это,ИМХО,стрічка,которая и в косе и в киноаппарате. Smiley
Зарегистрирован
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Шерех - Шевелев
« Ответить #34 В: 04/01/08 в 14:04:42 »
Цитировать » Править

А хоть бы и пулеметная.  Wink
 
Кстати, я не поблагодарила почтенного Ur-а за приведенный текст, а он стоит благодарности как весьма характеристический. Хотя бы вот эта цитата
 
Quote:
Если рассматривать идеи Л. в их развитии, в них можно видеть зародыши идеологии современного украинского фашизма, представшего перед судом советской общественности на процессе СВУ.  

 
По процессу СВУ, напомню, в числе прочих проходил один из главных оппонентов Нечуя-Левицкого в "языковой дискуссии", С.Ефремов. СВУ некоторым образом касается и Шереха: как сказано в одной из биографических статей, были изъяты из общественной и научной жизни те, кто могли бы стать учителями Ю.Шевелева. Кажется, дочь и зять М.Старицкого тоже.
Ага, хотела бы успокоить: настоящие "Хмары" совсем не похожи на приведенную из них выдержку. И антисемитизма у Нечуя-Левицкого совершенно не помню. Вообще героев-евреев у него не помню, разве что крайне эпизодического корчмаря из "Кайдашевої сім'ї", который, предположительно, примешивал к водке тертый табак.  Smiley
 
« Изменён в : 04/01/08 в 14:16:27 пользователем: antonina » Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Шерех - Шевелев
« Ответить #35 В: 04/04/08 в 18:40:20 »
Цитировать » Править

Вот здесь можно найти ту криминальную статью Нечуя-Левицкого о ненадобности русской литературы.
Это только мое впечатление, но Нечуй-Левицкий всячески отрицал в литературе искусственность. Поэтому и русская ему казалась ненародной, ненатуральной. Похоже, ему бы понравился Бунин, особенно такой, как в книге "Жизнь Арсеньева".
 
UPD - но это еще что! Кто знает, какую политическую силу поддерживал автор лозунга "Геть від Москви"?  Smiley
« Изменён в : 04/04/08 в 18:58:17 пользователем: antonina » Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Шерех - Шевелев
« Ответить #36 В: 04/07/08 в 10:51:34 »
Цитировать » Править

Интермеццо о Нечуе-Левицком получилось у нас несколько неожиданно, но, надеюсь, лишним не оказалось. По крайней мере, мы увидели классика как живого человека, а не забронзовевшего автора «романов о сельском пролетариате и прочей классовой борьбе». Пожалуй, подброшу еще отрывок из статьи С.Ефремова о некоторых контактах со своим старшим современником  
 
Quote:
Этот ласковый дедушка, не имевший врагов и сам ни с кем не враждовавший, сразу же занял враждебную позицию по отношению к новорожденной украинской прессе, воевал против нее упорно и энергично письменным и устным (статья «„Сьогочасна часописна мова на Україні") словом, агитировал упорно, несправедливо, иногда злобно. В  этих затеях невозможно было узнать добродушного автора «Кайдашевой семьи» с его беззлобным юмором. Нельзя было узнать и решительного автора требований, которыми он когда-то закончил один из своих трудов: "Украина буде и должна требовать прав своей национальности, своего языка во всех школах и в общественной жизни, в администрации, права свободной прессы, права заводить разнообразные научные общества, необходимые для широкого либерально-прогрессивного развития всей массы нации сверху донизу."  
Нетерпимостью, злобой и ослепляющим гневом дышали эти новые страницы, продиктованные полным непониманием обстоятельств нормального развития каждого языка и ненормального положения украинской прессы. Поход Левицкого интересен был, как писал я тогда по свежим следам, - "как типичный образец «живого» отношения кое-кого из наших писателей к событиям и требованиям современности ".  Борьба общественная и политическая, страшная трагедия, в которой играет роль и наш народ, крики и стоны, доносящиеся со всех сторон, – это не для них написано. Со своей теплой, ”патриотической” по словам Сивенького, печи они следят за точками, буквами и другими «аллилуйями пречистыми»; они внимательно, неспешно будут выискивать у тех, кому на это времени не хватает, ошибки печати (потому что на это и опираются многочисленные умствования д.Левицкого относительно многоточия) – и удивляются всеми возможными способами… Им «даже смешно»!  (Сергій Єфремов, «Іван Левицький Нечуй», 1925 г.).

 
Стоит учесть, что Ефремов был отнюдь не агнцем и тихим голубем. Наоборот, как явствует из его войны против модернистов, он – судья страстный и пристрастный. Так что мы вполне можем ощутить атмосферу бурных и горячих споров, обычных для обсуждаемого периода, который Ю.Шевелев охарактеризировал как период прямого галицкого влияния на общеукраинский литературный язык. Снова предоставляю ему слово: мы услышим конкретные примеры галицких влияний.
 
«В современной украинской научной терминологии существуют вполне установившиеся и нормированные области. К числу таковых принадлежит, например, грамматическая терминология.
Она обнаруживает почти во всех своих составляющих галицкое происхождение. Название частей речи (прикметник, прислівник...), частей слов (наросток, приросток…), синтаксических понятий (речення, підмет, присудок...), разделяющих знаков (кома, середник, крапка) – все это преимущественно, если не исключительно, пришло в литературный язык из Галичины. (1). Даже ударение в этих словах усвоено галицкое. Во всяком случае, в 1909 г. И.Огиенко писал, что правильным ударением в словах, производных от основания «имя» было бы корневое: Іменник, заІменник.
Олена Пчилка отмечает такие галицизмы, «кажущиейся ей (Любе) странными»: переконання, відносини, ся починає, буду мусів, просвіта, напрямок, враження. Все эти слова – не будем говорить о двух нелексических примерах: отдельного препозитарного употребления частицы ся с глаголами (ся починає) и на будущее время, созданное не инфинитивом, а причастием (буду мусів) – в современном литературном языке уже не кажутся странными, а являются обычной и привычной составляющей.
Модест Левицкий отмечает в своей брошюре очень много лексических галицизмов. Неотделимой составляющей словаря современного языка являются, например, такие из них: крок, карк, засада, ґречність, властивість, зарозумілість, ув’язнення, тримати, тлумачити, закидати, очікування, авантура, необізнаний, вплив. (2)  
Интересные замечания о происхождении и даже авторстве некоторых слов находим у И.Верхратского. Например, он отмечает, что ему принадлежит авторство слова «звіт», которым он заменил употребляемый прежде полонизм «справоздання» (3). Он же впервые употребил в «Правде» слово «кількість», заменив употребляемый раньше церковнославянизм «количество». Рассказывает И.Верхратский историю слова «напрям». Первично употреблялось слово «направленіє» (церковнославянск.), «керунок» (пол.). В 1862 г. в «Вечерницях» появилось слово «напрямок», созданное Кс.Климковичем; И.Верхратский, отбросив суффикс –ок, сформировал совершенно обычное слово «напрям». Итак, если не отрицать приведенных И.Верхратским фактов, то нужно признать, что эти слова в общеукраинскую литературную речь пришли тоже из Галичины.
Вообще говоря, галицкий взнос в лексику украинского литературного языка в наибольшей степени обслуживает сферы абстрактной лексики, научной терминологии, круг понятий, связанных с городским бытом, включая не только названия предметов и процессов, но и вежливые этикетные выражения. Ярким примером этого является слово «прошу» с широчайшим диапазоном значений от настоящей просьбы и до не особо охотного разрешения с одной стороны и до переспрашивания с другой стороны. (5) Характеристическая под этим взглядом та дифференциация значений между паронимами – традиционным прошУ и принесенным из Галичины прОшу на Великой Украине. Значения глагольной формы первого лица со всеми семантическими оттенками, присущими этому глаголу вообще, сохраняется за формой прошУ. А принесенная из Галичины форма прОшу принимает значение не столько глагольной формы, сколько наречия, или, вернее, вставного слова, тождественного или близкого значением (хоть несколько отличного и семантическими нюансами, и эмоциональной окраской) к слову «будь ласка» (пожалуйста). Возможно, из Галичины пришло также слово «лише», также имеющее выразительную эмоциональность. Такие словечки с более или менее насыщенной эмоциональностью окраской выходят уже далеко за рамки книжного языка и являются лучшим свидетельством того, как органично влились галицкие элементы в украинский литературный язык.»
 
Следующий интересный фрагмент посвящен опять Нечую-Левицкому, словам, определенным им как «галицизмы», и словам, предлагаемым взамен. Тут сразу же отмечу, что взамен большинства – приблизительно 3/4 галицизмов – Нечуй-Левицкий не предлагает никаких слов, это, например, «зокрема, передплата, відсотки, готівка, розпач, зненацька, вабити, подібний, оновлення, одяг, данина». Рассматривая остальные слова – для которых такие заменители существуют - можно отметить, что некоторые заменители и впрямь удачные (туга), некоторые – нет (околишність). Итак (первое слово – галицизм, второе – предлагаемій заменитель): пристрасті-прилюбність, короткозорий-низькоокий, попит-запит; підприємство-запопадність, крок-ступінь, прагнути-жадати, перешкода-завада, юнацтво-молоднеча, потвора-страховище, вибух-вирив, брак-недостача, брудний-нечистий.
Покончив с филологическим экскурсом, возвращаемся к историческому процессу Smiley. Забывшим напомню, что мы пребываем в 1906-1920 г.г. – времени более-менее легальных связей между Западной и Великой Украиной и возвратных галицких влияний на общеукраинский литературный язык. Проводниками таковых объективно (и не вопреки собственной воле) были такие не последние в литературе люди, как Леся Украинка и М.Коцюбинский. Но не они одни: слово опять предоставляется Ю.Шевелеву:
«М.Коцюбинский и Леся Украинка делали это наиболее талантливо, но принципиально такой же подход мы найдем в языке Миколы Вороного, Гната Хоткевича, Миколы Чернявского. С этой точки зрения и можно говорить о некоторой дозе «галицкой ориентации» у нового поколения писателей, уже оторванного от этнографизма деревни и более или менее принадлежащего городу. Так получилось, что пресса и книга в 1906-14 г.г. стали мощными проводниками галицких языковых влияний в литературный язык и в язык своих читателей. То, что едва пробиралось сквозь политически-жандармские границы в 1876-1905 г.г., забило мощным источником из центра страны – Киева и многих других городов, где печатали теперь украинские газеты, книги и журналы.
Итак, в годы перед войной 1914 г. пресса и книга стали главными проводниками галицких влияний в литературный язык. Но не иссякали и другие каналы. Приблизительно с 1907 г. – когда в России происходит наступление реакции – опять крепнут связи революционной интеллигенции с Галичиной. Например, в 1907 г. во Львове функционирует целый новый заграничный комитет УСДРП (А.Жук, Д.Донцов, О.Назарив и др.) (6) При этом теперь великоукраинская политическая эмиграция принимает очень значительное участие в галицкой жизни. (7)  
В эти же годы неизмеримо возрастают и легальные персональные связи с Галичиной. Они оформляются прежде всего как поездки на разные праздники и торжества. Так, галичане принимали участие в годовщинах или юбилеях И.Котляревского, М.Лысенко, И.Нечуя-Левицкого, похоронах Б.Гринченка, Леси Украинки, М.Коцюбинского. С другой стороны, великоукраинцы посещают конгресс львовской «Просвиты» в 1909 г., выставки в Стрыю и в Коломые. В 1904 г. М.Грушевский основал во Львове курсы для молодежи из российской Украины. (…)
Война 1914-1918ьг.г. перерезала те пути, которыми прежде шли галицкие языковые влияния, но в огне и разрушении войны возникали новые пути этих влияний. Не будем говорить о том, что довольно много украинцев в военной шинели оказались в Галичине в то время, когда она была занята русскими войсками, о пленных галичанах в России и великоукраинцах в Галичине – при этих встречах момент языковых взаимозаимствований был незначительным. Но даже и в эти годы сотрудничество галицкой и великоукраинской интеллигенции продолжалось, хоть и в странных и трагически-причудливых формах. Имеется в виду вывоз из Галичины российскими властями довольно значительного числа заложников из числа галицкой интеллигенции и опеку над ними со стороны киевской украинской интеллигенции, проявившейся в том, что «вскоре заложников разрешили взять на поруки и поселить на воле. Киевские семьи взяли этих заложников в свои жилища и эти свободные арестанты принимали довольно живое участие в общественной жизни Киева».
 
 
Все, думаю, теории мы уделили достаточно времени, можно перейти к примерам. Как было обещано, их источником станет книга Гната Хоткевича, точнее «Камінна душа». Эта повесть очень любопытна в психологическом плане, но еще более – в языковом. Собственно, ее язык образован в результате слияния таких источников:
•      восточноукраинское интеллигентское койне (авторский язык);
•      западно-украинское интеллигентское койне (тоже авторский язык, язык главной героини и ее среды – деревенского духовенства)
•      гуцульский говор (тут автор вообще оказался новатором и первопроходцем – по крайней мере, в области смелого воспроизведения этого говора литературными средствами)
•      и еще инкремент церковнославянизмов, возможно, пресловутого язычия.
 
Получилась весьма пикантная смесь. одновременно и модерно-урбанистическая, и архаичная и… словом, весьма постмодернистская. С трудом удерживаюсь от того, чтобы увлечься «гуцулизмами», наша теперешняя цель – определение литературной нормы. Ну, почти удерживаюсь…
 
 
Quote:
«Отже, сьогодні новий ксьондз служив по раз перший службу в церкві. Гуцули прислухалися, придивлялися  і остаточно винесли не зле вражіння. Особливо подобалася проповідь. Не змістом, бо зміст мало хто вкємумував (8), а тим, що було її сказано голосно і виразно.
-Вогорит – єк відпечєтує! (9) – говорили один до одного пошептом»
 
«Найбільше допікали о.Василеві баби. З ними він ніколи не міг дійти ладу, а надто на перших початках, коли майже нічогісінького не розумів, що вони говорять. Гуцули-мужчини, як-не-як, а сходили з верхів частіше, ходили різними цАрами (10), а баба що? Сидить собі на своїй «тєчірі» (11) і говорить так, як на цій «тєчірі» говорили дід її, й прадід, і всі попередні покоління на тисячу літ назад. А що на другій «тєчірі» говорили «май інакше», то о.Василь попадав впрост в розпуку.»
 
«Навіть каву приносила до ліжка пестійці, і Маруся, ніжачись та щулячись, як кітка, випивала запашний трунок і знов шурхала під ковдру.
Та вже єгомосць якось запротестував:
-Де то видано, де то чувано? Замість того, щоб самій раненько устати та старій женщині подати до ліжка каву, вона – дивіться, люди добрі! – сама вилежується, аж поки їй принесуть.
Говорив він це не злобно, а от просто так собі, для порядку: просто це порушувало якусь там гармонію його понять про обов’язки жінки.»
 
«Вже на плебанії почали непокоїтися, що так довго немає їмості. Стара пані казала Оришці піти пошукати, але та не фатигувалася (12) йти далеко: стала на перелазі та й загукала, як на черево:
- Ї- мо – стеч- ку, го-о-ов!
Та так старанно, що стрша пані аж знетерпеливилися й вийшли до перелазу.
- Та що це ти гукаєш на їмость, як на корову? Посоромила би ся. Не піти та не пошукати!
- Та вони у Анниці – де би їм щє бути.
- Ну то що з того? Треба піти гречно попросити, а не так галайкати на все село.
Оришка побігла, ляпаючи босими ногами.
- Їмостечку, любі! Там старі їмость такі лю-юті-і, що аж пудно си дивити, бігме. Ідіт скоріше, бо вже ків тримают, мут бити.»
 
«Понеже урядъ деканальный не може вЪрити самим лишъ распространеннымъ слухамъ, яко бы жона такого-то, пароха на КриворивнЪ, БыстрецЪ и РЪцЪ-Зеленомъ куда-то, невЪдомо куда, щезла, то урядъ деканальный зарядилъ провЪрити точними вЪдомостями на мЪйстцЪ, по довершенню которой провЪрки буде о всимъ донесено консисторыи»

 
==================================================
 
(1) И что же с этим случилось? Іменники, прикметники, прислівники (имя существительное и прочая) уцелели, приростки и наростки сменились названиями префікс, суфікс; підмет, присудок (подлежащее и сказуемое) так и остались, как и крапка, кома (точка, запятая). Что такое «середник» могу только предположить: возможно, тире.  
(2) Все слова общеупотребительны. Некоторый оттенок старомодности носит слово «карк» - «область тела чуть ниже шеи», «засада» - в данном случае принцип, ґречність – воспитанность, хорошие манеры. «Авантура» пишется как «авантюра». Но глагол «авантурувати» (устраивать бурные ссоры) еще сохранил память о прежней форме.
(3) В русском языке – «отчет».
(4) Сейчас употребляются и «напрям», и «напрямок».
(5) Универсальное слово! По крайней мере, в Галичине им могут обойтись все те, кто не особо владеет украинским языком, но не хочет этого факта обнаруживать: произносите его с разными интонациями и сойдет как ответ на почти любой вопрос. Ударение на первом слоге.      
(6) Ага, тот самый Донцов, впоследствие из социалиста сделавшийся отцом интегрального национализма. Но подробностей этой метаморфозы я, к сожалению, не знаю.
(7) Автор приводит массу примеров, но следящие за этим многострадальным разделом, может, вспомнят Гната Хоткевича? Тем же, кто забыл, постараюсь напомнить: я этого писателя очень люблю и с радостью использую фрагменты его текстов в качестве примеров.
(8) «Кємувати» – «понимать»
(9) «Говорит – будто печатает!»
(10) «Цара» - «край»
(11) Дом на горе, что ли?
(12) Не утруждала себя.
 
 
Пока – все. Но весьма надеюсь, что ответ на пресловутый вопрос о характере языка поколение рассмотренного периода уже дало. Вернее, оно в лице И.Франка посмеялось над вопросом.
 
Антошкові П. (Азъ покой)
                             Аще и языки аггельскими глаголю,
                             любве же не имамъ,
                             кая ми есть польза?
 
Діалект чи самостійна мова?
Найпустіше в світі се питання.
Міліонам треба сього слова,
І гріхом усяке тут хитання.
(….)
 
Хай та мова вбога в славнім роді,
Хай московська, польська, чеська краща –
Поки служить Матері в пригоді,
То вона культурі не пропаща.
 
Хоч в сусіда там пиха багацька
У порфирі сяє та в атласі –
На чуже багатство ми не ласі,
Ласа лиш душа твоя жебрацька.
 
Діалект, а ми його надишем
Міццю духа і огнем любови
І нестертий слід його запишем
Самостійно між культурні мови.
 
Не стану скрывать, что адресатом стихотворения был некий Антон Петрушевич, автор статьи в москвофильской газете «Галичанинъ» «Тщетная работа сепаратистов». Smiley
 
« Изменён в : 05/15/08 в 15:15:29 пользователем: antonina » Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
Ur
Живет здесь
*****


Castigare ridendo mores

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 418
Re: Шерех - Шевелев
« Ответить #37 В: 04/07/08 в 11:28:15 »
Цитировать » Править

Насчёт образования современного русского из книжного малороссийского языка - кто бы спорил!  
 
В традиционных воззрениях большинства как российских, так и украинских историков и филологов (вплоть до последней четверти нынешнего уходящего столетия) "старорусская" этническая и языковая общность представлялась почти монолитом. Никто из этих классиков не мог и предполагать о каких либо существенных диалектных различиях между обитателями 12 известных древних восточнославянских племенных княжений. Тем более, что не было у исследователей в наличии более-менее пространных "докиевских" региональных текстов. Кроме, естественно, документов, написанных на церковнославянском и (в меньшей степени!) на росо-полянском административном (приобретавшим тогда всё более общерусский характер) языках.  
Исключение составляли лишь новгородские берестяные грамоты - краткие записи жителей Приильменья делового, бытового или эпистолярного жанров. Они сохранились благодаря специфически топогафическим особенностям региона. Тщательное же изучение (за последние 2 десятилетия) этих документов, их систематизация и анализ показали парадоксальную метаморфозу [Янин В. Л. Был ли Новгород Ярославлем, а Батый - Иваном Калитой? // "Известия". - М., 1998, №106, с. 5], которая произошла с речью новгородцев в 1-й пол. II тыс. н. э. Восточнославянские диалекты, на которых разговаривал грамотный приильменский "средний класс" 11 - 12 вв. и его потомки в 14 - 15 столетиях, оказались различными! Первое из перечисленных наречий - племенной говор местных словен. Второе же - результат постепенной ассимиляции дружинно-боярской и административно-"глашатайской" элитами ("киевизированных" раньше!) Новгородской Земли своей "простой чади". Т. о., потомки ильменских словен фактически оказались лингвистически "поглощёнными" поляно-росами.  
Аналогичный процесс, естественно, протекал (по принципу аналогии!) во всех без исключения "уделах" "пост-империи Рюриковичей". В междуречьи Оки и Волги формируется в течение 13 - 16 вв. т. н. "киевско-московский деловой язык", который окончательно ассимилирует местные остатки северных восточнославянских (вятичских, кривичских, словено-ильменских) диалектов, постепенно трансформировав их в свои же говоры. Последние носители истинно-московитянского северо-вятичского наречия (из самых глухих сёл рассматриваемого района) перешли на киевскую грамматическую основу где-то ещё до сер. XV в. Т. о., современная т. н. "московская мова" - прямой наследник именно росо-полянского наречия.  
Выходит, что язык А. Пушкина и Ф. Достоевского, Н. Гоголя и В. Короленко, И. Северянина и М. Волошина, К. Паустовского и А. Ахматовой развился, в конечном счёте, непосредственно из более древнего [Абакумов О. В. Поліський аспект балто-слов'янського питання // Ономастика Полісся. - К., 1999, с. 147 - 150] среднеднепровского восточнославянского регионального "лингвистического пучка", а не был "прямым следствием" разговорной речи кривичей, радимичей, северян, вятичей и словен новгородских. Подобным же, примерно, образом были унифицированы "киянами" (к кон. 13 в.) диалектные особенности дреговичей, волынян, тиверцев, уличей и большей части белых хорватов.  
Племенное же наречие закарпатской ветви последних - исключение из выше приведенной закономерности. Оно оказалось [Дзендзелівський Й. О. Закарпатські говори // Українська Радянська Енціклопедія. Т. 4. - К., 1979, с. 175] единственным из восточнославянских неполянских, которое сохранило на сегодняшний день своё лингвистическое "потомство". Нынешняя ужгородско-мукачевско-свалявско-хустовская группа диалектов весьма обособленна как к украинским, так и от теперешних российских с белорусскими наречиями. Более того, последние 3 из перечисленных восточнославянских языковых общностей (все потомки собственно киевского древнерусского языка!) соотносятся между собой в степени глотто-хронологического родства на большем уровне близости, чем к сегодняшнему закарпатскому (не путать с галицким, гуцульским, лемковским и бойковским!) "лингвистическому пучку".  
Ибо слишком раннее (3-я четв. 11 в.) "выпадение" ужгородско-мукачевской группы белых хорватов из под древнерусской государственности изолировало их от киевского этно-языково-"глашатайского" "плавильного тигля". Последний же не успел (в связи с ранним венгерским завоеванием края) как следует развернуться в данной "волости". Т. о., в Закарпатье не было заложено (в 1-й пол. II тыс. н. э.) основы для росо-полянской языковой ассимиляции. Ярчайшей иллюстрацией лингвистической "аппендиксности" этой области (в восточнославянской среде) является тот факт, что 4 местные наречия состоят друг с другом примерно в такой же степени глотто-хронологического родства, как белорусский, украинский и "московитянский" официальные литературно-деловые языки между собой!  
Другим свидетельством полянской грамматической основы речи современных россиян является "Слово о полку Игореве".  
Факт написания этого шедевра в Киеве ни у кого из серьезных специалистов сомнений не вызывает. Из всех же современных восточнославянских диалектов нынешний т. н. "русский язык" - наиболее подобен словообразующей манере автора "Слова...". Так что вовсе не "москали" "русифицировали" потомков поляно-росов, а именно последние (в конечном счёте) и ассимилировали лингвистически почти все (кроме закарпатской части белых хорватов) региональные восточнославянские сообщества.  
Разветвление же древнерусского языка на праукраинское и пра-"российское" наречия началось в кон. XII в. еле заметными фонетическими расхождениями. Это обстоятельство хорошо показал академик Б. А. Рыбаков в противопоставлении различных частей "Киевской летописи" [Русские летописцы и автор "Слова о полку Игореве". - М., 1972, с.138 - 147 ; Петр Бориславич. - М., 1991, с. 165 - 285]. Некоторые страницы этого документа были написаны в Белгороде-на-Ирпене (совр. Белгородка в Киевской обл.) при дворе тогдашнего великого князя-соправителя Рюрика Ростиславича. Другие же - в самой столице, где "сидел на столе" другой "дуумвир" - Святослав Всеволодович. Наилучшие строки данной хроники вышли из-под пера наивероятнейшего автора другого шедевра ("Слова о полку Игореве") - боярина Петра Бориславича. Последнему и были присущи (в обоих его произведениях) черты тогдашнего киевского общерусского административного (но с небольшим патетическим уклоном и повышенным количеством церковнославянской лексики) языка. Данное универсальное наречие уже тогда приобрело свою историческую значимость. Оно стало достаточно монолитной дружинно-княжеской административной и "глашатайской" языковой нормой. Эта лингвистическая форма распространилась еще до 1200 г. на все тогдашние удельные центры.  
"Белгородковские" же страницы "Киевской летописи" кон. XII в. несколько отличаются от бориславичевских некоторыми фонетическими "украинизмами". Это отображало уже тогда наметившиеся особенности общерусского языка малых городков и весей столичного княжества (без, правда, "глубинно"-полесской его части) в противовес говору самого тогдашнего восточнославянского мегаполиса. Наречие же последнего в ту эпоху распространилось и в Чернигове, и во Владимире-на-Клязьме, и в Ростове Великом, и в Переяславе-Южном, и (как показано выше!) в Новгороде, и пр. династических уделах Рюриковичей.  
Своеобразием данный лингвистический процесс отличался в Полоцко-Минском территориальном княжестве!  
Местная ветвь Рюриковичей (Изяславичи!) очень рано (с нач. XI в.) существенно обособилась (за исключением небольшого хронологического промежутка 1130 - 1139 гг., который на местных диалектных особенностях почти не отразился) от динамики дружинно-элитарных "ротаций" остальной Руси. Полоцко-Минская Земля оказалась мало затронутой постоянными (в теч. всей 1-й четв. II тыс. н. э.) сменами "столов" и их преимущественно "киевоязычной" "обслуги". Этот почти непрерывный "кругооборот" дружинно-верхушечного контингента от Перемышля и до Белоозера (исключая, в основном, территорию будущей Белоруссии) унифицировал лингвистическую норму княжеских элит большинства рюриковичевских уделов вплоть до 1240-х гг.  
Полоцко-минская "речь глашатаев" базировалась на более ранних (нач. 11 в.) киевских "образцах". За 200-летнюю же свою обособленнось от динамики и эволюции столичных языковых норм прабелорусский говор (хотя и не столь тогда заметно, как закарпатский диалект тех же лет!) уже несколько выделялся (в момент Батыевого нашествия) на фоне "магистрального" киевского.  
Ещё меньшие (пока исключительно фонетические!) расхождения наблюдались (как показано нами выше) в кон. 12 - сер. 13 вв. у "собственно"-киевского и "белгородковского" "прононсов" обитателей бывшей Полянской Земли. Эти различия в речи жителей тогдашнего среднеднепровского мегаполиса и насельников его "пригородов" стали фундаментом позднейшего основного языкового (по данным глотто-хронологического "генеалогического древа" сравнительной лингвистики) разветвления "московитян" и украинцев. Последний яркий образец пра-великорусской (с повышенным, естественно, уровнем церковнославянской лексики!) публицистической литературы на киевской "почве" - "Слово о погибели Земли Русской". Данный памфлет (второй по значимости после шедевра Петра Бориславича) тоже был написан в "Восточнославянском Риме" в кон. 1230-х гг. [Рыбаков Б. А. Из истории культуры Древней Руси. - М., 1984, с. 150 - 151].  
Дальнейшая же (после Батыевого разгрома Киева!) судьба столичной языковой формы имела свое продолжение уже на суздальском, новгородском, смоленском, курско-брянском и рязанском "грунтах". В самой же "древнерусской колыбели" с 1240 г. функционирование этой литературно-деловой нормы существенно сузилось в результате почти полного истребления населения "Восточнославянского Рима" татаро-монголами. Новопоселенцы же киевского "пепелища" (сер. 13 в.) разговаривали уже с "белгородковскими" особенностями. С другой стороны, в связи с тогдашним усиленим роли духовенства и монашества в общественно-культурной жизни города, усилился церковнославянско-древнерусский "суржик". Языку же Петра Бориславича пришлось в тех условиях "закоснеть" (на какое то ещё, прежде чем прекратить здесь своё функционирование, время) где-то на канцелярском уровне.  
С инкорпорацией Среднего Поднепровья в 1362 г. Великим княжеством Литовским - "официозом" бывшего восточнославянского мегаполиса становится т. н. "старобелорусский язык". Это один из потомков ранее рассмотренного нами полоцко-минского варианта раннего старокиевского наречия. Данный "язык Гедиминовичей" довольно таки продолжительное время фигурировал (XIV - XVIII вв.) на значительной части территории Украины. Однако, он так и не сумел за все годы своего присутствия ассимилировать местные (также старокиевского лингвистического "корня"!) пост-"белгородковские", полесские и волынские говоры. Причина тому - конкуренция старобелорусскому (на ниве "официозности") церковнославянско-древнерусского "суржика", а позднее ещё и польского языка. В условиях же подобного разнообразия "речи глашатаев" местные народные диалекты, естественно, выжили.  
"Поставило точку" функционированию полоцко-виленского "официоза" на Украине возвращение на свою прародину в кон. 17 - 18 вв. (в качестве делового языка) "московитянского" потомка "бориславичевского" наречия. Нынешние активисты "Просвиты" почему то льют потоки слёз по поводу прекращения функционирования (250 и более лет назад) на Гетьманщине старобелорусского (имевшего здесь лишь небольшие местные лексические вкрапления!) письменно-делового диалекта. Этот процесс они называют (почему то!) "насильственным вытеснением" украинской мовы. Однако последней тогда (в литературизированной форме) ещё не существовало!  
Гр. С. Сковорода отмечал в те годы отчуждённость и малопонятность для простого украинского крестьянина и мещанина тогдашней т. н. "руськой мовы". Последняя же как раз и является самым поздним из этапов в развитии виленско-полоцкой деловой лингвистической нормы. Великий просветитель, в то же время, заметил большую понятность "московськой мовы" тогдашнему среднестатистическому "малорусу". Да и 300-летней давности переписку Ивана Мазепы с Мотроной Кочубей пришлось издать (В. А. Шевчуку) в переводе на современном украинском языке. Текст (старобелорусский!) в оригинале оказался уж очень малопонятным современному читателю. В то же время публицистическая полемика (2-й пол. 16 в.) Ивана Грозного и Андрея Курбского до сих пор выдерживает свои издания без филологической "модернизации". Это обстоятельство лишний раз подчёркивает правоту Гр. Сковороды в его характеристике большей близости "российского" и украинского наречий друг к другу, чем каждого из них со старобелорусским письменно-деловым диалектом.  
"Батыевой поры" "белгородковско"-киевский говор в течение XIV - XVIII столетий постепенно развернулся (параллельно с прекращением функционирования в "колыбели Руси" "бориславичевского" "высокого стиля") в своеобразную южнорусскую языковую зону. Одним из представителей последней и был полтавский диалект. На фундаменте же его и построил накануне 1800 г. И. П. Котляревский параллельную (другой линии киево-русской языковой традиции) литературную украинскую форму.  
Через 4 десятилетия Н. В. Гоголь выскажет сомнения [Крутикова Н.Є. Гоголь // Шевченківський словник. Т. 1. - К., 1976, с. 160] в целесообразности такого создания (даже на основе своего родного полтавского говора!) функционально-дублирующей языковой южнорусской нормы. Этот великий уроженец Сорочинцев блестяще использовал великорусское литературное наречие для обработки украинского же фольклора и эпоса ("Вечера на хуторе близ Диканьки", "Миргород").  
В эксперименте Котляревского таки наличествовало (как для ситуации самого конца "Века Просвещения") определённое рациональное зерно. Деловая форма основного русского языка предшествующей реформой М. В. Ломоносова - В. К. Тредиаковского была уже отработана и в эпоху Екатерины Второй выглядела достаточно эффектной. Однако же тогдашний сильно засорённый церковнославянизмами т. н. "высокий штиль" для литературных произведений оказался весьма несовершенен. На этом огромные потери, в конечном счёте, понёс даже такой большой поэтический талант, как Г. Р. Державин. Так что поиски И. П. Котляревского на ниве литературизации тогдашних ново-южнорусских наречий при неадекватном состоянии официального языка тех лет - понятны. Завершение же реформы киево-московской линии лингвистического развития Н. М. Карамзиным осуществилось уже после факта сотворения "Энеидой" параллельной южнорусской литературной формы.  

 
Я, если интересно, потом ещё подвешу, хорошо?
 
Да, уважаемая Антонина! Вы уж насчёт политических пристрастий "автора лозунга "Геть вид Москвы" не затягивайте - интересно же!
Зарегистрирован

...Держит в руце копие, тычет змея в жопие... (кажется из Олдей)
Бенни
Administrator
*****


б. Бенедикт

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2542
Re: Шерех - Шевелев
« Ответить #38 В: 04/07/08 в 12:10:56 »
Цитировать » Править

Простите, Ur, откуда это?
 
А "шедевр Петра Бориславича" (киевского боярина конца 12 в.) - это "Слово о полку Игореве"? Спорная гипотеза, насколько я знаю. Есть, например, мнение, что автором был галичанин из свиты Евфросиньи Ярославны... или даже она сама. Wink
 
И, если "Слово о погибели..." написано в Киеве, как объяснить его внутреннюю датировку по залесским князьям - Ярославу и Юрию?
Зарегистрирован
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Шерех - Шевелев
« Ответить #39 В: 04/07/08 в 12:21:42 »
Цитировать » Править

Quote:
Вы уж насчёт политических пристрастий "автора лозунга "Геть вид Москвы" не затягивайте - интересно же!

 
Свое предсмертное письмо он подписал: "Хай живе комунізм" - "Да здравствует коммунизм"
"И, написав это, застрелился" (цитата не помню откуда).  Smiley  
Относительно же прочего - гипотез об авторстве "Слова...", боюсь, гораздо больше, чем мы в состоянии обсудить.
 
Quote:
Факт написания этого шедевра в Киеве ни у кого из серьезных специалистов сомнений не вызывает.

Отчего же не вызывает? У Кинана сомнения вызывает даже факт аутентичности "Слова...", он его считает подделкой 18-го века.  
А о "создании русского языка из книжного малороссийского", то тут я предпочту мнение Пушкина.  Smiley Влияние, конечно, было, но позже живой язык одно усвоил, другое отбросил, третье сильно переработал, как и должно быть. Гоголь же в разные моменты жизни говорил и писал очень разные вещи.  Smiley  
 
P.S. Где-то на форуме уже приводилась ссылка на исследования Зализняком языка новгородских берестяных грамот, а также на его труд с обоснованием подлинности "Слова...". Очень интересно, хоть и несколько не в тему. Может, завести другую, а заодно и ссылки отловить?
« Изменён в : 04/07/08 в 12:32:49 пользователем: antonina » Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
Ur
Живет здесь
*****


Castigare ridendo mores

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 418
Re: Шерех - Шевелев
« Ответить #40 В: 04/07/08 в 12:52:01 »
Цитировать » Править

on 04/07/08 в 12:10:56, Бенни wrote:
Простите, Ur, откуда это?

 
Некто Абакумов Александр Васильевич. http://ua.mrezha.ru/unaunso.html. Как объяснить датировку - тут я и сам несколько затруднён. Впрочем, цитата эта является своего рода ответом на высказывашееся здесь ранее замечание о том, что существует "наш ответ Чемберлену" в виде предположения о столь же искусственном происхождении современного русского языка, только не благодаря "стараниям австро-венгерского генштаба", а таковым же киевской книжной элиты 17-го века. Вполне, кстати разумное и жизненное предположение, почему бы и нет?
Зарегистрирован

...Держит в руце копие, тычет змея в жопие... (кажется из Олдей)
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Шерех - Шевелев
« Ответить #41 В: 04/07/08 в 13:00:22 »
Цитировать » Править

Quote:
Вполне, кстати разумное и жизненное предположение, почему бы и нет?

 
Возможно, разумное зерно там и есть, но развитие очень смелое.  Smiley Вплоть до объявления современного русского языка совершенно искусственным творением, навязанным русскому народу в принудительном порядке. Но мне не хотелось бы выступать в роли невольного пропагандиста этой теории.  Smiley
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
Ur
Живет здесь
*****


Castigare ridendo mores

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 418
Re: Шерех - Шевелев
« Ответить #42 В: 04/07/08 в 13:08:59 »
Цитировать » Править

on 04/07/08 в 12:21:42, antonina wrote:

 
Свое предсмертное письмо он подписал: "Хай живе комунізм" - "Да здравствует коммунизм"

 
ААААА!!!!! Сражён наповал! Рыдаю! Smiley Как там у Вертинского было-то: "...Я верю, что в мартенах коммунизма / Всё переплавит в сталь святой огонь...."   Grin
Зарегистрирован

...Держит в руце копие, тычет змея в жопие... (кажется из Олдей)
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Шерех - Шевелев
« Ответить #43 В: 04/07/08 в 13:31:46 »
Цитировать » Править

А что Вы думали? Вот еще угадайте, какого он был происхождения, в смысле, этнического?  Smiley
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
Ur
Живет здесь
*****


Castigare ridendo mores

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 418
Re: Шерех - Шевелев
« Ответить #44 В: 04/07/08 в 14:14:47 »
Цитировать » Править

Я теряюсь в догадках... Сын священника, гм. Уж не белый ли хорват, как Костельник?
Зарегистрирован

...Держит в руце копие, тычет змея в жопие... (кажется из Олдей)
Страниц: 1 2 3 4  Ответить » Уведомлять » Послать тему » Печатать

« Предыдущая тема | Следующая тема »

Удел Могултая
YaBB © 2000-2001,
Xnull. All Rights Reserved.