Антрекот

Сумчатые баллады - часть вторая

Сумчатые баллады - часть первая

Кудаббо? Тудаббо.
Баллада о масскультуре
Да будет свет
О стройках века и подрывной деятельности
Несумчатая баллада о штруделе
О стратегических играх и нервной службе безопасности
Об инопланетянах и тестах
Пропавшая грамота
О спортивном энтузиазме
Профсоюзные войны
Ласкаво просимо до Iндii
Алиса, это пудинг, то есть питон
Банковский солипсизм
Приключения на рыбалке
Достигая небес
Баллада, рассказанная коллегой в полиции
Восток - дело тонкое
SBS - о коллегах
О языкознании
О преступности
Знаменитость
Главный сумчатый праздник
Баллада о правах
Баллады о соотечественниках
Искусство прокладки кабеля
Баллада о мести
Баллада о зеленых орехах
О сумчатом стиле вождения
Местный способ охлаждения
Вот так попадают в аварии
Отчет о проделанном
У нас в Рязани грибы с глазами - их едять, а они глядять...
Маленький сумчатый глюк

Сумчатые баллады - часть третья


Кудаббо? Тудаббо.

Пару лет назад вышло так, что у нас образовалась почти свободная неделя и мы дунули, плюнули и рванули к черту на рога за 500 км через горы в Даббо. Кудаббо? Тудаббо.

И не зря. Во-первых, сама поездка. За время жизни в Сиднейске мы как-то привыкли, что деревья – зеленые. Всегда. Тускло-зеленые эвкалипты, темно-зеленые сосны и араукарии, просто зеленые жакаранды и банксии, ярко-салатовые здешние акации (выглядят как настоящие, только не пахнут и нектар в цветах пресноват). И в этой зелени – яркие, бьющие в глаза, цветовые пятна – фиолетовые, нежно розовые, синие (это цветет жакаранда), ярко-красные (это ежик посудный – так называется и для того и используется)... Но деревья всегда зеленые. А перевалили за Синие горы – и въехали в осень. И в другую страну. Ровная как стол степь. Высокая, пожухшая трава. Лески, рощицы – все золотое, красное, буро-зеленое. Ярко-желтые тополя вдоль дороги. Отливающий по краям уже каким-то императорским пурпуром плющ на стенах домов. И по этой степи разбросаны маленькие городки. 10-20 тысяч человек – те, кто добывает эту руду, возделывает эти поля и виноградники – и те, кто их обслуживает. Все очень чистое, ухоженое, домики в английском стиле – от Австралии только ажурные жестяные навесы над балконами и верандами. В общем – три года скачи – ни до какого государства не доскачешь. Заночевали в таком же географическом недоразумении, а с утречка приехали в Даббо. В зоопарк. Зачем и ехали.

С Даббо есть некоторые сложности – то ли это город при зоопарке, то ли зоопарк при городе. Площадь примерно одинаковая, плотность населения – слегка в пользу города, а вот денег больше зарабатывает зоопарк. Зоопарк в Даббо системы сафари – то есть устроен он с точностью до наоборот. Звери гуляют на свободе. А туристы ездят на машинах, а если хотят посмотреть поближе – то для этого есть специальные платформы – и клетки.

Въехали мы в зоопарк – и тут же набрели на группу круто упакованых пеликанов. Пеликаны лежали прямо на тропинке, свернутые и готовые к употреблению. Лапки подобраны, крылья прижаты, шея повернута на 180 градусов, доисторический клюв уложен вдоль спины между крыльями. Очень компактно - бери под мышку и неси. Мы было и примерились на роль коллективной Алисы, но избранный пеликан приподнял веко и открыл огромный, ярко-оранжевый, совершенно мультяшный глаз – и мы как-то сразу передумали. И потом, пришлось бы искать ежа. А ежей в Австралии никаких – одни ехидны. Мы там потом встретили двух. Они кормились. Миску мясного фарша вылизали до блеска за четыре минуты – только языки мелькали. А в инструкции сказано - насекомоядные.

Кстати – про кормление. Несколько позже мы пришли в вомбатятник. Хозяин вомбатятника сидел на корточках возле миски с какой-то явной химией по виду страшно напоминавшей «вискас» и уплетал так, что за ушами трещало даже у зрителей. И тут во все это благорастворение влетает группа бывших соотечественников, видит, кто перед ними – и застывает в недоумении. А потом огромная пестрая дама, обвешанная золотыми цепями и фотоаппаратами как елка, охнула и сказала «Господи, чем же они кормили эту мышь!»

Мы бродили по зоопарку часов десять – там по тонким жердочкам ходит зверь бантуронг и хватается за поручни хвостом. Там по почти настоящей саванне гуляют зебры, жирафы, газели Томпсона, гны, импалы и какие-то потрясающей красоты рыжие африканские коровы. А гепард лежал почти под платформой и спал. Проснулся, посмотрел на нас, не подошли мы ему – обратно завалился. Как они друг друга не едят – не знаю. Впрочем львы и тигры все-таки отдельно. И гиены. А енотовидной собаке мы присвоили высокое звание «енотоневидная», потому что не видно ее. Ни как енота, ни как собаку. Один раз только хороший ракурс нашли – и сразу шесть штук засекли. А так – нету.

Жираф идет на яблоки, и морковку. Но норовит и пальцы захватить – и тут же начинает перетирать. На яблоко идет также гривастый волк – замечательное существо, похожее на гибрид волка, лисы и манекенщицы. То есть он большей частью волк, но посубтильнее будет, рыжий, с черной гривой и длиииинными ногами. Там у них на воле в пампасах трава высокая и для того, чтобы передвигаться среди нее с приятностию, местные canis понаотращивали себе. В инструкции было написано, что всеядный. И платформа низкая – значит неопасный. Так что мы решили проверить инструкцию и предложили пару долек яблока. На яблоко сбежалось три штуки волков. Дотянуться до них мы все-таки не могли, но зато они эти яблоки брали из воздуха – куда там той Еве. А красивые какие...

А верблюды не обращали на нас никакого внимания, и в полное удовольстве зажевывали ближайшую сосну. Видимо, в отсутствие саксаула.

А потом мы перевалили за холмик и увидели...

Посреди поляны в прозрачном солнечном свете стоял верблюд. А навстречу ему с другого холмика плечом к плечу (иначе не скажешь) медленно спускались четыре горных козла. Идут с холма чуть-чуть враскачку, медленно, очень деловито. Прошли три шага – застыли. Еще три – опять застыли. Рога вскинуты, «штаны» на передних ногах развеваются под ветром, солнце гонит перед ними четыре длинных рогатых тени... Серджио Леоне. Посмотрел верблюд на эту компанию, повернулся и ушел. Миниатюра – «а за козла ответишь».


Баллада о масскультуре

Несколько лет назад сумчастый доллар упал и упал так основательно, что многие американские компании начали полностью или частично перебираться к нам. В том числе сделала это и компания "ХХ век Фокс", купившая здоровенный кусок земли в центре восточного района и выселившая по этому поводу куда-то на кулички местную выставку достижений сельского хозяйства. И открыли они там свою кинофабрику и при ней выставку уже собственных достижений. Ну и, как водится, кафе, магазинчики...

В один прекрасный день заходит мой приятель в их аудиоотсек - и чудится ему что-то знакомое. Помотал головой, перебрал в уме всю отечественную поп-пакость - так и есть - "Ласковый май". Смотритель секции подошел, посмотрел, понял, что приятель мой музыку эту опознал - ну, и спрашивает по английски с сильным акцентом "Вы эту песню знаете, да? Замечательная музыка. Мне очень нравится и посетителям тоже. У меня все время покупают. Быстро кончается." "А вы русский?"- интересуется мой приятель, хотя понимает, что спрашивает, в общем, впустую - кто ж еще будет без перерыва крутить "Ласковый май"? "Да нет, я из Ирана. Но у нас очень любят русскую музыку. Мне, вот, из дома обещали еще прислать..." Вот так. А то говорят, Голливуд, Голливуд...


Да будет свет

Вчера на SBS прокладывали новые компьютерные кабели. В процессе связист N, подсоединявший что-то к чему-то, впряг в одну телегу что-то совсем не то. Причем, как клянется наш заведующий хозяйством, конструкция щита вообще не позволяет эту штуку сделать. Видимо связист применил геометрию Лобачевского. Или кувалду. В результате студия осталась без света практически начисто. И, естественно, выпала из эфира. Тоже начисто. А "практически" относится к нашему отделу. Потому что наше начальство страдает а)паранойей и б)острой формой плюшкинизма. Так что по пункту а) у нас имеется автономный источник питания, а по пункту б) изготовление субтитров до сих пор происходит на ни к какой сети не подключенных 386ых (да, а программа написана в _Ассемблере_). Так что когда вечерняя смена хором принялась названивать системщикам и жаловаться, что у нас отключился интранет (ну и интернет), они приняли это за утонченное издевательство. Потому что у них-то отключилось все, даже кофеварка, и они сидели во тьме как Моисей с одним телефоном.

На то, чтобы запитать все от нас ушло 4 часа. Наш интернет подняли последним. Что было несколько нелюбезно со стороны системщиков, поскольку все это время они активно использовали мой USB-чайник.

Мораль - количество отклонений от нормы в коллективе должно быть четным. Тогда на каждого связиста придется по автономному источнику питания.


О стройках века и подрывной деятельности

Все счастливые страны счастливы одинаково. То есть в Австралии тоже были свои стройки века. БАМ - трансконтинентальную железку Сидней-Дарвин - запустили в этом году. А Днепрогэс, как и положено Днепрогэсу был раньше. Сразу после войны. Строительство каскада электростанций в Снежных горах.

И - по поводу юбилея этого мероприятия - снимает SBS многосерийную документальную передачу "как это было". По поводу чего меня как-то посреди рабочего дня в очередной раз хватают и волокут. Волокут довольно далеко, километров за сто, под самые Синие (Синие, а не Снежные) горы. Режиссерше-японке нужно проинтервьюировать очередного ветерана - а он оказался русским.

Приезжаем. Участок из рассказа Саймака. Называется "необъятный двор". Фруктовые деревья с белеными стволами, теряющиеся в дымке огородные площади. Теплицы. Посреди всего этого ходят цесарки и павлины. Вернее, когда ходят, а когда и бегают, потому что их гоняют совершенно буржуазного вида и патологического размера гуси. Паниковский умер бы на месте.

Хозяин всего этого рая - товарищ лет 60, крепкий как пресловутый боровик. Обхаживал режиссершу, крутил для нее "солнце" на турнике... По английски говорит грамотно, свободно, почти без акцента - и я совершенно не понимаю, зачем тут я. А потом начинается интервью - и все становится ясно.

Хозяин говорит - мол, белорус, был в партизанах, случайно прихватили в городе и отправили в Германию на работу, возвращаться не стал, приехал в Австралию в 46, в 19 лет, сразу же пошел искать работу, попал на строительство, был назначен руководителем группы подрывников...
Режиссерша: А Вы что-то кончали, или были подмастерьем?
Хозяин: Да что я кончал? Я и школу-то не кончил, война началась. Я диплом строительный уже здесь получал.
Режиссерша: (в легком недоумении) А почему вас тогда взяли в подрывники? Да еще руководителем? Ведь это тонкая работа, требующая умения и опыта.
Хозяин: Ну понимаете, я ж с под Брянска, а главный инженер участка у нас был с под Варшавы.

Немая сцена.

И дальше уже я сорок минут объясняю съемочной группе, почему главный инженер из Варшавы автоматически решил, что у паренька из-под Брянска, ушедшего в лес в конце 41, несомненно есть соответствующий опыт и умение, если речь идет о подрывных работах.

Потом они просят уже его рассказать все это по-английски. И получают уже полуторачасовую лекцию о радостях рельсовой войны и о том, каким удовольствием было в 46 взрывать неохраняемые и не возражающие объекты.

По дороге обратно, спрашиваю японку все ли ей теперь понятно.
- Да, - говорит она. - у меня дед точно так же о войне в джунглях рассказывал.


Несумчатая баллада о штруделе

Несколько лет назад занесло меня зимой в город Мюнхен. А надо сказать, что в тот год меня просто преследовали стихийные и нестихийные бедствия. В Париже по поводу моего приезда случилось наводнение. Смыло все - включая новогодние фейерверки. Первого января мы мрачно бродили над Сеной, пытаясь обнаружить посвященный Генриху IV островок Старого Любезника. Когда из-за туч показалось солнце, мы его нашли - увидев примерно в метре под водой надпись "Собак не выгуливать". В Амстердаме вышло землетрясение. Небольшое. Но, кажется, второе за историю города. В России Ельцин отрекся в пользу Путина (вот за это я ответственности не несу). А в Мюнхене выпало 0.8 метра снега и ударил мороз. Ну что значит мороз. Что-то около -20. Но для Мюнхена это немножко много. К 9 утра по городу уже можно было передвигаться, но временами, свернув на улицу поменьше, пешеход упирался в целину. Здания, церкви и замки, впрочем, выглядели волшебно.

Но холодно. Чувствую, замерзаю. А город Мюнхен, как ему по штату и положено, набит маленькими баварскими пивными. Забираюсь в ближайший подвальчик, вылезаю из окостеневшей куртки и иду смотреть, что там есть из еды. И тут наступает гибель. С витрины десерта на меня смотрел самый аппетитный из всех виденных мною вишневых штруделей. Штрудель был прекрасен. Он должен был стать моим.

Заказываю штрудель и иду к стойке бара заказать себе чаю. Возвращаясь к столику, я вижу что оперативная официантка в национальном баварском костюме уже ставит на мой столик тарелку со штруделем и... большую фигурную кружку с пивом. Увидев совершенно обалдевшую мою морду, официантка обратилась ко мне по-немецки. За смысл не ручаюсь, но вероятно, это было что-то вроде "А разве вы пиво не заказывали?". (Больше всего это мне напомнило нагую Геллу, пытающуюся всучить шпагу бедному буфетчику. "А разве вы без шпаги пришли?" Тон, во всяком случае, был тот же самый.) Услышав мое сбивчивое аглицкое "Tea", полнокровная дщерь альпийских лугов недоуменно покачала головой - эти иностранцы - и удалилась вместе с пивом, презрительно покачивая бедрами. На вкус штрудель оказался еще лучше, чем на вид, но я все еще не могу представить себе, до каких это пределов местного патриотизма должен дойти человек, чтобы употреблять его с пивом. Да, а за время поедания штруделя, температура снаружи поднялась на 10 градусов.


О стратегических играх и нервной службе безопасности

"А ведь с виду такие приличные люди." - сказала некая дама обоим ипостасям Антрекота, узнав, что мы играем в стратегические игры.

Да, был грех. Состояли членами местной Спартанской ассоциации и регулярно резались в солдатиков (в буквальном смысле слова) на выходных. А раз в два-три месяца ездили на военную базу - там был центр переподготовки и мы играли с штабистами за вероятного противника. Довольно часто выигрывали, поскольку закон нам был не писан и с ресурсами мы дальше чем на кампанию не загадывали. А играть там мы любили - на базе были совершенно роскошные тактические симуляторы. И как-то раз один такой симулятор засбоил и танковое звено развернулось и просто ушло с карты. Вообще-то в боевой и даже в учебной обстановке еще и не такое бывает - однажды во время учений вот такое звено увязло на солончаке, потому что командир принял за ориентир одиноко стоящего кенгуру - но тут штабные товарищи возмутились. Так что системщики пошли искать пропавшие танки, а мы вывалились во двор, где и принялись курить и, естественно, трындеть разнообразные байки. Доходит очередь до меня, я со вкусом излагаю историю, имевшую быть на аэродроме в Капустином Яру... и тут ко мне сквозь толпу продвигается незнакомый рыжий майор (естественно, с надписью "Патрик" на нем) и как-то нехорошо спрашивает:

- Это какой Капустин Яр?
- Как какой, ну Капустин Яр, в России.
- Вы знаете людей, которые работали в Капустином Яру?
- Да...
- Вы вообще знаете, что такое Капустин Яр?
- Да, конечно.
- Стоп. - он мотает головой, - Вы откуда?
- Из Спартанской ассоциации. А вообще из СССР.
- А как вы здесь...
- Пригласили. Вы же и пригласили. Я здесь уже второй год играю.
- А может вы и Северск-2 знаете?
- Ну не сказать, что знаю. Знаю, что есть. Отец там бывал. Впрочем, он почти везде бывал.
- А кто у вас отец?
- Поэт.

На этом майора закоротило. Спас его от безумия начальник программы, который вломился между нами и приказал несчастному отставить ловиться на геймерские розыгрыши. А нам, соответственно, отставить морочить голову замначальника службы безопасности базы, а то он тут сейчас всех разгонит. Есть, сказали мы. Потому что не объяснять же про культурные мероприятия у военнослужащих и странные вещи, к которым обязывало литераторов членство в Союзе Писателей.

Так это дело тогда и обошлось. А потом ахнуло 11 сентября, уровень контроля подняли - и нас на базу пускать перестали.


Об инопланетянах и тестах

Еду домой. В трех кварталах от работы меня останавливает полиция и просит подышать в трубочку. Дышу. Все в нормально. Полицейский смотрит на меня и прости пройти к их машине для краткого медосмотра. Однако, думаю я, нарушений за мной никаких, да они бы сказали, если б были. Что, на нашей Херберт сегодня клуб любителей марихуаны собирается что ли? Иду. И действительно. Берут кровь, измеряют давление... Потом полицейский смотрит на меня:
- Простите. Но вы явно не в состоянии вести машину. У вас температура 37.4, давление 80/40 и пульс...
- Офицер, простите, это моя нормальная температура, нормальное давление и нормальный пульс. Вот справка от врача. - справка, полученная для еще осенней поездки переводчиком на конференцию в Дарвин (они там сильно гонконгского гриппа боялись), так с тех пор и лежала у меня в кошельке. Никогда не надо выбрасывать бумажки.
Изучили справку, покивали, проводили до машины.
- Ну, если все в порядке, тогда скажите, - говорит полицейский, - почему вы по совершенно темной улице ехали с одними габаритными огнями.
"По рассеянности", - думаю я, но удержаться не могу.
И говорю:
- Я неплохо вижу в темноте, офицер Дональдсон. - И убываю достаточно медленно, чтобы успеть засечь легкую задумчивость на каменной полицейской физиономии. Надеюсь, он теперь будет смотреть "Х-файлы" с совершенно иным чувством.


Пропавшая грамота

Был у нас сосед по даче, работавший в ящике. Ящик был настолько глубоким, что для того чтобы просто узнать специальность нашего соседа, уже нужен был допуск. И вот как-то приходит он с работы совершенно серый. Что-то там произошло. Недели две он так ходил, а потом явился к нам на веранду, давясь хохотом. И рассказал. Сделали они тренажер для Звездного городка. И убыл оный тренажер в разобранном виде на двух грузовиках. В одном тренажер, во втором - станина. И через несколько дней начинается истерика. Грузовик с тренажером мирно прибыл, а грузовик со станиной - пропал. Нет его. Ищут пожарные, ищет милиция... Нету. Причем - понятно было бы, если бы тренажер украли. А станина эта - ну кому она может быть нужна? Но отечественное ГБ тем и ценно, что отечество наше знает хорошо. Нашли они станину. В каком-то приуральском колхозе, в сарае. Водитель грузовика там на три недели подрядился картошку возить.
А вы говорите - инопланетяне...


О спортивном энтузиазме

Олимпиада. Обозревают ее естественно со всех сторон.
В студию одной из таких передач приходит запрос - а почему, мол, Австралия ничего не взяла по европейскому гандболу. Несколько обалдевший ведущий отвечает, что Австралия, кажется, в этом виде спорта вообще не выступает. К концу передачи звонок из какого-то рудничного городка в Западной Австралии. Мол, они уже сформировали команду по европейскому гандболу и теперь просят прислать им правила.


Профсоюзные войны

Сегодня довелось наблюдать еще один выстрел в войне финдиректора с профсоюзом. Пробегает по почте с утречка сообщение "Всем сотрудникам". Что, мол, кто первым увидит финдиректора Шона Брауна, пусть скажет ему, что он вчера после очередного совещания, видно, с устатку во втором конференц-зале жизненно важный предмет забыл. Так он там и лежит. И следующий - от нашего завотделом, что его дело - сторона, но сотрудники, посетившие второй конференцзал раньше Брауна, могут увидеть кое-что любопытное. Ну, такое замечание - это почти приказ. "Я в канаву не хочу, но приходится - лечу." (с) Встаю. Взбираюсь на второй этаж. У дверей стоят трое. Смотрят внутрь. Подхожу, сглатываю. На столе справа, одинокая и забытая лежит голова Шона Брауна. Очень хорошего качества. Телестудия же, свои мастерские.

А потом пришел Шон Браун, взял ее подмышку и унес. По словам его секретарши, он поставил ее в книжный шкаф за стекло. С заявлением:
- Не видать теперь профсоюзу моей головы.

Развлекаются...

* * *

Империя наносит ответный удар.
С русским акцентом. Только что позвонил коллега, выбив меня из сети, и сообщил, что ребята Брауна вывесили в атриуме огромный красно-белый транспарант:
"Trade-unions are a school of Communism!"

* * *

Будни SBS или Возвращение джедая.

Сегодня все сотрудники производственных отделов вышли на работу, с ног до головы оклеенные цветным лейкопластырем. Ленточки лейкопластыря красуются на стенах, две мраморные головы в атриуме обработаны как после хорошей воскресной драки. На вопросы любопытствующих "Зачем столько пластыря?" производственники гордо отвечают:
- To protect ourselves from cuts.(*)

Что самое интересное, об "акции протеста" каким-то колдовским образом пронюхали конкуренты с 7, 9 и 10 каналов и набежали нас снимать. Видели б вы, с какой скоростью брауновские секретарши убирали субботний транспарант...

(*) В виду имеются естественно job cuts - сокращение штатов.

* * *

Вести с полей. Опять с русским акцентом.
Сегодня после очередного совещания приходит ко мне ведущий ночного шоу и говорит - сделай нам заставку кириллицей "Этой ночью в Сибири".
Я недоуменно мотаю головой
- Я сделаю, а почему в Сибири?
- Да понимаешь,- говорит,- то место, где мы на самом деле сейчас находимся, цензура не пропустит - мы ж до полуночи, а не после, а Сибирь - ближайший аналог.
Так и пошли они в эфир "In Siberia tonight".

Приношу извинения сибирякам :)

* * *

Война продолжается. Сегодня в атриуме плакат:
"IF YOU PAY PEANUTS YOU'LL GET MONKEYS"

Peanuts (арахис) - идиоматическое значение "гроши", "копейки", "смех, а не деньги".

* * *

Cегодня наше начальство объявило о нововведении. Отпуска будут накапливаться только два года. На третий - нужно брать. Сотрудники также поставлены в известность, что они должны выбрать за год половину срока, отведенного на отпуск по болезни. На вопрос, обязаны ли они это время проболеть, менеджер ответил "А это как хотите."
Пари держу, что не подействует.

Страна трудоголиков - большие отпуска, ленивый южный образ жизни, вино в обеденный перерыв, а работают сумчатые по статистике больше всех в западном мире. Как это получается, никто не понимает.


Ласкаво просимо до Iндii

Работали два наших (в обоих смыслах - австралийцев сугубо советского происхождения) инженера-строителя на проекте в Индии. И летят они домой. Два часа до Дели, ночевка в Дели и дальше через Куала-Лумпур в Австралию. До столицы добирались они на каком-то небесном тихоходе, который сильно уступал ЯКу-40 и в комфортабельности, и в надежности и едва не рассыпался на ходу. Единственным его достоинством был неограниченный запас спиртного на борту. Так что в Дели пара прилетела уже в желеобразном состоянии. А в Дели - жара, а в Дели - полицейский на полицейском. На внутренних рейсах досмотр такой, будто лично бин Ладена ждут пролетом. Ладно, грузятся еле-еле в автобус отеля. Едут. По краям дороги посты, патрули, солдаты какие-то с миноискателями. В общем, нехорошо. И на самом подъезде к городу они видят, как между двумя столбами натягивают огромный транспарант - "Ласкаво просимо до Iндii".

Нокаут. Либо горячка родимая, либо, пока они в своей глуши плотину строили, ненька Украина Индию завоевала и сменила там алфавит. Сбылась мечта. Дошли до Ганга. Но скорее все-таки белочка.

И уже в отеле они с облегчением узнали, что нет, это просто украинский глава сегодня приезжает с дружеским визитом.


Алиса, это пудинг, то есть питон

Сегодня - час неразбавленного счастья. Перевод в террариуме. Группу туристов, собирающюся топать пешком через три штата, знакомили с местными рептилиями.
Рептилии и сами по себе были чрезвычайно хороши, но комментарии к ним...
- Кормить гоан (австралийская ящерица, обычно 1.5-2 метра) запрещено. Но поскольку вы все равно будете, запомните: еду гоанам можно только бросать. Потому что ваша рука для них - тоже еда. А прихватывают они все, что могут заглотать, и пока челюсти не сомкнутся. Показываю.
И дальше следует демонстрация с резиновой рукой, куском колбасы и специальным инструментом, которым гоане разжимают челюсти, "потому что резина ей вредна".
- Не пробуйте опознавать змей по определителям. Медноголовая змея - ровного черного цвета с белыми чешуйками вокруг пасти. Название получила за характер.
У тигровой змеи очень часто нет полосок. Коричневая змея может быть бежевой, а может черной. Есть универсальный критерий - если змея напала на вас первой, вы можете быть уверены, что она ядовитая.
- Впрочем, тайпан (самая ядовитая наземная змея в мире) еще ни разу ни укусил того, кто бы этого не заслуживал.
- Черные краснобрюхие змеи (исключительные красавцы) - настоящие австралийцы и джентльмены: если вы случайно на них наступите, выразят неудовольствие и уползут. А вот делать это второй раз я не советую никому.
Да, а посреди этой лекции из ящика выбрался трехметровый ковровый питон. И пополз общаться.
Вот то, что сказал лектор питону, мне переводить не пришлось.


Банковский солипсизм

Прихожу сегодня в банк, закрывать ссуду.
Предъявляю карточку, номер счета. Нету меня. Достаю права. Ищем по фамилии. Нету. Просто по алфавиту в списке клиентов. Нету.
Дама поднимает на меня безумные глаза:
- А вы уверены, что вы у нас есть?
- Да. Я вам уже пять лет деньги плачу.
- А вы уверены, что вы это вы?
Я от такого берклианского вопроса застываю столбом, и тут в разговор вступает соседка дамы:
- Что ты в самом деле, - говорит она, - перед тобой же права водительские лежат. Значит, есть человек.
К счастью, в этот момент явилось начальство и мне не пришлось объяснять этим светочам философии, отчего у меня такое выражение лица.

Пояснение - оказалось, что они, поскольку ссуда-то закрыта, меня уже вычеркнули. А что документы мне не выданы - забыли.


Приключения на рыбалке

Одного моего приятеля уже его приятели пригласили на рыбалку - ловить рыбу с яхты каких-то их знакомых. Дальнейшее следовало бы описывать Джерому Джерому. Они вышли на моторе в залив, причалили к какому-то острову и стали ловить. Рыба как-то не ловилась. Тогда хозяева решили воспользоваться случаем и покрасить яхту. Спустили надувную лодку и начали. Как известно каждому эрудиту, отличительным свойством любого моря - даже австралийского - являюся волны, обладающие определенной амплитудой. По этому поводу, в тот момент, когда яхта поднимается на волне, стоящая борт о борт с ней лодка естественно опускается. И наоборот. Борта яхты быстро начали приобретать несколько абстракционисткий вид, не шедший, впрочем, ни в какое сравнение с состоянием лодки и находящихся в ней маляров. После того, как ведерко с краской перевернулось в третий раз, действующие лица решили, что, видимо на этом все-таки следует остановиться. Они поднялись на борт, выползли на нос, где мой приятель все еще пытался ловить рыбу, и утомленно опустились на перила. Начисто забыв, что перед спуском на воду сами же покрыли их тройным слоем лака. А лак в таких количествах сохнет довольно медленно. Но схватывет почему-то сравнительно быстро. Пока все отклеивались, кончилось утро и наступил вполне австралийский день. То есть, стало жарко. Посему было решено возвращаться в порт, а чтобы не было совсем уж обидно, идти туда под парусом. Подняли парус, и тут выяснилось, что никто - ни хозяева, ни гости, ходить на яхте не умеют. Тут приятель мой плюнул и начал давать руководящие указания - но яхтовладельцы даже не знали соответствующих названий канатов. Парус хлопал как оглашенный. В этот момент кто-то догадался включить движок, и яхта пошла очень быстро. И сразу стало ясно, что в пролив между островом и материком они не вписываются. Пролив там - метов шестьот, а в яхте метров десять, но ведь главный фактор в этом случае - это тот, кто стоит на руле. Поэтому мой источник согнал владелицу с штурвала, довел их до Порт-Джексона (не так уж лихо довел, поскольку, если не считать стандартных фонтанских плоскодонок, водил в своей жизни только грузовые пароходы, а с яхтовождением был знаком исключительно в теории), причалил, выбрался на сушу и заявил, что черт с ней с той рыбой, но с этими ребятами он теперь даже в баню не пойдет - у них с водой какие-то неудачные отношения.


Достигая небес

Старая история.

Итак, 16 ноября 1996 года в 23:48 по московскому времени с космодрома Байконур был произведен запуск межпланетной станции "Марс-96", созданной в НПО имени Лавочкина. До Марса аппарат не долетел, застрял на высокой околоземной орбите, а потом начал падать.

18 ноября премьер-министр Австралии Джон Ховард заявил на пресс-конференции, что Президент США Билл Клинтон предупредил его по телефону об угрожающей Австралии опасности - потерявший управление русский космический аппарат Земля-Марс должен упасть на землю в восточных районах Австралии. На борту падающего космического аппарата находятся четыре канистры с плутонием.

Премьер-министр сказал, что принимаются все необходимые меры для преотвращения возможной катастрофы. Среди прочего он с улыбкой заметил, что жители одного из небольших городов на востоке Австралии по случаю ожидающейся катастрофы получают в местных барах пиво бесплатно.

Затем встревоженным австралийцам сообщили, что потерявший управление русский космический аппарат приводнился в восточной части... Тихого океана, немного недолетев до Южной Америки.

В одном из читательских писем по этому поводу ехидно спросили, если президент Клинтон промахивается на три четверти Тихого океана, как же он собирается играть в гольф во время своего визита в Австралию?

Правда, никому в точности не известно, что именно сообщил Билл Джону.

Дотошные австралийские журналисты сразу после космического переполоха связались с американскими специалистами из космического управления и все выяснили. Да, по их расчетам падающий аппарат должен был войти в верхние слои атмосферы именно над восточной Австралией. Предсказывать же точное место падения аппарата, летящего как метеорит, не зная угла вхождения в атмосферу и скорости этого вхождения, никто из специалистов и не брался. Как никто не брался предсказать, не сгорит ли он в атмосфере, какая часть его долетит до земной поверхности. Специалисты заметили при этом, что предосторожность - хорошее свойство, но реальная опасность "катастрофы" была в этом случае близка к нулю.

Как язвительно откомментировала ситуацию лидер демократической партии Австралии сенатор Кернот - когда политики говорят о политике, избиратели не верят им ни на грош, но почему-то безоговорочно доверяют их суждениям в других сферах.

Кстати, в этот же день русская пресса сообщила, что Марс-96 упал на Землю в воскресенье утром (в полдень по сиднейскому времени) - за двадцать часов до того, как Клинтон предупредил Ховарда об этой опасности. А то, что наблюдали американские специалисты, было четвертой ступенью ракеты Протон и никаких контейнеров с плутонием, естественно, не содержало. О чем австралийские военные, первым делом позвонившие в Москву, были прекрасно осведомлены - но не опровергать же им премьера в прямом эфире?

Так что пиво и варили, и бесплатно раздавали по недоразумению. Но масштаб недоразумения был и впрямь космическим.


Баллада, рассказанная коллегой в полиции

В некоей стране А жили преступники, занимавшиеся, в числе прочего, отмыванием денег. И вот, в результате сложной операции, некая - довольно большая - сумма должна была, наконец, оказаться на счету C некоего В в тихой заводи страны А.

Но путь денежных сумм был длительным и извилистым. В общем, когда все деньги, наконец, собрались на нужном счету, выяснилось, что человек, на имя которого открыли счет, столкнулся с проблемами в личной жизни и срочно вылетел в, скажем, Хабаровск. Где и пребывал в нетях с отключенным по случаю личной жизни телефоном. Хозяева суммы, не отыскав самого счетовладельца, все же - при помощи родных, друзей и справочников триангулировали его девушку и позвонили, как они считали, ей, а оказалось - ее матери. Дама до этого звонка и знать не знала о том, что ее дочь собирается выйти замуж за жителя страны А, а потому включилась в поиски с исключительной энергией.

Товарища нашли. Выяснилось, что номера счета он не помнит, что номер записан где-то у него на столе, дома. А ключ от квартиры - у сестры. А сестра - в стране Р в городе П. А утка - в зайце.

Добрались до сестры. Нашли оказию из П. Встретили в аэропорту. Рванули на квартиру. Перерыли все, периодически названивая в, скажем, Хабаровск - "Это оно? Не оно..." Нашли. Проверили через сеть.

И утром пошли в банк, где их и арестовала совершенно счастливая полиция страны А, которая битых две недели наблюдала за этим телефонным безумием и страшно переживала - а вдруг не найдут они этот номер счета...


Восток - дело тонкое

Приходили граждане из телефонной компании, предлагали новый интернет-пакет. Мы взяли на пробу. Один из них – пакистанец – был обладателем редкого имени Саид. Я открываю рот, чтобы представиться в ответ, и тут он прерывает меня быстрым «I know. Strelyali.» Видимо, мы не первые жители СССР, попавшиеся на его жизненном пути.


SBS - о коллегах

Милая дама Пенелопа Вудс. Выглядит как заготовка к мисс Марпл. Знает 10 языков. Рассказывает, как работала в миссии ООН в Бразилии. В Аргентине как раз в то время были "полковники" - и граждане из их отдела, помимо нормальных служебных обязанностей, еще занимались тем, что таскали беженцев через границу. Как-то возвращаются из такого "летнего лагеря" - а дом сгорел. У половины сотрудников миссси в одну ночь жилье сгорело. Такой недвусмысленный намек - мол, вы ребята, и внутри быть могли. И стоит она, смотрит на воронку (там взорвались газовые баллоны), а у нее - что на ней, рюкзачок и боккен. Так, говорит, когда нас месяцев через семь все-таки выдворили из страны, мы упаковаться никак не могли - вещей было слишком много, и все вздыхали, что, мол, где ж та аргентинская сегуридад, когда она на самом деле нужна.


О языкознании

Некие граждане бывшего отечества немедленно по приезде в Австралию отдали дочку 7 лет в дорогую, хорошую частную школу. Через некоторое время они стали замечать, что слова, которые она носит из школы домой, сильно отличаются как от того, что они сами учили в школе в качестве английского, так и от того, что вещают по австралийскому телевизору. Родители испугались, что ребенка нехорошие дети учат какому-то сленгу, и кинулись в школу. И только тут обнаружили, что по рассеянности и, вероятно, незнанию того самого английского, зачислили детку в класс с усиленным изучением иностранных языков – а именно французского. Слова она приносила не те...


О преступности

Моя тетка Эмилия живет в неблагополучном районе. В один прекрасный день у нее взломали машину и украли с сидения пачку сигарет. На следующую ночь у нее опять взломали машину. И положили на сидение пачку сигарет.
Оказалось, что в ночь первого взлома бензоколонка на углу была закрыта.


Знаменитость

Едут мои приятели - муж и жена - по зоопарку. Справа у них вельд. По вельду медленно движется стадо страусов. Не эму, а африканских страусов. И тут они обнаруживают, что параллельно стаду движется еще один - и очень большой - страус. По шоссе. Прямо перед ними. Сбежал. Видно, летать научился и сбежал. Ну, приятели быстро разделились - муж выскочил, прихватив сотовый, отслеживать беглеца, а жена на машине рванула к смотрителю. Смотритель выслушал ее, кивнул меланхолически...
- Это, - говорит, - не наш страус. Это Эдвард, производитель со страусиной фермы. Он иногда сюда заходит. Я на ферму позвоню. Вы не беспокойтесь, Эдварда никто здесь не тронет - он местная гордость, трижды чемпион Австралии на страусиных бегах. И вы там мужу скажите, чтобы он держался от него подальше. Весна...
Что именно угрожало мужу, дама так и не поняла.


Главный сумчатый праздник

На дворе 2 ноября. Не приходя в сознание, вылетаю с одной работы и ныряю в метро, чтобы ехать на другую. Прибываю на место к трем. В атриуме толпа. Все стены обвешаны телевизорами. На лестнице стоит завотделом в шлеме с рогами и принимает взносы и ставки. Это надо вхлам заработаться, чтобы забыть про главный сумчатый праздник - куда там Рождеству или дню рождения королевы. Скачки. Кубок Мельбурна. У всей страны дополнительный перерыв, Австралия надевает шляпы и шляпки, пьет пиво (а некоторые снобы - вино) и ставит на лошадок. В отсутствие шляп и шляпок, голь идет на выдумки. Перья, приклеенные к строительным каскам, например, смотрятся очень неплохо. Особенно, если удалось подобрать перо под цвет каски. А в отсутствие пива... Впрочем, отсутствие пива это событие из категории "не бывает".
Так что отдел выпил все, посмотрел, как замечательно красивые лошади бегут дистанцию, вволю поболел за "своих" и разползся по рабочим местам, не снимая шляп и перьев.


Баллада о правах

Пять лет назад дороги Австралии постигло жестокое несчастье. А вышло это так.
Приезжаю я в здешнее ГАИ, предварительно сдав тест на знание прав. Ко мне в машину садится инструктор-индус. По английски он говорит примерно так как мой отец, учивший в университете немецкий, но произношение у него существенно хуже. Поэтому после трех минут сложных объяснений (он пытался попросить меня включить дворники, потому что дождь) мы договорились, что он мне все будет показывать руками. Мы выехали из автоинспекции - и увидели что прямо на нас со страшной скоростью несется какой-то "пежо". Как потом выяснилось, этот "пежон" был вынужден выбраться на встречную полосу, потому что его родную ему начисто загородил какой-то "форд", видимо из школы вождения, пытавшийся развернуться на этой улочке. Я издаю тихое "ып", нажимаю на тормоз, показываю левый поворот и выезжаю на газон. Треклятое "пежо" в это время уже начало перестраиваться обратно в свою линию, так что мы разошлись. Медленно сползаю с газона и еду к перекрестку. Инструктор показал, что мне надо свернуть налево, светофор дает мне зеленую стрелку и я себе мирно еду. Потом, как порядочный водитель, смотрю себе в зеркало заднего вида... и вижу что сзади, игнорируя свой красный свет, на нас, бедных, только-только повернувшую, опять несется какая-то зараза на этот раз неизвестной марки. Я вжимаю акселератор в пол и мы опять не встречаемся. Повинуясь мановению уже слегка дрожащей индусской руки, я снова сворачиваю налево - и вижу перед собой загородивший всю степь грузовик. Он занял всю мою полосу и треть встречной, поскольку стоял поперек. Теперь уже мне нужно обгонять по встречной полосе, а из-за грузовика ничего не видно, и назад уехать я не могу, меня уже подпирают. Кое-как выбираюсь на встречную полосу, объезжаю слонопотама, сворачиваю направо. По приказу останавливаюсь, паркуюсь задом. Еще поездили. Забрались на узкую улочку и инструктор приказал мне на ней развернуться. По всем правилам - на три точки. И когда мы были на середине маневра - то бишь поперек этого закоулка - раздается вой сирены. Мы оборачиваемся и видим, что метрах в шестистах от нас из другого закоулка в наш свернула "скорая" и летит к нам на всех парах с включенной мигалкой - и явно не собирается останавливаться. Инструктор хватается за руль, я его рефлекторно отпихиваю, он жмет на тормоз, я - на газ, но как-то мы выбираемся и при этом даже умудряемся встать в свою линию. Отдышавшись, я спрашиваю, не повторить ли мне разворот, он мотает головой и машет, мол, едем домой. Все, думаю я, провал, а это же еще, между прочим, дорогое удовольствие. Приезжаем. Я паркуюсь и иду ждать решения своей судьбы. Через пять минут меня вызывают и дают форму на получение временных водительских прав. И этот индус мне что-то говорит. Я, естественно, не понимаю. Он дергает другого индуса и тот уже на приличном английском объясняет мне, что его коллега восхищен моим умением вести машину, а также исключительным хладнокровием, что многие опытные водители в таком скоплении критических ситуаций рано или поздно запаниковали бы и куда-нибудь да врезались и что он заверяет меня, что все сегодняшние происшествия никаким образом не входят в программу теста, а являются исключительно сочетанием неблагоприятных обстоятельств.
Главного неблагоприятного обстоятельства он тогда не оценил. И выпустил меня на большую дорогу.


Баллады о соотечественниках

Посреди города Сиднея, после дня рождения один из приятелей именинника, москвич, вызвался подбросить до дому даму-одесситку. И говорит:
- Только я не знаю этой части города, вы мне расскажите, как проехать.
- А вы с Одессы?
- Нет я из Москвы.
- Ну тогда как же я вам объясню? - с искренней озабоченностью ответила дама.

* * *

Вернулись из отпуска наши здешние приятели. Были они в Квинсленде, где-то в джунглях. Другие приятели навестили их и рассказывают:
- Ну, она мне говорит, что там всюду висят таблички "Берегись, казуары!". Я сразу удивилась - я-то думала, что в Австралии хищники, крупнее динго, не водятся. Так ей и сказала. А она: "А разве они хищники." "Ну, конечно, хищники." - отвечаю я. "А эму?" "Причем тут эму, это же совершенно другие животные." "Ой, а мы там так спокойно гуляли..." Представляешь, она не знала, что казуары - хищники.
Я слушаю все это в некотором обалдении и только через минуты три понимаю, что в бедной русскоязычной голове смешались ягуары, кугуары и казуары, которые, естественно, страусы, а потому злобны, тупы, агрессивны и очень опасны для окружающих, но есть этих окружающих не едят. Что и было объяснено пострадавшей, как только ко мне вернулся дар речи. Но бедная путешественница так и осталась в заблуждении и до сих пор считает, что ее в Квинсленде только чудом не зажрали хичные казуары. Стаи жареных акул.

* * *

Другие приятели недавно вернулись из Европы. И я сижу у них, пью чай и слушаю, как хозяйка дома описывает это все очередной позвонившей подруге. И рассказывает она, что летят, значит, они во Франкфурт из Гонконга над пустыней Гоби и тут у самолета оказывает мотор - а поскольку самолет у них большой, люфтганзовский, то садиться на ремонт им пришлось аж в Пекине.
- Как? - восклицает удивленно собеседница, - Неужели во всей этой Африке ближе не нашлось нормальной посадочной полосы?
- Какая Африка?! - возмущается хозяйка. - Это же Европа!
Некоторое время на обоих концах провода царит недоуменное молчание, потом стороны начинают разбираться и выясняют, что реципиентша где-то внутри себя перепутала Гоби с Сахарой, а хозяйка дома Европу с Азией.


Искусство прокладки кабеля

Сегодня у меня выходной. По этому поводу у нас чинили телефон. В восемь утра (чтоб их, гадов работящих) приехали три фургона и выстроились напротив нашей калитки. Из каждого фургона торжественно вышло по рабочему. Меня немедленно разбудили, поскольку, как выяснилось, сотрудники Телекома говорят исключителльно на сумчатом варианте английского и потому сами себя не всегда понимают. Сначала эти телефонисты ползали по помещениям, пытаясь понять, как в доме флотской постройки начала века прокладывать кабель, чтобы не обрушить что-нибудь важное. Потом пили кофе. Потом прокопали траншею от забора до надлежащей стенки, уложили в траншею пластиковую трубу и протянули сквозь нее кабель. (Пластиковая труба - это специально от кротов, вомбатов и прочих поссумов, потому что металлическую они съедят - или покалечат. И кабель съедят - очень они это дело любят. А воздушную проводку приходится особым составом покрывать - от какаду.) Потом они двинулись в дом и начали монтировать внутреннюю проводку. При попытке провести кабель на кухню уперлись в кафель и некоторое время пытались его сверлить, пока не поняли, что валить стенку совсем - это не решение. Пошли другим путем - через потолок. Потом они принялись сверлить внешнюю стену, чтобы два участка железной дороги все же встретились (а дом, повторяю, флотской постройки - в три кирпича). Потом у них сломалось сверло и они ушли в ближайшее кафе завтракать. Вернулись поетые и вспомнили, что сверло-таки поломано, а запасного нет. Позвонили и вызвали сверло. Приехал еще один фургон со сверлом и машин перед нашим домом стало четыре. Начали высовываться несколько удивленные соседи. Но в этот момент пункт А уже слился с пунктом Б и у нас зазвонил телефон. И заняла вся эта бодяга с траншеей, трубой, сверлом и завтраком угадайте сколько? Правильно, полтора часа.


Баллада о мести

Были как-то в опасном здешнем районе с непроизносимым названием Кабраматта в гостях у китайцев. Думали, что это семейное торжество, а оно оказалось культурным хэппенингом. Были китайские поэты (парочка очень интересных - а остальные тоже, возможно, интересные, но они только с материка и ни по русски, ни по английски ни слова не понимают). Результатом всего этого было то, что во всех четырех местных китайских газетах появились наши фотографии в сильно желтом окружении - двое из гостей оказались журналистами. Тетка Эмилия посоветовала нам подать на газеты в суд за диффамацию - просто так, на всякий случай - поскольку совершенно непонятно, что они про нас там написали. Иероглифы, иегроглифы - русские фамилии латиницей - еще иероглифы - опять фамилии - и что все это значит мы так и не узнаем. Не судьба. Там, на этой китайской вакханалии, было, на самом деле, очень интересно. Хозяева - он - китаец, переводчик с русского, всю еду готовил сам, она - полурусская-полукитаянка из Харбина, трое взрослых детей - все под потолок, все говорят по русски и по английски и не знают китайского. Жена очень интересно рассказывала, как они уезжали из Китая во время культурной революции. Тогда же всех русских объявили шпионами и преследовали по-всякому. Ей и ее семейству удалось добыть через Женеву еще те, довоенные "нансеновские" паспорта и уехать из Китая. В Женеве им предложили на выбор Канаду и Австралию, и они поехали в Австралию, решив, что в Канаде все-таки холодно. И говорит мне эта Вера на своем шипо-свистящем русском языке "Я все время думаю - очень плохо нам там было. Я учительницей работала - меня мои же ученики по дороге в школу несколько раз камнями забрасывали. Хунвейбины. Так я из-за этого теперь здесь живу - дом, дети, работа, весь мир объездила - и потом, Австралия - это же так красиво... А те, кто бросал в меня камнями - они же там так и остались." И улыбается.


Баллада о зеленых орехах

Макадамия, он же австралийский орех, он же киндаль. Вещь чрезвычайно вкусная (хотя и жирная) и полезная (обладает небольшим противораковым эффектом).
В Австралии его употребляют всюду - кладут в салаты, в соусы, в печенье, варят супы, делают губную помаду. А в Гимпи, штат Квинсленд, пошли дальше - и построили электростанцию, которая работает на макадамиевой скорупе. Электростанция чувствует себя прекрасно и каждый час потребляет 1680 тонн скорлупы и производит из нее 1.5 мегаватт электроэнергии. А еще она парниковых газов испускает на 9500 тонн меньше, чем стандартная станция той же мощности - так что зеленые совершенно счастливы и хотят еще. В принципе можно - от недостатка скорлупы Австралия начнет страдать не скоро.
Хрумп.


О сумчатом стиле вождения

Пару дней назад возвращаюсь из Сити на автобусе. Автобус полон и я со своим рюкзаком стою практически рядом с водителем. Как только кто-то сзади сдвигается и образуется какое-то пространство, водитель просит меня отойти. Мне, как раз, не очень удобно, но куда денешься - зона безопасности... Отхожу. И тут понимаю, что к безопасности эта просьба отношения не имела. Потому что водитель со вздохом удовлетворения разворачивает и кладет на руль газету. Sydney Morning Herald печатают в старинном формате и полный разворот в водительской кабинке просто не помещается.
Доехали мы, впрочем, благополучно. Хотя у меня все же есть подозрение, что кое-какие виражи и прыжки имели отношение не столько к ситуации на дороге, сколько, скажем, к международному положению. Или ценам на жилье.


Местный способ охлаждения

45 градусов в тени. Ветер из пустыни. Старая станция метро. Кондиционеры не справляются. Однако температура на станции терпимая, даже какой-то прохладный ветерок имеется. И по всей платформе какой-то легкий звон с подвыванием. В обоих торцах стоят какие-то странные сооружения - кажется, источники ветерка. Иду к ближайшему. На довольно мощной треноге закреплена здоровенная жестяная ванна, доверху заполненная кубиками льда. А прямо за ней - на 2/3 возвышаясь над краем ванны - стоит промышленный вентилятор. И гонит воздух. Ванна слегка вибрирует. Открылась дверь дежурки, вышел мрачный индус с ведром - и досыпал в ванну льда.


Вот так попадают в аварии

Ползу я по проспекту им австралийско-новозеландского корпуса, а справа у меня, с водительской стороны то есть, всякие празднично-цветочные флаги в разделительную воткнуты. Рождество на носу. И поскольку мы практически стоим, то замечаю я, что на флагах этих что-то написано. Вдоль. Пытаюсь прочесть ближайший. Получается это очень легко. Потому что буквы большие, белые и, главное, знакомые.
"С НОВЫМ ГОДОМ, ДОРОГИЕ ТОВАРИЩИ!"
На великом русском языке.
И только когда мне сзади забибикали, до меня дошло, что впереди пусто и я стою.


Отчет о проделанном

Австралийская глубинка летом характеризуется одним словом "мухи". Вообще-то это не совсем справедливо - в воздухе кишат и комары, и оводы, и слепни, и кто-то вовсе неизвестный науке, но различать их в общемушином рое? Увольте.
Стандартный диалог при посадке в машину:
- Мух есть?
- Мух есть.
Окна опускаются, автомобиль разгоняется до запрещенных в нашем штате ста двадцати километров в час. Эту скорость могут выдержать только стрекозы - но стрекозы нас не пугают.
- Мух есть?
- Мух нет.
Задраиваемся.
Задраиваемся потому, что если бы не явно доминирующие мухи, всеобъемлющим описанием было бы слово жара. 8 утра. +42 в тени.
- Что есть?
- Слевусы.
То есть страусы эму. Были бы справа, были бы справусами. Эти опасны, потому что глупы и норовят перебегать шоссе в самых неожиданных местах. Столкновение с ними не только на запрещенной скорости 120, но и на разрешенных 110, ничего хорошего не сулит. Хуже только вомбаты. После них машину просто списывают. Так что штурман смотрит карту, а стрелок-радист следит за слевусами. Впрочем, они уходят в сторону речки.
Стоим перед железнодорожным переездом. Справа в загоне стоит средних (то есть с глазами, словно мельничные колеса, а не с глазами как круглая башня) размеров прямоугольная корова. Впрочем, стоит - неправильное слово. Корова танцует шимми. Переминается с ноги на ногу в четком ритме, завлекательно поводя крупом и потряхивая ушами. Мухи.
8.20 утра. Мы едем за черешней. В горы. Там холоднее.
Холоднее - это +35. Черешневые и яблочные сады укрыты полотном. Не от солнца - от птиц. С дороги выглядит замечательно - длинные белые, красные и синие полосы на ярко-желтых склонах. Впрочем, от какаду эта красота не очень помогает - они просто рвут полотно, слетают вниз и едят. Если вовремя не заметить, могут сожрать весь урожай. Поэтому собаки на фермах следят не столько за землей, сколько за воздухом. Сторожевых летучих лисиц заводить бессмысленно - они тоже любят фрукты.
Приезжим выдают лотки и выпускают в сад.
Деревья - промышленного размера, в человеческий рост. Какая-то генмодификация. На вкусе не сказывается совершенно. Черешня - белая, розовая, красная, черная - почти одесского вкуса. А вот вишня не растет. Жарко.
Черешня, уже упакованная в ящик, стоит 4 доллара. Собственноручно собранная - 5. Как у О.Генри - картина в рамке и рамка без картины. Полагаю, что вторая цена учитывает ту черешню, которую сборщик съедает в процессе. Если это так, то фермеры рискуют разориться.
Собираем. Едим. Между рядами ходит огромная ньюфаундлица, лает на птиц и, время от времени, с тяжким вздохом уедает гроздь с одной из нижних веток. Для этого ей нужно только слегка поднять голову.
Выбираемся. Платим. Все казалось, что собрали мало - а вышло четверть центнера. На дороге - вереницы автобусов. Китайцы и вьетнамцы. Едут за черешней. А хорошо, что мы встали в 7 утра.


У нас в Рязани грибы с глазами - их едять, а они глядять...

Залив Тюленья Скала. Километров 300 от Сиднея. С одной стороны бухты в воду входить не стоит. Даже в ластах. Потому что дно устлано скатами-хвостоколами. Ступишь, а оно взрывается. И хвостоколет.
А вот если зайти с другой стороны, то потом можно подплыть и сквозь маску посмотреть вниз. И увидеть мечту майора Пронина - светло-желтое песчаное дно, усеянное внимательно следящими за тобой и твоей тенью глазами.

А клинохвостые орлы действительно взлетают медленно. Правда нам попался маленький - на два метра всего. Но зато он пустым улетать отказался наотрез и ту тушку, которой кормился, попросту уволок с собой. Начисто игнорируя, заметим, огромный знак "It's illegal to consume a roadkill".
Мы даже пытались представить себе, какая инстанция могла бы заняться этим нарушением...


Маленький сумчатый глюк

Мюнхаузен посрамлен и, горько плача, удаляется в сторону моря. Сегодня приятельнице продали билет на метро с датой "December 37, 2004". А вы говорите миллениум баг...


Продолжение "Сумчатых баллад"
Обсуждение этого текста на форуме