Удел Могултая (https://wirade.ru/cgi-bin/wirade/YaBB.pl)
Вавилонская Башня >> Поучительные рассказы и назидательные истории >> Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
(Message started by: Mogultaj на 09/03/03 в 17:38:30)

Заголовок: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Mogultaj на 09/03/03 в 17:38:30
Япония. Истории времен смуты (1859-1869)


СТРАНИЦЫ ТРЕДА

страница 1 (http://www.wirade.ru/Archive/704_Japan_Stories.htm)

Заголовок: Игра, в которой может участвовать вся семья
Прислано пользователем Antrekot на 09/27/03 в 17:08:29
Самураи из провинции Сацума славились высоким воинским духом и даже застольные их развлечения носили достаточно боевой характер.  Например одна из любимых салонных игр выглядела так: к потолочной балке подвешивали длинную веревку.  На ней, примерно трети чедлвеческого роста над полом закрепляли мушкет – естественно, в горизонтальном положении.  Участники садились в кружок и наливали по первой.  После второй или третьей чашки один из игроков поджигал фитиль, а другой толкал мушкет, придавая ему вращательное движение.  Победителем раунда считался тот, кто сумеет осушить больше чашек до того, как прозвучит выстрел.  Проливший саке наземь, дисквалифицировался.
Поскольку первый зафиксированный отчет об этой игре датирован 1863 годом, мы не можем сказать с уверенностью, кто все же обладает приоритетом на «рулетку» - американцы, русские или все же японцы.  Заметим только, что японская версия чужда всякого индивидуализма.

Заголовок: Не просочиться ли...
Прислано пользователем Antrekot на 09/27/03 в 17:48:26
Неоднократно помянутый выше Кацура Когоро обладал исключительно высокой «проницаемостью».  Некоторые истории его побегов можно спокойно вставлять в, скажем, фильм о Зорро.  Во всяком случае, один из отчетов описывает, как вскоре после "Дела о Дворцовых Воротах" в один из проправительственных отрядов хана Айзу, базировавшихся в столице, прибыл молодой чиновник с приказом занять пост у такой-то заставы, потому как губернатору Киото стало известно, что мятежник Кацура из Чошу (или Тесю) собирается сегодня покинуть город именно через нее.  Горящие энтузиазмом самураи кинулись к заставе, присоединились к обычному патрулю бакуфу и весь день потрошили всех выходивших.  После захода солнца, когда ворота по военному времени закрывали, чиновник горестно вздохнул, извинился перед командиром отряда за то, что заставил его так бездарно провести день и убыл... в сторону противоположную старой столице.  Покинув город через ту самую заставу.
Другой покаянный отчет рассказывал как самураи на заставе около моста Сандзо остановили ремесленника, решительно шедшего через мост из города.  На вопрос, почему он хочет выйти без разрешения, тот ответил, что вообще-то ему из города не нужно, а ищет он уборную, потому что живот прихватило.  А ближайшая - вот она за углом.  Добросовестные стражи проводили ремесленника до места назначения и заняли позицию у входа, чтобы препроводить его обратно.  Но нужда, видно, оказалась очень большой - потому что бедняги не было, и не было.  В конце концов, кто-то из патруля все же зашел в учреждение и обнаружил, что отсутствует не только ремесленник, но и задняя стенка - та, которая над речкой.  

Заголовок: Re: Игра, в которой может участвовать вся семья
Прислано пользователем Kurt на 09/27/03 в 23:19:40

on 09/27/03 в 17:08:29, Antrekot wrote:
Участники садились в кружок и наливали по первой.  После второй или третьей чашки один из игроков поджигал фитиль, а другой толкал мушкет, придавая ему вращательное движение


В это время японцы все еще использовали фитильные мушкеты?

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 09/28/03 в 04:03:53
Представьте, да.  Мушкеты с фитильным замком состояли на вооружении вплоть до - да и во время Смуты.  История о том, как покупали оружие, пойдет следующим номером.

С уважением,
Антрекот

Заголовок: О пользе справочной литературы
Прислано пользователем Antrekot на 09/29/03 в 16:57:37
Июль 1866 года.  Армия бакуфу идет войной на мятежную провинцию Чошу (Тёсю).  В этой кампании правительственные войска ожидает масса неприятных сюрпризов - в частности, наличие у хана непропорционально большой и очень хорошо обученной армии, вооруженной по последнему слову европейской техники.  Секрет численности прост - руководство провинции мечтает свалить не только Токугава, но и всю кастовую систему - а потому набирает в армию добровольцев из крестьян и ремесленников.   История же с оружием хороша сама по себе и будет рассказана отдельно.

7 июня военный флот Токугава обстрелял и занял остров Осима, рассчитывая этим отрезать противнику доступ к восточной части пролива.  На шестые сутки ночью в гавань, где стояли четыре боевых корабля Токугава, просочился "Год Тигра", купленный в Шанхае флагман флота Чошу.  Сказать, что их там не ждали, было бы большим преуменьшением.  Как рассказывал потом командовавший экспедицией Такасуги Синсаку - корабли на приколе, паровые котлы холодные, команды спят на нижних палубах - и тишина... Так что "Год Тигра" тишком прошел в бухту и встал точно между двумя кораблями противника.  И открыл огонь.  А надо сказать, что эти корабли, были больше шанхайского приобретения раз эдак в пять.  А потому, когда едва проснувшиеся канониры дали залп по бесчестному пришлецу, то угодили они в основном друг в дружку.  
А "Год Тигра" тем временем палит по всему что подвернется, а снайпера в гнездах на мачтах снимают с вражеских палуб все, отдаленно напоминающее офицеров.
Части Токугава на берегу тоже открывают огонь - но дальность не та.  
Потом Такасуги приказывает гасить огни и "Год" задним ходом выбирается из гавани - пока те пары не развели.  Ну и ищи его ночью в проливе.  Правильно?
Вот офицеры флота бакуфу тоже так подумали.  И стали спокойно чиниться.  А "Год Тигра", выйдя из гавани, подал световой сигнал транспортам - и в соседней бухте началась высадка.   Через сутки и еще одну ночную атаку остров был отбит обратно.
Такасуги говорил, что и сам маневр, и идею втиснуться между двумя вражескими кораблями подсказал ему торговец оружием Томас Гловер, который прочел ее в какой-то книжке про английских "вако" (морских разбойников).   Интересно, что сказал бы по этому поводу Эксквимелин, уж никак не собиравшийся писать учебное пособие?

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Kagero на 09/29/03 в 21:49:00
А может, Сабатини?  ;D

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Airenar на 09/29/03 в 22:48:36
Кагеро, так Сабатини взял этот маневр из мемуаров Эсквимелина.

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 09/30/03 в 07:23:57
Кагеро, Айренар прав, Сабатини, писавший вообще-то несколько позже :)  ("Одиссея..." вышла в 1922 году), позаимствовал этот эпизод и еще много чего из "Пиратов Америки".

С уважением,
Антрекот

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Anchan на 11/05/03 в 17:14:26
Off topic replies have been moved to [link=http://www.wirade.ru/cgi-bin/wirade/YaBB.pl?board=stories;action=display;num=1068042619]This Thread[/link] by Antrekot.

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 11/24/03 в 16:45:04
О связи времен

Одну из этих  фотографий мне даже удалось найти в сети - http://www.miburo.com/info/9500.jpg - это групповой снимок следователей и командиров патрулей полицейского комиссариата новой столицы.  На дворе эпоха Мэйдзи, полицейские одеты в мундиры французского покроя и вооружены по тому же образцу.  У одного человека - хотя на фотографии этого не видно - вместо сабли у пояса должна висеть катана.  
Вторая фотография, сделанная на 14 лет раньше, сильно расплылась.  Я как-нибудь попробую ее толком отсканировать.  Это тоже групповой портрет -рядовых и офицеров Шинсена, сделанный во время передышки после Дела о Дворцовых Воротах.  Цвета – в кашу, так что вопрос было ли форменное кимоно Шинсена голубым или светло-желтым все еще остается открытым.  
Объединяет эти снимки, присутствующий на них человек, тот самый носитель катаны.  Найти его на обеих пока не удалось – но документы утверждают, что он там есть.
Человека этого зовут Сайто Хаджиме, он же Ямагучи Дзиро, он же Фуджита Горо, он же, он же, он же.
Толком о нем известно только, что был он сыном самурая, имел братьев и сестер, подростком сбежал из дома – и возник на карте уже во время создания Рошингуми, куда был принят по личной рекомендации князя Мацудайры.  К тому времени Сайто было около 20 и он уже имел репутацию очень решительного человека и великого фехтовальщика.
Когда (не без помощи Сайто) «неизвестные лица» зарезали-таки Серизаву Камо, Шинсен стал Шинсеном, а Сайто Хаджиме – командиром третьего подразделения и левой рукой Хиджикаты. В частности, в его «профессиональные обязанности» входил поиск и тихое уничтожение руководителей боевых отрядов Ишин Шиши – так что в каком-то смысле Сайто сам был хитокири, боевиком – только на службе правительства (собственно именно поэтому убийство Сакамото Рёмы сразу повесили на него – были прецеденты). Случалось ему охотиться и на своих или бывших своих – в частности это именно он убил советника Ито Кашитаро, когда тот решил переметнуться к Ишин Шиши.
Нагакура – один из немногих уцелевших офицеров Шинсена – в воспомнианиях описывал милую сцену – когда выяснилось, что командир четвертого подразделения Такеда Канрююсай потихоньку подторговывает опиумом и берет деньги «за защиту», было решено принять меры. Так что однажды теплым вечером после ужина в какой-то харчевне, Сайто Хаджиме поднялся и вышел следом за Такедой. Вернулся минут через пять мрачный как туча и сказал Кондо «Это никуда не годится. Надо срочно что-то делать с уровнем нашей боевой подготовки.»
Потом началась война. Шинсеном затыкали все дыры. Отряд таял. Им добавляли людей из других подразделений – но это был морковный кофе. Кондо и Хиджиката изначально ориентировались на скорость, маневренность и использование огнестрельного оружие западного образца (мечи были для уличных стычек, а не для поля) – обучить этому наскоро людей, приученных к совершенно другой войне, не очень получалось. Потом Кондо погиб – сунулся что-то разнюхивать во вражеский лагерь, никому ничего по своему обыкновению не сказав, а его там опознали. (Последние слова – опять-таки совершенно в его духе «Ах, какие от меня были неприятности...»)
После его смерти часть, в общем, посыпалась кто в лес, кто по дрова. Хиджиката продолжил войну. Сайто оставался с ним. Когда войска сёгуната в 1868 разбили при Уцуномия, именно они возглавили уцелевших и увели их в провинцию Айзу. Тут они разделились – раненый Хиджиката двинулся на север, формировать новую армию, а Сайто – или Ямагучи Дзиро, как он тогда себя называл, остался оборонять Айзу. Далее имело место 5 месяцев жестокой партизанской войны – но очень уж неравные были силы – даже при чуть ли не поголовной поддержке местного населения. В начале сентября Сайто окружили под Вакамацу – и там погибли все, в том числе и остатки его старой роты. Считалось, что погиб и сам Сайто.
Хиджиката обосновался на Хоккайдо, действительно создал там новую армию (это отдельная и смешная история – республика Эцу) и очень успешно бил теперь уже правительственные войска, пока в мае 1869 (см. историю «Каменной стенки») его случайно не подстрелили. На чем война благополучно и закончилась.

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 11/24/03 в 16:46:55
А Сайто остался жив, опять сменил фамилию, женился и тихо преподавал фехтование в университете, пока не грянул 1877 - война Сейнан. Сайго Такамори – один из трех основных лидеров Ишин Шиши - разошелся со своими коллегами по вопросу о вестернизации и самурайском духе – и начался междусобойчик. И Сайто под очередным новым именем записался в ополчение – то ли желание посчитаться с Сайго было сильнее инстинкта самосохранения, то ли были какие-то еще соображения. Но, в общем, попал он там со своей частью в какую-то исключительную халепу, принял команду, был тяжело ранен, но все же как-то вывернулся и вывел часть обратно к своим – естественно оказался в сфере внимания командования и был немедленно опознан, потому что именно в этом кругу память он о себе оставил большую. История с Айзу была делом давним и военным, а вот убийства Рёмы ему бы не простили – но пока Сайто прохлаждался на хорошо охраняемой больничной койке, выяснилось, что он тут для разнообразия ни при чем. И ему сделали стандартное предложение – любую должность среднего уровня на выбор.
Если бы он отказался, никто бы не удивился – отказывались многие (тот же Нагакура). Но Сайто согласился – и совершенно озадачил господ кадровиков, попросив себе должность полицейского инспектора. Глава японской полиции Каваджи Тошиёши решил, что грех такому добру пропадать – и Сайто, то бишь инспектор Фуджита, до самой пенсии ловил бандитов для Киотского и Токийского управлений – и высокопоставленных коррумпированых чиновников лично для Каваджи.
И в этом качестве тоже вошел в легенду.  «Инспектор Фуджита Горо» стал героем уличных песенок и дешевых книжек с картинками, когда хозяин имени был еще жив – растил внуков и подрабатывал к пенсии охранником в музее.

Заголовок: Как Сайто Хаджиме сменил фамилию
Прислано пользователем Antrekot на 02/18/04 в 20:36:41
После  истории с Икеда-я популярность Шинсена резко возросла – а вместе с ней возросла и численность.  Самым большим прибытком была группа из 30 человек, во главе с Ито Кашитаро.  Кондо Исами принял ее с особенным удовольствием, потому что Ито считался одним из выдающихся знатоков военного дела.  В руководстве Шинсена не было людей с военным образованием, и потому они все время опасались, что в лучшем случае занимаются изобретением велосипеда.  Так что мастера-стратега немедленно назначили военным советником и третьим по рангу офицером в части.
Прошло несколько месяцев, прежде чем обе стороны поняли, что произошла ошибка.  
Во-первых (но не в-главных), классическая подготовка Ито Кашитаро оказалась бесполезной в уличной войне, а во-вторых, присоединясь к Шинсену, Ито полагал, что нашел единомышленников-традиционалистов нужного ему градуса.  Промахнуться больше он, пожалуй, не мог – ну разве что если б решил связаться с Сакамото Рёмой.
В общем, к окончанию первой войны с Чошу (последовавшей за «делом о дворцовых воротах») стало ясно, что ужиться республиканцы на службе сёгуната и изоляционисты на службе сёгуната могут только если их расквартировывать в разных городах.  Проблема заключалась в том, что возможности выйти из организации устав Шинсена не предусматривал.  Вообще-то он (печально знаменитое правило номер два) предусматривал с точностью обратное – попытка покинуть ряды каралась смертью.  Но тут случай был особый – и в конце концов стороны договорились, что Ито и 15 человек, выразивших готовность следовать за ним, просто уйдут в «бессрочный отпуск» и впредь будут действовать как самостоятельное подразделение.   Ито отбыл – с 16 спутниками вместо 15, потому что в последний день командир третьего подразделения Сайто Хаджиме насмерть о чем-то разругался с Кондо и решил, что в Шинсене ему больше делать нечего.
Несколько месяцев все было тихо.  А потом Кондо каким-то таинственным, колдовским образом стало известно, что Ито ведет переговоры с представителями Ишин Шиши из Сацума – а чтобы подчеркнуть свой вес и значимость, предупредил нескольких лидеров Ишин Шиши, что Шинсен охотится за их головами.  Не менее странным было то, что Кондо по этому поводу ничего предпринимать не стал.
А еще через полтора месяца в штаб-квартиру Шинсена явился некий неизвестный, поразительным образом напоминавший бывшего командира третьего подразделения Сайто Хаджиме, но, конечно же, не являвшийся им (поскольку, как же может человек _вернуться_ в организацию, из которой нельзя выйти?).  Неизвестный представился как Ямагучи Дзиро, высказал желание вступить в Шинсен – и тут же был назначен ... командиром третьего подразделения – поскольку должность эта уже четыре месяца была вакантной.
В тот же день Ито Кашитаро получил от Кондо очень вежливую записку с просьбой о встрече.  Что там было на той встрече – неизвестно.  Известно только, что ушел с нее Ито слегка подвыпивши, а потом заглянул в ближайшую харчевню и еще добавил (что вообще-то было ему крайне не свойственно).  Возвращался домой пешком.  Один.  И у храма Абуранокоджи налетел на неизвестного с копьем.  Был ранен в горло, отступил на лестницу храма – и там покончил с собой.  Утром людям Ито, разыскивавшим его, сообщили, что его тело лежит на перекрестке у храма.  Они – почему-то вместе с двумя десятками ронинов из провинции Сацума – кинулись на этот перекресток...  и человек, который предположил бы, что их там не ждали, проявил бы крайнее неуважение к господам Кондо Исами, Тошидзо Хиджикате и конечно новому командиру третьей Ямагучи Дзиро.
Через неделю сторонники Ито, не успевшие к «свалке у Абуранокоджи», попытались сравнять счет – устроили засаду на Кондо (результат – пуля в плече у Кондо + два мертвых стрелка) и на командира первого подразделения Окиту Соджи (результат – пятеро покойников и один недоумевающий Окита).  Группа, собиравшаяся поохотиться на, кхм, Ямагучи Дзиро, не успела выйти из дома, где квартировала.  Старший – Мунаи Юносуке вел дневник.  Последняя фраза, датированная 18 января (дата смерти Мунаи) «Эта сволочь Сайто Хаджиме...»

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 02/27/04 в 01:56:10
Легкий офтопик:
Читаю мемуары г-на Эрнста Сатоу "Дипломат в Японии" и тихо радуюсь.  (Времена, естественно, самые что ни есть викторианские.)
Молодой человек, сразу после колледжа, узнал, что Японию открыли для дипломатических отношейний и что МИД набирает людей на курсы переводчиков.  Пошел, сдал экзамен - и поехал в Японию учить язык.  Семья сначала протестовала - отец-полковник хотел, чтобы сын пошел по военной линии.  Эту проблему молодой Сатоу решил просто - принес отцу ворох статей, о том, что тогда творилось в Юго-Восточной Азии.  А имелась там опиумная заваруха в Китае и все вышеописанное в Японии.  Отец внимательно прочел и извинился перед сыном, что плохо о нем подумал.

Учитывая нездоровый Японский климат, молодой Сатоу перед отъездом купил револьвер и всю дорогу с ним упражнялся.   По приезде в Нагасаки он на вторую неделю перестал его носить.  "Я понял, что если кто-то из джентльменов с двумя мечами решит выразить мне свое неудовольствие, выстрелить я просто не успею.  А револьвер был тяжелым и неудобным и очень пачкал карманы маслом."

Заголовок: сражение при храме Будды
Прислано пользователем Antrekot на 03/04/04 в 13:20:55
Мне казалось, что с началом большой войны и войсковых операций "сольные выступления" Шинсена сошли на нет.  
Однако, не тут-то было.
5 сентября 1868.  Айзу.  За сутки до того войска Ишин Шиши, теперь уже правительственные войска, взяли перевал Бонари и начали движение внутрь провинции.  Через несколько часов авангард, преследующий откатывающихся защитников перевала, попадает под плотный огонь с холма.  Холм покрыт густым лесом, а на вершине его стоит деревянное строение, оказавшееся впоследствии местным буддийским храмом.   Дорога мимо - одна.  Вокруг территория дикая и совершенно непролазная - ни пехоте пройти, ни артиллерию не протащить.  То есть нужно штурмовать высоту и стрелков этих оттуда выселять.  А то больно у них плотность огня высокая и кучность попадания.
Сутки они ее штурмовали.  Сначала авангардом, а потом и подошедшими основными силами.   А высоту обороняло не то 30, не то - по другим отчетам - и вовсе 20 человек.  Тринадцать из которых _прорвались обратно к своим_.   Каковые свои успели за это время добраться до следующей линии укреплений.
А командовал этим несколько более успешным вариантом обороны а ля Леонид, естественно, господин по имени Ямагучи Дзиро.
Довольно много народу, включая и коллег по Шинсену, считало, что он там и погиб.  Это было третье по счету сообщение о смерти Сайто Хаджиме, оказавшееся несколько преувеличенным.  Впрочем, как и следующие два.

Заголовок: Мелкие прижизненные хлопоты
Прислано пользователем Antrekot на 03/06/04 в 07:08:20
Жил-был хатамото Киёкава Хачиро, создатель Рошингуми, тот самый, который хотел использовать правительственные войска для нападения на американцев и стравить бакуфу с иностранцами.  Затея провалилась благодаря вмешательству Кондо Исами и Серизавы Камо, но противуправительственной деятельности Киёкава на том не прекратил.
И высшие силы – в данном случае военный комендант Киото князь Мацудайра Кaтамори – решили, что пора положить тому конец.
А потому князь вызвал Кондо и Серизаву (дело было как раз на стадии формирования Шинсена) и предложил им вплотную заняться «буквой К» - только так, чтобы из того шуму не вышло (Киёкава пользовался влиянием при императорском дворе).
Но, как всегда, когда ясно «что», встает вопрос «как».
Киёкава часто ходил в иесто под названием "Гакушуин" и встречался там с проимператорски настроенными придворными.  И его решили подстеречь на обратном пути.  Киёкава все время менял маршруты, но Хиджиката наконец вычислил две точки, мимо одной из которых он не мог не пройти.  Дело было сугубо секретное - так что пришлось осуществлять его силами командования.  Одну точку заняли Кондо с Ними Ниишики (человеком Серизавы) - вторую сам Серизава с Хиджикатой. (Уровень взаимной любви и доверия в организации, думаю, понятен.)
План был - налететь, быстро зарубить и испаряться - чтобы не поняли, кто.  Если сразу не получится - отступать, будет другой раз.  И действовать только ночью.
Киёкава явно что-то чувствовал и старался передвигаться по улицам днем.  Но все же в одну прекрасную ночь Серизаве с Хиджикатой повезло.  Киёкава пошел по маршруту.  Только он был не один.  С ним были его телохранители - Ишизака Шузо, Икеда Токутаро и Мацуно Кенджи (все учителя фехтования) и еще двое посторонних.
Серизава Камо, бывший в крайне раздраженном состоянии - он пришел в засаду с какой-то пирушки и явно по ней тосковал -, сказал, что Киёкавой займется он - а Хиджиката пусть придержит остальных.  И с диким криком ринулся на врага.
«Увы мне», сказал фактор внезапности и помер на месте.  Что подумал Хиджиката, вынужденный заняться пятью противниками, неизвестно.
Одного из телохранителей он свалил сразу.  И вот тут выяснилось очень неприятное обстоятельство - двое посторонних были придворными.  И убивать их было крайне... неудачным жестом с политической точки зрения.
Так что Хиджиката оказался в ситуации один-на-четыре, где двоих из четырех ему нужно было постараться не задеть.
А сильно отяжелевший с обеда Серизава все еще не мог справиться с Киёкавой.
Так что в какой-то момент Хиджиката поинтересовался вслух, что, может, стоит все же меньше есть перед работой, в самом деле...
И тут Серизава развернулся и атаковал напарника с такой прытью, что если бы он использовал ее против Киёкавы, он бы его сделал с первого удара.
Надо сказать, что Серизава был великим фехтовальщиком от бога или богов, а его противник - нет.  Но Хиджиката был замечательным тактиком, а его противник - нет.
Тошидзо-сан потом говорил, что истратил на несколько минут боя трехмесячный запас придумок.  И все равно бы не уцелел, если бы Серизава не был столь явно не в форме - и если бы не Киёкава сотоварищи, несколько ошалевшие от такого оборота событий, но тут же дружно навалившиеся на обоих.
Прекратил всю эту кашу появившийся в конце улицы патруль - с ним никому из действующих лиц встречаться не улыбалось.
На следующий день Хиджиката заявил Кондо, что эта дешевая сволочь (Серизава) представляет собой смертельную опасность для подразделения и если Кондо не начнет принимать меры, Хиджиката их примет сам.  На счастье Хиджикаты, которому эти меры точно стоили бы головы, Серизава ночью с разочарования выпил, утром еще добавил, потом у него кончились деньги, он поднял часть подразделения по тревоге и пошел добывать эти деньги из ближайшего торгового дома при помощи артиллерии.  На этом эпизоде терпение кончилось уже у Мацудайры Катамори - и Кондо получил еще один прямой приказ, который с удовольствием и выполнил (см. историю Шинсена).
А Киёкаву достали через месяц после смерти Серизавы Камо.  Тихо, аккуратно, без следов.

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 03/06/04 в 07:48:59
Любопытно, что человек, который убил Киёкаву, Сасаки Тадасабуро, мастер ко-дачи, был кажется единственным, кому удалось официально уйти из Шинсена.
Мотивировка была проста - он заявил, что считал, что вступает в _самурайское_ ополчение, а не в отряд, где выдают два меча крестьянам и ремесленникам.  И вообще полагает, что не дело защищать традицию таким возмутительно нетрадиционным образом.
Руководство подумало, решило, что некий резон тут есть, и - поскольку Сасаки не собирался прекращать полицейскую деятельность на службе у князя Мацудайры, а даже наоборот намеревался создать для этого еще одну уже чисто самурайскую часть (и создал - Киото Мимаваригуми),- постановило считать зачисление произошедшим по недоразумению.

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Ципор на 03/06/04 в 21:14:50
Умеете вы рассказывать,Антрекот. :)

Увы мне», сказал фактор внезапности и помер на месте.  Что подумал Хиджиката, вынужденный заняться пятью противниками, неизвестно.

Мяу.

Еще!

Заголовок: Информация к размышлению
Прислано пользователем Antrekot на 03/20/04 в 18:28:35
Трехструнный сямисен он носил с собой всюду.  Двух чашечек саке, как правило, было достаточно, чтобы он начал импровизировать.  Уж не знаю, правда ли, что певчие птицы, заслышав его музыку, столбенели от зависти и падали с веток, но вот в чайных домах Хаги и Кагосимы - а потом и старой столицы -, где его знала в лицо каждая бродячая кошка, ему не приходилось платить за еду, выпивку и все прочее лет примерно с пятнадцати, а мама-сан чайного домика – это вам не соловей.
Еще одним надежным способом заставить его сыграть, было пригласить его на собрание старших самураев хана.  Сямисен вступал после третьей или четвертой фразы.  Эта аудитория к импровизации относилась существенно хуже - но вот прекратить вдохновенное музицирование у нее не получалось - человека с сямисеном было невозможно подавить авторитетом или запугать и очень трудно убить.  А убить его пытались довольно часто и без всякой связи с музыкой - Такасуги Синсяку был одним из руководителей "людей благородной цели" провинции Чошу.  
Не то в восемь, не то в девять лет он перенес оспу, от которой чуть не умер.  Больше посторонних неприятностей в его жизни не было.  В 18 лет он стал учеником Ёшиды Шоина.  В 21 – мастером школыЯгю Шинкаге.  Он был умен, талантлив, замечательно владел оружием, и считал целью своей жизни воплощение идеи «Сонно Джой» - «почитать императора, изгнать варваров».  Ярость кипела в нем – однажды в ходе политического спора он выхватил меч и разрубил пополам мирно проходившую мимо бродячую собаку (как потом признался, чтобы не зарубить собеседника).  И быть бы Такасуги очередным воплощением «безумной справедливости» вроде уже поминавшегося здесь Миябе или не поминавшегося Ёшиды Тошимару, если бы не два обстоятельства.
Первым было то, что неожиданно для всех у Такасуги завелся друг – тоже неплохой поэт, тоже любитель чайных домиков и их обитательниц, тоже ученик Шоина – Кацура Когоро, которого тогда называли не «исчезающим» Кацурой в честь его поразительной способности испаряться из узких мест, а Кацурой «чего мы этим добьемся» - потому что именно этот вопрос он имел обыкновение задавать после того, как горячие головы предлагали очередной широкоплескательный план действий.  Бредовая идея Кацуры, что правительство существует для населения, а не наоборот, пришлась Такасуги по росту.
Вторым – и решающим – обстоятельством стал визит в Шанхай.   Весной 62 года правительство Токугава направило туда делегацию на четырехсторонние переговоры о торговых квотах.  Такасуги был представителем Чошу.   Из Шанхая он вывез три вещи:  точное знание того, что именно произойдет с Японией, если она вступит в конфликт с варварами и проиграет; точное представление о военной мощи Англии, Америки и Штатов и о том чудовищном гандикапе, в котором уже находится Япония; четкое осознание того, что дело не только в военной технике, но и в обществе, которое ее производит и ею распоряжается.  Ну и небольшую партию современного огнестрельного оружия, конечно, как же без этого.  Хотя «армстронгов» прикупить ему все же не дали.
В 63 году после первого столкновения самураев Чошу с европейцами (форты Чошу систематически обстреливали европейские торговые суда.  В качестве ответной меры французы разнесли батареи Чошу и заняли несколько деревень на побережье.) он огорошил руководство клана заявлением, что самураи совершенно разучились воевать.  «Мы так боимся поражения, что готовы убежать от него в смерть.  Мы не умеем вставать – только падать.»  И потребовал создания особых сил обороны, куда был бы открыт доступ крестьянам и ремесленникам.  Положение было настолько отчаянным, что старшие самураи клана готовы было попробовать что угодно.  Самые консервативные из них считали, что у Такасуги просто ничего не получится – так почему не позволить.  И он начал собирать и обучать – по вычитанным из книг европейским методикам – свой Киэйтай – зародыш будущей японской армии.
После событий 64 года (см. «Дело о дворцовых воротах») Такасуги попал под арест – хотя, как и его друг Кацура, не был, не состоял, не участвовал и категорически не одобрял.  Впрочем, его практически сразу выпустили – по достаточно любопытной причине.  Наскучив постоянной стрельбой в проливе Шимоносеки, Англия, Франция, Голландия и Штаты направили к побережью Чошу флот, который методично начал сносить с лица земли все мало-мальски напоминавшее строения.  Произведя подобающую демонстрацию, союзники потребовали полномочных представителей хана на переговоры.  Вот Такасуги и назначили главой делегации, рассчитывая, что он там по темпераменту и убеждениям наговорит Аматэрасу знает чего, переговоры провалятся – и тогда Ишин Шиши можно будет обвинить во всем инциденте в целом, начиная со стрельбы – и откупиться их головами и от Бакуфу, и от иностранцев, ничего при том существенно не меняя.  Такасуги провел переговоры и за 9 дней разработал мирный договор, вполне приемлемый для Чошу.  Более того, в ходе этих переговоров он умудрился на 180 градусов изменить мнение английского и американского послов о ситуации в стране.  Начиная с 1964 года обе великих державы будут негласно поддерживать «людей благородной цели».
После того как договор был заключен, радикалы из числа Ишин Шиши объявили Такасуги предателем и еще полгода на него охотились – без всякого успеха и с большим вредом для себя. Мастер Ягю Шинкаге – это мастер Ягю Шинкаге – даже если последний раз, когда он был трезв, имел место 10 лет назад.
А Такасуги менял места ухоронок, находил людей, заключал союзы, каким-то образом умудрялся следить за обучением людей из Киэйтай, налаживал каналы для контрабанды оружия.  Он очень торопился – знал, что война с правительством Токугава – вопрос месяцев, а его собственная смерть – вопрос года-двух.  Из Шанхая он привез не только новые идеи и новое оружие, но и туберкулез.
В декабре 64 Такасуги с 80 людьми захватил Шимоносеки.  Оттуда они двинулись на восток и заняли порт Митаджири, где на якоре стояло три свежекупленных боевых корабля (каковые собственно и были целью операции).   К началу января у Такасуги под ружьем было 3 тысячи человек.  И он предпринял марш-бросок на Хаги, столицу провинции.  Господа консерваторы собирались обороняться, не очень оценив тот факт, что Хаги стоит на море и что в мире есть такая вещь как корабельная артиллерия.  После нескольких часов бомбардировки город был сдан – в полном соответствии с тезисом Такасуги о том, что самураи разучились воевать.
Провинция Чошу полностью перешла под контроль «людей благородной цели».

Продолжение завтра

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 03/21/04 в 09:57:45
Если бы сегунат был хоть сколько-нибудь дееспособен, то он бы воспользовался гражданской войной в мятежной провинции и атаковал Чошу еще зимой.   Но дела у правительства обстояли еще хуже, нежели казалось заговорщикам.  Приказ 31 одному княжеству направить войска на подавление мятежа был отдан только в апреле 1865.  Бакуфу не знало, ни что армия Чошу вооружена контрабандными европейскими винтовками, ни что Такасуги (через созданную Ремой компанию "Кайентай", ныне "Мицубиши") умудрился купить в Шанхае еще два боевых корабля.   А вот известие о том, что "совет старших самураев клана" объявил всеобщую мобилизацию, до Эдо как раз дошло, но совершенно никого там не обеспокоило.  (Мацудайру Катамори, который на личном опыте знал, что такое хорошо обученный и вооруженный крестьянин, просто не стали слушать.)
Экспедиция против Чошу получила название "война с четырех сторон", потому что мятежной провинции пришлось защищать четыре направления - юговосточное, восточное, северовосточное и западное.  Следует сказать, что справилась она с этим куда лучше молодой советской республики.  
7 июня 1866 года - то есть едва ли не через год после официального начала кампании - флот Токугава занял остров Осима.  У Такасуги Синсяку не было ни времени, ни желания проявлять то же медлительное достоинство - он отбил остров и пролив обратно через неделю (см. историю о "Годе Тигра" и пользе справочных материалов).  К тому времени у Такасуги появилось свое прозвище, образовавшееся от его любимого присловья.  Его стали называть "Такасуги думаем-на-бегу".
"Когда он начинал действовать,- говорил один из его коллег,- он был как удар молнии.  Когда он ввязывался во что-то, он был как ветер и дождь."
Но вот дела со здоровьем у стихии 27 лет обстояли плохо - после этой экспедиции Такасуги начал кашлять кровью.  Врачи сказали ему, что если он не будет перенапрягаться, он может прожить еще несколько лет.  Такасуги пожал плечами и начал планировать дальнейшую кампанию.   К июлю 1866 он очистил восток и северо-восток, а в начале августа армия Чошу под его командой взломала фронт войск Токугава.  10 сентября пал замок Кокура, который по плану Бакуфу должен был служить опорной точкой для вторжения.
23 сентября сегун объявил о прекращении боевых действий.  К тому времени Такасуги уже валялся в горячке в Хаги.  С тех пор он уже практически не покидал постели.
В 13 апреля 1867 его друзья собрались в его любимом чайном домике... и вдруг услышали из-за стены сямисен.  Такасуги сидел во дворе и играл.   Он умер на следующий день.  Предсмертное стихотворение осталось незаконченным.  Первая строчка "Сделать серый мир цветным..."
Ровно через полгода Токугава Ёшинобу объявил о своем решении отречься и передать власть императору.

Заголовок: Вопрос питания
Прислано пользователем Antrekot на 03/23/04 в 10:50:29
Год 1864.  Нагасаки, английская миссия.  Приходит к переводчику миссии, Эрнсту Сатоу, доктор Вильям Виллис (тот самый, что потом остался с Сайго в Сацума) и говорит что получил какой-то официальный японский запрос, который естественно не может прочесть.
Сатоу читает письмо из какой-то явно военной конторы и слегка поднимает брови - потому что там какой-то военный чиновник очень вежливо интересуется, действительно ли потребление мяса резко увеличивает запасы энергии тела, способствует росту костей и мышц и вообще полезно для здоровья.
Виллис, тоже слегка удивившись, продиктовал ответ, что мол, да, белое, а особенно красное мясо, очень всему этому способствует, но вот, чтобы повлиять на рост, нужно начинать кормить детей мясом лет с трех, а у взрослых людей можно разве что мышечную массу увеличить.  Но что он, Виллис, вообще исходит из европейского опыта, а вот как мясо повлияет на японцев, которые его поколениями не ели, он предсказать не берется. Так что он советует своему корреспонденту провести серию осторожных
опытов, потому что были прецеденты. (Прецеденты действительно были.  За несколько лет до того у них в сиротском приюте в Шанхае дети чуть не умерли, потому что сердобольная обслуга кормила их молочными продуктами.)
Через три месяца приходит еще одно письмо, с благодарностями.  Мол, корреспондент поставил серию опытов, все они были чрезвычайно удачны и он чрезвычайно признателен доктору за его высокоученые советы.  Со своей стороны, он может в виде компенсации разве что поделиться наблюдением, что постоянное потребление мяса вызывает у физически активных взрослых японцев, ранее его никогда не пробовавших, несколько повышенную агрессивность.  Что в данном случае совсем неплохо, но в других обстоятельствах может представлять проблему.
Благодарным корреспондентом доктора Виллиса был непосредственно заместитель командующего Шинсена Тошидзо Хиджиката.  Интересно, что именно он имел в виду под «несколько» повышенной агрессивностью.

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 03/23/04 в 16:57:17
Надо сказать, что у мясной истории было не менее занимательное продолжение.
Мясо в преимущественно буддистской стране было удовольствием дорогим и редким.  А потому прокорм подразделения начал потихоньку превращаться в проблему.  Оптимальным решением было бы завести свое собственное хозяйство.  Но казармы в Мибу уже и людей-то не очень вмещали - и постоянный источник белка (в просторечии "свинарник") стал также источником постоянного напряжения и совершенно несамурайского поведения.
Как известно, лучше когда проблем много - тогда какие-то из них могут взаимно аннигилироватся.  Одним из постоянных источников беспокойства для Шинсена был близлежащий храм Ниши Хонган.  Местные монахи сочувствовали Ишин Шиши и монастырь по существу был базой "людей благородной цели" в Мибу.  Это было известно точно - но применить соответствующие меры к уважаемому религиозному учреждению никто бы не позволил.
И во время Дела о Дворцовых Воротах проблемы встретились.   Охвативший город пожар добрался до Мибу и подбирался к монастырю.  Настоятель, не чая справиться силами монахов, кинулся за помощью - и ближайшим подразделением, всерьез занимавшимся тушением пожара, оказался естественно Шинсен.  Перепуганный настоятель был готов обещать Кондо что угодно - и естественно мгновенно согласился приютить Шинсен, если казармы ополчения сгорят, пока Шинсен защищает храм.
Надо ли говорить, что казармы сгорели?
Шинсен переехал в монастырь.  Вместе со свинарником.  Противуправительственная деятельность в монастыре прекратилась.  Но очень быстро выяснилось, что жить в этом огромном проходном дворе подразделению не очень удобно.  Монахи же, не очень обрадовавшиеся Шинсену, впали в нечто очень напоминающее истерику по поводу свинарника.  В буддистском монастыре систематически убивать живое _на мясо_?  (То, что их постояльцы куда более систематически убивают людей, беспокоило монахов существенно меньше.)  Так что когда Тошидзо Хиджиката намекнул настоятелю, что в связи с резким увеличением личного состава им потребуется более просторное помещение ... ну, вы сами понимаете, настоятель решил, что он этого не вынесет.  И сам первым предложил построить Шинсену новые казармы, выделив для того часть незастроенной монастырской территории как раз через дорогу.  Чего собственно и добивался господин заместитель командующего.
Новые помещения Шинсена располагались точно напротив монастыря - так что вернуться к прежним развлечениям монахи не могли все равно - а жить там было существенно уютнее, да и охранять помещения стало много легче.  А на дальнем от монастыря краю базы красовался большой, просторный, крепкий ... свинарник.

Заголовок: парочка анекдотов о Шинсене
Прислано пользователем Antrekot на 03/28/04 в 06:49:01
Командир десятой Харада Саноскэ был невменяем даже по Шинсеновским меркам.  Например, когда один из старших самураев хана Айзу сказал (в _частном_ разговоре) Хараде, что тот не умеет себя вести (чистая правда) и вообще на самурая не похож, Харада ответил, что такие вещи проверяются просто.  Вот он сейчас кое-что сделает - сможет ли уважаемый господин повторить?  Вынул вакидзачи и воткнул в живот по рукоять.  Оппонент с воплем сбежал.  На крик примчался Кондо (тогда еще просто мастер додзё Шейкан), учинил Хараде скандал, вытащил нож, перевязал рану и - не обращая внимания на крайнее возмущение своего будущего комроты - перекинул его через плечо и отволок к врачу.  Ками берегут сумасшедших - обошлось без перитонита и неисправимый Харада потом хвастался шрамом от сэппуку.

После «Дела о Дворцовых Воротах» Хиджиката говорил, что благодарные японцы должны поставить Кусаке Генсую по меньшей мере маленький храм – в благодарность за избавление страны от ... Кусаки Генсуя.
Г-н. подполковник вообще был большой любитель черного юмора.  Как-то пришел шинсеновский патруль к одному деятелю, были у них подозрения, что кто-то в его доме связан с контрабандой оружия.  Заходят, и видят, что хозяин, видимо, углядевший их в окно, пытается зарезаться.  Ну, патрульные к нему - они ж его только подозревали, в мишенях он не числился, а Хиджиката так рукой повел, остановил и сказал наставительно "Никогда не следует мешать человеку поступать правильно.  Продолжайте, сударь, мы вас не обеспокоим."

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Kurt на 03/28/04 в 07:40:50
А с какого времени японцы начали использовать европейские воинские звания?

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 03/28/04 в 08:01:33
Если Вы про "комроты" то это моя вялая попытка бороться с со странным званием Kumichou - "командир подразделения".
А в полном объеме они появились в армии Мейдзи во время войны Бошин.

С уважением,
Антрекот

Заголовок: "Ах, какие от меня были неприятности"
Прислано пользователем Antrekot на 03/29/04 в 12:06:01
В апреле 1868 "Кангун" (армия императора - то бишь армии Сацумы и Чошу) и "Куйю Чинбутай" (то есть армия сёгуната) оказались нос к носу у Нагареяма.  Ночью были какие-то подвижки и кто-то со стороны Бакуфу с перепугу пальнул по императорскому штандарту.  И на утро в лагерь Ишин Шиши является вежливый джентльмен, представившийся как Окубо Ямато (а там рядом действительно было родовое поместье Окубо - очень дальних родичей Окубо из Сацума), и объяснил, что он пришел извиниться за вчерашний инцидент и твердо обещать уважаемым оппонентам, что этот кабак больше не повторится.  
Его естественно приняли, чаем напоили.  На штаб и расположение войск он тоже посмотрел.  И тут ками принес на позиции из Эдо Ариму Фуджиту.  Каковой тут же поднял брови домиком и спросил - "А Кондо-то что тут делает?".  А Кондо Исами естественно полагался на то, что в тот момент во вражеском штабе его ни одна душа не знала в лицо.  
Но головы он не потерял - и спокойно ответил, что он такой-то такой-то, а этого господина впервые видит.  Рыцари заколебались - всем же было известно, что Кондо Исами деревенщина неумытая, а тут был господин вполне комильфо, вплоть до китайской поэзии...  И тут кто-то вспомнил, что у них там под стражей сидит пойманный дезертир из армии Бакуфу.  Его привели - и он опознал Кондо.
Арима Фуджита был за то, чтобы обращаться с Кондо как с военнопленным - то есть отослать в Эдо и пусть командование разбирается.  Но Кагава Кейзо и Тани Татеки, считавшие, что убийство Рёмы - дело рук Шинсена, настояли на том, чтобы с ним обошлись как с преступником.  И на следующий день Кондо отрубили голову.  По свидетельству Аримы, он вел себя с неприличествующим ситуации благодушием, разговаривал с охраной о погоде, объяснял самому Ариме, что конфуцианцы погубят Японию – при этом, только когда в ход пошли совершенно абсурдные аргументы, Арима
понял, что его разыгрывают, давал палачу инструкции отностельно оптимального угла удара, а когда дошло до дела, поднял глаза к небу, мечтательно улыбнулся и произнес “Ах, какие от меня были неприятности...» столь довольным тоном, что чуть не сбил палачу прицел.
Его люди все это время искали его - но Кондо не сказал, куда идет, так что Хиджиката узнал о его смерти на следующий день из данных разведки.
Надо сказать, в командовании Куйю Чинбутай все очень нервно смотрели на Хиджикату - Юпитер его знает, какую форму у этого человека примет горе... А он, как ни в чем ни бывало, пришел в штаб и сказал, что поскольку военспец здесь теперь он, то он просит окружающих не мешать ему работать, до окончания критической ситуации.  И начал готовить прорыв из уже образовавшегося окружения, каковой прорыв и осуществил с присущим ему блеском.
И ничего.  Совершенно не изменился, о Кондо говорил так, как будто тот только что вышел.  А спрашивать, понятное дело, никто не решался.  И было это дело покрыто тьмой, пока едва ли не через год уже на Хоккайдо Эномото Такеаки, человек молодой и бестактный, не сказад Хиджикате, что люди, которые сейчас очень рады видеть его во главе армии, не потерпят его на этом посту после победы (если, конечно, таковая состоится).  На что Хиджиката, не моргнув глазом, ответил, что этим господам беспокоиться не о чем, потому что как только закончится чрезвычайное положение, вступят в силу правила организации, к которой он до сих пор принадлежит, поскольку выход из нее не предусмотрен.
Адмирал, повторяю, был человек бестактный, а потому, наполовину в шутку, спросил, о каком правиле идет речь.  И получил в ответ, что о номере шестом (если командир соединения убит, его подчиненные не могут без приказа покинуть его).  Так и выяснилось, что именно думает Хиджиката о смерти Кондо и о себе в этой связи.

http://kulichki.com/tolkien/forum/attachment.php?s=&postid=23034

Заголовок: Личные причины
Прислано пользователем Antrekot на 03/29/04 в 18:31:07
Аояма Эндзю из хана Мито, учитель, историк и великий знаток генеалогии, был прямым вассалом Токугава и не очень ярко выраженным имперским лоялистом.  Так что когда в провинции разразилось проимперское восстание Тенгу, никто не удивился, что Аояма Эндзю его не поддержал.  
Удивились потом, когда он не поддержал и победителей.  Причем не поддержал настолько, что после победы революции, то есть реставрации он просто провел несколько месяцев под домашним арестом и был выпущен.   (Это при том, что в хане Мито шла настоящая резня.)
На вопрос, чем объяснить его нейтралитет, Эндзю всегда отвечал "у меня личные причины".   И только через два года, когда хан прекратил свое существование, выяснилось, что двигало достопочтенным Аоямой Эндзю.  Учитель был лыс.  А по строго-настрого предписанному Токугава этикету, преподающий должен быть совершенен.  И потому - есть волосы, нет ли их - обязан иметь на затылке положеный самурайский узелок.  Так что каждое камиблагословенное утро Эндзю был вынужден приклеивать к затылку узелок из фальшивых волос.  Если день был жарким, клей начинал плавиться и узелок отваливался.  Иногда - прямо во время занятий.
"А я,- объяснял Эндзю,- слышал, что в варварских странах все ходят, как хотят.  Это не та причина, по которой стоит убивать людей, потому я и не поддержал Тенгу.  Но как я мог отказаться от мечты..."- сказал он и провел ладонью по совершенно гладкому затылку без ненавистного узелка.

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Ципор на 03/29/04 в 23:32:34

Quote:
"А я,- объяснял Эндзю,- слышал, что в варварских странах все ходят, как хотят.  Это не та причина, по которой стоит убивать людей, потому я и не поддержал Тенгу.  Но как я мог отказаться от мечты..."- сказал он и провел ладонью по совершенно гладкому затылку без ненавистного узелка.


Надо же. :) Антрекот,умеете вы находить истории. :)

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 03/30/04 в 05:52:44
Так в жизни все обычно веселее, чем в литературе.

С уважением,
Антрекот

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 03/30/04 в 13:39:19
Асахина Шинемон был одним из лидеров просёгуновской партии в провинции Мито.   Пока он воевал на севере, его жена, опасаясь за жизнь четырнадцатилетнего сына Такеши, отправила его с другом к родне в провинцию.  Но родичи сказали, что они сами под подозрением, дали подросткам денег и  посоветовали пробираться в Эдо, где легче затеряться.  Мальчишки разделились, но Такеши где-то в переходе от новой столицы поймал специально высланный за ним отряд.  Мальчика привезли в Мито, два дня показывали на городских рынках, а на третий должны были казнить.
Вечером второго дня  через базарную площадь проходили войска из Сацума, направлявшиеся на подавление очередного мятежа в Айзу.   Увидев мальчишку на помосте, командир сацумского контингента спросил, что бы это значило.  Получив ответ, что этот, с детской челкой, - страшный государственный преступник, сацумец сказал: "Ну если все дело в том, из какой он семьи, так давайте я его прямо сейчас и усыновлю.  Парень он храбрый, происхождения хорошего, отряду как раз нужен барабанщик.  Так что я в выигрыше.  Он останется жив - так что он в выигрыше.   Вы будете знать, что, как мой сын, он уже никогда не поднимет оружия против императора - и вам не придется казнить ребенка.  Так что и вы в выигрыше. По рукам?"  Увидев, что речь эта показалась толпе убедительной, и испугавшись, что его могут заставить согласиться, судейский чиновник выхватил меч и зарубил Такеши.
Самурай из Сацума не стал затевать драку, но прибыв в расположение армии, доложил по начальству.  Там схватились за голову "Они там что, в Мито, с ума посходили хором?  Государственный преступник 15 лет!"  И тут же издали постановление о том, что гражданским и военным властям Мито запрещается приводить в исполнение смертные приговоры без санкции из столицы.  И были довольны своим решением ровно три недели, пока из Эдо не приехал по поставочным делам Кидо Коин и не привез с собой в качестве персонального подарка Сайго с Окубо документ, датированный 1864 годом.  В каковом от имени сегуна в тех же самых выражениях гражданским и военным властям Мито запрещалось...  И поинтересовался, согласны ли они на такую эффективность. Потому что пока ханы юридически независимы, никакой другой не будет.  В общем, в верхних эшелонах предложение Кидо отменить всю систему ханов к бабушке Владыки Яньло и вводить европейское администрирование, возражений не встретило.   А вот среднее звено протестовало еще года три...

Заголовок: Нормальное фехтование
Прислано пользователем Antrekot на 04/07/04 в 13:20:59
История первая: сорок лет спустя
Был в начале эпохи Сёва такой себе мастер кендо по имени Ямамото Чуджиро.  И как-то он во дворе школы отрабатывал горизонтальный удар на пустой фляжке, висевшей на шнурке.  Мимо проходил какой-то старик, остановился, долго смотрел, как тот практикуется, сказал "Трудная задача." - а потом попросил у него меч.  Как отказать старшему?
Ямамото и одал ему меч.  Тот встал в какую-то перекошенную стойку, сделал выпад - фляга не шелохнулась - повторил "трудная задача", с поклоном отдал меч и ушелестел себе.  И Ямамото был уверен, что тот промахнулся (шнурок-то даже не дернулся), пока не встал в стойку сам - и не увидел, что фляга пробита насквозь.  Потом он обегал весь квартал, пытаясь узнать, кто этот старик - и выяснил, что это господин Фуджита, сторож музея.  Но тот как раз приходил брать расчет...

История вторая: Том, и немножко Джерри
Во время очередного раунда переговоров Сацума-Чошу Сакамото Рёма поспорил с кем-то на вечер в трактире, что Кацура Когоро, несмотря на свои
странности и хроническое нежелание носить оружие,
по-прежнему мастер.  И, чтобы выиграть пари, подбил граждан из Сацума, Чошу и Тоса - благо дело было в лесу, место тихое - устроить фехтовальный турнир.   Кончилось это тем, что два гражданина,  вышедших в финал (Когоро и сам Рёма), после третьей ничьей решили сыграть без правил и в процессе практически разнесли здание.  Победил Рёма - у его противника, вообще не отличавшегося особым здоровьем, просто кончилось дыхание.
Пари, впрочем, Рёма выиграл.  А потом они всей компанией отправились в город за выигрышем.  В трактир.  А потом они  разнесли трактир.
А потом высокие договаривающиеся стороны удирали от обычного и совершенно невооруженного городского патруля, потому что не рубить же его было, этот патруль.  И все это очень способствовало установлению взаимопонимания.  Зачем и затевалось.

Заголовок: Гонка вооружений по дону Корлеоне
Прислано пользователем Antrekot на 04/22/04 в 11:45:08
В начале 1864 приятель Рёмы встретил его на улице и, в числе прочего, похвастался новым мечом.
- Твой клинок,- сказал Рёма,- на ладонь длиннее, чем нужно.  Он не годится ни для боя на улице, ни, тем более, для боя в доме.   Ты вечно будешь всюду застревать.  Мой тебе совет, подбери себе меч покороче, вот как у меня.
В конце 1865 года тот же приятель встретил Рёму снова - и в разговоре признал, что длинный меч по нынешним временам действительно оказался неудобен и что он теперь носит другой, покороче.
- Это вчерашний день, сказал Рёма.  И вынул из-за пазухи "смит и вессон".
В следующий раз они встретились уже в 1867.  У приятеля на ремне висел "кольт".
- Эта штука устарела.  Разве из нее что толком достанешь?- фыркнул Рёма.- Вот настоящее оружие. - и он извлек из-за пазухи "Международное право" на английском.
После войны приятель стал адвокатом.

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 04/26/04 в 11:42:01
Началось все с того, что хан Кии купил себе пароход.   Что само по себе ненаказуемо.  Но дайме Кии решил немедленно выпустить новую игрушку прогуляться в море - естественно с командой, которая раньше ходила только на парусниках.  Ну и с двумя французскими инструкторами.   То, что просто в процессе выхода из гавани пароход потопил несколько рыбачих лодок, никого не обеспокоило.   А еще через три часа, уже в проливе, они встретили торговый парусник, которому по морскому закону должны были уступить дорогу.   Но не стали.   А шли они под такими парами, что парусник попросту не успел отвернуть.  Парусник они протаранили, часть команды погибла, груз пошел на дно.
На несчастье хана Кии, парусник принадлежал компании "Кайентай".  И глава компании Сайтани Уметаро (вообще-то более известный как Сакамото Рёма) пришел в сугубое расстройство из-за гибели судна, людей и груза - в том числе и четырехсот контрабандных винтовок, предназначавшихся для повстанцев в Чошу.  
И подал на хан Кии в суд, требуя возместить потери.   Старший самурай Кии Миура Киютаро ответил, что суды это для иностранцев в их варварских странах, а хан Кии обязан уважать только предписания бакуфу и волю даймё Кии.  Понятно, что такое заявление не порадовало ни иностранных представителей, ни правительство сёгуна, которому вовсе не улыбалось объяснять, почему провинции страны считают, что международное морское право их не касается.
А Рёма тем временем начал атаку на другом фронте - он сочинил несколько издевательских песенок о хане Кии, полной безграмотности местных жителей в морском деле и исключительной скупости и коррумпированности тамошних чиновников.   Через три дня эти частушки распевали во всех чайных домиках Нагасаки, за неделю эпидемия захлестнула старую столицу, а через десять дней тому же самому Миуре в придорожной гостинице под Эдо налили неполную чашку чаю.  Когда он поинтересовался, почему, наглый слуга ответил "Так Вы ж, господин, из Кии будете.  Сами потонете или кого утопите - а заведению отвечать?"
В общем, через месяц тотальной войны на юридически-уличных фронтах хан Кии понял, что теряет слишком много.  "Кайентаю" была предложена компенсация в 83 тысячи золотых рё.  В общем "Англия сдалась." (с) Бургомистр

В начале ноября следующего, 1867, года Миура Киютаро узнал от информатора, что ненавистный сутяга и автор частушек Сайтани Уметаро и не менее ненавистный автор союза между Чошу и Сацума Сакамото Рёма - это одно и то же совершенно невыносимое лицо.  Каковое откровение было для Миуры таким шоком, что он совершенно потерял самообладание и в присутствии посторонних сказал, что утопить Рёму в чайной чашке или задавить его пароходом, ему, Миуре, вряд ли под силу, но есть масса других действий, способных заткнуть эту огнедышащую лошадиную (*) пасть раз и навсегда.

А 16 ноября Сакамото Рёму убили.  На конспиративной квартире на втором этаже магазинчика Омия, где он перележивал, судя по всему, воспаление легких.  Нападавшие остались неизвестными.  Накаока Шинтаро, бывший с Рёмой и переживший его на несколько часов, успел сказать, что, во-первых, убийцам этот визит не сошел бесплатно, а во-вторых, что кто-то из гостей страшно ругался на иойском диалекте.
На месте убийства из посторонних предметов обнаружились чьи-то ножны и пара деревянных гэта.   Ножны были опознаны почти тут же, как принадлежавшие Хараде Саноскэ, капитану 10 роты Шинсена, уроженцу хана Ио и большому любителю крепких словечек.  На гэта было клеймо соседней гостиницы.  Служанка показала, что в ночь убийства у них долго сидели семеро, сказавшие ей что они из Шинсена.  Один из них был очень худым мужчиной исключительно высокого роста.  ("Сайто",- хором подумал Штирлиц.  И правильно, кстати, подумал.)
А когда соратникам Рёмы стало известно, что за три дня до убийства по приказу князя Мацудайры к Миуре были приставлены телохранители из Шинсена, они решили, что головоломка сошлась - и начали охоту за Миурой.
Дальше имелся Том, Джерри и немножко Керенского - или истории о том, как благородные революционеры дважды промахивались гостиницами, а благородный самурай из Кии испарялся из любимого чайного домика в женском платье, но в конце концов "Исполнительному комитету по наследству г-на Сакамото" (действительно так называвшемуся) стало известно, что 7 декабря Миура точно будет в заведении под названием Тенман-я.   И 16 человек + резерв решили нанести туда экстренный визит.   Прибыв на место, они поняли, что ками явно на стороне справедливости - с Миурой было только двое спутников.  Рыцари ворвались в комнату.  Накаи Шогоро выхватил свой меч, подарок Рёмы, и только успел рявкнуть "Смерть предателю!", как заметил, что человек в парадной накидке с гербами хана Кии вообще-то несколько шире в плечах, чем ему положено быть, уж точно существенно тоньше в талии и непонятно почему носит совершенно варварскую (во всех смыслах) короткую стрижку.  
- Продолжайте, пожалуйста.- вежливо сказал Тошидзо Хиджиката, заместитель командующего Шинсена.   И тут погас свет.
Надо сказать, что повторения Икеда-я не получилось.  У кого-то из рыцарей хватило ума не кричать "засада", а рявкнуть во весь голос "Миура убит!".   Поэтому те, кто ждал снаружи гостиницы, не ринулись внутрь на помощь, а спокойно расточились.
Да и вообще рыцарь уже пошел не тот, огнестрельным оружием не гнушался, так что и Шинсену (12 человек) эта история обошлась в четырех покойников и троих раненых, и исполнительный комитет лег там всего наполовину, а не полным составом.
Миуру, крайне недовольного тем, что ему не доверили роль самого себя, зацепило какой-то щепкой по лбу.  Злые языки утверждали, что произошло это не случайно - за полтора месяца старший самурай хана Кии успел своей охране основательно поднадоесть.
На этом, надо сказать, попытки добраться до него кончились - в основном, потому что началась гражданская война.
Ну а годы спустя выяснилось, что ни Миура, ни, что самое удивительное, Шинсен, к убийству Рёмы отношения не имели.  И что только чудом убийцы разминулись с настоящим шинсеновским патрулем, действительно в ту ночь шаставшим по округе.

(*) Рё-ма раскладывается как дра-конь.

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 05/01/04 в 14:14:01
В марте 1863 обстановка в стране накалилась настолько, что сёгуну пришлось впервые за 200 лет самому приехать в старую столицу, чтобы пообещать императору, что к следующему маю духа варварского не будет в Японии.
В день, когда торжественная процессия (император по традиции встречал сёгуна на границе города) вошла в Киото, разразился жуткий ливень.  Что совершенно не подействовало на толпу.  Миллионы людей вывалили на улицы, чтобы посмотреть на императорские носилки, сёгуна и сопровождавших его знатнейших вельмож страны.
В толпе у моста Санджо стоял приехавший в старую столицу по делам Такасуги Синсяку.  Как обычно, не вполне трезвый и куда больше обычного злой.  Во-первых, никаких теплых чувств к сёгуну Ишин Шиши из Чошу не испытывал, да и испытывать не мог.  А во-вторых, из-за визита и праздников жизнь в старой столице замерла и Такасуги предстояло куковать там как минимум лишнюю неделю.  В общем, сочетание политического возмущения, дождя и дурного настроения, отфильтровавшись через пары саке дало типичную для Такасуги равнодействующую.  Когда сопровождавший императорский паланкин сёгун подъехал к мосту, Такасуги во всю свою глотку рявкнул: "Да здравствует сэй-и-тай-сёгун!"
Толпа замерла.  Процессия споткнулась.  А что прикажете делать, если _полный_ титул военного правителя действительно "великий полководец, победитель варваров"...  Хотя в данном контексте оный титул звучал сугубой государственной изменой.  И поскольку рубить посреди старой столицы человека, всего лишь назвавшего сёгуна его законным полным наименованием, было совершенно невозможно, охрана сделала вид, что ничего не произошло.  Процессия двинулась мимо.
А Такасуги, подняв себе таким образом настроение, пошел искать, где б ему еще выпить.

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Zamkompomorde на 05/02/04 в 18:15:43
Мысль,навеянная многими историями Антрекота.

Участие синоби в революции Мэйдзи,скорее всего,имело место быть.
Сайто Хадзиме,Кондо Исами,Сакамото Рёма,Кацура Когоро,Сасаки Тадасабу
ро-все эти граждане демонстрировали ярковыраженные ниндзевские навыки.
Умение перевоплощаться,скрываться,добывать информацию(Рёма,Сайто,Кого
ро),незаметно и тихо убивать(Сайто,Сасаки)-всё это характерно прежде
всего для синоби.Даже отдельные методы(вроде смены имени,использования
ко-дати) говорят в пользу этого предположения.

И тогда становится понятным,почему Рёма был неуловимым.Он просто это
му учился и,видимо,был весьма способным учеником.О Сайто и говорить
нечего..

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 05/02/04 в 19:02:44
За Сайто не поручусь - его биография с 9 лет и до вступления в Шинсен - один большой темный лес, где могло водиться все, что угодно.  Например, совершенно неизвестно, где он учился фехтованию - при том, что мастеров Мугай-рю было не так много.

А вот биографии Сакамото Рёмы или Кацуры Когоро известны едва ли не по минутам.  И ниндзюцу там взяться просто неоткуда.  

С уважением,
Антрекот

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Zamkompomorde на 05/02/04 в 20:07:08
1)Вот и странно:биография известна поминутно,а объяснения способностям
означенных господ нет.Кроме того,синоби вовсе не обязательно некая
таинственная личность,вынырнувшая из небытия и потом туда же канувшая.
Это вполне мог быть самурай из почтенного рода,не распространявшийся
о подробностях своего образования в области шпионажа,диверсий и т.д.
И естесственно,в биографии этих сведений вполне может и не быть, проживи этот самурай хоть на виду у всех в Эдо целую жизнь.
В тогдашние додзе,как правило,пускали далеко не каждого желающего,и
едва ли даже самый въедливый биограф сможет точно установить,чему и
как обучали Когоро или Рёму,даже если их школы широко известны.

2)Мягко говоря,вызывает вопросы немалая концентрация крестьян и торгов
цев,умеющих владеть мечом,в Шинсенгуми.Понятно,если их усыновил какой-
нибудь самурай(случай нередкий и такие наверняка были и в Шинсене),но
когда речь о мастере экстра-класса,который явно не имеет права на ноше
ние оружия,это наводит на размышления.

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 05/03/04 в 11:29:10

on 05/02/04 в 20:07:08, Zamkompomorde wrote:
Это вполне мог быть самурай из почтенного рода,не распространявшийся
о подробностях своего образования в области шпионажа,диверсий и т.д.

Проблема в том, что им обоим негде и некогда было это образование получить.
Понимаете, Сакамото Рёма - из самурайской семьи низкого статуса.  Родители рано умерли, его воспитывала сестра.  Пока он уже молодым человеком не уехал из хана, он был на виду у кучи народу.  Додзе, где он учился, было местом известным, мастер вообще-то хотел женить Рёму на своей дочери и сделать его наследником.  Вместе с ним там училась куча народу...
У Кацуры ситуация еще веселее.  Он был тоже из семьи на самом нижнем краю сословия, но очень рано проявил способности и потому было решено, что его родителям такой ребенок не по чину - и его усыновили в бездетную семью классом выше.  А потом еще раз переусыновили - чтобы он мог войти в совет клана.  При этом, в детстве и юности он все время болел и все считали, что бойца из него не будет, но годам к 20 он несколько поздоровел, уперся рогом - и стал-таки мастером фехтования, хотя любые соревнования на выносливость проигрывал все равно - дыхание кончалось.


Quote:
едва ли даже самый въедливый биограф сможет точно установить,чему и
как обучали Когоро или Рёму,даже если их школы широко известны.

Может. Потому что учитель Рёмы, например, просто оставил мемуары. :).


Quote:
2)Мягко говоря,вызывает вопросы немалая концентрация крестьян и торговцев,умеющих владеть мечом,в Шинсенгуми.

А вот это - результат политики Токугава.  Они с самого начала поощряли во всех слоях общества занятия, не требующие денежных вложений.  То есть боевые искусства, стихосложение, чайную церемонию.  Крестьянам и ремесленникам нельзя было _носить_ оружие.  Но вот _учиться им владеть_ им было не просто можно, это поощрялось и ставилось в заслугу.  И к тому же, это был один из немногих способов сменить класс.  Хорошему фехтовальщику несложно было найти самурайскую семью, готовую его усыновить.


Quote:
Понятно,если их усыновил какой-нибудь самурай(случай нередкий и такие наверняка были и в Шинсене),

Что значит "наверняка"? :)  Командир Шинсена Кондо Исами был именно таким человеком.  Его отец был богатым крестьянином, очень любившим фехтование.  Любил он его настолько, что построил на своей земле додзе и пригласил учителя - сделал такой подарок деревне.  А Исами оказался настолько способным учеником, что мастер его усыновил.  
И ядро Шинсена - это именно люди из додзе "Шейкан" и родственники и знакомые кролика.

С уважением,
Антрекот

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Zamkompomorde на 05/03/04 в 18:34:48

Quote:
Проблема в том, что им обоим негде и некогда было это образование получить.
Понимаете, Сакамото Рёма - из самурайской семьи низкого статуса.  Родители рано умерли, его воспитывала сестра.  Пока он уже молодым человеком не уехал из хана, он был на виду у кучи народу.  Додзе, где он учился, было местом известным, мастер вообще-то хотел женить Рёму на своей дочери и сделать его наследником.  Вместе с ним там училась куча народу...
У Кацуры ситуация еще веселее.  Он был тоже из семьи на самом нижнем краю сословия, но очень рано проявил способности и потому было решено, что его родителям такой ребенок не по чину - и его усыновили в бездетную семью классом выше.  А потом еще раз переусыновили - чтобы он мог войти в совет клана.  При этом, в детстве и юности он все время болел и все считали, что бойца из него не будет, но годам к 20 он несколько поздоровел, уперся рогом - и стал-таки мастером фехтования, хотя любые соревнования на выносливость проигрывал все равно - дыхание кончалось.


Вот и странно:время у молодых людей стать мастерами-фехтовальщиками
было,а на шпионские навыки-не было.
Это при том,что оба-явно "мастера внутренних покоев",то есть старшие
и наиболее приближенные к учителю фехтования ученики.


Quote:
Может. Потому что учитель Рёмы, например, просто оставил мемуары.


Любопытно.И что же рассказывает о тренировочном процессе?


Quote:
А вот это - результат политики Токугава.  Они с самого начала поощряли во всех слоях общества занятия, не требующие денежных вложений.  То есть боевые искусства, стихосложение, чайную церемонию.  Крестьянам и ремесленникам нельзя было _носить_ оружие.  Но вот _учиться им владеть_ им было не просто можно, это поощрялось и ставилось в заслугу.  И к тому же, это был один из немногих способов сменить класс.  Хорошему фехтовальщику несложно было найти самурайскую семью, готовую его усыновить.


Ну что ж,и это не исключает версии о наличии массы синоби в Шинсене.Приходят крестьяне с разных уголков Японии.Один учился там,другой-тут.
Нет-нет да и окажется,что кто-то обучен специфическим навыкам.


Quote:
Что значит "наверняка"?   Командир Шинсена Кондо Исами был именно таким человеком.  Его отец был богатым крестьянином, очень любившим фехтование.  Любил он его настолько, что построил на своей земле додзе и пригласил учителя - сделал такой подарок деревне.  А Исами оказался настолько способным учеником, что мастер его усыновил.  
И ядро Шинсена - это именно люди из додзе "Шейкан" и родственники и знакомые кролика.



Вот и забавно выходит,что целая школа демонстрирует ниндзевский МО.:)Интересный у них был учитель фехтования.Или удивительно одаренная дере
вня.Народные промыслы:батто-дзюцу,нин-дзюцу,дзю-дзюцу.:)

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 05/03/04 в 19:55:43

on 05/03/04 в 18:34:48, Zamkompomorde wrote:
Вот и странно:время у молодых людей стать мастерами-фехтовальщиками
было,а на шпионские навыки-не было.

Разные навыки.  И потом, фехтованием можно было заниматься открыто.
А Сакамото Рёма как мастер скрадывания...  Это вообще картинка из анекдотов про Штирлица - про советскую форму, и стелющийся за спиной парашют.  То есть идет по улице человек в европейских ботинках, возможно в стетсоне, с _одним_ мечом за поясом - и скорее всего что-нибудь насвистывает по-английски.  Да на него даже редкие в Японии лошади оборачивались.


Quote:
Любопытно.И что же рассказывает о тренировочном процессе?

Совершенно ничего некошерного.


Quote:
Вот и забавно выходит,что целая школа демонстрирует ниндзевский МО.

Нет, не ниндзевский.  Они демонстрировали нечто еще более странное.  "Киотский разлив" Теннен ришин-рю вообще ни в какие ворота не лезет.  Дело в том, что обычно японские фехтовальные школы (в том числе и школы ниндзюцу) готовили _бойцов_.  То есть техника рассчитана на ситуацию один-на-один или один-на-несколько.  Стандартный Теннен ришин (школа сохранилась) в этом смысле ничем не отличается.  А вот бойцов Шинсена в Киото учили совсем другому.  Их натаскивали на групповое взаимодействие и работу несколько-на-несколько, несколько-на-один (этому же вообще никто не учил - и поэтому все эти фехтовальные мастера при необходимости действовать скопом страшно друг другу мешали).  Знаменитая шинсеновская "мельница"  она же "карусель" была рассчитана - как минимум - на группу из шести человек.   Другая радость - все удары в горизонтальной плоскости.  Что опять-таки для японских школ дело невиданное.  Причина-то известна - дома, коридоры, узкие улицы - отсутствие пространства для маневра - но они были опять-таки единственными, кто вообще догадался взять на это поправку.  В общем, единственная в стране фехтовальная школа, заточенная (в буквальном смысле) под полицейские операции.

С уважением,
Антрекот

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Ципор на 05/04/04 в 09:52:26
Антрекот, тут некто по ссылке спрашивает литературу о Шинсегуми.

http://www.livejournal.com/community/ru_japan/131063.html


"Уважаемые господа, порекомендуйте, пожалуйста, толковую книжку о Шинсенгуми (если таковая вообще существует) или о второй половине 19-го века в целом, на русском языке разумеется. Книжки ищутся не художественные, а исторические/научные и само собой заслуживающие доверия.
Буду очень благодарна"


А я и не знала, что ваше настоящее имя Роккоцу Кан  :) (см. ссылку) Интересно, что это значит? :)

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 05/04/04 в 10:55:18
"Роккоцу Кан" - это очередной перевод "между ребрами" - на этот раз на японский.  За точность не ручаюсь, потому что делался перевод алтавистовской "вавилонской рыбой", а она, как рыбе и положено, зачастую неизвестно, что поет.

С уважением,
Антрекот

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Anchan на 05/04/04 в 13:12:05
Если речь идет о переводе ника "Антрекот" на японский, то самое близкое, что мне приходит в голову - tonkatsu (тонкАцу). Это отбивная котлета в сухарях, которую традиционно подают с мисо-супом, белым рисом и стогом то-оненько нашинкованной свежей капусты, залитой французским кислым дрессингом с оливковым маслом и лимонным соком, либо вообще без дрессинга, мрррррмияу-йау!..
Котлета заливается соусом (http://www.thegutsygourmet.net/tonka_sauce.html). Правда, в отличие от антрекота, для тонкацу берется не говядина, а свинина....

Анчан, глотая слюнки

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Zamkompomorde на 05/04/04 в 13:54:41

Quote:
Разные навыки.  И потом, фехтованием можно было заниматься открыто.
А Сакамото Рёма как мастер скрадывания...  Это вообще картинка из анекдотов про Штирлица - про советскую форму, и стелющийся за спиной парашют.  То есть идет по улице человек в европейских ботинках, возможно в стетсоне, с _одним_ мечом за поясом - и скорее всего что-нибудь насвистывает по-английски.  Да на него даже редкие в Японии лошади оборачивались.


Горбылев по этому поводу пишет,что старые японские школы  давали зачастую комплексную подготовку.Например,не только
фехтование мечом,но нагинатой,посохом,копьем.И не только фехтование как отдельную дисциплину,но плавание в доспехах,систему сигналов,навы
ки войсковой разведки,тактику,стратегию и специфические навыки(в т.ч. и ниндзевские).

Что до мастеров переодевания,то в том и заключалась их особенность,что умельцы могли в толпе несколько раз полностью изменить внешность.
Достаточно убрать европейскую одежку и местные странности,начать себя по-другому вести-и вот уже идет в толпе,обычный японец,лошадям и людям
совершенно не интересный.Дикий прикид Рёмы тут как раз не помеха,а  подспорье.


Quote:
Совершенно ничего некошерного.


Кошерность-вопрос определения.Мудрые иудеи весьма развернуто понимают
простой тезис о неварении козленка в материнском молоке.:)


Quote:
Нет, не ниндзевский.  Они демонстрировали нечто еще более странное.  "Киотский разлив" Теннен ришин-рю вообще ни в какие ворота не лезет.  Дело в том, что обычно японские фехтовальные школы (в том числе и школы ниндзюцу) готовили _бойцов_.  То есть техника рассчитана на ситуацию один-на-один или один-на-несколько.  Стандартный Теннен ришин (школа сохранилась) в этом смысле ничем не отличается.  А вот бойцов Шинсена в Киото учили совсем другому.  Их натаскивали на групповое взаимодействие и работу несколько-на-несколько, несколько-на-один (этому же вообще никто не учил - и поэтому все эти фехтовальные мастера при необходимости действовать скопом страшно друг другу мешали).  Знаменитая шинсеновская "мельница"  она же "карусель" была рассчитана - как минимум - на группу из шести человек.   Другая радость - все удары в горизонтальной плоскости.  Что опять-таки для японских школ дело невиданное.  Причина-то известна - дома, коридоры, узкие улицы - отсутствие пространства для маневра - но они были опять-таки единственными, кто вообще догадался взять на это поправку.  В общем, единственная в стране фехтовальная школа, заточенная (в буквальном смысле) под полицейские операции.


А вот "киотский разлив" больше всего о ниндзеватости школы и говорит.
Удары,рассчитанные на ограниченное пространство,имелись не только у
Шинсена.Горбылев приводит в пример Катори Синто-рю.Как раз горизонталь
ный удар,рассчитанный на дом со стенами.Интересно,что Горбылев в своей
книге описывает один прием моментального выхватывания и нанесения удара из Тэннэн Рисин-рю как традиционный для ниндзя.И "киотский раз-
лив" тут явно ни при чем.

Что до действий в группе,то в той же книги "Когти невидимок" Горбылев
указывает,что в группе действовали синоби  Сагара.Их фирменный стиль-
нападения тройками.Школа Тайся-рю.Он же пишет,что аналогичную технику использовали фехтовальщики...Тэннэн Рисин-рю!Более того,отдельные приемы такого рода этой школы,оказывается,известны и теперь.И даже на видеокассетах ходят.Конечно шинсеновцы могли доработать и переработать техники,но могли и просто пользоваться техниками,которые
перед посторонними не светили.

Что до полицейских функций,то они для синоби не новинка,а обычное
дело.И тайная полиция,и полиция обычная в сегунате Токугава традицион
но набиралась в том числе из синоби.

П.С.Напишу на бумажке "Замком,перечитывай книжки!" крупными буквами
и повешу на стенку.Все-таки я был невнимателен..

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 05/04/04 в 14:28:05

on 05/04/04 в 13:54:41, Zamkompomorde wrote:
Горбылев по этому поводу пишет,что старые японские школы  давали зачастую комплексную подготовку.Например,не только
фехтование мечом,но нагинатой,посохом,копьем.

Именно.  И готовили людей долго.   А тут имеем _узких_ специалистов.  В том же Шинсене из офицеров нагинатой мастерски владел только один человек - Харада.  Но он мечом не фехтовал.


Quote:
Интересно,что Горбылев в своей книге описывает один прием моментального выхватывания и нанесения удара из Тэннэн Рисин-рю как традиционный для ниндзя.

А описание можно как-нибудь?  А то нет у меня Горбылева.


Quote:
И "киотский раз-лив" тут явно ни при чем.

Фирменный шинсеновский "хирацуки" все источники дружно предписывают Хиджикате.


Quote:
Он же пишет,что аналогичную технику использовали фехтовальщики...Тэннэн Рисин-рю!

Где?!


Quote:
Что до полицейских функций,то они для синоби не новинка,а обычное дело.И тайная полиция,и полиция обычная

Нет.  _Обычная_ полиция набиралась из горожан, а _тайная_ не занималась уличными беспорядками.

С уважением,
Антрекот

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Zamkompomorde на 05/04/04 в 15:51:11

Quote:
Именно.  И готовили людей долго.   А тут имеем _узких_ специалистов.  В том же Шинсене из офицеров нагинатой мастерски владел только один человек - Харада.  Но он мечом не фехтовал.


Большинство фехтовальщиков были узкими специалистами.Люди,в совершенст
ве владевшие несколькими видами оружия,в любой школе были редки.Просто какие-то навыки были общеобязательными,а какие-то-дополнительными.Вот
и кажется мне,что ниндзевские навыки,вроде групповой атаки,были базовыми,фехтование-базовым,а прочая радость-факультативом у Шинсенгуми.


Quote:
А описание можно как-нибудь?  А то нет у меня Горбылева.


В книжке есть как раз рисунок.Злой враг выхватывая меч,наносит удар по
доблестному тэннэн-рисинцу.Доблестный тэннэн-рисиновец уходит в пере-
кат влево и в процессе выхватывает сам меч и лежа рубит горизонтально
по ноге злобного врага.


Quote:
Где?!


Цитирую:"Аналогичную технику использовали фехтовальщики школы Тэннэн
Рисин-рю;с отдельными приемами такого рода можно познакомиться по учеб
ной видеокассете этой школы,выпущенной в России несколько лет назад."

Видимо,технику эту они используют в додзё.


Quote:
Нет.  _Обычная_ полиция набиралась из горожан, а _тайная_ не занималась уличными беспорядками.


Служба,следившая за всеми слоями населения,"мэцуке",с самого начала
набиралась из синоби Кога и Ига,по утверждению Горбылева.Позднее,мно-
гие синоби стали офицерами полиции.По мнению Горбылева,даже многие
методы и виды оружия полицией сегуната позаимствованы у синоби.



Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 05/04/04 в 15:58:49

on 05/04/04 в 15:51:11, Zamkompomorde wrote:
Служба,следившая за всеми слоями населения,"мэцуке",с самого начала
набиралась из синоби Кога и Ига,

Это да.  Но слежка - это не полиция.


Quote:
По мнению Горбылева,даже многие методы и виды оружия полицией сегуната позаимствованы у синоби.

Это недоразумение какое-то.  Самурайские формирования для охраны порядка потому и набирали так лихорадочно, что нормальная городская полиция
а) просто не справлялась
б) никогда _вообще_ не была рассчитана на борьбу с уличными беспорядками.  Они и мечей не носили.

С уважением,
Антрекот

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Zamkompomorde на 05/04/04 в 17:52:42

Quote:
Это да.  Но слежка - это не полиция.


Если быть точным,это тайная полиция.


Quote:
Это недоразумение какое-то.  Самурайские формирования для охраны порядка потому и набирали так лихорадочно, что нормальная городская полиция
а) просто не справлялась
б) никогда _вообще_ не была рассчитана на борьбу с уличными беспорядками.  Они и мечей не носили.


Полиция и не рассчитана на борьбу с массовыми беспорядками.Она рассчи
тана на отлов(причем,в живом виде) преступников и мятежников,причем
или одиночек,или небольших групп/банд.И для этих целей ниндзевские
навыки подходили-таки.И как раз
Горбылев не пишет про полицейских с мечами.Зато он пишет про полицей
ских,учившихся применять различное древковое оружие,цепи с хитрыми
насадками и методы обезоруживания,связывания,конвоирования,-словом
того,что нужно для захвата человека и борьбы с человеком вооруженным
палкой,мечом и т.п.Конечно же,не средний горожанин,а профессионал,умею
щий управляться с таким оружием руководил и обучал своих подчиненных.

Ну а Шинсен не был ни чисто полицейской,ни чисто военной,ни чисто
бретерской организацией,а совмещал,как следует из ваших рассказов
эти функции.Отсюда исполнения полицейских обязанностей нетрадиционны
ми для полиции методами.Что,впрочем,никак не противоречит теории о
ниндзевских корнях Шинсена.Просто ниндзюцу-штука достаточно широкая,как следует из исследования Горбылева,и полиция использовала какие-то одни его методы,тайная полиция-другие,Иссин Сиси-третие,а Шинсенгуми-четвертые.

Заголовок: Серизава Камо в ненатуральную величину
Прислано пользователем Antrekot на 05/13/04 в 16:17:02
Однажды в старую столицу приехал зверинец.  В зверинце был большой уссурийский тигр, попугаи, лирохвосты и еще какая-то удивительная тропическая живность.  Естественно, такое редкое зрелище привлекло толпы народу и естественно почти сразу же прошел слух, что никакого тигра там нет, а есть человек, зашитый в шкуру, потому как в жизни таких красивых зверей и птиц не бывает.
Серизава Камо, к тому времени командир Шинсена, услышал об этом и заявил, что жульничество таких размеров подпадает под его юрисдикцию.  "Я поиграю с этим тигром-самозванцем." сказал он, взял с собой троих и отправился в зверинец.
Там они прошли прямо к тигровому загону.  Серизава открыл дверь, вошел в загон, встал прямо перед тигром, выхватил меч и едва ли не ткнул им тигру в нос.  Зоопарковое животное несколько ошалело от такого обращения, село на хвост и высказало Серизаве все, что оно думает о невежах и невеждах на хорошем тигрином.    Тут уже удивился Серизава, спрятал меч и сказал "А тигр-то настоящий..."     К этому моменту набежали служащие зверинца, которые хотели поначалу извлечь назойливого посетителя из загона силой.  Один из самураев, пришедших с Серизавой, Саеки Матасабуро (впоследствии шпион Шинсена у Ишин Шиши), понял что будет беда, и рявкнул - "Да вы что не видите, что это Серизава-сенсей, командир Шинсенгуми!"  И добавил потише "Если вы разозлите _его_, я ни тигру, ни вам не завидую."
Служащие про Серизаву слышали, выводы сделали примерно те же и умолкли.
Но было поздно.  Серизава вышел из загона и сказал.
"Тигр настоящий.  Тут все в порядке.  А попугаев немедленно помыть и представить мне.  Они все крашеные до единого."

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Ципор на 05/13/04 в 22:57:54
А когда он успел попугаев проверить? :)

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 05/14/04 в 03:34:24
А они не были.  Это он из вредности.

С уважением,
Антрекот

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 07/03/04 в 08:17:02
http://www.sinister-designs.com/graphicarts/images/ladykidosm.jpg

Вот эта прелестная дама с двумя мечами - та самая гейша Икумацу, впоследствии госпожа Кидо Сюкоин.   История из плохого кино.  Кацура познакомился с ней в веселом квартале во время облавы - Икумацу, тогда еще майко, помогла ему спрятать двух коллег, которых люди князя Мацудайры ну никак не должны были видеть в его компании.  В качестве благодарности Кацура выкупил и подарил ей ее контракт.  И нашел способной девушке учителей, с которыми она освоила вторую (журналисты не в счет) древнейшую профессию - и стала одним из самых ценных агентов Чошу в старой столице.  Это из-за нее Кацура проспал совещание в Икеда-я и не оказался в списке покойников.
После дела о Дворцовых Воротах, Кацура исчез, Икумацу осталась в Киото.  Есть еще одна история из плохого кино -  от пьяных клиентов из Айзу Икумацу узнала, что бакуфу известно, что Кацура скрывается под городом в доме у какого-то торговца кухонными принадлежностями.  Икумацу ночью выбралась из города, украла лошадь на заставе и успела на место раньше высланного туда отряда.  Они вместе добрались до Чошу.  А когда в Чошу произошел переворот и началась Война с Четырех сторон, Кацура - а вернее уже Кидо Такаеши - решил, что мир уже стоит достаточно вверх тормашками, чтобы никто не обращал внимания на всякие мелочи - и женился на Икумацу.  Но этим он не ограничился.
Когда он стал членом правительства, главой его канцелярии сделалась, да, да, леди Кидо Сюкоин, кто же еще?

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Zamkompomorde на 07/05/04 в 04:55:10
А представляете,Антрекот,что будет,если какой-нибудь ушлый голливудский сценарист прознает про эту даму и ее похождения?:)

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 07/05/04 в 07:48:50
Замком, страшно подумать :).
А она ж там не единственная...
Там еще есть история о том, как Рема со своей Орьо познакомился, когда она просто бросилась в ноги первому встречному с мечом, потому что у нее младшую сестру за вымышленные долги в бордель уволокли.

С уважением,
Антрекот

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 07/05/04 в 12:05:48
Фамилия господина Хиджикаты, сочиненная им самим – поскольку крестьянам таковая вообще не была положена, как выяснилось, состоит из кандзи, обозначающих «земля», «почва» и "человек" (土方). Буквально - крестьянин, человек от сохи.

Далее слово предоставляется Михаилу Чекалину (с благодарностью Starsword за предоставление материала):

«Значит так... Моё маленькое расследование показало следующее:
Если воспользоваться системой подстановки иероглифов, зашитой в Microsoft IME (у меня IME самое свежее - от мая сего года) на слово ХИДЗИКАТА, набранное каной, то мы получим три варианта.

Вариант №1
Первый иероглиф: ключ №32 - "ДО" (кунное чтение - цути) земля (почва) и земля (местность); второй - ключ №70 - "ХО" сторона, направление, в кунном чтении "КАТА" - (вежливо) личность, человек, лицо, господин; суффикс профессии. Существуент слово ДОКАТА, записываемое именно этими иероглифами и  имеющее перевод на русский язык: землекоп, чернорабочий.

Вариант №2
Тут уже начинается хохма. Во втором варианте в качестве первого иероглифа  был предложен ключ №33 "СИ" (кунного чтения не имеет), а второй иероглиф - без изменений, в третьем варианте, кстати, он остаётся тоже. Дело в том, что ключи №32 и №33 очень похожи. Оба стостоят из трёх черт: горизонтальной, пересекающей её вертикальной и подчёркивающей горизонтальной. Разница в том, что в у №32 третья черта длинне первой, а у №33 - наоборот.
Так вот, иероглиф "СИ" имеет следующие значения: воин, самурай, благородный муж. ;-)))

Hу и, наконец, вариант №3.
Он нам практически не интересен, хотя и тут может быть зашита определённая хохма.
Здесь в качестве первого иероглифа нам был предложен ключ №100 "СЭЙ" (жить, рождаться и т.д.). При чтении "HАМА" данный иероглиф имеет в том числе два могущих  заинтересовать нас значения: чистый (в том же смысле, что и английское pure)  и наглость, дерзость, нахальство. ;-)

Вот такие вот пироги.
Естественно, что всё сие может быть всего лишь досужими домыслами, но,
насколько я могу судить, японцы игру слов любят и очень, благо существующая система письменности это позволяет, так что всё вполне возможно... ;-)))»

Полагаю, что консультант прав и господин тогда еще не подполковник крестьянин-благородный муж-хулиган получил от сочинения фамилии массу удовольствия.

Заголовок: Последний самурай или еще один хитокири
Прислано пользователем Antrekot на 07/14/04 в 12:28:30
Накамура Ханджиро (он же Кирино Тошиаки) из Сацума умудрился сделать очень странную для человека его наклонностей и профессии вещь - почти дожил до сорока.
http://www.sword.ne.jp/swordsmen/pic/hanjiro1.jpg

Он родился в хане Сацума, около Кагошима, был третьим сыном в семье и очень рано начал учиться фехтованию - стиль джиген-рю.   Где-то он услышал, что для того чтобы правильно "набить руку" нужно 8000 раз в день ударить по стволу дерева боккеном.   Как меланхолически замечает его биография "он поломал очень много деревьев".  В 1862 он - молодой мастер меча - поехал в столицу в составе свиты отца сацумского дайме, познакомился там с доктриной "сонно-джой".  И пропал.    Но поскольку сам он был только мечом - и прекрасно это осознавал - он стал искать себе достойную направляющую руку.  Год спустя, он уже был человеком Сайго Такамори и по его приказу сначала убивал противников даймё, потом - зарвавшихся имперских лоялистов (см. Дело о Дворцовых Воротах, к пресечению которого Накамура очень основательно приложил руку), потом правительственных агентов - а потом и любых сторонников сёгуна, кто подвернется.  
На предмет Накамуры в Шинсене был персональный приказ: рядовому составу в любом количестве не пытаться вступать в ближний бой.  Только стрелять.  (Надо сказать, и подстрелили один раз.  Но неокончательно.)
Фехтовальщиком по свидетельствам был исключительным.  Славился силой удара, вообще характерной для джиген-рю, но у него достигшей каких-то пантагрюэлевских пропорций.  В его биографии было как минимум два эпизода, когда он разрубил пополам человека вместе с панцырем, имелись перерубленные ружейные стволы, а так же случаи, когда по причине тесноты и неудобства помещений, один удар крошил нескольких противников.
Командовал отрядом в войне Тоба-Фушими.   В кампании против Айзу командовал группой, взявшей штурмом замок Вакамацу - на чем эта часть войны и закончилась.  При штурме был опять ранен, причем как-то странно: колющее проникающее ранение на правой стороне груди, нанесенное в горизонтальной плоскости (очень хочется сказать "Сайто" и представить себе эту картину, но мало ли на что даже мастер меча может налететь в суматохе).
По окончании войны был сначала командиром гарнизона в Кагошиме, потом начальником императорской гвардии.  Генерал-майор.
Ушел в отставку вместе с Сайго, вернулся в Сацума, открыл фехтовальную школу.   Не шалил, никого не трогал.   И тут началась война Сейнан.
http://cork.wul.waseda.ac.jp/kosho/bunko10/b10_8328/b10_8328.jpg
Это сражение на холме Табарузака, решившее исход последней гражданской войны в Японии.  Справа - войска Сацума, под командой - совершенно верно, Накамуры Ханджиро.   Слева - правительственные войска Тани Канджо.   Сражение было долгим и упорным, но победа осталась за куда более основательно обученной и вооруженной армией правительства.   Да, а артиллерию сацумцев в том бою захватил к тому времени числившийся истребленным отряд ... токийской военной полиции.  Так что, видимо, счет за Вакамацу можно было считать закрытым.
После этого ход войны повернулся.  Накамура вскоре погиб, кажется, последним из легендарных хитокири.

http://www.beautyworlds.com/edojapan/jpn3.jpg
А это - портрет его жены.  На картине написано "Она храбро сражалась во главе женского отряда.  Когда объявили перемирие, она лечила раненых и делилась едой с голодающими солдатами.  Она делила радости и горести войск на поле боя и помогала им всем, чем могла."

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 07/19/04 в 19:38:01
Дополнение к «Последнему самураю».
Поскольку большая часть полиции Мейдзи поначалу состояла из самураев провинции Сацума, то во время войны Сейнан значительная часть полицейских просто перешла к Сайго – да и оставшихся использовать для военных действий было несколько неразумно.  Поэтому в полицию начали лихорадочно набирать самураев из провинций, традиционно враждебных Сацума – Айзу и Кувама, и ... уцелевших членов Шинсена, из которых было сформировано отдельное подразделение Шинсен Рётан.  Когда слух об этом дошел до Накамуры Ханджиро, удивлению его не было предела.  «С каких пор,- спросил он,- правительство берет на службу призраков?  И как прикажете с ними воевать?»
Сайто в Шинсен Рётан не состоял, поскольку на тот момент вообще числился в розыске.  А вот новый его базовый псевдоним обнаружился просто на страницах газет.  23 августа 77 года в газете «Токио Ничиничи» появился отчет о событиях на фронте за июль.  И там, в частности описывалось, как не то 12, не то 13 июля на месте действия появилось пропавшее подразделение под командой Фуджиты Горо, прибрало какие-то еще правительственные войска, взяло штурмом перевал Фукухара и дошло до Якио.   Захватило позицию и пушки, вело с противником артиллерийскую дуэль, опять перешло в наступление и, несмотря на то, что инспектор Фуджита был ранен, соединилось с основными силами под Такаюка, замкнув эту часть армии противника в мешок.  Мягко говоря, не удивительно, что после такого вспышкопускательства Сайто опознали.  Было бы странно, если бы этого не произошло.
Прав был Накамура Ханджиро, воевать с призраками – занятие тяжкое и неблагодарное.

Заголовок: О якобитах и культурном обмене
Прислано пользователем Antrekot на 08/02/04 в 17:51:15
Итак, в 1869 году приехали в Иокогаму представители уже новгого правительства, договариваться о покупке инструментария для монетного двора.  Естественно, помимо непосредственного предмета, обсуждается и масса других вопросов, а заканчивается все тихой вечеринкой в английском посольстве.  И несколько человек из иностранного ведомства зажимают в угол журналиста Джона Блэка и просят его рассказать что-нибудь из английской истории (потому как им уже успели рассказать, что это за зрелище - токующий Блэк).  А того хлебом не корми, закатил глаза, подумал - и вот он уже излагает по-японски историю шотландского восстания 1745 года со всеми подобающими анекдотами.  И минут через 10 его уже слушает весь зал (во всяком случае, вся японская сторона - английская по возможности корчит рожи и судорожно жестикулирует, призывая журналиста к молчанию - естественно безуспешно).   По свидетельствам очевидцев, рассказ был увлекательным и подробным - вплоть до исполнения якобитских песен с переводом.  И за всем этим никто не заметил, как в приемный зал вернулись посол - сэр Гарри Паркс - с переводчиком Эрнстом Сатоу и Окубо Тошимиши с Кидо Коином.   Об их присутствии узнали, только когда по окончании очередного певческого номера с подстрочником, Окубо вдруг довольно громко сказал, что у него создалось впечатление, что последние две песни можно с равным успехом отнести как на счет присутствующих, так и на счет господ Эномото, Хиджикаты и Отори (в то время еще державшихся на Хоккайдо).   На что Кидо не менее громко заметил, что именно этим, вероятно, и диктуется выбор песен, да и предмета лекции.
Скандала, на удивление, не произошло, а Джон Блэк прослыл в кругах Ишин Шиши человеком храбрым и искренним.  И когда он выразил желание издавать газету на японском, ему пошли навстречу.  В посольстве по этому поводу сильно недоумевали и поминали восточную логику, а между тем, японцы как раз поняли все правильно - Джон Блэк, австралиец шотландского происхождения, был завзятым сторонником сёгуната.

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Ципор на 08/02/04 в 22:49:14
(Узнав из справочника, что там было в 1745)


Quote:
Уния с Англией. Вильгельм понимал, что трудности, неизбежные в сложившихся обстоятельствах, могли быть преодолены с помощью унии двух королевств и создания единого парламента, однако шотландцам не нравилась идея подчинения Англии, а англичане вовсе не желали отдавать права торговли шотландцам. Тем не менее после 1701 Англия вступила в войну за Испанское наследство с Францией, и шотландцы воспользовались ситуацией, пригрозив проводить самостоятельную внешнюю политику и даже выбрать собственного монарха. Под угрозой возникновения независимой Шотландии при поддержке Франции англичане вынуждены были уступить, и в 1707 был принят акт об унии, по которому шотландцы отказывались от своей политической независимости. Шотландия получала представительство в Лондоне – 45 мест в нижней палате и 16 мест пэров в палате лордов; было решено также, что после смерти королевы Анны страны получат монарха из дома Ганноверов. Взамен шотландцы получили равные торговые права с англичанами, пресвитерианская Шотландская церковь объявлялась неприкосновенной, а шотландские законы и судебная система сохраняли независимость от английских. На практике апелляции по гражданским делам могли подаваться, после слушаний в верховном шотландском суде, в британскую палату лордов. Во всех других случаях решения шотландских судов носили окончательный характер.

Восстания якобитов. В течение более чем 40 лет после заключения унии в Шотландии имело место серьезное недовольство положением дел, шотландцам казалось, что их интересы игнорируются британским парламентом, а ожидавшиеся экономические выгоды приносят не столь уж богатые плоды. Однако восстания якобитов в 1715 и 1745, имевшие целью реставрацию потомков Якова VII и Якова II, никак нельзя считать собственно шотландским национальным движением сопротивления; они почти не привлекли внимания жителей центральной Шотландии, получив отклик только у приверженцев епископальной церкви и католиков. На севере, где экономическое и социальное развитие шло не столь энергично, как в других районах, а ситуация определялась соперничеством кланов и готовностью присоединиться к любому занятию, предоставлявшему возможность грабежа, достаточное большое количество вождей привлекли свои кланы на сторону якобитов, получивших в результате пополнение в 5–10 тыс. солдат. Восстание 1715 во главе с графом Маром окончилось неудачей; «старший претендент» Яков VIII присоединился к нему в тот момент, когда оно было уже подавлено. В ходе восстания 1745 «младший претендент» Карл Эдуард высадился в Шотландии, провозгласил своего отца королем, взял Эдинбург и вторгся в Англию, дойдя до Дерби. Там он, однако, не получил никакой поддержки и отошел на север, где был окончательно разбит при Каллодене (1746), что положило конец и притязаниям Стюартов. Поражению горцев аплодировали жители центральной Шотландии. Недовольство унией сходило на нет, и в течение следующего столетия ее приветствовало почти все население страны.



Ну не знаю. :) Аналогия уж слишком какая-то сложная. Хотя это вероятно объясняется моей необразованностью :) Антрекот?
А что за песни?

Заголовок: Чучелом, тушкой...
Прислано пользователем Antrekot на 08/05/04 в 15:05:29
Итак, 1863 год.  Йокогама.  Некий голландский торговец со свежеприбывшего корабля проходит таможню.  В числе декларируемых предметов - клетка с 1 (одним) живым тигром для киотского зверинца.  Таможенники заявляют, что никаких тигров у них в списке налогооблагаемых товаров не числится, тариф они определить не могут, а значит не имеют права пропускать животное.  Голландец в истерике.  Во-первых, везти тигра обратно - это жуткий расход, во-вторых, сделка же сорвется...  А таможенников заело настолько, что они даже на намеки о благодарности, безграничной в разумных пределах, не прореагировали.  Купец в отчаянии потребовал голландского консула.   Пришел консул, невозмутимый рыжий тип в пенсне, посмотрел на купца, на таможенников, на тигра и сказал, что таможенники в своем праве.  Они не обязаны идти навстречу и вносить дополнения в тарифную политику.   И поскольку корабль уже отошел с погрузки, купцу ничего не остается, как забыть об этих деньгах и выпустить тигра на свободу, раз уж прибыль из него извлечь невозможно.
- Как на свободу?- всполошились таможенники.- Где на свободу?  Здесь?
- А где же?- поинтересовался консул.- Он же его за воротами не может выпустить, это же будет провоз в страну нерастаможенного груза.  Только здесь.
- Да он же нас сожрет!
- Не знаю, он, по-моему, не голодный.  И вообще его явно укачало.  Но это не имеет значения.  Право собственности священно и мой подопечный может распоряжаться своей, как ему угодно.  В рамках японских законов, конечно.  Но закон ему этого не запрещает, не так ли?  Так что, я думаю, что мы пришли к совершенно легальному и взаимно приятному решению.  Честь имею.
Тигр был растаможен мгновенно и мирно отправился в старую столицу.  Интересно, не его ли потом ходил проверять Серизава Камо?  По времени вполне может быть.

Заголовок: RE
Прислано пользователем Ципор на 08/15/04 в 00:50:41
А вот альтернативная версия :)


Quote:
Антрекот.

Дело о дворцовых воротах
«А война состоит из большого взаимного неумения.»
В. Шкловский

Инцидент в Икеда-я вызвал волну. Войска провинции Чошу, отброшенные от Киото за год до того и стоявшие в провинциях Суо и Нагато, снова двинулись на столицу и перекрыли три главные дороги, оставив свободным только тракт, ведущий к горе Хиэй. В городе и во дворце началась паника, придворные носились как куры с отрубленными головами, Хранитель Священного Города Хитоцубаши Ёшинобу (он же Токугава) срочно вызвал в Киото войска провинций Айзу и Сацума. Расчет был точный – провинция Айзу уже лет триста как твердо держала руку Токугава, а даймё Сацума находился в родовой вражде с домом Мори, даймё Чошу, так что в данном конкретном случае на него можно было положиться.

На какое-то время все опять застыло в равновесии – в лагере мятежников шла свара относительно порядка действий, а Хитоцубаши Ёшинобу, во-первых, сам был императорский лоялист и совершенно не хотел палить в единомышленников, а во-вторых, считал, что в виду катастрофического международного положения, последнее, что страна может себе позволить – это гражданская война. Он надеялся, что мятежники, увидев, что город им дешево не взять, подумают-подумают, да и отойдут, как и вышло за год до того.

Тут он ошибся. Командование Чошу было домом разделенным, но радикалы - Маки Идзуми и Кусака Гэнсуй – и в этот раз добились своего – и 20 августа 1864 мятежники двинулись в атаку на город. К пяти утра передовые отряды достигли императорского дворца.
К Хитоцубаши примчался гонец, сообщивший, что во дворце истерика и что обсуждается вопрос, не следует ли вывезти императора по северному тракту в монастырь на гору Хиэй. (Если помните, именно туда его хотел утащить покойный Миябе.) Хитоцубаши передал командование войсками генералу сацумского контингента Сайго Такамори и кинулся во дворец.

О том, какой кабак царил на обеих сторонах, можно судить по одному факту. Уже у дворца Хитоцубаши заметил отряд копьеносцев-ашигару в белых повязках, занимающий позицию на перекрестке, и спокойно проехал мимо, приняв их за боевое охранение хана Айзу, охранявшего дворец. Ашигару же, принадлежавшие к хану Чошу, приняли всадника за придворного аристократа и, поскольку ехал в сторону дворца, а не от него, столь же спокойно его пропустили.

Приехал он вовремя - в шесть утра, при поддержке артиллерии, мятежники начали штурм ворот. В двух местах им удалось прорваться на собственно территорию дворца – каких-то запаниковавших самураев клана Фукуока Хитоцубаши у парадного подъезда чуть ли не руками ловил... Но тут втянувшаяся на территорию группа попала под перекрестный ружейный огонь – войска Чошу, так же не имевшие боевого опыта, наступали столь же бездарно, как люди бакуфу оборонялись, между отрядами образовалась щель – а в эту самую щель тихонечко забрались два подразделения Шинсена. Так что бой вскоре откатился обратно к воротам и застрял – на какое-то время, пока Шинсен не перегруппировался, не сместился – и опять не вышел в тыл к мятежникам. И тут выяснилось, что маневрировали они зря, потому что с другой стороны в этот самый тыл уже вываливался Сайго Такамори, успевший разделаться с основными силами противника.

Разгром был полный. Маки Идзуми и Кусака Гэнсуй отступали почти до Осаки, ненадолго оторвались от противника и, воспользовавшись передышкой, остановились, отдохнули, поужинали - и покончили с собой вместе с 16 соратниками.

А город полыхал еще двое суток. Сгорело больше 28 тысяч домов. Шинсен при тушении пожара потерял больше людей, чем в самом столкновении. Потушить огонь удалось только силами вернувшейся армии.

После этого случая, император решил, что с него хватит доброхотов - Чошу было объявлено «врагом императорского двора», а сёгунат получил одобрение на организацию экспедиции против мятежного хана.
А в самом движении Ишин Шиши народ надолго потерял привычку спорить с Кидо Коином, потому что прецеденты были уж больно убедительные.




Слава Макаров:
http://www.livejournal.com/users/slavamakarov/109036.html

Истинно правдивая история сражения у дворцовых ворот.

Исами Кондо, доблестный лидер Шинсенгуми, "волков из Мибу", был не в духе. Он очень не любил два вида погоды - когда холодно и когда жарко. В шесть часов утра было, с его точки зрения, холодно. К тому же противник поджег местами город и полдень обещал выдаться очень жарким. А потому ожидающий ухудшения погоды Кондо был раздражен, не успел выпить чаю и должен был прочитать какую-нибудь историческую речь. Он слышал, что у гайджинов перед сражением так принято. Речь получалась какая-то странная.

-Бездельники! - распекал Кондо свое воинство. - В прошлом месяце всем табуном гонялись за одним смазливым парнем! Вот попрошу какого-нибудь литератора написать про это роман. Так и назовем - "Табун"! А сейчас! Когда войска Тёсю стоят у самых стен императорского дворца! Находятся бойцы, которые опаздывают на построение! И это при том, что нашему любимому вождю и почти что сегуну пришлось лично ехать на коне через вражеское расположение !

При этих словах Токугава Есинобу поморщился. Ему пришлось не просто проехать через вражеское расположение и даже поздороваться с восставшими, по прибытии на место он был вынужден еще и отлавливать разбегающихся самураев из Фукуока. Больше же всего его огорчало, что он никак не мог проделать весь этот длинный и нудный путь на любимом велосипеде, что, без сомнения, скрасило бы ему нехватку сна и утреннюю сырость. К тому же придворный хронист, приглашенный специально по такому случаю и сразу переводивший речь на французский, стоял в стороне с недовольным выражением лица.Для публикации сказанное пока не годилось.

- Так вот, - продолжал тем временем Кондо. - Отступать некуда - позади дворец! Если мы проиграем сейчас - к власти придут дураки, закрывающие голову веером, когда проходят под телеграфом! Мы, республиканцы, не можем допустить такого исхода. Сорок поколений наших предков смотрят на нас с вершины дворцовой лестницы! Не посрамим же славы японского оружия!

И Исами Кондо закончил свою речь, тихо радуясь, что Есинобу успел передать ему книжку с речами Наполеона Первого. Книжка, кстати, попала в Японию по ошибке. Она была привезена в дар Токугаве, который был заядлым бонапартистом, однако тому больше импонировала личность племянника, а не дяди. К счастью, именно благодаря этой ошибке должные формальности были исполнены. Придворные зааплодировали, а хронист довольно кивнул, склонившись над свитком. Кондо, подхватив ружье, бросился на звуки стрельбы. Отряд последовал за ним.

Разгром мятежников был полный. После этого случая, император решил, что с него хватит доброхотов - Тёсю было объявлено "врагом императорского двора", а сёгунат получил одобрение на организацию экспедиции против мятежной провинции. Записки Антрекота о реставрации Мэйдзи.

:)

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Слава Макаров на 08/15/04 в 19:35:42
Не так все было. Вот вам третья, совем уж правдивая версия.


Истинная история сражения у дворцовых ворот.

Исами Кондо, доблестный лидер Шинсенгуми, "волков из Мибу", был не в духе. Он очень не любил два вида погоды - когда холодно и когда жарко. В шесть часов утра было, с его точки зрения, холодно. К тому же противник поджег местами город, и полдень обещал выдаться очень жарким. А потому ожидающий ухудшения погоды Кондо был раздражен, не успел выпить чаю и должен был прочитать какую-нибудь историческую речь. Он слышал, что у гайджинов перед сражением так принято. Речь получалась не слишком удачной.

-Бездельники! - распекал Кондо свое воинство. - В прошлом месяце всем табуном гонялись за одним смазливым парнем! Вот попрошу какого-нибудь литератора написать про это роман. Так и назовем - "Табун"! А сейчас! Когда войска Тёсю стоят у самых стен императорского дворца! Находятся бойцы, которые опаздывают на построение! И это при том, что нашему любимому вождю и почти что сегуну пришлось лично ехать на коне через вражеское расположение !

При этих словах Токугава Есинобу поморщился. Ему пришлось не просто проехать через вражеское расположение и даже поздороваться с восставшими, по прибытии на место он был вынужден еще и отлавливать разбегающихся самураев из Фукуока. Больше же всего его огорчало, что он никак не мог проделать весь этот длинный и нудный путь на любимом велосипеде, что, без сомнения, скрасило бы ему нехватку сна и утреннюю сырость. К тому же придворный хронист, приглашенный специально по такому случаю и сразу переводивший речь на французский, стоял в стороне с недовольным выражением лица. Для публикации сказанное пока не годилось.

- Так вот, - продолжал тем временем Кондо. - Отступать некуда - позади дворец! Если мы проиграем сейчас - к власти придут недоумки, закрывающие голову веером, когда проходят под телеграфом! Мы, республиканцы, не можем допустить такого исхода. Сорок поколений наших предков смотрят на нас с вершины дворцовой лестницы! Не посрамим же славы японского оружия!

На этом Исами Кондо закончил официальную часть своей речи, тихо радуясь, что Есинобу успел передать ему книжку с речами Наполеона Первого. Книжка, кстати, попала в Японию по ошибке. Она была привезена в дар Токугаве, который был заядлым бонапартистом, однако тому больше импонировала личность племянника, а не дяди. К счастью, именно благодаря этой ошибке должные формальности были исполнены. Придворные зааплодировали, а хронист довольно кивнул, склонившись над свитком.

К сожалению, высокие слова не слишком воодушевили отряд - бойцам Кондо хотелось есть, спать и чаю, что не слишком способствовало боевому порыву. Кое-кто откровенно зевал. Между тем, Наполеон - Наполеоном, а без водушевления против превосходящего противника делать нечего - это Исами еще у  Сунь У читал.  И поэтому он перешел к самому главному.

- Должен заметить всем, - сообщил он, - что после нашей несомненной победы император обещал оплатить наши долги в игральных и чайных домах запоследний месяц, а также предоставить каждому недельное пребывание в хорошей гостинице с оплатой всех расходов.

Раздались радостные крики. Довольно заулыбался даже всегда бесстрастный Сайто, который тут же припомнил красивую служаночку, попавшуюся ему на глаза во время налета на гостиницу Икеда. Кондо оглянулся. На лицах приворных было написано плохо скрываемое презрение. Придворный летописец тем временем аккуратно убирал в футляр тушь и кисти и, поеживаясь под пристальным взглядом Есинобу, старался всем видом показать, что ничего не слышал.

Со стороны дворцовой рощи донеслись выстрелы. Кондо, подхватив ружье, бросился на звуки стрельбы. Воодушевленные бойцы последовали за ним.

Разгром мятежников был полный. После этого случая, император решил, что с него хватит доброхотов – Тёсю было объявлено «врагом императорского двора», а сёгунат получил одобрение на организацию экспедиции против мятежной провинции. Роккоцу Кан. Записки о реставрации Мэйдзи.

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 08/15/04 в 20:22:06
Спасибо. :)
А ведь где-то еще намечалась подлинная история ужина.  Кстати, с Кондо вполне сталось бы заказать сябу-сябу.  

С уважением,
Антрекот

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Слава Макаров на 08/15/04 в 23:21:33

on 08/15/04 в 20:22:06, Antrekot wrote:
Спасибо. :)
А ведь где-то еще намечалась подлинная история ужина.  Кстати, с Кондо вполне сталось бы заказать сябу-сябу.  

С уважением,
Антрекот


Что значит - намечалась?  Она написана. :)
И, кстати, еще и бой за дворцовые ворота...

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Ципор на 08/15/04 в 23:41:30

on 08/15/04 в 23:21:33, Слава Макаров wrote:
Что значит - намечалась?  Она написана. :)
И, кстати, еще и бой за дворцовые ворота...


Так давайте сюда :)


Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Слава Макаров на 08/15/04 в 23:59:29

on 08/15/04 в 23:41:30, Ципор wrote:
Так давайте сюда :)


Даю.

Истинно правдивая история инцидента в Икеда-я.

Одним жарким летним днем 1864 года по голландскому летоисчислению Исами Кондо пил чай. Зеленый. Из чайника. Было жарко, а зеленый чай, как известно, прекрасно утоляет жажду. Особенно если заваривать его правильно и в хорошем чайнике. А Исами Кондо чай заваривал хорошо и чайник у него был хороший - по крайней мере, никто из его собеседников никогда не говорил ему обратного. В чем и проявлялась должная вежливость, а, главное, мудрость его собеседников.

При всем при этом Кондо читал почту. Дело тут было в том, что идти по такой жаре опрашивать младших командиров об успехах их подразделений в боевой и политической контрреволюционной подготовке не хотелось совершенно, а устав Шинсенгуми, к его большому сожалению, такой полезной вещи, как сиеста, не предусматривал. Просто же плюнуть на служебные обязанности не позволяла далеко не самая лучшая репутация отряда, оставшаяся от предыдущего командования и вынуждавшая этой репутации изо всех сил не соответствовать. Пришлось разбирать пришедшие письма.

Вздохнув, Кондо развернул первое. "Кондо-сан!" - начиналось оно. Кондо одобрительно кивнул и отхлебнул чай. "Сообщаю, что какие-то подозрительные люди собирались сегодня ночью в моей гостинице и обсуждали план похищения Императора! Мацура, владелец гостиницы Икеда." Кондо усмехнулся. Молодежь из Ишин Шиши вызывала у него, в общем-то, симпатию. Те были, конечно, чуть консервативны, но хотели перемен, что было, вообще говоря, плюсом. Впрочем, их монархизма Кондо не разделял - он был республиканцем. В свободное от работы время, разумееется.

Второе письмо начиналось примерно так же: "Кондо-сан! Сообщаю, что лидеры движения Ишин Шиши собирались сегодня ночью в Икеда-я и обсуждали план похищения Императора, надумав какие-то опасные глупости. Прошу вас принять меры. Сообщаю также, что мой любимый Кидо Коин категорически возражал против подобных планов. Впрочем, я попытаюсь устроить так, чтобы он пропустил следующее мероприятие, которое должно состояться там же этим вечером. Гейша Икумацу". В том, что повстанцы могут удумать какие-нибудь глупости, Кондо не сомневался. По слухам, они даже отказывались включить в свой проект конституции предложенную Сакамото Рёма статью о равенстве четырех сословий. Впрочем, эти слухи он еще собирался лично проверить. С другой стороны, такие дураки вряд ли способны додуматься до совсем уж зловещей гадости - так что можно допить чай, переждать жару и ближе к вечеру выдвигаться на захват.

И Кондо перешел к третьему письму: "Кондо-сан! Сообщаю, что лидеры движения Ишин Шиши собирались сегодня ночью в Икеда-я и обсуждали план похищения Императора, наобсуждавшись до полного идиотизма и идеи пожечь город. Категорически возражая против подобных провокаций, я вынужден сообщить об их намерении провести вечером повторное заседание. В нем буду участвовать и я, так что если меня не зарежут к моменту вашего прибытия, буду очень рад вас видеть. Кидо Коин" "Эй, Сайго" - крикнул Кондо, - "Ишин наконец допрыгались. Мы не хотим пойти их немного поарестовывать?" "Ну не по такой же жаре! Вечером!" - откликнулся голос из соседней комнаты. "К тому же тут такой красивый светловолосый парень устраиваться пришел - пусть наши мальчики порезвятся...".

И Кондо, согласно покивав, вернулся к почте. "Кондо-сан! Император сообщил мне, что лидеры движения Ишин Шиши собирались сегодня ночью в Икеда-я и обсуждали план похищения Императора. Император категорически возражает против этой идеи и предпочитает более удобный и простой способ передачи ему власти. Примите срочные меры. Доносы о встрече Ишин прилагаю.Токугава Ёсинобу, пока-что-не-сёгун."

Кондо посмотрел на полторы сотни свитков, доставленных из канцелярии Бакуфу, встал и пошел к двери. Выход на операцию, пусть и по такой жаре, перестал казаться ему столь уж плохим выбором. До такой степени читать он не любил. Естественно, к его возвращению чайникостыл.

Из присутствовавших Шиши 8 погибли на месте, 4 были тяжело ранены и умерли в ближайшие несколько дней, 20 было арестовано, двоим удалось уйти. После этого случая представители движения Ишин действовали вменяемо, расчетливо и – насколько это вообще возможно – без эксцессов. Роккоцу Кан. Записки о Реставрации Мэйдзи.



Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Слава Макаров на 08/16/04 в 00:02:12
Истинно правдивая история одного чаепития

Исами Кондо очень хотел чая. Собственно, он всегда любил чай, и заваривал его себе сам, чем очень гордился. Но с тех пор, как бандитская пуля разбила его любимый чайник, несчастный Кондо скитался по гостиницам и пил чай на разных массовых чаепитиях. Тем более, что у него чай получался все равно хуже, чем у профессионалов. К сожалению, это не лучшим образом сказывалось на его финансовом положении - особенно если учитывать, что хорошо покушать господин Исами тоже очень любил. В особенности - хорошо покушать свининки, цены на которую в столице поднимались к самым облакам. Он, конечно, мог есть дома, а пить чай в городе - но находил это занятие скучным, а не обращать на расходы внимание мешала личная прижимистость. Это и заставило его надолго облюбовать скромную гостиницу , цены в которой показались ему более приятными, а еда более вкусной, чем в большинстве подобных заведений. Беда была в том, что так казалось не только ему.
У входа в гостиницу его встретила испуганная служанка.
- Господин Исами, - пролепетала она. - у нас сегодня гости из Тёсю. Господин Исами, вы ведь не будете все ломать, как в гостинице Икеда?
- Конечно нет. Особенно если этим не собираются заниматься ваши гости из Тёсю, - Кондо постарался успокоить перепуганную девушку. - Так чего они хотят?
- Да кто их поймет... Не то конституции, не то фугу с хреном, - сообщила мгновенно повеселевшая служанка.
Кондо улыбнулся - его посетила блетящая идея. Он захлопнул книжку, которую читал по дороге и попросил служанку:
- Скажи им, что Исами Кондо просит разрешения присоединиться к чаепитию и обещает вести себя самым спокойным образом.
И положил руку на меч. Просто так, на всякий случай.
Случая, впрочем,не представилось. Собравшиеся мятежники были рады обнаружить в господине Исами столь вежливого человека, охотно пригласили его к столу и даже сочли необходимым сделать гостю несколько комплиментов. Словом, собравшиеся оказались людьми не менее вежливыми, чем сам Кондо. Ради справедливости стоит отметить, что было это, конечно, совсем неудивительно, особенно если учитывать, что воспоминания о погроме в Икеда-я могли вызвать приступ ответной вежливости даже у заморских варваров.
Последующие несколько часов принесли собравшимся мятежникам массу новых сведений о господине Исами. Выяснилось, что Кондо Исами очень любит чай. Очень редкий, надо отметить, красный чай с материка. Стало  понятно, что он способен съесть очень много свинины. Весьма недешевого, честно говоря, мяса. Ну и в дорогой рыбе, как выяснилось, Кондо тоже  очень, очень хорошо разбирался.
Говорили за обедом, как и предполагалось, о Конституции. Конституция, как и прочая политика, всегда была темой, на которую можно было спорить долго, вдумчиво и без особого толка. Сакэ, впрочем, под такое дело улетало просто на ура. Благо, дело нехитрое - наливай да пей. Кондо отмалчивался и читал книгу.
Наконец, обед тихонько подошел к концу. Гото Шоджиро, которому предстояло оплачивать ужин, уже осведомился у хозяина гостиницы о сумме счета, злобно поглядывая на Кондо, гости уже распустили пояса, в разговоре наступило некоторое затишье. И в этой тишине громом прозвучал вопрос Шоджиро:
- Господин Исами, а что вы думаете о нашем проекте Конституции?
Все замерли, звякнули мечи, испуганно охнула служанка. Господин Гото радостно потер руки в ожидании драки.
Кондо мягко улыбнулся и встал с татами.
-Господа, - обратился он к собравшимся. - Как должностное лицо, я должен вас арестовать за заговор против существующей власти. Как человек, ответственный за спокойствие в городе, я не считаю это необходимым, пока вы не нарушаете спокойствия жителей. Ну а лично я считаю, что если в вашей конституции не будет признано равенства всех четырех сословий, то она не стоит и капли пролитой за нее крови.
Довольно оглядев ошеломленных мятежников и подмигнув разочарованному Шоджиро, Исами Кондо направился к выходу. И вышел, не прощаясь.
В последовавшем коротком, но бурном обсуждении заговорщики признали Исами Кондо ужасным радикалом, а его идеи - варварскими. Так что, пожалуй, было и к лучшему, что никто так и не прочитал французского названия на обложке книги, которую читал Кондо: "100 способов заставить ваших друзей оплатить ваш счет".

Надо заметить, что мнение Кондо по вопросу о сословиях разделял и видный лидер мятежников Сакамото Рёма. Что характерно, его тоже считали ужасным радикалом. Так как Рема погиб в 67-м, настаивать на этом мнении стало некому, и после Реставрации сословная система была перелицована на европейский манер, но сохранилась. Рокоцу Кан. Записки о реставрации Мэйдзи.

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Ципор на 08/16/04 в 07:52:14
:D

Слава, пишите еще!

Рокоцу Кан, и вы тоже еще давайте историй. :)

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Ryousui на 09/02/04 в 14:15:55
Фамилия "Хидзиката" в иероглифическом словаре японских имен и фамилий имеет два написания. Первый иероглиф - кл.32(1) Do, To, Tsuchi (Hiji) земля, почва; второй - либо кл.59(4) Kei, Gyou, Katachi, Kata, Nari вид, форма, образ; либо кл.70 Ho: сторона, напрвление, область, располагаться в ряд, сравнивать, Kata сторона, направление; лицо (персона)

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Tico на 09/15/04 в 14:53:33
Уважаемый Антрекот, а про Окиту Соджи у Вас ничего нет? Тоже ведь персонаж известный и в Японии почитаемый.

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 09/15/04 в 14:58:05
Про Окиту есть у Кэтрин Кинн вот здесь.
http://www.kulichki.com/tolkien/forum/showthread.php?s=&threadid=704&perpage=20&pagenumber=2

С уважением,
Антрекот

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 09/21/04 в 15:42:02
Этого я тоже своими словами пересказывать не буду.  Потому что вкус пропадает.

Итак, место действия - здание временной британской миссии в Эдо.  Время действия - июль 1861.
Рассказчик - сэр Рутерфорд Элкок, посол Великобритании в Японии.
В ночь с 4 на пятое он проснулся от страшного грохота, вскочил, надел халат, вытащил из под подушки револьвер и только собрался пойти посмотреть, что на этот раз стряслось, как в комнату вломились его помощник г-н Олифант и консул в Нагасаки г-н Моррисон (оба в крови, оба ранены, Олифант - очень тяжело), а затем - двое студентов-переводчиков.  Далее передаю слово:
"Я ожидал, что сейчас за ними ворвутся их преследователи и несколько секунд стоял там, готовый открыть огонь и задержать их, пока раненые не нырнули в мою спальню.  Я в тот момент был единственным человеком при оружии, ибо хотя у г-н Моррисона и было еще три барабана, он был ослеплен и оглушен полученными ранами.  Г-н Олифант встретил нападающих в коридоре перед своей комнатой и из оружия имел только тяжелый охотничий хлыст.  Нас застали врасплох, и из 150 охранников, находившихся в здании, ни один не пришел нам на помощь.  
Г-н Олифант терял столько крови, что мне пришлось положить пистолет и перевязать его раны моим платком.  Пока я был занят этой операцией, в соседнем помещении раздался грохот, а затем серия ударов.  Кто-то из бандитов очевидно пытался проломиться через застекленные двери во двор и поднял при этом чрезвычайный шум - но охрану в силу каких-то причин этот шум все же не заинтересовал.
Нас, европейцев, было всего пятеро, сколько было наших врагов, мы не знали.  Мы не смели оставить наших раненых и не могли определить, с какой стороны нас могут атаковать.  Много их было или мало, они уже минут десять явно были хозяевами положения, но, по счастью, не нашли пока входа в мои апартаменты - и каждая минута, потерянная ими, была драгоценна для нас.  Нежелание оставлять г-на Олифанта, который лежал без сознания на полу, не давало нам покинуть комнату.   Наконец шум стих, дав нам надежду, что помощь пришла или что атака сместилась в ином направлении.  Только тогда я и еще двое рискнули оставить раненых и отправиться на поиски последнего члена нашей группы, который поселился в дальнем крыле и не появился у меня - и мог оказаться менее везучим, чем мы.
По выдвижении, я оставил одного из студентов, г-на Лаудера, в качестве часового на позиции, перекрывающей длинный коридор, тянущийся от входа.   Внезапно нас дернул обратно его выстрел.   Перед ним появилась группа вооруженных людей.  Когда они отказались назвать себя, он, как и подобает, открыл по ним огонь, а промахнуться было достаточно сложно.   Тут они столь же мгновенно отступили и больше мы их не видели.
Через минуту или через две появились два японских гражданских чиновника и поздравили нас с тем, что мы целы.  С ними, к моему великому облегчению, был г-н Макдональд, пропавший член нашей группы." [подстрочник мой.  Антрекот]

Интонация сэра Рутерфорда: "жуткие, конечно, варвары, не имеющие представления о дипломатическом протоколе, но, в принципе, дело житейское".

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Shimori на 09/22/04 в 11:58:38
Рокоцу-сан, в ваших статьях про Икэда-я и Инцидент у Дворцовых ворот был, кажется, указан год 1864, между тем как в других источниках упоминается 1863; это подтверждается также тем, что Ниими и Камо участвовали в обоих упомянутых действах, и были убиты примерно через месяц <b>после</b> сражения с Тёсю, в сентябре 1863.

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 09/22/04 в 12:33:41
Уважаемый Шимори, да мне попадалась дата с 63 годом, но дело в том, что Кинмон-но-хен случился _после_ инцидента в Икеда-я и во всех источниках дата смерти Кусаки Гэнсуя, покончившего с собой в процессе дела о дворцовых воротах, указана 64, а не 63 годом.
Ретаро Шиба также датирует события именно 64 годом - а уж он-то хронологию отслеживал по минутам.
http://oriental.ru/txt/shogun.shtml  
Глава 10.

Ни Серизава Камо ни Ними Ниишики в инциденте в Икеда-я не участвовали - это совершенно точно.

С уважением,
Антрекот

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Shimori на 09/22/04 в 13:16:09
Ёи, так дело-то в том, что я встречал упоминания об участии этих двух покойников в Деле о Воротах, в частности, в "Биографии Сэридзавы Камо"; ссылку прямо сейчас не дам, не помню.

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 09/22/04 в 13:21:00
Я знаю, где это.  По всему выходит, что это путаница.  Потому что ко времени Икеда-я оба фигуранта уже основательно мертвы, а атака на дворец _точно_ была позже.  Другое дело, что она же была не первая.  За год до того, армия Чошу уже ходила на старую столицу, постояла-постояла и ушла.  Может быть, эти два инцидента смешались?

С уважением,
Антрекот

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Shimori на 09/22/04 в 14:29:59
Вероятно, вы правы, и действительно, имеет место путаница. Эпизод с Сэридзавой и его тэссеном в самом деле относится к предыдущему мятежу Тёсю.

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 09/22/04 в 14:36:31
Кстати, этот эпизод еще не освещен - а может присоединитесь и расскажете?

С уважением,
Антрекот

Заголовок: От соседей
Прислано пользователем Antrekot на 09/28/04 в 10:29:11
Кэтрин Кинн
Дракон на марше, или Штрихи к портрету Сакамото Рёмы

В январе 1866 года Сайго Такамори и Кацура Когоро договорились о союзе двух провинций - Сацумы и Тёсю. Устроил этот союз ронин из Тоса по имени Сакамото Рёма.
Сайго в тот момент занимал при сегунате официальный пост и водил войска, Кацура представлял клан, объявленный "Врагом императора" и готовящийся к войне с Бакуфу, сегунским правительством. А Рёма возглавлял список Listed and Wanted, а заодно - торговую компанию "Камияма" (впоследствии - картель Кайентай), возившую на пароходике туда-сюда разные разности, в том числе оружие.
После благополучного завершения переговоров Рёма и сопровождавший его Синдзо Миёси отправились в гостиницу Терада-я в Фусими, в которой работала девица по имени Орьо. О том, что произошло в Терада-я, когда туда заявилась местная полиция, рассказано на первой странице темы.
Но вот что было потом...
Орьо еще в самом начале стрельбы и драки оделась и втихую ускользнула из гостиницы. Побежала она в местную резиденцию клана Сацума, где ее приняли, выслушали, подхватились и помчались искать Рёму. Нашли раненого, принесли - а тут к воротам резиденции пожаловали из магистрата Фусими требовать выдачи. Им, естественно, отказали. В тот же день о нападении сообщили Сайго, в киотскую резиденцию.
- Да я их голыми руками разорву! - в гневе пообещал тот. Но, поостыв, решил не выдавать все-таки разборкой с местными властями некоторых дел, о которых еще не время было объявлять. Но отряд вооруженных до зубов сацумских самураев в Фусими прислал - во избежание и охраны ради.
Несколько дней Рёма был нетранспортабелен - и все эти дни у ворот караулили представители власти с ордером на арест.
Потом из Киото прибыл еще один отряд - тоже вооруженный до зубов, с винтовками и паланкином.
В паланкине должен был ехать Рёма, для находящихся в розыске Миёси и Накаоки Синтаро припасли форму и пару винтовок, но тут встал вопрос - как быть с Орьо? Второго паланкина под рукой не было.
- Нет проблем, - сказал Рёма, который накануне вечером сделал ей предложение. - Орьо, как насчет того, чтобы переодеться самураем из Сацума?
- С тех пор, как его сюда принесли, он все время шутит, - пожаловалась Орьо.
- И вовсе я не шучу. У вас найдется еще хакама, форма и пара мечей?
- Сакамото-сан, вы удивительный человек, - сказал командир сацумского отряда. - Я и ружье найду, если вы не возражаете, госпожа Орьо.
- Возражаю? Да ничуть!
Так что фусимским полицейским осталось только наблюдать, скрежеща зубами, как государственный преступник Сакамото Рёма покидает местную резиденцию клана Сацума в паланкине с гербом сацумского даймё, в сопровождении ста двадцати самураев с ружьями...
-------------------------------------------------------------------------------

Через некоторое время после выздоровления, летая тут и там по делам компании, Сацума, Тёсю и прочих Исин Сиси, Рёма оказался в Нагасаки.
Покончив с делами, он спросил своего помощника Курату Юноскэ:
- Сколько стоит портрет в том заведении ниже по реке?
- Две серебряных монеты - этого хватит, чтобы всю ночь пить у девиц в Маруяма.
(Маруяма - квартал развлчений под красными фонарями, обитательницы которого впоследствии сыграли не последнюю роль в тяжбе Сайтани Уметаро с ханом Кии).
- Ну, значит нам на двоих одного рё хватит.
И они пошли в студию первого в Японии коммерческого фотографа, которая вовсе не страдала от наплыва посетителей. Первой причиной, менее важной, была высокая цена. Второй, гораздо более весомой - поверье, что фотокамера вытягивает из человека душу и вселяет ее в фотографию.
По дороге Рёма купил европейские ботинки, которые оказались гораздо удобнее гэта - впоследствии они числились в списке особых примет, разумеется.
По случаю визита к фотографу Рёма позаимствовал у одного из товарищей по компании форменные белые хакама, кимоно на нем было старое и потрепанное, как обычно, волосы по обыкновению небрежно связаны на затылке - а не собраны в акуратный пучок и не уложены вперед, как положено, меч - один, и тот короткий... Вот в таком виде он и запечатлен на фото - а в правой руке, которой он опирается о подставку, Рёма держит свой "смит-и-вессон", спрятав его в рукав.
http://www.ridgebackpress.com/img/sakamoto_crest_s.gif
Герб Сакамото Рёмы - цветок сливы - ume. На его личной печати внутри цветка было два кандзи, читавшихся как taro. Ume-taro - его псевдоним.

А вот и фото.
http://www.kulichki.com/tolkien/forum/attachment.php?s=&postid=37853

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Tico на 09/29/04 в 13:32:00

Quote:
И вот, вскоре после подписания договора, 24-летний самурай явился к Перри и по-голландски (несчастный коммодор чуть дар речи не потерял) попросил взять его с собой в Штаты. Перри, естественно, отказал. Попытка покинуть страну по японским законам была преступлением, каравшимся смертью. Поэтому, получив отказ, Ёшида Шоин немедленно сдался властям.


Вот более детальное описание инцидента, с записей самого Перри (частично, получу мемуары Перри из амазона, постараюсь полностью):

Shoin prepared a letter for Perry, which he and a fellow Choshu samurai delivered to American officers on land, under the cover of night. Perry described the incident: [They] “were observed to be men of some position and rank, as each wore the two swords characteristic of distinction, and were dressed in the wide but short trowsers of rich silk brocade. Their manner showed the usual courtly refinement of the better classes, but they exhibited the embarrassment of men who evidently were not perfectly at their ease, and were about doing something of dubious propriety. They cast their eyes stealthily about as if to assure themselves that none of their countrymen were at hand to observe their proceedings, and then approaching one of the officers and pretending to admire his watch-chain, slipped within the breast of his coat a folded paper.”

The “folded paper,” written in “the mandarin Chinese with fluency and apparent elegance,” and translated by Perry’s interpreter, was as moving in its humble tone as it was compelling. “Two scholars from Yedo, in Japan, present this letter for the inspection of ‘the high officers and those who manage affairs.’ Our attainments are few and trifling, as we ourselves are small and unimportant, so that we are abashed in coming before you; we are neither skilled in the use of arms, nor are we able to discourse upon the rules of strategy and military discipline… we have been for many years desirous of going over the ‘five great continents,’ but the laws of our country in all maritime points are very strict; for foreigners to come into the country, and for natives to go abroad, are both immutably forbidden. “…we now secretly send you this private request, that you will take us on board your ships as they go out to sea.”

Although Perry would never know Yoshida Shoin’s name, his identity or his ultimate fate, he was sufficiently impressed by the idealistic young man’s bold attempt to defy “the eccentric and sanguinary code of Japanese law,” to record an account of it: “During the succeeding night, about two o’clock a.m… the officer of the midwatch, on board the steamer Mississippi, was aroused by a voice from a boat alongside, and upon proceeding to the gangway, found a couple of Japanese, who had mounted the ladder at the ship’s side, and upon being accosted, made signs expressive of a desire to be admitted on board. “They seemed very eager to be allowed to remain, and showed a very evident determination not to return to the shore.”

Refused by Perry, the two samurai were apprehended by the Japanese authorities, and confined to a cage. They nevertheless managed to relay a message to the Americans, “a remarkable specimen of philosophical resignation under circumstances which would have tried the stoicism of Cato…[the ancient Roman statesman and politician - ed.]” The message begins: “When a hero fails in his purpose, his acts are then regarded as those of a villain and robber. In public have we been seized and pinioned and caged for many days… Therefore, looking up while yet we have nothing wherewith to reproach ourselves, it must now be seen whether a hero will prove himself to be one indeed.” Shoin’s heroics would become self-evident soon enough, but first he would be transported to the jail in Edo, and returned as a prisoner to Hagi.

Гм, вроде как не было голландского, откуда у Вас такие сведения, уважаемый Антрекот? Сначала было письмо на китайском...

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 09/29/04 в 14:34:48
Тico, огромное спасибо за Перри.
Голландский был из биографии Шоина.  Может, переводили через ступеньку? Хотя вообще-то переводчик мог и прямо на английский с китайского.
Проверю по другим источникам.

С уважением,
Антрекот

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Tico на 09/29/04 в 20:24:43
Антрекот, а Вы случайно не подскажете где и за сколько Вы приобрели книгу Э. Сатоу? Может, потом обменяемся сканами, Перри и Сатоу? Уж очень интересно почитать.

В копилку - могила Комори Гендзиро, он же Каваками Генсай, он же Такада Генбе:

http://www.sword.ne.jp/swordsmen/pic/gensai1.jpg

Взято отсюда: http://www.sword.ne.jp/swordsmen/bushi/gensai.html, правда написано на оооочень уж кривом английском.

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 09/29/04 в 20:49:11

on 09/29/04 в 20:24:43, Tico wrote:
Антрекот, а Вы случайно не подскажете где и за сколько Вы приобрели книгу Э. Сатоу? Может, потом обменяемся сканами, Перри и Сатоу? Уж очень интересно почитать.

Ни за сколько.  Была заказана по межбиблиотечному абонементу в университетской библиотеке.   Книжку о Рёме можно приобрести в Риджбэк пресс - ridgebackpress.com - за 47 долларов с доставкой.  В Москву доходит точно.
А если бы у меня был хороший сканер хоть на одном рабочем месте, мы бы баварское пили...  А так я все от руки набираю - заодно уж перевожу.  Будет сканер, еще раз закажу Сатоу.


Quote:
В копилку - могила Комори Гендзиро, он же Каваками Генсай, он же Такада Генбе:

Спасибо!
И продолжайте в том же духе, пожалуйста.

С уважением,
Антрекот

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Tico на 09/30/04 в 01:26:58

on 09/29/04 в 20:49:11, Antrekot wrote:
Ни за сколько.  Была заказана по межбиблиотечному абонементу в университетской библиотеке.   Книжку о Рёме можно приобрести в Риджбэк пресс - ridgebackpress.com - за 47 долларов с доставкой.  В Москву доходит точно.

Ясно  :( . Придется с Сатоу подождать, т.к. я уже заказал, а бюджет мой, к сожалению, не из латекса сделан.


on 09/29/04 в 20:49:11, Antrekot wrote:
А если бы у меня был хороший сканер хоть на одном рабочем месте, мы бы баварское пили...

Гиннесс :) . Кельты рулят.
У меня сканер есть, так что если что увижу, буду снимать потихоньку.


on 09/29/04 в 20:49:11, Antrekot wrote:
А так я все от руки набираю - заодно уж перевожу.  Будет сканер, еще раз закажу Сатоу.

Спасибо!

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Tico на 09/30/04 в 03:53:55

on 09/29/04 в 20:49:11, Antrekot wrote:
И продолжайте в том же духе, пожалуйста.

Гм... ок, попробуем :)

Итак...


Quote:
Доклад Капитана ВМФ США Прайса, командира корабля "Джеймстаун", касаемо отношений с Японией, с прилагаемой копией приказов, полученных Лейтенантом ВМФ США Пирсоном.

***
На борту "Джеймстауна", Йокогама, 8-ого Сентября 1864.

СЭР, имею честь доложить Департаменту, что союзные Державы, предчувствуя невыполнение Парижского договора, согласно которому правительство Сёгуна обязалось открыть пролив Симоносэки в течении трёх месяцев, потребовали от него четкого и ясного ответа, поскольку трехмесячный срок, отведенный Сёгуну на выполнение договора, близок к истечению.
Сёгун отказался подчиняться условиям договора, и подверг посланных к нему делегатов наказанию за превышение полномочий.
Вскоре после этих событий военная экспедиция, состоящая из кораблей союзных Держав, о составе которой я докладывал в своем письме в Департамент от 23-его Августа, ушла в направлении пролива 28-ого и 29-ого числа, вместе с заново арендованном специально для этой цели пароходом "Та-Кианг" (о состоявшейся сделке см. мой доклад #29).
К данному письму прилагается копия приказов, полученных Лейтенантом Пирсоном. Информация о ходе экспедиции ожидается в течении двух недель с сегодняшнего дня.

С уважением, Ваш покорный слуга,
 Капитан Цицеро Прайс.
Его Чести Гидеону Уэллесу, Секретарю Департамента ВМФ.

____________________________
Приложение.

На борту "Джеймстауна", Йокогама, 18-ого Августа 1864.


СЭР, данным приказом вам поручается командование арендованным пароходом "Та-Кианг", который Вы должны вести в пролив Симоносэки для участия в совместной операции, проводимой значительными силами союзных Держав.
Задачей "Та-Кианг" является демонстрация Американского флага, чтобы показать даймё Нагато нашу солидарность с Державами, и чтобы вместе с ними потребовать право свободного и беспрепятственного прохода через пролив.
Учитывая тот факт, что вверенный Вам в командование пароход не является военным кораблем, и не подготовлен для атаки береговых батарей, Вам поручается оказывать любую помощь другого рода, делая все что в Ваших силах для достижения общей цели - буксировка шлюпок, высадка десанта, приём раненых, и т.д. согласно необходимости. Соответственно, Вы будете должны проконсультироваться с присутствующими на месте старшими офицерами экспедиции, которые будут представлять основные ее силы.
Доктор Веддер и Мистер Батт(младший помощник) поедут с Вами; а также пятнадцать человек и шлюпка. На борт будут также доставлены орудие Пэррота либо гаубица, боеприпасы, а также ружья Шарпа для всех Ваших людей.

С уважением, Ваш покорный слуга,
 Капитан Цицеро Прайс.
Лейтенанту Фрэду Пирсону, "Джеймстаун".




Quote:
На борту "Джеймстауна", Йокогама, 23-его Сентября 1864.

СЭР, "Та-Кианг" (арендованный пароход), вернулся в гавань из Симоносэки вечером 21-ого, имея на борту двадцать четыре раненых англичанина. На следующий день он был возвращен своим агентам. Аренда стоила 9500$ в месяц, при этом уголь оплачивался из казны США.
"Та-Кианг" выпустил восемнадцать ядер из имевшегося на борту орудия Пэррота во время атаки береговых батарей, тем самым приняв активное участие в кампании. Также, все остальные его обязанности были выполнены безупречно, к взаимному удовлетворению всех сторон.
К данному письму прилагается документ #35, доклад Лейтенанта Пирсона, и документ #37, договор со стороны Тёсю, даймё Нагато, вместе с оригиналом.
Считаю нужным добавить, что в отсутствие сил союзных Держав нарушений этого договора замечено не было. Оставшиеся на месте силы сделали все чтобы гарантировать его соблюдение.
Три военных корабля останутся вблизи от пролива чтобы не допустить восстановление японцами береговых батарей, а также любых других нарушений.

Имею честь быть Вашим покорным слугой,
 Капитан Цицеро Прайс.
Его Чести Гидеону Уэллесу, Секретарю Департамента ВМФ.

*******************************
Приложение (документ #35).

На борту парохода "Та-Кианг", Симоносэки, 11-ого Сентября 1864.


СЭР, подчиняясь Вашему приказу, я принял командование пароходом "Та-Кианг" 28-ого Августа.
29-ого числа я отплыл из Йокогамы к острову Химэ Сима, куда я прибыл к 8-и вечера 1-ого Сентября одновременно с голландским корветом "Джамбе".
2-ого Сентября. - К 8-и вечера собрался весь союзный флот, восемнадцать вымпелов всего.
4-ого Сентября. - В 10 утра флот отплыл тремя колоннами в направлении Симоносэки. Наша позиция была в арьегарде французской колонны. В 4 вечера мы бросили якорь у входа в пролив, ввиду береговых батарей побережья Нагато.
5-ого Сентября. - Приблизились к батареям, заняв позицию между Английским и Французским флагманом. В 4:10 вечера Английский Флагман дал залп, в ответ на который противник немедленно начал обстрел. Военные действия немедленно приняли масштабный характер, вплоть до 5:30 вечера, когда все батареи противника прекратили огонь. Ночью англичане произвели высадку и испортили несколько орудий на первой батарее.
6-ого Сентября. - В 6 утра японцы открыли огонь, вызвав ответный обстрел. В 8:30 "Та-Кианг" подошел вплотную к первой батарее вместе с двумя десантными шлюпками с "Дуплекса" на буксире. Остальные корабли с десантом на буксире также подошли близко к берегу. Последовала высадка английского, французского и голландского десанта, и к полудню все батареи были захвачены. В течении дня, боевые действия продолжались с малой интенсивностью, и флот произвел лишь несколько отдельных выстрелов. Ближе к вечеру противник попытался вернуть занятые солдатами первую и вторую батареи, но эти атаки были легко отбиты. Перед наступлением ночи десант вернулся на корабли, и наш пароход стал на якорь рядом с Французским Флагманом.
7-ого и 8-ого Сентября. - Двадцать три раненых солдата были приняты на борт, вместе с хирургом и ассистентами. 8-ого числа после полудня боевые действия прекратились, и все корабли подняли белый флаг.
9-ого Сентября. - Согласно распоряжению английского и французского адмиралов я отплыл к Химэ Сима, с целью направлять все прибывшие туда корабли к проливу.
10-ого Сентября. - Не встретив ни одного судна, мы вернулись к проливу, бросив якорь напротив города Симоносэки.
Я получил через английского адмирала коммюнике от даймё Нагато, которое я Вам пересылаю, вместе с копией на английском.

С большим уважением, Ваш покорный слуга,
 Фрэдрик Пирсон, Лейтенант ВМФ США, командир "Та-Кианг".
Капитану ВМФ США Цицеро Прайсу, командиру "Джеймстауна", Йокогама, Япония.


*******************************
Приложение (документ #37, перевод)

Первое. Отныне все корабли всех держав, проходящие пролив Симоносэки, будут встречать дружественный прием. Кораблям будет позволено закупать уголь, провиант, дерево и воду, а также любые другие предметы необходимости. Вследствие того, что порт Симоносэки подвержен сильным ветрам и течениям, люди, которые будут страдать от погодных условий смогут высаживаться на берег без всяких преград.
Второе. Не только не будет совершаться постройка новых береговых батарей, но также не будет производиться ремонт на старых, и они не будут вооружены орудиями.
Третье. Несмотря на то что город Симоносэки мог быть заслуженно сожжен, он был оставлен целым и невредимым. За это будет заплачен выкуп, и кроме того, все расходы экспедиции будут покрыты даймё.
В отношении этих двух пунктов я согласен подчиниться иностранным уполномоченным в Эдо.
Данный договор имеет отношение лишь к прекращению собственно военных действий, и не включает в себя вопросы, касающиеся Тёсю, которые вопросы будут улажены Японским Правительством и иностранными уполномоченными в Эдо.

Мацудайра Дайзен-но-Дайбо, Ёси Тика.
Гэндзи, 1-ый год, 8-ой месяц.

Перевели - Фрэд Лоудез, Эрнест Сатоу

*******************************

Источник - Официальные Документы флотов Союза и Конфедерации во время Гражданской Войны (серия 1, том 3 - Крейсерские Операции с 1-ого Апреля 1864 по 30-ое Декабря 1865).
Перевод - Tico

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 09/30/04 в 05:05:59
Так.  С меня отчет о капитуляции Эцу - мне попалась современная (капитуляции, естественно, современная) статья об этом деле.

С уважением,
Антрекот

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Tico на 10/01/04 в 01:36:48
Мелочёвка.

Консо Исами и Кацура Когоро, по некоторым источникам, знали друг друга с молодости. Есть запись, что однажды Кондо попросил Кацуру "одолжить" ему людей из додзё Кацуры, т.к. Кондо не хватало для предстоящего соревнования с другим додзё. Т.к. Кацура и Рёма были знакомы, то, возможно, Кондо знал и Рёму.

Сайто Хаджиме (при рождении - Ямагучи Хаджиме) умер 28-ого Сентября 1915-ого года, в возрасте 72 лет. Он был любителем выпивки, и это, собственно, и стало причиной смерти. Когда он почувствовал приближение смерти, он попросил членов его семьи подвинуть его ближе к порогу, где он сел в позу "сейза" (на пятках, с прямой спиной). Он сидел и ждал, а его невестка Мидори время от времени удаляла палочками для еды выделения из его горла... Так он и просидел в этой достаточно сложной позе до самого конца.
Его жена, Токио Такаги, родила ему трех сыновей - Тацуо, Цутоми и Цуёши. Самый младший из них, Тацуо, был усыновлен семьей Нумазава, по их просьбе.
Родственники рассказывали, что это был очень тихий и уравновешенный человек, который имел привычку каждый день стирать и гладить свое нижнее белье.
Согласно сайту http://shinsengumidb.com, на этой фотографии он обведен красным прямоугольником.
http://hajime.shinsengumidb.com/images/onlyphotosaitou.JPG

На данный момент в Японии весьма популярен телесериал "Shinsengumi!", идущий по каналу NHK. Как и любое художественное произведение, он не точен на 100%, но все же, буржуи с толстыми каналами и неограниченным траффиком (вроде меня) могут скачать первые 26 серий через сеть eMule. Не спрашивайте про перевод, сам не знаю.

ed2k://|file|Shinsengumi.Nhk.2004.-.01A.Arrival.Of.The.Black.Ships.mpg|676397876|A7F2B8D891E1889E35440FEE845D6DF3|/
ed2k://|file|Shinsengumi.Nhk.2004.-.01B.Arrival.Of.The.Black.Ships.mpg|498030876|BA6885A9578143A62C2ABCADC5697FA0|/
ed2k://|file|Shinsengumi.Nhk.2004.-.02.The.Pride.Of.Tama.mpg|738188388|BD42F6995C78159239A8D09DF955586A|/
ed2k://|file|Shinsengumi.Nhk.2004.-.03.Mother.Leaves.Home.mpg|739592084|A2017F078BA520C00D6DE5A7CD7148AE|/
ed2k://|file|Shinsengumi.Nhk.2004.-.04.Topsy-Turvy.World.mpg|739936036|9F523AFC5CBA026AC9A883394740E794|/
ed2k://|file|Shinsengumi.NHK.2004.-.05.The.Wedding.Day.mpg|739180736|48A40A203C9465BD293168E192968193|/
ed2k://|file|Shinsengumi.Nhk.2004.-.06.Heusken,.Escape.mpg|738248812|EFFCDB18CF7A5F4B0E5F9B24088BF198|/
ed2k://|file|Shinsengumi.NHK.2004.-.07.Succession.mpg|721553196|FBB221222BFD84EF5A2980F16D8057C5|/
ed2k://|file|Shinsengumi.Nhk.2004.-.08.The.Future.Of.Japan.mpg|713465676|BF2AEF681E52E77507C1F2EFA8B13020|/
ed2k://|file|Shinsengumi.NHK.2004.-.09.The.Letter.mpg|713533072|E998CA4823350D17ECDA5184233C59FA|/
ed2k://|file|Shinsengumi.NHK.2004.-.10.The.Roshi-gumi.mpg|713500536|F74132F15E48988360F6AC8987864332|/
ed2k://|file|Shinsengumi.Nhk.2004.-.11.Mother,.I'M.Leaving.mpg|714258160|01476CACC49143D4771B4406417A6501|/
ed2k://|file|Shinsengumi.NHK.2004.-.12.To.the.West.mpg|740372948|C48A561F3FD1C57882837F68E71E6C85|/
ed2k://|file|Shinsengumi.Nhk.2004.-.13.Serizawa.Kamo.Explodes.mpg|731146668|BB9DE182BB0858D243E4B90A396CB1BC|/
ed2k://|file|Shinsengumi.Nhk.2004.-.14.Arriving.In.Kyoto.mpg|740296256|35D4E440CF375136AA43211A942B220B|/
ed2k://|file|Shinsengumi.NHK.2004.-.15.To.Go.Or.Not.To.Go.mpg|736928780|8C80AA44C16F781B0B08E4F2C8B4983F|/
ed2k://|file|Shinsengumi.NHK.2004.-.16.A.Letter.to.Tsune.mpg|740291608|EBF6C92C42AC31876518CE6DD371DD76|/
ed2k://|file|Shinsengumi.Nhk.2004.-.17.The.First.Death.mpg|738248812|5AD6776231AB60626D978992A1E10395|/
ed2k://|file|Shinsengumi.Nhk.2004.-.18.The.Mibu.Ronin'S.First.Assignment.mpg|740289284|DA144811E62D78AB1D42B6ECC432D6BA|/
ed2k://|file|Shinsengumi.Nhk.2004.-.19.The.Day.Of.The.Wake.mpg|740307876|111689C7787271BFA1DF7DD8DE81DCD8|/
ed2k://|file|Shinsengumi.Nhk.2004.-.20.Don'T.Intoxicate.Serizawa.mpg|735023100|2A8772C2851DF408ED3C099A77BD7E8E|/
ed2k://|file|Shinsengumi.Nhk.2004.-.21.A.Big.Incident.mpg|719412792|0AA49FBAED32105141465F8CDD01FF21|/
ed2k://|file|Shinsengumi.Nhk.2004.-.22.Kamo.On.The.Roof.mpg|737814224|71A68B75F119F2AF3A7241FC96205607|/
ed2k://|file|Shinsengumi.Nhk.2004.-.23.A.Political.Change.--.August.18Th.mpg|732278456|6DCB29E0F733C81989CF85F578124DFC|/
ed2k://|file|Shinsengumi.NHK.2004.-.24.An.Unavoidable.Path.mpg|737498160|68E55CFC711A9B9C087CEAEA7CC0E40A|/
ed2k://|file|Shinsengumi.Nhk.2004.-.25.The.Birth.Of.The.Shinsengumi.mpg|722719844|9B6B39CEE64BBF899E44393B4192C8F2|/
ed2k://|file|Shinsengumi.NHK.2004.-.26.Bureau.Chief.Kondo.Isami.mpg|719494132|958F9600444D86D38247BEB46AB7C31A|/

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Noro на 10/05/04 в 21:26:36
Поклон до земли уважаемому Антрекоту за столь великолепные рассказы и за полученную от их чтения массу удовольствия. ^_^
Мне также хочется продолжения, и можно внести свою просьбу? Пока что никак не упомянут третий из "Трёх Великих Людей Революции" - Окубо Тошимичи, который наравне с Кидо Коином и Сайго Такамори, а хотелось бы услышать и про него тоже.

Ну и внесу посильную лепту.

Некоторые подробности инцидента Икеда-я, как он описан в Викпедии.
http://ja.wikipedia.org/wiki/%E6%B1%A0%E7%94%B0%E5%B1%8B%E4%BA%8B%E4%BB%B6

Рассчитывая встретить около 30 заговорщиков, шинсеновцы разделились на две группы. В первую, под предводительством Кондо, вошли Окита, Нагакура и Тодо, плюс рядовые воины, итого 10 человек (и это рассчитывая встретить тридцать врагов. Никак не упрекнёшь в недооценке своих сил ;)). Во вторую группу, возглавляемую Хиджикатой, вошли Сайто, Харада и прочие оставшиеся, всего 24 человека. (в телесериале Такеда Канрюсай был в группе Кондо, но насколько этому можно верить, я не знаю)
Вот в таком составе они и вышли. Кондо - к Икедая, Хиджиката - к Сикокуя. Повезло, как известно, Кондо. А дальше происходит следующее:
Кондо сотоварищи вламываются в таверну и начинают делать своё дело. Но. Окита, сразу свалив то ли двоих, то ли троих врагов, тут же заходится в жестоком приступе туберкулёза, падает и уже не встаёт. Тодо Хейске, пытаясь снять с головы намокшую от пота повязку, получает удар прямо в лоб(не смертельный, правда), и тоже выходит из строя. Таким образом половина ударной силы Шинсена была вырублена в первые же секунды боя. Остаются зажатые в угол Кондо и Нагакура против почти трёх десятков врагов. Вот тогда-то, как упоминает в мемуарах Нагакура, им и пришлось по-настоящему жарко. Группа Хиджикаты(за которой немедленно после начала боя побежал Тани Мантаро) прибыла буквально в последнюю секунду. Ну а затем уже перевес был на стороне Шинсенгуми, и всё кончилось довольно быстро.

За успешное проведение оного мероприятия всем членам Шинсена было пожаловано немалое денежное вознаграждение. Кондо - 30 рё, Хиджикате - 25 рё, остальным  - по 20, 17 или 15 рё.

И ещё вдогонку:

Харада был не единственным и даже не лучшим копейщиком в Шинсенгуми. Потому что капитан 7го отряда, Тани Санджуро(старший из трёх братьев Тани, служивших в Шинсенгуми) был ни кем иным, как мастером Танеда Хозоин Рю(стиль копья), и учителем Харады.

У меня есть инфа по братьям Тани, но оно тоже на японском, и на перевод ещё понадобится время :(

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 10/06/04 в 06:29:29
Спасибо!  Присоединяйтесь.
Материалов на японском очень много - но я, увы, японского не знаю, Вавилонская рыбка - штука ненадежная, а английские источники часто путают все на свете, так что большое спасибо и продолжайте!
А Окубо будет, когда я до него доберусь.

С уважением,
Антрекот

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Tico на 10/07/04 в 03:08:16
Выкладываю, как обещал, отрывок из "Narrative of the Expedition to the China Seas and Japan, 1852-1854" by M. C. Perry, касающейся предполагаемой встречи Ёсиды и коммодора:


Quote:
The various officers of the squadron now visited the shore daily, and for a time there was apparently less disposition to interfere with their movements, or watch their proceedings. On one of these occasions a party had passed out into the country beyond the suburbs, when they found two Japanese following them; but, as they were supposed to be a couple of spies on the watch, little notice was at first taken of them. Observing, however, that they seemed to be approaching as if stealthily, and as though desirous of seeking an opportunity of speaking, the American officers awaited their coming up. On being accosted, the Japanese were observed to be men of some position and rank, as each wore the two swords characteristic of distinction, and were dressed in the wide but short trousers of rich silk brocade. Their manner showed the usual courtly refinement of the better classes, but they exhibited the embarrassment of men who evidently were not perfectly at their ease, and were about doing something of dubious propriety. They cast their eyes stealthily about as if to assure themselves that none of their countrymen were at hand to observe their proceedings, and then approaching one of the officers and pretending to admire his watch-chain, slipped within the breast of his coat a folded paper*. They now significantly, with the finger upon the lips, entreated secrecy, and rapidly made off.
• This paper proved to be a letter in Japanese, of which the following is a literal translation by Mr. Williams, the interpreter of the squadron:
"Two scholars from Yedo, in Japan, present this letter for the inspection of “the high officers and those who manage affairs.” Our attainments are few and trifling, as we ourselves are small and unimportant, so that we are abashed in coming before you ; we are neither skilled in the use of arms, nor are we able to discourse upon the rules of strategy and military discipline ; in trifling pursuits and idle pastimes our years and months have slipped away. We have, however, read in books, and learned a little by hearsay, what are the customs and education in Europe and America, and we have been for many years desirous of going over the “five great continents,” but the laws of our country in all maritime points are very strict; for foreigners to come into the country, and for natives to go abroad, are both immutably forbidden. Our wish to visit other regions has consequently only “gone to and fro in our own breasts in continual agitation,” like one's breathing being impeded or his walking cramped. Happily, the arrival of so many of your ships in these waters, and stay for so many days, which has given us opportunity to make a pleasing acquaintance and careful examination, so that we are fully assured of the kindness and liberality of your excellencies, and your regard for others, has also revived the thoughts of many years, and they are urgent for an exit.
" This, then, is the time to carry the plan into execution, and we now secretly send you this private request, that you will take us on board your ships as they go out to sea ; we can thus visit around in the five great continents, even if we do in this, slight the prohibitions of our own country. Lest those who have the management of affairs may feel some chagrin at this, in order to effect our desire, we are willing to serve in any way we can on board of the ships, and obey the orders given us. For doubtless it is, that when a lame man sees others walking he wishes to walk too ; but how shall the pedestrian gratify his desires when he sees another one riding? We have all our lives been going hither to you, unable to get more than thirty degrees east and west, or twenty-five degrees north and south ; but now when we see how you sail on the tempests and cleave the huge billows, going lightning speed thousands and myriads of miles, skirting along the five great continents, can it not be likened to the lame finding a plan for walking, and the pedestrian seeing a mode by which he can ride? If you who manage affairs will give our request your consideration, we will retain the sense of the favor ; but the prohibitions of our country are still existent, and if this matter should become known we should uselessly see ourselves pursued and brought back for immediate execution without fail, and such a result would greatly grieve the deep humanity and kindness you all bear towards others. If you are willing to accede to this request, keep “ wrapped in silence our error in making it' until you are about to leave, in order to avoid all risk of such serious danger to life ; for when, by-and-bye, we come back, our countrymen will never think it worth while to investigate bygone doings. Although our words have only loosely let our thoughts leak out, yet truly they are sincere ; and if your excellencies are pleased to regard them kindly, do not doubt them nor oppose our wishes. We together pay our respects in handing this in. April II."
A small note was enclosed, of which the following is a translation : “The enclosed letter contains the earnest request we have had for many days, and which we tried in many ways to get off to you at Yoku-hama, in a fishing boat, by night; but the cruisers were too thick, and none others were allowed to come alongside, so that we were in great uncertainty how to act. Hearing that the ships were coming to Simoda, we have come to take our chance, intending to get a small boat and go off to the ships, but have not succeeded. Trusting your worships will agree, we will, to-morrow night, after all is quiet, be at Kakizaki in a small boat, near the shore, where there are no houses. There we greatly hope you to meet us and take us away, and thus bring our hopes to fruition. April 25."

During the succeeding night, about two o'clock, a.m., (April 25th,) the officer of the mid-watch on board the steamer Mississippi, was aroused by a voice from a boat alongside, and upon proceeding to the gangway, found a couple of Japanese, who had mounted the ladder at the ship's side, and upon being accosted, made signs expressive of a desire to be admitted on board.
They seemed very eager to be allowed to remain, and showed a very evident determination not to return to the shore, by the desire they expressed of casting off their boat, utterly regardless of its fate. The captain of the Mississippi directed them to the flag-ship, to which, on retiring to their boat, they pulled off at once. Having reached her with some difficulty, in consequence of the heavy swell in the harbor, they had hardly got upon the ladder and mounted to the gangway, when their boat got adrift, either by accident, or from being let go intentionally. On their reaching the deck, the officer informed the Commodore of their presence, who sent his interpreter to confer with them and learn the purpose of their untimely visit. They frankly confessed that their object was to be taken to the United States, where they might gratify their desire of travelling, and seeing the world. They were now recognised as the two men who had met the officers on shore and given one of them the letter. They seemed much fatigued by their boating excursion, and their clothes showed signs of being travel worn, although they proved to be Japanese gentlemen of good position. They both were entitled to wear the two swords, and one still retained a single one, but they had left the other three in the boat which had gone adrift with them. They were educated men, and wrote the mandarin Chinese with fluency and apparent elegance, and their manners were courteous and highly refined. The Commodore, on learning the purpose of their visit, sent word that he regretted that he was unable to receive them, as he would like very much to take some Japanese to America with him, He, however, was compelled to refuse them until they received permission from their government, for seeking which they would have ample opportunity, as the squadron would remain in the harbor of Simoda for some time longer. They were greatly disturbed by this answer of the Commodore, and declaring that if they returned to the land they would lose their heads, earnestly implored to be allowed to remain.  The prayer was firmly but kindly refused.  A long discussion ensued, in the course of which they urged every possible argument in their favor, and continued to appeal to the humanity of the Americans. A boat was now lowered, and after some mild resistance on their part to being sent off, they descended the gangway piteously deploring their fate, and were landed at a spot near where it was supposed their boat might have drifted.
On the afternoon of the next day, Yenoske, the chief interpreter, who had come to Simoda from Yedo for the express purpose of requesting the postponement of the expedition to Oho-sima, which was conditionally granted by the Commodore, came on board the Powhatan, and requested to see the flag-lieutenant, to whom he stated, that “last night a couple of demented Japanese had gone off to one of the American vessels,” and wished to know if it had been the flag-ship; and if so, whether the men had been guilty of any impropriety. The flag-lieutenant replied, that it was difficult to retain any very precise recollection of those who visited the ships, as so many were constantly coming from the shore in the watering boats and on business, but he assured the interpreter that no misdemeanor could have been committed, or he would have been aware of the fact. The interpreter was then asked, whether the Japanese he referred to had reached the shore in safety, to which the very satisfactory answer that “they had” was received.
The Commodore, upon hearing of the visit of the interpreter and the apparent anxiety of the Japanese authorities in regard to the conduct of the two strange visitors to the ships, sent an officer on shore in order to quiet the excitement which had been created, and to interpose as far as possible in behalf of the poor fellows, who it was certain would be pursued with the utmost rigor of Japanese law. The authorities were thanked for the solicitude they had expressed lest the Americans should have been inconvenienced by any of their people, and assured that they need not trouble themselves for a moment with the thought that so slight a matter had been considered otherwise than a mere trivial occurrence unworthy of any investigation. The Japanese were further informed that they need give themselves no anxiety for the future, as none of their countrymen should be received on board the American ships without the consent of the authorities, as the Commodore and his officers were not disposed to take advantage of their confidence or act in any way that would be inconsistent with the spirit of the treaty. If the Commodore had felt himself at liberty to indulge his feelings, he would have gladly given a refuge on board his ship to the poor Japanese, who apparently sought to escape from the country from the desire of gratifying a liberal curiosity, which had been stimulated by the presence of the Americans in Japan. There were other considerations which, however, had higher claims than an equivocal humanity. To connive at the flight of one of the people was to disobey the laws of the Empire, and it was the only true policy to conform, in all possible regards, to the institutions of a country by which so many important concessions had already been reluctantly granted. The Empire of Japan forbids the departure of any of its subjects for a foreign country under the penalty of death, and the two men who had fled on board the ships were criminals in the eye of their own laws, however innocent they might have appeared to the Americans. Moreover, although there was no reason to doubt the account the two Japanese gave of themselves, it was possible they were influenced by other and less worthy motives than those they professed. It might have been a stratagem to test American honor, and some believed it so to be. The Commodore, by his careful efforts to impress upon the authorities how trifling he esteemed the offence, hoped to mitigate the punishment to which it was amenable. The event was full of interest, as indicative of the intense desire for information on the part of two educated Japanese, who were ready to brave the rigid laws of the country, and to risk even death for the sake of adding to their knowledge. The Japanese are undoubtedly an inquiring people, and would gladly welcome an opportunity for the expansion of their moral and intellectual faculties. The conduct of the unfortunate two was, it is believed, characteristic of their countrymen, and nothing can better represent the intense curiosity of the people, while its exercise is only prevented by the most rigid laws and ceaseless watchfulness lest they should be disobeyed. In this disposition of the people of Japan, what a field of speculation, and, it may be added, what a prospect fall of hope opens for the future of that interesting country!
Some days subsequently, as a party of officers were strolling in the suburbs, they came upon the prison of the town, where they recognized the two unfortunate Japanese immured in one of the usual places of confinement, a kind of cage, barred in front and very restricted in capacity. The poor fellows had been immediately pursued upon its being discovered that they had visited the ships, and after a few days they were pounced upon and lodged in prison. They seemed to bear their misfortune with great equanimity, and were greatly pleased apparently with the visit of the American officers, in whose eyes they evidently were desirous of appearing to advantage. On one of the visitors approaching the cage, the Japanese wrote on a piece of board that was handed to them the following, which, as a remarkable specimen of philosophical resignation under circumstances which would have tried the stoicism of Cato, deserves a record:
“When a hero fails in his purpose, his acts are then regarded as those of a villain and robber. In public have we been seized and pinioned and caged for many days. The village elders and head men treat us disdainfully, their oppressions being grievous indeed. Therefore, looking up while yet we have nothing wherewith to reproach ourselves, it must now be seen whether a hero will prove himself to be one indeed. Regarding the liberty of going through the sixty States as not enough for our desires, we wished to make the circuit of the five great continents. This was our hearts' wish for a long time. Suddenly our plans are defeated, and we find ourselves in a half sized house, where eating, resting, sitting, and sleeping are difficult; how can we find our exit from this place? Weeping, we seem as fools ; laughing, as rogues. Alas! for us ; silent we can only be.                                                
“ISAGI KOODA,
“KWANSUOHI MANJI”

The Commodore, on being informed of the imprisonment of the two Japanese, sent his flag lieutenant on shore to ascertain unofficially whether they were the same who had visited the ships. The cage was found as described, but empty, and the guards of the prison declared that the men had been sent that morning to Yedo, in obedience to an order from the capital. They had been confined, it was stated, for going off to the American ships, and as the prefect had no authority to act in the matter, he had at once reported the case to the imperial government, which had sent for the prisoners, and then held them under its jurisdiction. The fate of the poor fellows was never ascertained, but it is hoped that the authorities were more merciful than to have awarded the severest penalty, which was the loss of their heads, for what appears to us only liberal and a highly commendable curiosity, however great the crime according to the eccentric and sanguinary code of Japanese law. It is a comfort to be able to add, that the Commodore received an assurance from the authorities, upon questioning them, that he need not apprehend a serious termination.


Кстати, сама книга великолепна - это репринт оригинального издания 1856-ого, с гравюрами и литографиями, с сохраненной орфографией и т.д. и даже, по моему, шрифтом.

По поводу перевода данного отрывка - с таким английским и таким кол-вом текста я один не справлюсь в обозримом будущем, так что - помощники, налетайте! :)

Заголовок: Дело в Тенман-я со слов Сайто
Прислано пользователем Antrekot на 10/08/04 в 17:30:34
А вернее - со слов Хиета Тошия, который слышал ее как-то от самого Сайто.  (Поскольку перевод двойной японский-английский-русский, что-то могло и вкрасться.)

Сайто рассказывал "Мы не знали, когда появится противник, поэтому сидели и пили в кольчугах.  Но мне стало слишком жарко.  И кольчуга мешала двигаться, поэтому я попробовал потихоньку ее снять.  Я попытался снять перчатку, но не смог.  Слишком плотно сидела.   Наконец, я бросил это дело и опять взял чашку - и тут как раз противник вломился в комнату.  Они считали, что они действовали умно - их много, света мало, комната маленькая.  И пока я там рубился, я чувствовал, что меня пару раз задели, но боли не было и я продолжал драться.  Потом я услышал, что кто-то кричит "На нем что-то.  Рубить его не получается.  Колите его."  "Сообразил, болван."- думаю,- "Ну погоди..."- но тут и бой закончился.   Так из-за этой кольчуги меня толком и не зацепили.  Полезная вещь.
Я слышал, что вы уже не сражаетесь настоящими мечами.  В настоящей свалке невозможно планировать - этого я возьму так, а другого этак.  Все что можно - действовать по обстановке, а когда обнаруживаешь, что на земле противник, а не ты - подумать, что повезло.  Если ты можешь действовать мечом быстро - ты уже годишься.  Исход свалки решает скорость.  В этом деле в Тенман-я я не знал, как и где уложу следующего противника.  Я даже не заметил, сколько их было."

Заголовок: Происхождение видов
Прислано пользователем Antrekot на 10/12/04 в 15:07:03
Джон Блэк, описывая восстание в Сацума, приводит местную легенду, о том, что после смерти дух Сайго вознесся на Марс и даже виден там, когда Марс стоит в зените.  А духи его соратников не пожелали покидать землю и вселились в местных лягушек.  И от того пошла на Кюсю новая порода лягушек - очень больших и исключительно храбрых и злобных.  "Лягушки до того прониклись воинским духом, что увидев человека, они всегда нападают на него и не отступают, пока их не убъют.  А собаку и просто заесть могут."
Это, видимо, в пару к крабам дома Тайра.

Заголовок: Re: Происхождение видов
Прислано пользователем Vladimir на 10/12/04 в 15:10:21

on 10/12/04 в 15:07:03, Antrekot wrote:
Это, видимо, в пару к крабам дома Тайра.


Вспомнились тараканы Форкосигана ;D

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Mithrilian на 10/13/04 в 00:55:23
А мне вспомнился зверский кролик из "Грааля" Монти Питонов.

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 10/15/04 в 18:40:39
Падение Эцу.  Изложено по Джону Блэку.

Итак, к 12 мая у Республики Эцу оставались только форт Горёкаку, Чиёгаока и батарея Бентен.  Хакодате был захвачен правительственными войсками, главком погиб.  
На следующий день какие-то солдаты с имперской стороны открыли огонь по военному госпиталю повстанцев.  Какой-то офицер из Сацума увидел, что происходит, бросился туда и остановил их.

Один из раненых повстанцев написал Эномото
"Вчера нас атаковали части кангун(*) и мы просто ждали смерти, когда за нас вступились самураи из Сацума - и они не только заставили атакующих остановиться, но и позаботились о том, чтобы нами занялись врачи армии кангун, так что лучшего нельзя и пожелать.  Прошлой ночью - около полуночи - Икеда и еще четверо офицеров из Сацума посетили нас и очень тепло с нами разговаривали, сказав, что мы проявили истинно самурайский дух, отстаивая свои позиции даже после потери флота и поражений на суше.  Но что скажут о нас, если мы и далее будем противостоять воле Тенчо, чье самое горячее желание - сохранить наши жизни в этой бедственной ситуации?  Они слышали, что мы готовы скорее умереть, чем сдаться.  Но это совершенно противоречит воле императора, который желает обойтись с нами мягко и милостиво.  Они просили нас передать это нашим друзьям в Горёкаку и прочих местах.  Поэтому, мы хотели бы знать, следует ли нам заняться установлением мира, или продолжать драться."

Эномото и его новый второй номер Мацудайра Таро ответили:
"Мы искренне и чрезвычайно благодарны Икеде и его собратьям-офицерам за эти сведения.  Причина, побудившая нас прийти сюда проста - мы хотели оживить эту пустыню и оборонять северные ворота страны - как мы и объясняли с самого начала.  Если этому нашему желанию не пойдут навстречу, зачем нам покидать этот остров?  Если Император смилуется над нами и пожертвует нам часть севера, наши люди будут оборонять северные ворота до смерти; тогда как мы двое с радостью искупим нашими жизнями то преступление, которое мы совершили, сражаясь против императорской армии.  Если же нашу просьбу не удовлетворят, то мы разделим нашу удачу или неудачу на всех - и будем драться, как можем, до конца.  Пожалуйста, передайте наш ответ Икеде-сану."
В переводе с дипломатического на человеческий - "Хотите сэкономить на своих потерях и получить нас живыми - отдайте нам регион.  Нет - нет."
Эномото также передал с письмом две книги по мореходному делу на голландском.  Он он привез их из Нидерландов - учился в мореходном училище.  Кажется, это были на тот момент единственные в стране учебники по современной военно-морской тактике, и Эномото не хотел, чтобы они пропали.



(*) Императорские войска

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Tico на 10/20/04 в 11:37:24
Спасибо, Антрекот :)
Читаю "Narrative" Перри.. Это песня! Несмотря на то, что английский я знаю хорошо, и даже с текстом написанным полтора века назад справляюсь, в общем, неплохо, дело идет довольно медленно. Во первых - язык. Он просто невероятно красив :). Наслаждаюсь чуть ли не каждой фразой. Он, будучи очень точным, одновременно какой-то возвышенный, и немного... воздушный, что ли :). Во вторых - каждая страница просто забита информацией, поток такой плотности, что приходится останавливаться и переваривать. И это не беллетристика, это, черт побери, официальный доклад Конгрессу!

При чтении у меня постепенно сложилось мнение, что расхожая версия о том, что "Перри пушками открыл Японию", "Угрозами заставил", "пригрозил сжечь столицу" - не более чем миф... На самом деле, как я думаю, это была тщательно подготовленная и блестяще исполненная дипломатическая операция. Которая практически постоянно балансировала на грани провала. Сила, точнее угроза ее применения, как правило тщательно завуалированная и скрытая под густым соусом убийственной вежливости и сногсшибательного дружелюбия, была всего лишь одном компонентом этой операции. И ведь обошлись таки без насилия. Это выглядит почти по японски... Что в принципе обьяснимо :) .

Дело тут вот в чем. Готовя экспедицию, американцы провели весьма широкий анализ всего, что на тот момент было известно о Японии. Они перелопатили все имеющиеся на тот момент тексты, начиная от первых донесений португальцев, воспоминаний Джона Блэка, и кончая всей той информацией, которая была известна от голландцев, базирующихся в Дэзиме. Систематизировав эти знания, они получили довольно четкую и стройную картину того, что из себя представляет Япония (этот самый анализ составляет вступление в "Narrative") - начиная с природных условий, и кончая образованием, культурой и политическим устройством. Да, они практически точно просекли как работает Бакуфу, и хотя не всегда были точны в деталях (например они посчитали Микадо и Сёгуна религиозным и светским императором), но систему управления ханами они поняли очень верно. Кроме того, и это, пожалуй, основное их достижение, они тщательно проанализировали все контакты которые японцы когда-либо имели с европейцами, их последствия и причины неудач. Вплоть до визитов отдельных кораблей, в некоторых случаях. На этой основе, собственно, Перри и соствил свою линию поведения (чуть позже я хотел бы ее систематизировать) и безукоризненно придерживался ее. И дело не в пушках. Можно вспомнить инцидент с Сёином, который пытался уплыть - Перри посвещает целую страницу обьяснению того, почему он не смог его принять, несмотря на все желание это сделать. Он не хотел, чтобы бесчестный с точки зрения японцев поступок повлиял на переговоры. Уже только это говорит, что не пушками едиными была сильна его дипломатия.

Еще одно, что меня поразило - американцы уважали японцев. Более того, они относились к ним с симпатией. В докладе полно высказываний о том что это "высококультурная нация", "умный и изобретательный народ", "смелые и самоотверженные воины". Несмотря на очевидную отсталось в прикладных науках, американцы вовсе не считали японцев "папуасами", в отличие от некоторых европейцев - кстати, они отдельно поносят последними словами католических миссионеров, со слов которых в Европе была составлена превратная картина о Японии и японцах. Еще они очень точно поняли, что японцы презирают голландцев, несмотря на торговые контакты, и причины этого презрения. Голландцы, кстати, это вообще песня - там о каждом приведенном в книге эпизоде с их участием можно романы писать.

На фоне этого вспоминается другое посольство, которое с треском провалилось - Резанова. Его, кстати, Перри называет "образцом дипломатической некомпетентности" :) . Резанов действительно не понимал японцев, а последующий эпизод с набегом "Юноны" и "Авось" на Сахалин и Юж. Курилы надолго поставил жирный крест на русско-японских отношениях. Повезло, что были такие люди как Головнин, Рикорд и Кахэй.
Честно говоря, мне это немного непонятно. То ли сама дипломатическая мысль за полстолетия достигла таких высот, то ли просто американцы такие крутые в этом были (с чего вдруг?), то ли просто Резанов был полный мудак. Откуда такая разница в подготовке двух посольств?..

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 10/20/04 в 12:37:17
Не за что. :)  Сегодня еще будет.

Резанов был прожектер и базировался на голландских данных.  А голландцы где и сами ошибались, а где и лгали со страшной силой - чтобы конкурентов отвадить.

С уважением,
Антрекот

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Tico на 10/20/04 в 13:28:37
Согласно Перри, если первого было не так уж и много, второго было выше крыши :) Американцам хватило ума провести перекрестный анализ. А на каких источниках базировался Резанов?

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Moll Flanders на 10/20/04 в 18:47:40

on 10/20/04 в 11:37:24, Tico wrote:
Честно говоря, мне это немного непонятно. То ли сама дипломатическая мысль за полстолетия достигла таких высот, то ли просто американцы такие крутые в этом были (с чего вдруг?), то ли просто Резанов был полный мудак.

Очень похоже на то, что все-таки второе. Судя по истории с Крузенштерном (http://www.vokrugsveta.ru/vsuser.exe/viewarticle?id=2518), дипломатического дара и вообще представления о сотрудничестве Резанов был лишен начисто. Да даже по  про-резановской версии конфликта (http://lib.krasu.ru/rezanov/index.php3?menu1=rezanov&menu2=214&page=1) заметно, что это был за тип.

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 10/20/04 в 19:40:23
Падение Эцу, продолжение.

16 числа командование императорской армией послало Эномото 5 боченков сакэ и письмо, в котором благодарило его за трактаты по тактике, действительно оказавшиеся чрезвычайно ценными.  Парламентер, привезший подарок, в очередной раз предлагал осажденным сдаться, дежурный по гарнизону, Тайто Тайцукуичи (впоследствии Накано Коичи, губернатор Ямагучи) очень вежливо предложил ему убираться восвояси, пока не началось.
Надо сказать, что на этом участке началось оно вяло и прошло без результата, но вот позже ночью до Горёкаку наконец добрались связные с информацией о том, что Бентен и Чиёгаока уже в руках противника.  (Поправка - то, что осталось от того и другого - в пороховой склад батареи Бентен угодил снаряд с "Котецу", то бишь "Каменной стенки", а в Чиёгаоке шли такие бои, что и форт практически снесли, и личный состав повстанцев на 90% выбили, и императорским войскам оно икнулось примерно один к пяти в раненых и убитых).
Услышав новости, Эномото сильно помрачнел, прочитав письмо от командования противника, несколько расслабился, и потребовал к себе господ правительство (они же штаб).  Собравшимся Эномото сказал, что расклад таков, что не то что выиграть, но и свести вничью они не могут, погибать всем - бессмысленно, а последняя корреспонденция от Таджимы Кейзо (командира сацумского контингента) фактически предлагает жизнь и свободу всем, кроме верхушки командного состава.   И что Эномото намерен это предложение принять и покончить с собой.
И они и Мацудайра Таро как раз собирались это сделать, когда пришел как всегда проспавший все на свете Отори Кэйскэ, оценил обстановку и сказал, что г-н адмирал, он же г-н президент кое о чем забыл.  Императорским войскам наверняка потребуется видимое доказательство триумфа.  И если Эномото, Мацудайры и самого Отори уже не будет в пригодном для демонстрации виде (головы уже не подойдут, варварский обычай, перед европейцами неудобно), то на эту роль могут назначить кого-то другого - а это не дело.
Аргументация была принята без особых споров, к правительственным войскам послали парламентера и 18 мая была подписана капитуляция.  Надо сказать, имперская сторона сделала даже больше, чем обещала.  Личный состав после проверки действительно распустили по домам, а верхушка провела какое-то время под арестом - с последующим назначением на соответствующие государственные должности.  На момент, когда Блэк писал воспоминания об этих событиях, Эномото Такеаки был послом в России.

Заголовок: История одной любви
Прислано пользователем Antrekot на 10/21/04 в 18:47:29
От Кэтрин Кинн с http://www.livejournal.com/community/shinsengumi_ru/

Итак, после дела о Дворцовых Воротах хан Тёсю утратил свои позиции в столице и вообще дело шло к войне. Сакамото Рёма направлялся по своим делам в Киото, а дела он собирался вести с Кацурой Когоро и вообще подумывал о том, как бы устроить союз Тёсю с Сацума и избежать гражданской войны, которую он считал делом совершенно дурным и гибельным для противников бакуфу.
На пароме он пересек бухту и прибыл в Осаку, откуда намеревался на лодке к ночи добраться до Киото.
И вот шел он себе, размышляя над судьбами отечества, как наткнулся посреди дороги на фантастическую картину: хорошенькая девушка в пыльной дорожной одежде яростно спорила с двумя мужчинами, по виду - местными якузда. Удивившись такой отваге, Рёма остановился посмотреть, в чем там дело.
Днвушка требовала вернуть ее сестру, которую увели из дому обманом. Естественно, ей ответили неприличным образом. И тогда девушка ударила одного из них. "Ты что, сдохнуть захотела!" - взревел тот, и неизвестно, чем бы кончилось дело, если бы не вмешался Рёма.
- В чем дело? - спросил он.
- Да ты... - сказал один мафиозный бычок и вытащил нож.
- Брось это или умрешь, - честно предупредил его Рёма.
Тот бросил.
Тут оказалось, что у девушки тоже был нож, за который она схватилась и который собралась применить против второго татуированного деятеля.
Рёма рассмеялся и спросил у нее, что происходит.
- Они увели мою сестру, я а хочу вернуть ее, - ответила девушка.
- И где она? - спросил рёма.
- Если бы я знала, разве тратила бы я время на этих двух придурков?
- Думаю, что нет, - согласился Рёма и развернулся к якудза. - И где?
- Да вот в том домике!
- Тогда ты, - Рёма указал на одного, - приведешь ее сюда, а мы подождем. Не управишься за три минуты - твой дружок умрет.

В общем, до Киото Рёма путешествовал в компании двух девиц. Старшую, которая воевала с якудза, звали О-Рё. История с сестрами вышла простая и обычная - отец, известный в Киото врач, умер, остались больная мать и пятеро детей, три сестры и два брата. За два года после его смерти семья распродала все. что было можно, О-рё, старшая, работала служанкой. В ее отсутствие у матери обманом увели в бордель остальных дочек - шестандцатилетнюю Кимие в Осаку, а тринадцатилетнюю Мицуе - в Киото. О-Рё,узнав об этом, моментально примчалась, вернула Мицуе домой, а потом отправилась в Осаку за Кимие.
Неудивительно, что ее отвага и решительность произвели впечталение на Рёму. Так что он отложил на некоторое время все дела - объединение Тёсю и Сацума, организацию частной флотилии для торговли между Эцу и Нагасаки, закупку оружия и прочее, проводил девушек до дому, а О-Рё устроил на работу в то самое заведение Терада-я, в котором потом произошло много разных событий, и в котором до сих пор любопытным туристам показывают следы на стенах от мечей и пуль.

Кстати, в имени О-Рё пишется тот же кандзи, что и в имени Рёма - тот самый, который означает "Дракон". Так они нашли друг друга, и наверняка в старых хрониках в финале этой истории автор приписал бы: "И нет никакого сомнения, что встреча эта была предопределена им судьбой".

(рассказано по книге R.Hillsborough "Ryoma: Life of a Renaissance Samurai")


Заголовок: Правила Шинсенгуми
Прислано пользователем Antrekot на 10/21/04 в 19:26:14
Основные правила

1. Shidou ni somuki majiki koto.
Запрещается отклоняться с пути, достойного самурая.

2. Kyoku wo dassuru kotowo yurusazu.
Запрещается покидать Шинсенгуми.

3. Katte ni kinsaku itasubekarazu.
Запрещается вымогать деньги в личных целях.

4. Katte ni soshou toriatsukaubekarazu.
Запрещается участвовать в личных тяжбах.

5. Watakushi no tousou wo yurusazu.
Запрещатся вступать в бой по личным мотивам.

Три дополнительных правила:
Kumigashira ga moshi toushi shita baaiwa, kumishuu wa sono ba de toushi subeshi.
Если командир отряда смертельно ранен или убит, все его подчиненные должны сражаться до последнего и умереть там же.

Hageshiki kokou ni oite shishou zokushutsusutomo kumigashira no shitai no hoka wa hikishirizokukotomakarinarazu.
Даже если потери велики, запрещено выносить с поля боя тела погибших, если речь не идет о командире подразделения.

Moshi taishiga koumuni yorazushite machi de taigai no mono to arasoi, teki to yaiba wo kawashi, jibunga kizu wo oite aite wo shitomekirazuni nigashita baai, ushirokizu no baai no gotokimo seppuku wo meizuru.
Если член Шинсенгуми вступит в бой, по долгу службы или при иных обстоятельствах, и будет ранен, не сможет убить врага и позволит ему уйти, то даже если рана нанесена в спину, он должен совершить сеппуку.

Поскольку переводилось это "вавилонской рыбкой" с оглядкой на английский перевод, поправки приветствуются.

С уважением,
Антрекот

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Ципор на 10/21/04 в 20:48:09
Если командир отряда смертельно ранен или убит, все его подчиненные должны сражаться до последнего и умереть там же.

Kto byl tot umnyj chelovek, chto eto sochinil?

Eto tozhe horosho:
Если член Шинсенгуми вступит в бой, по долгу службы или при иных обстоятельствах, и будет ранен, не сможет убить врага и позволит ему уйти, то даже если рана нанесена в спину, он должен совершить сеппуку.

U nih tam, chto, byl pereizbytok ljudej?


U menja vopros. Pochemu v Japonii voznikla takie vot predstavlenija o chesti? Est' li im analogi v drugih obshestvah?

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 10/22/04 в 03:29:13
Kto byl tot umnyj chelovek, chto eto sochinil?
Точно неизвестно.  По слухам - Хиджиката Тошидзо.

U nih tam, chto, byl pereizbytok ljudej?
Нет.  Людей даже на пике не было больше трех сотен.
Ципор, Вы просто не учли привходящие обстоятельства.  Правило номер 8, например, к _чести_ отношения не имело.  Времена неспокойные, людей с оружием полно.  Ссоры затевают все.  _Как_ сделать так, чтобы твои люди не лезли в драки первыми?   Чтобы они четырежды подумали, прежде чем вытаскивать оружие в неслужебной ситуации?  Вот на то это правило и есть - не уверен, что можешь убить противника - не встревай.   Количество ссор, склок и стычек сократилось очень резко.

А правила 6 и 7 были введены после Дела о Дворцовых Воротах, когда Кондо и Хиджиката имели сомнительное счастье наблюдать, как в других частях
отряды, потерявшие командира, начинают метаться как куры безголовые.  А "вынос тела" с поля боя был стандартным поводом тихо смыться.  

Так что с человеколюбием в Шинсене было грустно, а вот с целесообразностью - очень неплохо.
Самая дисциплинированая и боеспособная правительственная часть.  И роль в войне сыграла совершенно непропорциональную - повторяю, на пике там было три сотни бойцов.

С уважением,
Антрекот

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Shimori на 10/22/04 в 15:22:18
В первой строке "Правил" первый иероглиф, Shi, вообще говоря, обозначает не просто мужчину, а вассала, и в то время часто использовался как сокращение от Bushi, "военный вассал, = самурай" - в таком значении был встречен мною, в частности, в одной из каллиграфий Уэсибы.

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 10/22/04 в 15:36:56
Спасибо.  Сейчас исправлю.

С уважением,
Антрекот

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Noro на 10/22/04 в 20:22:04
Да будет мне позволено вставить свои пять копеек.

Shidou(&#22763;&#36947;) в данном случае означает "кодекс самурая", так что первое правило звучит правильно.

И третье правило я бы перевёл скорее как вроде "Запрещены личные заработки на стороне"

И ещё - восьмое правило, которое третье дополнение, вообще-то традиционно считается объяснением, которое Хиджиката дал тому самом слову "shidou" :) Т.е. это расширение первого правила.

P.S.: Кому интересно, оригинал кодекса Шинсенгуми на японском есть вот тут http://www.globetown.net/~hara_1962/BAKUMATU/bakumatu_01.html

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 10/23/04 в 04:10:41
Cпасибо!

С третьим меня смущает то, что, насколько мне известно, применялось оно именно в случаях рэкета.
Мне попадалась - в пересказе - история с разбирательством, когда какой-то рядовой Шинсена в свободное время за деньги преподавал каллиграфию.  Так ему даже не запретили этого делать.
Видимо, все-таки речь идет о вымогательстве.

А про правило номер 8 нельзя ли подробнее - кто, что, откуда?

С уважением,
Антрекот

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Noro на 10/25/04 в 20:23:03

Quote:
С третьим меня смущает то, что, насколько мне известно, применялось оно именно в случаях рэкета.

Ну, значит, так оно и есть. И такой перевод, насколько я судить могу, грамотен. Тем более, что я японский плохо знаю, и здесь я скорее всего неправ. :)

А вот насчёт восьмого правла, честно говоря, что-то не смог вспомнить, где я это видел. Поридётся искать.

Заголовок: Еще о Терада-я
Прислано пользователем Antrekot на 10/31/04 в 05:46:23
От Кэтрин Кинн с http://www.livejournal.com/community/shinsengumi_ru/

Оказывается, ранен Рёма был тоже весьма своеобразно.
Он там отстреливался из револьвера, а Миёси отбивался копьем, но находчивые ополченцы в какой-то момент полезли не через дверь, а через стенку. Первый же находчивый получил от Рёмы в челюсть и улетел обратно, а вот второй ломился с коротким мечом - и удар Рёме пришлось блокировать револьвером. Это был уже второй блок такого свойства за драку. Голову-то он спас, но ополченец располосовал ему обе руки - по пальцам, и очень неудачно. То есть для Рёмы неудачно, потому что были задеты сосуды у основания больших пальцев.
Кровь полилась потоком. и Рёма смог зарядить в опустевший барабан только два патрона - кровь, все скользкое... А главное, Рёма теперь и меч держать не мог. Пока они с Миёси выбирались из Терада-я, ломились через соседний дом (проходили через двери и стенки, и до смерти перепугали обитателей), пока нашли какой-то склад, на котором спрятались - Рёма потерял довольно много крови. К тому же выскочили они в чем спали, были очень легко одеты в довольно холодную ночь, да еще на склад попали через двери от реки, то есть пришлось подплыть. На складе Миёси, который сам получил пару легких ранений в драке, отрезал рукава и перевязал Ррёме раны. Но кровь остановить не получилось. Тогда-то он и побежал в резиденцию Сацума, оставив Рёму на месте, потому что идти тот был совершенно не в состоянии.
Когда на следующий день в резиденцию в Фусими приехал Ёсии Кодзуки. личный секретарь Сайго, он привез с собой врача, учившегося в Голландии (или получившего там образование - Dutch-educated, одним словом), благодаря искусству которого все обошлось, но все же кровь остановилась только на третий день.

(по R.Hillsborough, оттуда же)

Заголовок: О мистике и прочем
Прислано пользователем Antrekot на 11/17/04 в 08:41:17
1.  В первых числах мая 1869 года Тошидзо Хиджиката вызвал адьютанта, Ичимуру Тецуноскэ, дал ему письмо, свою фотографию, и свой набор самурайских мечей и приказал отвезти все это в Тама, семье.  Обстановка на фронте на тот момент была нехорошая и напряженная - но вовсе не катастрофическая.  Адьютант, естественно, возмутился и заявил, что никуда не поедет.  Главком поинтересовался, знает ли молодой человек, что именно происходит с солдатами, отказывающимися выполнить прямой приказ.  Тецуноскэ с уставом знаком был - а еще лучше был знаком с самим Хиджикатой, чьим адьютантом был уже лет пять - а потому, проклиная все на свете, убыл.  (И действительно просквозил через вражеские посты, и добрался, и доставил, и остался жив - и погиб уже существенно позже в боях за Тайвань.)
2. Надо сказать, что главкома какое-то время очень дергало то, что его коллеги - Эномото и Отори - были вовсе не прочь заключить мир с правительством, если оное правительство уступит им Хоккайдо.   Эта позиция, не вызывавшая у Хиджикаты возражений политических, была чрезвычайно неудобна для него лично.  "Я их прекрасно понимаю, но мне-то как прикажете смотреть в глаза Кондо?"- повторял он, вгоняя окружающих в сильное беспокойство, поскольку говорил Хиджиката о Кондо так, как будто тот был жив, ну, во всяком случае,  в той же мере жив, что и сам Хиджиката.  
А к маю эти разговоры прекратились.  И на совещаниях главком больше не возражал.  И когда - в тот самый день, когда Тецуноскэ отправился в Тама - Отори поинтересовался у коллеги, не вызвана ли такая перемена позиции ситуацией на фронте, Хиджиката  ответил "Нет, просто это больше не моя забота."
А шесть дней спустя он погиб.

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Tico на 11/17/04 в 13:10:54
Интересно как... Оказывается, Тэцу-нии, а точнее Ичимура Тэцуноске из аниме "Peacemaker Kurogane" - историческое лицо? И действительно был адьютантом Хиджикаты? Однако :) ... не знал, спасибо, Антрекот! А что еще о нем известно?

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 11/17/04 в 13:51:47
Историческое.   ;)
Биография, в частности в отношении к сериалу, обсуждается вот здесь:
http://www.livejournal.com/community/shinsengumi_ru/6753.html

С уважением,
Антрекот

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 12/24/04 в 14:56:45
Ямагата Аритомо, Ишин Шиши, министр обороны, дважды премьер-министр, советник императора, принц, был мелким самураем из Чошу.  Естественно, учеником Шоина.  Но - в отличие от коллег - не мечником, а копейщиком школы Сабури-рю.   Говорили, что в молодости его любимым развлечением было выходить с тренировочным копьем (наконечник обшит войлоком) против бойцов с настоящими мечами.  
Уже будучи министром, Ямагата ежедневно упражнялся с копьем, отрабатывая удары на большом фиговом дереве.  Дерево вскоре засохло.  Он приказал посадить новое.
Когда кто-то удивился, что человек со столь ровным и спокойным характером способен на такую ярость, Ямагата сказал, что вызвать нужное настроение очень просто - достаточно представить на месте невинного дерева очередного интенданта.

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 12/28/04 в 16:30:55
http://www.tamahito.com/hakodate.jpg
Одно из сражений при Хакодате.  По данным одного из японских сайтов, боец справа - Хиджиката.

С уважением,
Антрекот

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем R2R на 12/29/04 в 05:21:34
Антрекот, а можно уточнить, справа - это который?

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 12/29/04 в 06:36:13
Ох, спать больше надо.  Крайний правый из людей в голубом.

С уважением,
Антрекот

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 12/29/04 в 17:46:47
Тico, о Резанове.
Покойник действительно наделал дел.
Японские источники пишут, что после этой истории русских, которых до того в Японии называли "акахито" (красные люди - однако, за столетие с лишком до 1917 :)), стали называть "акаони" (красные демоны).    По милости Резанова бакуфу в 1807 году поставило Хоккайдо и малые острова под свое прямое управление.

А голландцы действительно русско-японские отношения испортили заранее.  Вернее голландцы + ... Беневский.  Еще один веселый эпизод в биографии авантюриста.  Он, оказывается, по дороге на Магадаскар пристал к острову Осима и отправил письмо в голландскую факторию в Нагасаки о том, что на одном из ближайших к Камчатке островов строится крепость на предмет возможной войны и что к побережью Японии отправлены корабли для того, чтобы разведать перспективы нападения на Хоккайдо.  Голландцы, не помня себя от счастья, передали эту информацию сёгунату.
Впрочем, миссии Лаксмана в 1792 это не повредило.  А вот  Резанов своим поведением подтвердил худшие опасения.

С уважением,
Антрекот

Заголовок: Штурм замка Мацумаэ
Прислано пользователем Antrekot на 12/30/04 в 14:12:46
[Продолжение историй времен смуты смотрите [link=http://www.wirade.ru/cgi-bin/wirade/YaBB.pl?board=stories;action=display;num=1104566293]по этой ссылке [/link] .Ципор.]

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Xelloss на 10/13/05 в 15:25:35
А нельзя как то сестимотизировать информацию по руководству шинсена?
Просто совершенно не понятно какая постигла судьба большиство командиров отделений....

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 10/13/05 в 17:06:11
Есть.  Основа - список dk_sky

Руководство:
Киёкава Хачиро - убит 13 апреля 1863 за все хорошее
Серизава Камо - 16 или 18 сентября 1863  убит "бандитами" (собственным замом + возможно Окита и Харада)
Кондо Исами - 25 апреля 1868 казнен по приказу нового правительства (хотя выяснить, кто там принимал решение не очень получается, может, у Хиллсборо отыщется?)
Ними Ниишики - 7 (8?) cентября 1863 пойман на рэкете и много чем другом, совершил сеппуку.  
Яманами Кейске - 23 февраля 1865 совершил сеппуку (причина - самовольно покинул ряды Шинсенгуми)
Ито Кашитаро - 18 ноября 1867 налетел на засаду у храма Абуранокоджи. (Жалко, что не раньше.)
Хиджиката Тошидзо - 11 мая 1869, Горёкаку, убит шальной пулей во время успешной вылазки.

Командиры секций
1. Окита Соджи - умер 30 мая 1868  от туберкулеза, ровно на месяц пережив командира
2. Нагакура Шинпачи - умер своей смертью 5 января 1915
3. Сайто Хаджиме - умер своей смертью 9 сентября 1915.
4. Мацубара Чуджи он же Тадажи - 1865, совершил сепукку - там была какая-то невнятная любовная история.
5. Такеда Канрююсай - 23 июля 1867 убит Сайто Хаджиме
6. Иноуэ Гендзабуро - убит 27 января 1868 при Тоба-Фушими (пулевое ранение)
7. Тани Сандзюро -  апрель 1866, по слухам, убит Сайто Хаджиме
8. Тодо Хейске - убит ночью 18 ноября 1867 в «свалке у Абуранокоджи»
9. Сузуки Микисабуро (младший брат Ито) - успел еще повоевать у Сагары Созо, умер своей смертью в 1919.
10. Харада Саноске - пропал без вести 17 мая 1868 после битвы при Уэно

Разведка:
Шимада Кай - умер в 1905 своей смертью, в возрасте 77 лет
Ямазаки Сусуму - погиб, кажется, 28 или 29 января 1868, был ранен, во время переправы лодка перевернулась, не выплыл

С уважением,
Антрекот

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Xelloss на 10/13/05 в 19:53:15
Спасибо большое!
А еще вы не знаете где можно достать информацию про фехтовальные школы?

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 11/11/05 в 07:43:23
В 1869 году в русле общей либерализации правительство разрешило частные газеты.  Но поскольку оно твердо придерживалось принципа "что нужно Лондону, то рано для Москвы", тьфу, Эдо, то журналистам было запрещено писать о религии, политике и юриспруденции.  Запрещались также публикации, вредящие общественной морали.  Нарушение этих правил было чревато штрафами, конфискацией тиража и тюремными сроками.  Но тут вышла легкая промашка.  Первыми издателями и газетчиками стали люди, только что вернувшиеся с войны.  Или граждане вроде Джона Блэка (да, да, того самого, что в присутствии Окубо и Кидо дифирамбы якобитам пел).  И помешать этим товарищам писать и публиковать то, что они хотели, можно было разве что при помощи расстрельного взвода - и то никакой гарантии.   В общем, началась Великая Газетная Война, продолжавшаяся с переменным успехом до 1897 года, когда Англия, тьфу, правительство сдалось и даровало стране  свободу печати. (*)
Но это все еще на прялке, а пока тридцатилетняя война идет вовсю, стороны развлекаются, как могут.  Газеты публикуют бешеные совершенно репортажи о чиновничьей некомпетентности, чиновники конфискуют тираж нескольких изданий, в ответ пресса... проводит торжественные похороны.  Гроб с погубленными номерами на руках несут к центральному токийскому храму Каннон, там служители Будды (у них ритуал пышнее) проводят пышную погребальную церемонию, народ читает сутры, жжет благовония и произносит прощальные речи.  
Полиция стоит и смотрит.  А что делать?  Дух, то есть ками, у газетного номера есть?  Есть, он у всего есть.  Тираж угробили?  Угробили.  Могут частные лица частным образом почтить ками церемонией?  По закону - да, могут.  А что этих частных лиц за сто тысяч - ну так и газетные ками не чета прочим, их многие хотят ублаготворить...  В общем, тупик.  Так и похоронили.  Ушли тиражи на новое перерождение.  
Правительство, впрочем, если верить Бринкли, в долгу не осталось и постановило, что впредь на такого рода похоронах могут присутствовать только ближайшие родственники - то есть сотрудники редакции.

(*) Иностранные наблюдатели отмечали, что после отмены цензуры тон газет и журналов стал на порядок более мирным.

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 02/17/06 в 17:00:27
Отыскался след Тарасов.  Нашлось письмо, которое прислали Эномото в ответ на два голландских учебника.

"Мы благодарны Вам за два тома, подобных которым не найдется в Японии, которые Вы прислали нам, не желая, чтобы они стали собственностью ворон.  Щедрость Вашего чувства налагает на нас огромные обязательства.  Придет время и мы озаботимся тем, чтобы перевод этих книг был опубликован и разошелся по всей империи, и надеемся, что Вы не пожалеете о своем поступке."
К письму прилагались боченки сакэ "дабы утешить офицеров и самураев в их трудах." [подстрочник мой]

С уважением,
Антрекот

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 03/06/06 в 08:10:46
Бывают странные сближенья.

Как известно, в 1878 г-н Фуджита Горо, он же Сайто Хаджиме, он же, он же, получил орден Синей павлонии, вообще-то предназначенный для высших чиновников государства.  Непонятно за что, кстати, получил.
А вот название ордена меня, в свое время, смутило.  Что за павлония?  А павлония, она же павловния - это сумасшедшее декоративное растение, которое цветет в ноябре.  Название свое получила... в честь Анны Павловны, королевы голландской.  Дочери Павла I.  Голландцы в русской номенклатуре не разбирались, приняли отчество за второе имя - так что в Нидерландах имеется и город с названием Anna Paulowna.   Ну и в растительном мире отчество увековечили.

С уважением,
Антрекот  

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Zamkompomorde на 03/06/06 в 14:18:25
Может,дело в другом.Голландцы часто образовывали свою фамилию от имени отца.Например,де Ройтер изначально носил "отцовскую" фамилию и только потом сменил на дядину.

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Noro на 03/07/06 в 13:14:39
Ну как это непонятно за что? За заслуги перед Отечеством разумеется.

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 03/07/06 в 13:41:41

on 03/07/06 в 13:14:39, Noro wrote:
Ну как это непонятно за что? За заслуги перед Отечеством разумеется.

Так вот и хотелось бы знать, что ж это были за заслуги...  Очень уж орден основательный.

С уважением,
Антрекот

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 07/21/06 в 17:13:14
А он еще и ганфайтер...

Август 68.  Бои за перевал Бонари уже, считай окончены.  Уцелевшие отступают под Вакамацу.  И в процессе отступления командиру одного из таких отрядов, Ошиме Торао, шальная пуля угодила... ну туда, куда она могла угодить при отступлении.  Только не в спину, а ниже.  Страшное дело - и неприлично, и не побегаешь.  А противник - на хвосте.  То есть, практически уже в.   И только приготовился Ошима героически - ну, или как получится - умирать, как неизвестно откуда лезет неизвестно кто с легким стрелковым и противника отгоняет огнем.  И продолжает прикрывать, пока отряд Ошимы не убирается из зоны действия.  
Ну кто у нас может быть в этом месте в это время года "неизвестно кем с легким стрелковым" да с такой плотностью огня - естественно Сайто с компанией.  Он и был.

Перебор
Умирающего Сайто спросили, каким должно быть его каймё, посмертное буддистское имя, которое пишут на поминальной табличке.  "У меня к этому дню накопилось много имен.- ответил г-н бывший комсекции-3, он же бывший старший инспектор,-  Поэтому в новых нет необходимости."   Так и стоит табличка пустой - в нарушение буддистской техники безопасности.  С другой стороны, с покойником и при жизни-то мало кто хотел ссориться - а уж после смерти...

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем irukan на 01/01/07 в 12:32:55
Будешь, Иванушка, принцем

Вспоминает адмирал Тирпиц:

1864 год. Немецкое судно выброшено на берег и разграблено где-то у Йокогамы.
Для спасения команды капитан прусского корабля высаживает десантный отряд.
На берегу отряд натыкается на отряд местного даймё.

Как рассказывал капитан: "Народы - три тыщи! И все с мечами! И в шлeмах! И - в доспехах".

Короче, даймё требует "в ноженьки, в ноженьки ему, душегубцу".
Ну и наткнулась коса на камень - прусская гордость на самурайскую.
Отчётливо начинает пахнуть мокрым.

Тут капитана осеняет: "Слышь, мужик, а ежели я тебе поклон отвешу, какой только прусскому наследному принцу полагается - пойдёт?"
Считать себя прусским наследным принцем даймё согласился и разошлись все к обоюдному удовлетворению.

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем R2R на 01/17/07 в 18:12:08
Декрет об изгнании тэнгу, или к вопросу о грамотности среди нечисти (http://wirade.ru/cgi-bin/wirade/YaBB.pl?board=koapp;action=display;num=1074803988;start=8#8)

Времена были суровые. Дороги были опасные.
Поэтому, когда в 1860 году сёгун отправился в поездку, по такому случаю был издан официальный указ. Гласил он следующее:

"TO THE TENGU AND OTHER DEMONS  
Whereas our Shogun intends to visit the Nikko Mausolea next April, now therefore ye Tengu and other Demons inhabiting these mountains must remove elsewhere until the Shogun's visit is concluded.  
(Signed) MIZUNO, Lord of Dewa.
Dated July 1860"

Местные же власти провинции Никко, как им и полагалось, изложили к сему конкретную последовательность действий - а именно, список гор, куда вышеозначенным демонам надлежит переместиться на время высочайшего визита:

“TO THE GREAT AND SMALL TENGU AND DEMONS.
Having received the orders from the Shogun's chief officers to exhibit the accompanying tablet in connection with the coming of His Highness to Nikko, we obey as in duty bound.  Therefore ye Tengu and other Demons had better disperse to Mounts Kurama and Atago of Kyoto, Mount Akibu of Totomi Province and Mount Hiko of Buzen Province.”

(Brinkley, Captain F: Japan: Its History Arts and Literature. vol 5 pp 211-212)

Great thanks Антрекоту, добывшему книгу Бринкли. :)

Заголовок: Re: "Ах, какие от меня были неприятности"
Прислано пользователем UncleLex на 01/20/07 в 01:12:54

on 03/29/04 в 12:06:01, Antrekot wrote:
В апреле 1868 "Кангун" (армия императора - то бишь армии Сацумы и Чошу) и "Куйю Чинбутай" (то есть армия сёгуната) оказались нос к носу у Нагареяма.  Ночью были какие-то подвижки и кто-то со стороны Бакуфу с перепугу пальнул по императорскому штандарту.  И на утро в лагерь Ишин Шиши является вежливый джентльмен, представившийся как Окубо Ямато (а там рядом действительно было родовое поместье Окубо - очень дальних родичей Окубо из Сацума), и объяснил, что он пришел извиниться за вчерашний инцидент и твердо обещать уважаемым оппонентам, что этот кабак больше не повторится.  

Что интересно, у Хиллсборо, в его "Shinsengumi: The Shogun's Last Samurai Corps", обстоятельства пленения Кондо описываются несколько иначе. Имперские войска  без боя (захваченные врасплох новобранцы Шинсенгуми бежали при виде врага) вошли в Нагареяма и похватали всех, кого нашли, в том числе и Кондо. Да, и Хиджиката, кстати, тоже там присутствовал, но арестован не был. Не заинтересовались.

Не, у Антрекота это все как-то живее выглядело. Легендарнее.  :) У Хиллсборо наиболее частые характеристики Корпуса - "will to power of their leaders" и "propensity to kill".

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 01/20/07 в 01:44:12
Я за свое со 100% точностью ручаться не могу, потому что, чтобы ручаться, нужно японскими первоисточниками располагать и уметь читать их без "вавилонской рыбки", которая на каждом третьем слове выдает какой-нибудь "центросамотяг", как транслятор в "Эдеме".
Но у Хиллсборо полное недоразумение какое-то описано.  
Поскольку там имела место быть еще достаточно боеспособная часть, ушедшая на соединение с Отори и еще потом много крови испортившая кангуну.  С одной стороны.  А с другой, Кондо пытались вытащить, когда выяснили, куда он делся.
И с третьей куча как раз японских источников утверждает, что он именно что сунулся во вражеский лагерь и опознали его там - и случайно.

С уважением,
Антрекот

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Olga на 01/20/07 в 13:21:37

on 01/20/07 в 01:44:12, Antrekot wrote:
Я за свое со 100% точностью ручаться не могу, потому что, чтобы ручаться, нужно японскими первоисточниками располагать и уметь читать их без "вавилонской рыбки", которая на каждом третьем слове выдает какой-нибудь "центросамотяг", как транслятор в "Эдеме".
Но у Хиллсборо полное недоразумение какое-то описано.  
Поскольку там имела место быть еще достаточно боеспособная часть, ушедшая на соединение с Отори и еще потом много крови испортившая кангуну.  С одной стороны.  А с другой, Кондо пытались вытащить, когда выяснили, куда он делся.
И с третьей куча как раз японских источников утверждает, что он именно что сунулся во вражеский лагерь и опознали его там - и случайно.

С уважением,
Антрекот


В кино-версии Кондо занимался там тренингом новобранцев, и выдавал свой отряд за ополчение с целью самообороны. Когда им приказали самораспуститься, Кондо смиренно согласился и отдал Хидзикате приказ уводить отряд и искать другую базу, а сам пошел заложником к Ариме.

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем UncleLex на 01/20/07 в 18:15:36
Опять же из Хиллсборо.
  Битва при Кацунума (Katsunuma), 6 марта  1868 года. Кондо и его Коёчинбутай (Koyochinbutai, Pacification Corps) защищают горный проход от имперских войск. Сто двадцать один боец Корпуса плюс двадцать один человек сельской милиции Сато Хикогоро, вооружение -  мечи, казнозарядные ружья, две пушки (и ни одного приличного артиллериста). Имперцы превосходят их во всем, начиная с количества (примерно 1200 человек) и заканчивая  артиллерией (с обученной обслугой). Итог - после двух часов жестокого сражения в плотном дыму (там еще и костры жгли), защитники оставили позиции и, рассыпавшись, отступили к Эдо.
  Результат сражения вполне закономерен, удивляться нечему, но я решительно не могу понять, как при этом можно всерьёз приводить такие цифры боевых потерь: "Шинсенгуми: 8 убитых, более 30 раненных. Имперские войска: 1 убит, 12 ранено". То ли противники в дыму просто потеряли друг друга, то ли они играли какой-то странный спектакль. То ли подсчет потерь производился тогда неким странным способом.
  Или "третий червяк врет".

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 01/21/07 в 04:47:01
1. Интересно, а куда современное оружие делось?  У них было.
2. Потери... скорее всего, каша с описанием.  А вот, насколько большая, не скажу.  Вы потери при Тоба-Фушими посмотрите. И саму эту историю.
3. На японоязычных и англоязычных сайтах, собирающих информацию, Хиллсборо клянут разнообразными словами за сенсационализм и за то, что перепутал все на свете.

С уважением,
Антрекот

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем UncleLex на 01/21/07 в 15:48:29

on 01/21/07 в 04:47:01, Antrekot wrote:
1. Интересно, а куда современное оружие делось?  У них было.

В смысле? Винтовки и пушки упомянуты.


on 01/21/07 в 04:47:01, Antrekot wrote:
2. Потери... скорее всего, каша с описанием.  А вот, насколько большая, не скажу.  Вы потери при Тоба-Фушими посмотрите. И саму эту историю.
3. На японоязычных и англоязычных сайтах, собирающих информацию, Хиллсборо клянут разнообразными словами за сенсационализм и за то, что перепутал все на свете.

Посмотрю, спасибо. Видимо, Хиллсборо напутал. Что, в принципе, проверяемо, библиография у него четко изложена.

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 01/21/07 в 16:07:08

Quote:
В смысле? Винтовки и пушки упомянуты.

Шинсен, в принципе, был вооружен очень неплохо.


Quote:
Посмотрю, спасибо. Видимо, Хиллсборо напутал.

Могли напутать и очевидцы.
А список, вот он.
http://www.shinsengumihq.com/toba-fushimi-casualties.htm

С уважением,
Антрекот

Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем UncleLex на 01/22/07 в 00:17:32

on 01/21/07 в 16:07:08, Antrekot wrote:
Шинсен, в принципе, был вооружен очень неплохо.

Да, по Хиллсборо, как раз после Тоба-Фушими Хиджиката озаботился приобретением новейших казнозарядных винтовок. .


on 01/21/07 в 16:07:08, Antrekot wrote:
Могли напутать и очевидцы.
А список, вот он.
http://www.shinsengumihq.com/toba-fushimi-casualties.htm

Спасибо. Потери, в общем, сравнимы. Как они воевали?... или как считали?... Вот еще, оттуда же:
"В середине апреля Хиджиката Тошизо повел в бой 230 своих бойцов против 600 вражеских солдат, защищавщих Хакодате, при Футамата, к северу от крепости. После 16 часов напряженной борьбы, истратив 35000 пуль и имея только одного убитого, отряд Хиджикаты заставил противника отступить."



Заголовок: Re: Япония. Истории времен смуты (1859-1869)
Прислано пользователем Antrekot на 01/22/07 в 03:16:54
"А война состоит из большого взаимного неумения" (с)
Но я все же полагаю, что они как-то не так считали.

И современное огнестрельное оружие у Шинсена должно было появиться раньше.

С уважением,
Антрекот



Удел Могултая
YaBB © 2000-2001,
Xnull. All Rights Reserved.