Сайт Архив WWW-Dosk
Удел МогултаяДобро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите:
Вход || Регистрация.
02/09/23 в 10:12:24

Главная » Новое » Помощь » Поиск » Участники » Вход
Удел Могултая « Истории о замечательных людях »


   Удел Могултая
   Вавилонская Башня
   Поучительные рассказы и назидательные истории
   Истории о замечательных людях
« Предыдущая тема | Следующая тема »
Страниц: 1  Ответить » Уведомлять » Послать тему » Печатать
   Автор  Тема: Истории о замечательных людях  (Прочитано 3227 раз)
Guest is IGNORING messages from: .
R2R
Administrator
*****


STMS

45196474 45196474    
Просмотреть Профиль » email

Сообщений: 5667
Истории о замечательных людях
« В: 07/31/08 в 13:14:41 »
Цитировать » Править

ЖЖ-юзер donjoaquin рассказывает:
http://donjoaquin.livejournal.com/31932.html
-----------------------------------------------------
ЖЗЛ - 1
 
По-моему, пора помемуарить. Что может быть более сильным, значительным, тебя, дурака, встряхивающим, чем встречи с Людьми? Благословясь, начинаю.
 Меня познакомили с ним осенью 91-го, в Герцлии (кто не знает, километров десять к северу от Тель-Авива). Времечко было то еще, эмиграция, я в это время как раз схватил жутко блатную работу - мыл полы, посуду и пациентов в центре изучения болезни Альцгеймера. Чтобы не тронуться самому, яростно учил язык, читал, грыз любую информацию, что попадалась, и одновременно переживал одно из сильнейших приключений в жизни - проходил собеседования и сдавал экзамены на право быть допущенным в Ложу. Мать моя, как они меня трясли... Их, по-моему, в итоге доконало мое сочинение на тему "Мораль как диалог с Богом" - почти без плагиата. В общем, два ветерана повезли меня к Нему.
 Вилла в тихом квартале, фикусы, бугенвиллии, фиги на фИговых же деревьях. Дорожка из серых плиток без порога переходит в такой же пол в гостиной. Не успели мы войти, как из угла раздалось громкое - Aaaa, here you are!  
 Сидит в инвалидном кресле, худой, морда веселая, выбрита до синевы, глаза как угли, на голове, набекрень - вязаная кипа. Представился - Кейт Гордон, вывалил в две минуты десяток аглицких анекдотов. Эти веселятся, а мне не до смеха, чувствую - что-то будет. У него в кресле была система моторчиков, он ими жужжал, сновал из угла в угол, какими-то блестящими щипцами доставал с полок книги, и совал мне. Длилось этого около часа, меня ни о чем не спрашивали, кроме, пожалуй, одного вопроса, что я думаю об итальянской истории с Личо Джелли и ложей Пи-2... Я возмущенно обозвал эту тему yellow journalism, они посмеялись, и на этом вроде бы покончили.
 А потом он коротко сообщил мне о дате инициации меня в качестве entered apprentice - подмастерья. Я обалдел. Он пригласил меня бывать у него запросто. Я опять обалдел. И все началось.
Это, собссно, был интроитус.
 
Часть первая
 
Странный субъект. Очень странный. Куда ни кинь - везде сюр какой-то. Какой-то боковой родственник Шагала. Умеренно религиозный еврей (кипа и малый талит) с имечком Кристофер, которое он, чтобы не эпатировать местное общество, железно заменил на Кейт. Доктор Оксфорда. Шестнадцать языков, включая фарси, хинди, китайский и японский. Четверо детей с библейскими лицами от жены-персиянки. Вдовец. Сэр, в смысле, Рыцарь-бакалавр. На десерт - Орден Британской империи за какую-то дипломатическую миссию. И при этом Most Worshipful Master, что я на русский перевести не могу, так как слаб в дефинициях высоких шотландских степеней. Н-да... На лопате, и в печь...
И при этом - паралитик. Коляска. Более-менее функционирует правая рука. Процесс медленно поднимается все выше и выше. Со слов его врачей, при таких темпах ему оставалось года два. Потом - паралич диафрагмы или сердца - как получится.
Он сразу потребовал, чтобы я звал его по имени. Would you call me Keith with no that bloody rubbish of Titles, Lords and Peers? Я просто херел от его английского - вольного, пряного, чистого! Когда надо, он в секунду переключался на "высокий иврит" с милейшими легкими англицизмами в строе фразы. А как-то, когда к нам затесался совершенно запредельный гость - бедуин, шейх-дервиш, Кейт отмочил трехминутный приветственный кусок на египетском диалекте арабского!!! Я при этом, естессно, изображал мебель, и только, прикрыв глаза, слегка, как кобра, раскачивался под все эти гортанные уахха-улля-аджжа-инна...
С его слов, я ему был интересен. Возможно, в качестве ученой обезьяны, не самый скверный вариант, а, Алекс? Хахаха, хихихи... При этом - ни единого вопроса. Бережет мою приватность. Сволочь, знает, что это лучший способ раскрыть собеседника. Нравится это собеседнику, ох, как нравится... И при этом абсолютно живой, патологически живой для англичанина с неким прошлым. Ни единого островка "жесткой верхней губы", или психосоматики - груза прогрессирующей фатальной болезни.
А потом, когда все устаканилось и моя рожа более-менее примелькалась среди Братьев, Кейт как-то позвал меня к себе, и, попивая что-то холодное, сказал, что пора и делом заняться.
 
Часть вторая
 
Я к этому моменту уже лицом-то владел, научился на трапезах White Table отличать вежливо-раскатистый хохот Братьев от их же одобрительного негромкого похохатывания - последнее, естессно, ценилось куда как дороже... Заняться делом? Весь внимание...
Кейт открывался не сразу. Было ощущение, что ты, крадучись, подобрался к витрине с подсвеченными камнями, и обнаружил, что чайно-палевый топаз вовсе не топаз, он парит в воздухе и скоро вообще исчезнет. В нашей черно-смокинговой толпе с крахмальными грудями и белыми перчатками, он, в своем кресле, и со своим ехидным прищуром, был всегда центром притяжения, и всегда немного вне-. Во время ритуалов, длинных, нелепых, утомительных, он всегда был ровен, точен, с железными УМЕСТНЫМИ интонациями, и потом - без следа усталости на лице.  
Итак, к делу. Алекс, ты долго еще планируешь санитарствовать в чудесной больнице "Ихилов"? Ах, да, твой диплом здесь, в некотором роде, никому, хахаха, не нужен? Ничего, доктор, помнишь любимую здешнюю байку о йекке - профессорах-выходцах из Германии, которые первое время в Израиле торговали сосисками? Йекке-поц, хахаха... Ах, да, важно отметить, что кошерных сосисок не существует, хохохохо... Это терминологический нонсенс... Дело в том, что я, как ты понимаешь, в качестве калеки располагаю тьмой свободного времени, и провожу его не вполне стандартно. Хочешь, присоединяйся...
Я присоединился. Следующим вечером мы поехали в больницу "Левенштейн".  
Я не уверен, что точно употреблю слова "юдоль скорби", но, боюсь, это там. Бетонный куб на отшибе, между Герцлией и Раананой. Больница для тетраплегиков, неизлечимых инвалидов, местами - вроде хосписа, местами - с попытками оперативного лечения.
Я выкатил из фургона кресло Кейта, нас встретили дежурные сестры, его они знали давно, были ему рады, и сказали, что третий этаж будет готов через четверть часа. Кейт, ухмыляясь, наговорил про меня черт-те чего, вроде того, что доктор мается бездельем, и это для него, хахаха, экскурсия. А потом мы поднялись на третий этаж.
В холле, в ряд, стояло штук семь каталок с больными. Лица разные, от почти мальчиков до стариков, и, судя по некоторым признакам, ниже ключиц - давняя полная неподвижность. А по другим признакам, ухожены и обласканы. А по третьим - Кейта ждали.
Он начал говорить. Мой иврит тогда был нехорош, я понимал через пень-колоду, но было ясно, что я попал в середину некоего повествования, которое прерывалось их вопросами, иногда до галдежа и вспышек смеха. Как потом объяснил Кейт, это была, в сущности, психотерапия ДЛЯ НИХ, с небольшим побочным эффектом - продление жизни ЕМУ САМОМУ. По содержанию - короли и капуста. Он ведь был оксфордский гуманитарий, ему было, что рассказать, и в какую сторону повернуть чью-нибудь неразумную голову...
 
Часть третья
 
В полночь Кейт прервался, to be continued, их развезли по палатам. Он еле сидел, лицо каменное, челюсти стиснуты, больно. Боль во всем теле. А теперь, Алекс, твоя очередь. Я выкатил его к фургону, специальный кран взгромоздил его кресло в кузов. Сам остался до утра. Там было, чем заниматься. Большая часть пациентов давно жила, перепутав день с ночью, их нужно было кормить, колоть и прочая. Сестры вначале шугались, норовили учить меня, как стряхивать градусник и пользоваться тонометром. Потом, правда, перестали.
Так прошло два года. Раз в неделю мы приезжали, Кейт вытворял, что мог, уезжал, я оставался. Постепенно привык, хотя не понимал его мотивацию. Это было любопытно. Эпитимья? Никак. Еврейская традиция исключает что-то подобное. Мицва? Слишком вычурно или слишком жертвенно. Ну да Бог с ним.
Им все было интересно. Какой только мутотой он их не потчевал... Зороастрийцы. Шестидневная война. Почему идиш надо охранять, а не громить киоски с идишской литературой. Орден Чертополоха. Ибн Эзра. Ралф Уолдо Эмерсон. Пистолет или револьвер - что лучше - тут он и вовсе отмочил - вынул из сумки на поясе чешский ствол ЧЗ с хитрыми накладками на рукоятке, лязгая, быстро у них на глазах разобрал его, растолковал работу механизма, собрал, и сидел потом довольный, пыхтя и с румянцем - задели его пунктик, обожаемую Ческу Збройовку 75-го года.
А потом я был удостоен. Кейт на вопросы Братьев, почему это он не пьет, и даже не держит дома скотч, или хотя бы бурбон, отшучивался, что он ренегат - бренди-дринкер. И правда, серьезные коньяки стояли, правда, оставаясь нетронутыми. До одного случая, после которого я был удостоен.
Младший сын Кейта, Дин, был помешан на зверушках, в доме вечно что-то шуршало, крякало, возилось. Он пропадал в Араве, в полусаваннах на границе с Иорданией, в Галилее, чегой-то наблюдал, фотографировал, но был слегка ленив, и читал мало и плохо. Как-то Кейт похвастался новым зверьем, я к нему зашел, и вовремя. Мальчуган привез из Негева чудную изящную угольно-черную змейку, с мирным нравом, без фокусов, запустил в домашний террариум, и помчался в зоо-шоп за кормом. Я высказал Кейту все, что думаю, и мальчик Дин огреб тьму проблем по сверхосторожному выниманию змеи и увозу ее обратно в пустыню. Дело в том, что мальчик приволок домой черного аспида Walterinnesia aegypti, между прочим упоминаемого в Торе (петен шахор), и огреб в том числе за собссное религиозно-зоологическое невежество.
Кейт по такому случаю распечатал Мартель Парадиз, как же, как же, я теперь тоже загадочная русская душа, все-таки родственник Шагала... Алекс, не ты заслужил, а МЫ заслужили. Приняли. Я вдруг увидел очень усталого человека, у которого вроде бы все в плепорцию - рацио с мистикой, долг с жестким неприятием дурака - и понял, что ему ведомо что-то для меня недоступное. О чем напрямую и спросил. А он в ответ-
 
Часть последняя
 
А он в ответ - а нет ничего, что мне ведомо. Сокровенное знание - его очень хотелось когда-то. Потом понял - и его тоже нет. Я плохой еврей, Алекс. Мне надо было бы ежедневно открывать Тору. Открываю. Славить Его. Славлю. А, в сущности, слишком занят ЖИЗНЬЮ. Потому что мне это нравится. Без поисков смысла.
Я на это, выпятив челюсть, ответствовал - дык ты, Кейт, хасид. Почти как твой родственник. Более хасидского хасида, чем Шагал, не рождалось. Летать надо над крышами изб и грязным снегом, иногда - с женщиной в руках, летать наяву и всегда, и чувствовать Его руку, тянущую тебя куда-то вверх.
А он - не умею. НЕ УМЕЮ. Эти - он показал на фотографии детей - тоже не умеют. Ну и ладно. Да, некстати, но... Алекс, гуманизма как достойного внимания течения или системы, не существует. Мне радостно, что у тебя в голове нет и следов его, хахахаха, хорош комплимент, isn't it? У нас много работы, Grand Lodge приняла беглецов - зимбабвийцев и южноафриканцев, не волнуйся, они в основном бывшие литваки и поляки. Правда, несколько простоваты, и все, сплошь, любят парабеллумы и старые английские Уэбли-Скотт.... Фи... Рейнджеры, одно слово... Да, вновь некстати - твои бдения в "Левенштейне" были замечены - тебе медалька... Ничего, что бронзовая? Хахахаха...
Это был последний разговор с Кейтом. Я, хоть и ненадолго, загремел в тамошнюю армию, а когда вернулся, узнал, что его, заболевшего, переправили в Лондон, и что вскоре он отправил письмо о собственной отставке. Через год прошла информация, что наблюдающие врачи были точны в прогнозах, и M.W.B. Сэр Кейт Гордон, MBE, закончил свой путь.
Итоги - это было сильно. Я не знаю, откуда он взялся, насколько он был аномален, или, возможно, являл собой образец хасида, рыцаря и мужика. Не берусь судить. Но - это было нужно. Он, вроде бы, рискну предположить, был праведником. Это было важно. Это было.
На медали, которую храню, текст из 122-го псалма - Our feet shall stand within Thy gates o Jerusalem…
-----------------------------------------------------
Зарегистрирован

"Кто играет с динамитом, тот придёт домой убитым"
Страниц: 1  Ответить » Уведомлять » Послать тему » Печатать

« Предыдущая тема | Следующая тема »

Удел Могултая
YaBB © 2000-2001,
Xnull. All Rights Reserved.