Форум Арды-на-Куличках : Powered by vBulletin version 2.2.9 Форум Арды-на-Куличках > Уделы > Удел Могултая > Руководство по информационной зачистке.
Страниц (4): [1] 2 3 4 »  
Автор
Обсуждение
Mogultaj
Постоянный посетитель

Moscow

Руководство по информационной зачистке.

ОГЛАВЛЕНИЕ.

ПРЕДУВЕДОМЛЕНИЕ

I. ЛИБЕРАЛЬНАЯ ИНФОРМХИМЕРА КАК АБСОЛЮТНОЕ ОРУЖИЕ СОВРЕМЕННОСТИ
II. ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ ОПИСАНИЕ СОВРЕМЕННОГО СОЦИУМА
III. РАЗБОР ПОЛЕТОВ (или почему либеральная «частнокапиталистическая» экономика может только способствовать нашей гибели)
IV. НЕОГРАНИЧЕННАЯ НАСИЛЬСТВЕННАЯ ОПТИМИЗАЦИЯ КАК ЭЛЕМЕНТАРНОЕ КУЛЬТУРНОЕ НАЧАЛО
V. РУССКАЯ ИМПЕРИЯ: JEDEM DAS SEIN
VI. ТИПОЛОГИЯ «СВЕРХЦЕННЫХ МИРОВОЗЗРЕНИЙ» И РЕЛИГИЯ ТРЕТЬЕГО РЕЙХА.

Old Post 26.04.2003 13:13
Mogultaj на форуме отсутствует СведенияПриватное послание СайтНайти все
Mogultaj
Постоянный посетитель

Moscow

ПРЕДУВЕДОМЛЕНИЕ.
1. Тестинг. Ниже читателю предлагаются шестнадцать вопросов, отвечать на которые он может только «да» и «нет» (ответы, близкие к «не знаю», приравниваются к «да»).
1) Может ли служить базой для оценки некоего явления суждение типа «все цивилизованные страны от этого давно ушли» или «это противоречит принципам демократии»?
2) Следует ли считать негативной стороной «эпохи застоя» опережающий уровень жизни правящей верхушки сравнительно с народной массой («привилегии» на языке 80-х гг.)?
3) Отрицаете ли вы, что либеральная экономическая реформа носила для России заведомо катастрофический характер? Отрицаете ли вы, что заранее известные социальные последствия либеральных реформ в наших условиях автоматически делали и делают их проведение тягчайшим государственным преступлением?
4) Допустимо ли сегодня при рассмотрении вопросов о налоговой и приватизационной амнистии принимать к рассмотрению соображения типа «первоначальное накопление всегда сопровождается нарушением законов»?
5) Одобряете ли вы военную акцию в Чечне? Станете ли вы отрицать, что обе военные акции в Чечне уже по своему формату являлись государственными преступлениями?
6) Станете ли вы отрицать, что характер репрессивной и податной (включая сельскохозяйственную) политики товарища Сталина требует категорического и принципиального осуждения его как правителя (что, конечно, не подразумевало бы отрицательной оценки всех его деяний)?
7) Являются ли «заполнение прилавков товарами» и «исчезновение очередей» сами по себе положительными явлениями?
8-9) Полагаете ли вы, что нынешнее время может быть оценено как более благополучное и/или справедливое, чем 60-е - 80-е годы? Полагаете ли вы, с другой стороны, что правление ранних большевиков (1917 - середина 50-х) может быть оценено как более благополучное и/или справедливое, чем нынешнее время?
10) Считаете ли вы в принципе допустимой принудительную высылку этнических чеченцев с основной территории России в Чечню (или на любую другую территорию)?
11) Считаете ли вы, что принудительный вывоз из Чечни всех ее жителей с размещением в эвакуационных лагерях (при нормальном питании и медобслуживании) или расселением на иных территориях под специальным контролем (впредь до полного подавления отрядов боевиков) явился бы недопустимым нарушением их гражданских прав и заключал в себе социальную несправедливость?
12) Допустимо ли было награждать генерала Шаманова званием Героя России вместо предания его суду как военного преступника, бесчестящего эту самую Россию [отвечать только тем, кто имеет представление о военной и административной деятельности названного генерала]?
13) Допустимо ли признавать Г.К.Жукова национальным героем России [отвечать только лицам, осведомленным об истории с Тоцким полигоном]?
14) Станете ли вы отрицать, что патерналистская социально-политическая и экономическая модель является единственной, способной не допустить катастрофического понижения качества и уровня жизни в России, в том числе реальной свободы и безопасности ее граждан?
15) Может ли служить базой для оценки некоего явления суждение типа «это противоречит нашим национальным традициям»?
16) Согласны ли вы с тем, что у России есть некая уникальная и приоритетная для ее жизни миссия мирового масштаба?
2. РЕЗУЛЬТАТЫ. При ответе «да» хотя бы на один вопрос Вы как гражданин/соподданный окажетесь умеренно опасным для соотечественников (и, тем самым, опосредованно - для себя самого). При ответе «да» более, чем на три вопроса, Вы будете в этом смысле повышенно опасны и в Ваших собственных интересах было бы отказаться от использования своих гражданских прав - точно так же, как лицу с пониженным зрением было бы неразумно садиться за руль.
3. ОБОСНОВАНИЕ. Доказать все перечисленное очень нетрудно. Взять хотя бы вопрос о войне в Чечне. Всякого Х, который будет ее одобрять, необходимо спросить, какие у него есть достойные основания вообще интересоваться тем, что происходит на Северном Кавказе. Какая ему разница, кто там кого убивает и берет в рабы? Какая ему разница, что в интересах России, а что нет? Если он ответит, скажем, что это укрепит его собственную безопасность или соответствует его чувству мести в адрес злых бандитов, следует заметить, что Икс, готовый ради своей мести Игреку или безопасности от Игрека санкционировать убийство множества третьих лиц, как-то: невинных детей, стариков и баб - смотрится крайне неприглядно. После этого не оставлять Икса в покое, пока он не даст единственно возможный достойный ответ: «Я - член стаи под названием «Российская федерация», в которой люди договорились о взаимопомощи и ненападении. Эта клятва и договор - великая ценность для каждого из нас, потому что именно они дают каждому возможность выжить вообще и пользоваться миром и сотрудничеством с окружающими в частности. Чеченские мятежники нарушили этот договор и подрывают его. Оставить их непокаранными означает пособничать им в его разрушении и предать пострадавших от них и попавших под их власть соотечественников, то есть еще больше изменить своему долгу». Это совершенно справедливо, но дело в том, что в точности та же самая клятва, которая обязывает нас карать мятежников, запрещает нам трогать невинных. Второе требование даже приоритетно, поскольку все наказания и кары преступников придуманы именно для защиты невинных, а не наоборот. Между тем война против мятежников неизбежно отправит множество этих невинных на тот свет, потому что они территориально не разделены. Как же примирить противоположные требования клятвы (вне которой, повторим, у нас вовсе нет оснований одобрять или не одобрять что бы то ни было, кроме собственной миски со жратвой)? И это давным-давно известно. Чеченская ситуация - частный случай стандартной ситуации: «преступники/враги так смешались со «своими», что одних не достанешь без других». Легко заметить, что если враг - это немецкая армия, а «свои» - жители оккупированного ей Харькова, то все считают вполне правым делом долбить Харьков до изгнания немцев, сколько бы при этом ни погибло «своих» (хотя, конечно, при прочих равных надо стараться, чтобы их погибло поменьше). Надеюсь, всем понятно, сколько народа погибло при освобождении России от оружия собственной армии - однако никому, включая самих оккупированных и посторонних наблюдателей, и в голову не пришло бы сказать: «Ну что ж вы, ребята! Прогадили Харьков, так уж сидите и не дергайтесь, а то харьковцы еще и новые потери понесут».
С другой стороны, если маньяк-убийца захватит квартиру в доме и откроет оттуда огонь из винтовочки, а силы правопорядка без дальних слов раздолбают этот дом из тяжелой артиллерии, всякий скажет, что они еще куда худшая сволочь, чем этот маньяк.
В чем же разница? Почему в однотипных ситуациях в Харькове приоритетным становилось одно требование клятвы, а в случае с маньяком - другое? Ответ очевиден: если враг, смешанный со «своими», представляет собой величайшую опасность, а разделить их невозможно - будь готов уничтожить врага, идя на жертвы среди «своих»; если же опасность от врага не так велика и/или «своих» физически возможно предварительно вытащить с грядущего поля боя, то приоритетно именно спасение «своих», а не уничтожение врага. Иными словами, в этом случае ты либо вытаскиваешь своих и после этого разделываешься с врагом, либо просто сидишь тихо, но вместе с врагом «своих» не уничтожаешь - не то окажешься еще худшим бандитом сам.
Ясно, что по опасности, исходящей от Басаева и компании, эта компания гораздо ближе к маньяку-убийце, чем к вермахту. Ясно, что из-под немцев «своих» не вытащишь, а вот из Чечни население (желающее, конечно, - остальные сами определят себя как «не своих» и сами продемонстрируют свой выбор в пользу мятежников, после чего из «своих» превратятся в заведомых врагов) эвакуировать и вывезти можно (ну например, можно было выторговать у Масхадова отпущение всех людей, считающих себя гражданами России, в обмен на признание независимости. С бандитами, берущими заложников, торгуются именно так, и торгуются до посинения - именно ради освобождения заложников - а не накрывают их всех вместе автоматным огнем. Вот после выполнения этого условия всякие признания и сделки аннулируются, и бандитов кончают). Поскольку даже и попытки такой никто не сделал, обе войны в Чечне с самого начала являлись чудовищными клятво- и государственными преступлениями: мы заранее пошли на уничтожение «своих» ради подавления врагов, хотя в данной ситуации это не было необходимостью (как нет такой необходимости в случае с маньяком, в отличие от Харькова).
Что касается вопросов, связанных с ценой реформ, то с ними все еще проще. Не требует особых доказательств тот постулат, что в команде/стае можно обездоливать ее членов либо для того, чтобы предотвратить сегодняшний или завтрашний сопоставимый ущерб сопоставимому количеству людей (например, с людей могут брать тяжелую подать на военное строительство, если это действительно необходимо - как при Алексеее Михайловиче), либо по принципу «с миру по нитке - царю кафтан» (когда само обездоливание невелико). Но обрекать огромную часть членов стаи на тяжкие лишения, в том числе на утрату жизненно важных средств к существованию, ради того, чтобы небольшая кучка прибавила к своему и без того неслабому достатку совсем уж невообразимые богатства - это дело вопиюще мерзкое, лично- и государственно-преступное, какими бы перспективами грядущего экономического роста и историческими неизбежностями его не оправдывала либерально-интеллигентская мразь. Истинность этого положения ясна всякому, кто вообще когда бы то ни было задумывался о правилах распределения в любых человеческих сообществах.
Точно такие же доказательства можно привести по каждому из предложенных выше вопросов. Только зачем это делать? Возьмем, например, три факта:
Г.К.Жуков подверг собственных солдат массовому действию радиации, чтобы посмотреть, как именно они после этого будут доходить;
по словам газеты «Завтра», начальник полковника Буданова (каковым, по словам той же газеты, являлся генерал Шаманов) как-то приказал не выпускать ни единой живой души из подвергающегося обстрелу чеченского села, пока засевшие в селе боевики не выдадут тела солдат, оставшиеся там при первой попытке войти в оное;
по словам той же газеты «Завтра» (вполне одобрительным) некий наш офицер в Чечне, стоявший в селе Х, потеряв двоих солдат своего отряда, согнал население Х на площади, на глазах населения запытал до смерти, заживо вырезав печень, какого-то пленного боевика, и предупредил, что при продолжении убийств его солдат ту же акцию он проведет со всеми мужчинами села; убийства прекратились.
Не составит труда доказать, что все три героя этих историй - нелюди, клятвопреступники и государственные изменники, стоящие по ту сторону всякого приятия и оправдания, а община, способная этого не замечать, очень недалеко от них ушла и является растленным и клятвопреступным сбродом, рожденным себе же на горе, страдания и погибель. Точнее, можно доказать, что если слова «нелюди», «преступники», «оправдание», «измена», «справедливость» и т.д. вообще имеют какой-то смысл, то употреблять их в данном случае придется именно и только так, как это делаем мы, а не так, как это сделали сограждане, поставившие Жукову конный истукан в собственной столице, Шаманову давшие Героя России и, наконец, не предавшие беспощадному военному суду и заслуженной казни коменданта села Х. (То, что упомянутые сограждане и в самом деле родились себе на горе, страдания и погибель, и доказывать не надо - положение России всем видно и так).
Иными словами, доказать, по сути, можно лишь правила корректного употребления терминов. Можно доказать, что если человек вообще желает оценивать, уважать и не уважать что бы то ни было в себе и других, пользоваться такими оценками, как «правое» и «неправое», то есть попросту говорить на межчеловеческом языке (а подавляющее большинство людей без всего этого не живет и дня), то при соблюдении элементарной логики и последовательности ему придется принять наши оценки. Тем же, у кого душа лежит к оценкам противоположным, следовало бы отказаться от употребления языка, для передачи их душевного состояния не приспособленного.
К сожалению, чего доказать нельзя - это необходимости соблюдать ту самую элементарную последовательность. Логически можно, как известно, доказать что угодно, кроме обязательности логики. Этой лазейкой разнообразные граждане Российской федерации пользуются с куда большей интенсивностью, чем позволяют граничные условия их выживания - и с соответствующим результатом. Поэтому мы не будем доказывать, что положительный ответ на каждый вопрос нашей анкеты - отвратительно неправильный ответ. Мы лучше это покажем.
Ответьте на вопросы нашей анкеты за различных правителей и разные государства, которые вы достаточно хорошо себе представляете (с заменой, естественно, российских реалий на аналогичные реалии страны Х). Обнаружится, что процветание страны, благосостояние и безопасность ее населения прямо пропорциональны количеству отрицательных ответов. Например, из российских правителей наибольшее количество отрицательных ответов, по крайней мере в душе, дала бы администрация Брежнева - и его время (понимая под ним период 1964/1965-1987/1988, когда действовала фактически одна и та же «брежневская» система) было временем наиболее высоких показателей уровня жизни и безопасности (а, кстати, заодно и военной мощи, о чем мало кто помнит) и наиболее низкого уровня социально-политических несправедливостей и беззаконных казней за всю историю России. С 1991 нами правит элита, часть которой дает положительные ответы на «либеральную» половину наших вопросов, а часть - на «патриотическую»; Россия не выходит из состояния непрерывно углубляющейся катастрофы независимо от соотношения этих частей.
2. Положение дел и прогноз.
Осенью 1999 г. после «загадочных» взрывов в Москве и Волгодонске какие-то ушлые социологи провели замечательный опрос. Они спрашивали: «Считаете ли вы допустимым и адекватным ответом депортацию всех этнических чеченцев на территорию Чечни (вариант: с ее последующей изоляцией)»? [* Этот вопрос включен в нашу анкету под номером 10]. Вопрос сформулирован блестяще, поскольку, чтобы дать на него положительный ответ, надо быть химически чистым предателем*, идиотом** и трусом*** одновременно.
[*Насильно бросать невиновного (а, кстати, и виновного - за вину карают смертью и тюрьмой, а не высылкой к другим бандитам) соотечественника под власть бандитов есть акция, с честью, социальным порядком и справедливостью (как личной, так и общей) несовместимая настолько, насколько это вообще возможно;
**Обсуждаемой мерой анкетируемые собирались обеспечить свою безопасность от террористов. Но ежу понятно, что такая акция - без дальнейшего уничтожения образующегося с ней чеченского «отстойника» (а его-то никто не обсуждал и не предлагал) - лишь многократно увеличит потенциал терроризма, создав множество смертельно озлобленных людей, и передав их точнехонько в распоряжение террористических предводителей;
***Что же еще, кроме панического страха перед террористами, может побудить человека дать согласие на бесчестную и идиотскую акцию?].
Чтобы ответить «не знаю», надо быть носителем хотя бы одного из этих качеств, либо тихим аутистом, совершенно отъединенным от человеческих понятий и проблем вообще. 64 % от числа опрошенных ответило «да», 12 % - «не знаю», 24 % - «нет». От числа последних надо отнять принципиальных пацифистов, а также граждан, которые считают действия Басаева со товарищи исторически оправданной национально-освободительной борьбой против отживших свое время «империй», а также граждан, которые а-ля Кагарлицкий призывают к долгосрочным политическим соглашениям и партнерству с деятелями, бравшими в заложники беременных баб, и к принятию оных деятелей на госслужбу (как будто там своей нелюди не хватает). Всего этого добра тоже не надо. Оставшаяся доля - по моим понятиям, процентов 8-10 - это и есть часть населения*, способная к социальному выживанию. Все остальное - асоциальное быдло, способное по инерции существовать в уже созданной кем-то социальной структуре (расшатывая и разлагая ее на ходу), но неспособное ее ни нормально воспроизводить, ни уж тем более очищать, улучшать и восстанавливать. Именно эту картину - все ухудшающееся существование за счет «прожирания» остатков долиберального потенциала России - мы и наблюдаем последние десять лет.
[*Для ясности хочу подчеркнуть, что «населением» здесь и ниже именуется, как и следует, все население, а не народные массы без интеллигенции и элиты. Последние в среднем еще гаже народных масс; тот, кто решит меня упрекнуть в презрении к «варварскому народу» с высоты цивилизованного интеллигентного меньшинства (так сказать, презрении а-ля Шендерович), сильно ошибется].
Разумеется, данные комментируемого опроса - не более, чем иллюстрация, подтверждаемая всем, что мы видим вокруг. Прогноз, разумеется, тяжелый. Никакое чудо не спасет население, асоциальное на 80-90 %, если такова же элита - реальная или потенциальная (а в нашем случае она именно такова). Интересно, что неким краем (под)сознания в этом отдают себе отчет и власть, и т.н. оппозиция. Передовая часть элиты точно рассматривает Россию как поле охоты по «вахтовому методу»: дети на Западе, капиталы на Западе, глава семьи - добытчик-охотник, сидит в России и выкачивает из нее все, что может выкачать. В оппозиции С. Кара-Мурза буквально сбился с ног, пишучи громадные сочинения, иллюстрирующие полную потерю населением способности элементарно соображать в политических делах и его непобедимую склонность к самоубийственному выбору в указанной области.
Сейчас, после выборов 1999/2000 года, следует отдать себе совершенно ясный отчет: Россия образца 1400-1990 умерла в точном смысле этого слова. То, что делает социум социумом - тот самый справедливый договор о взаимопомощи и ненападении и понимание его как личной ценности - абсолютно мертво (или искажено до нефункционабельности) для подавляющего числа жителей России. Сами они, конечно, живы, и даже рождают детей, но это жизнь клеток в уже мертвом организме - ибо то, что делало его единым организмом, либо вообще не существует, либо существует только по инерции. Такая жизнь неспособна себя воспроизводить - и действительно, население России вымирает со скоростью примерно 0,7 % в год [800-1000 тыс. чел. в год, причем это пока - с такой скоростью, дальше будет временами больше. До 1997-1998 эта убыль частично компенсировалась миграцией, теперь этот резервуар иссяк. Если говорить не о России в целом, а о государствообразующем этносе - русских - то результаты окажутся еще страшнее и безнадежнее]. Предыдущий крах такого масштаба в русской истории связан только с нашествием и господством монголов - от которого Россия оправлялась лет 250, и оправилась не без весьма значительных и неустранимых потерь. Те граждане, которые сейчас надеются на «Путинское возрождение», обречены на столь же мучительное разочарование, которое испытало командование газеты «Завтра» (впрочем, сострадать этим мученикам не стоит: новый старый курс с самого начала был связан с двумя тягчайшими общенациональными преступлениями нынешней эпохи - либеральной экономической реформой и войной в Чечне в том формате, который она имела. Кто, видя это, надеялся на него и одобрял его, особенного сострадания не заслуживает).
3. So what?
Страна отличается от человека не тем, что она не может умереть - она как раз может, - а тем, что через какое-то время она способна воскреснуть. Мне лично кажется, что на это шансов у России тоже ничтожно мало, но здесь они хотя бы вообще есть в наличии. Из сказанного выше уже должно быть ясно, что может способствовать реализации этого шанса. Это, во-первых, сохранение и воспроизводство, насколько это возможно, того материального и технического наследия, которое будущей России пригодится; во-вторых, формирование в себе и других нормального социального сознания, без которого жить России все равно не дадут ни другие, ни она сама. Вторая задача, ясное дело, несовместима с поддержкой тех акций власти, которые сами несовместимы с принципами этого сознания - то есть, в частности, с поддержкой все тех же либеральных экономических реформ и все той же чеченской войны [Впрочем, второй вопрос устарел. Чеченская война кончилась, и поддерживать ее или не поддерживать уже невозможно. Поддерживать или не поддерживать можно теперь только оккупацию Чечни - а она, конечно, должна продолжаться по любой справедливости, клятве и договору (говорю не о методах действий и облике оккупационных сил, а о самом факте оккупации). Начинать войну, идя на неизбежные потери «своих», было преступно, но снова делить сейчас Чечню с Басаевым было бы (с учетом, в частности, тех же соображений) преступно вдвойне].

4. Содержание настоящей работы.
Легко понять, что автор ставит перед собой честолюбивую задачу посильно послужить второй из приведенных выше целей. Хотелось бы подчеркнуть, что в мои намерения не входит переубеждение граждан, отвечающих на вопросы нашего тестинга осознанно-положительно. Дело даже не в том, что это переубеждение - дело довольно трудоемкое, а в том, что такие граждане сами по себе - приобретение сомнительное, если не отрицательное. Цель у меня проще. В стране существует некоторое количество граждан, которые, условно говоря, ответили бы на все эти вопросы отрицательно, но не столько по зрелом размышлении, сколько в силу здравых социально-этических инстинктов. Еще большее количество граждан подсознательно хотели бы ответить на эти вопросы отрицательно, но по невежеству полагают, что суровая правда жизни этого не позволяет (на деле суровая правда жизни именно этого и требует). Представляется, что только из этих контингентов могут выйти люди, способные восстановить Россию в будущем и увеличивать шансы на это восстановление в настоящем. Моя цель - снабдить их материалом для размышлений и способствовать оформлению их инстинктивных здоровых предпочтений в четкую систему обоснованных рационально-релятивистских теорем. Без такого оформления эти люди всегда останутся потенциальной «солью земли», но никогда не станут реальной.
Разумеется, в стране есть люди, у которых такая система уже выработана (по моим оценкам, до 3-4 % - причем очень сильно «до»). Они и так знают все, что следует ниже. Однако формулировки и частные интерпретации основных принципов этой системы у каждого из нас свои, и в каких-то случаях различие в этих формулировках может оказаться интересным. Так что этой категории сограждан в приведенных ниже материалах тоже может что-то пригодиться (на что и надеюсь).

Old Post 26.04.2003 13:14
Mogultaj на форуме отсутствует СведенияПриватное послание СайтНайти все
Mogultaj
Постоянный посетитель

Moscow

ЛИБЕРАЛЬНАЯ ИНФОРМХИМЕРА
КАК АБСОЛЮТНОЕ ОРУЖИЕ СОВРЕМЕННОСТИ

После того, как 140-миллионное население нашей страны в течение десятка лет в четвертый раз по доброй воле голосует за режим, бесконечно разоряющий 75 % этого самого населения, - совершенно ясно, по крайней мере, одно: классические марксисты с их схемами «социальных групп, борющихся за свои объективные социальные интересы» были неподдельными идиотами. Зато простые просветители XVIII в. с их лозунгом «мнения правят миром» были людьми достаточно разумными. Да, человек значительную часть своего времени и сил отдает борьбе за свои интересы - так, как он их понимает. И вот в этой последней области в последнее время наблюдаются такие навороты, что первоначальные «объективные интересы» как-то даже неинтересно и вспоминать. Что осталось от «объективных интересов» у психа, увлеченно сокребающего с себя лезвием всамделишную кожу вместе с примерещившимися вшами?
Поскольку наше отечество уподобилось именно такому психу, ключевым звеном вытаскивания воза из пропасти являются не столько те или иные экономические судороги, сколько предварительная нормализация информационного поля страны. А для этого надо понять, что его в первую очередь денормализует.

1. КАК ЭТО ДЕЛАЕТСЯ. Открываем «Новую газету», читаем очередной репортаж о бедствиях наших сограждан - невиновных жителей Чечни - которых армия и власть с исключительной лихостью гробят, чтобы дорваться до виновных. Нормальный читатель (иное дело, что нормальных здесь процентов 15 - так ведь и результат налицо) к середине всякого такого репортажа должен испытать всепоглощающее чувство глубокой и сознательной ненависти к верховной власти, политтусовке, информверхам, чеченским ворлордам и высшим российским военачальникам - т.е. (в порядке убывания ответственности) силам, виновным в том, что с сентября 1999 г. по весну 2000 г. государственная измена и клятвопреступления, творившиеся в Чечне, многократно возросли в количестве и качестве. Я, смею надеяться, как раз такой нормальный. И вот, дочитав один из таких репортажей до середины, я натыкаюсь в нем на пассаж следующего содержания: «Господи, да когда же Россия отстанет от этого несчастного народа, который она утюжит вот уже четыреста лет!»
Стоп машина. Это - кадр из совершенно другого фильма - из того фильма. где чеченцы - не «свои», не граждане России, а какой-то отдельный народ, веками отстаивающий от нее свою национальную независимость. Но ведь весь пафос негодования, на котором меня подкатили к этому месту, держался в точности - и только - на том, что в Чечне - «свои», а не «отдельные». А если все-таки отдельные, то речь у нас пойдет совершенно другая. Тогда, значит, это мы имеем дело с таким отдельным народом, что на его землю из нашей страны угоняют рабов и заложников, а оттуда боевые отряды вторгаются на нашу территорию (Дагестан), в то время как правительство этого отдельного народа пресекать зло не хочет и не может. Все знают, что положено делать с такими отдельными народами. С ними положено воевать. Их положено долбить до тех пор, пока уцелевшие и инвалиды не закаются близко подходить к нашим границам. Об их женщинах и детях оккупационные войска будут заботиться исключительно в меру своего вкуса, никакого долга на этот счет нет. Никаких беженцев на нашу территорию не пустим - с ума сошли, что ли? Может, и американцам надо было у себя размещать немцев, пострадавших от союзных бомбардировок? Если из города стреляют, его долбят (а если не стреляют, долбят на всякий случай); все детские сады, отправившиеся при этом в полном составе на тот свет, рассматриваются как неприятные, но естественные издержки войны и целиком падают на головы тех, кто эту войну сделал необходимой своими действиями - т.е., в данном гипотетическом случае, на головы чеченских клановых вождей и их дружинников.
Короче, если я от большого сочувствия бедам чеченцев, разогнавшись, перемахну на ту площадку, куда меня на топливе этого самого сочувствия так услужливо разогнали ребята из газеты, так это сочувствие сразу утратит для меня всякий смысл, а я утрачу всякое на него право. И пойду я с той площадки с высоко поднятой головой рассуждать о преимуществах применения ковровых бомбардировок в войне с обидчиками-чужаками.
Спрашивается, понимают ли это ребята из газеты? Разумеется, понимают. А чего ж они такое пишут? А пишут они такое, потому что знают: дай бог, чтоб один из тысячи проговорил про себя все сказанное. Подавляющее большинство на топливе ярости за безвинно гибнущих «своих» (большинство, разумеется, из тех, кто вообще испытывает такую ярость; таких, напомню, подавляющее меньшинство) преспокойненько проскочат на позицию признания их «чужими», и у них в мозгах так и осядет: «Плохо убивать своих старушек - поэтому надо дать независимость Масхадову». Именно ради последнего результата и был затеян весь репортаж (журналист-то, конечно, работает на Масхадова, а не на старушек).
Только что мы продемонстрировали классический тип «информационной химеры» (соединения несоединимого), сколоченной на коленке. Общая схема подобной химеры такова. Допустим, наша задача - впарить аудитории, что 4х4 = 29. Правильный рецепт: надрывно, с пафосом, на самых сильных примерах в течение часа орать: «1х1 = 1!» Потом еще час: «2х2=4»! Потом еще час: «3х3=9»! Потом совсем легко, коротенечко и бегло: «Кстати, а четырежды-четыре-то, аналогичным образом, двадцать девять, ежу понятно», - а потом устало добавить, как следствие, что 5х5=25, а 6х6=36. В большинстве случаев аудитория все проглотит пакетом [Это писалось в феврале 2000 г. А в марте 2000 г. пол-Москвы оклеили плакатами типа: «Вы считаете, что зарплату должны платить в срок? Да? Тогда мы с вами одного мнения. Встретимся на выборах. Путин»].
Итак, подытожим: информационная химера - это ложное представление об обязательной связи («пакетности») разных вещей, созданное специально для того, чтобы отвлечь жертву химеры от вещи полезной и/или привлечь к вредной, убедив ее в том, что полезная вещь А нерушимо связана с куда более важным по своей вредоносности явлением Х, а сама по себе вредная вещь Б нерасторжимо связана с какой-то опережающе полезной вещью Y - и что, соответственно, пользой А в первом случае и вредом Б во втором можно и должно пренебречь ради Х и Y. Информхимера, как правило, создается простым соположением А с Х, а Б с Y, т.е. приведением (или придумыванием) таких примеров, где Х по какой бы то ни было причине оказалось в паре с А, а Y - с Б. Отличную игрушечную модель подобной информхимеры дал в прошлом веке А.К.Толстой:
Как-то Карп Семенович
сорвался с балкона,
а на нем суконные
были панталоны.
Ах! В остережение
дан совет нам оный:
Братья! Без стеснения
скинем панталоны!
2. ЛИБЕРАЛИЗМ КАК ХИМЕРА.
Одной из самых губительных (если не самой губительной) для нас химер является так называемый либерализм. Под «либерализмом» всеми у нас одинаково понимается (даже не столько понимается, сколько ощущается) некое кажущееся единство, сложная совокупность, на деле состоящая из нескольких достаточно разнородных и связанных чисто механически постулатов. Определим и перечислим их, а потом откомментируем.

Постулат 1, или Принцип Вавилонской Блудницы (ПВБ) гласит, что общество существует для обеспечения максимального комфорта, безопасности, свободы и удовольствий своих членов (т.е., говоря в целом, возможностей их наиболее надежного и приятного выживания и наиболее полного удовлетворения их совместимых коренных желаний). «Что угодно сверх этого, ничего против этого». Именно ради этого даются и выполняются взаимные социообразующие клятвы (и если уж такие, определенные такими ценностями клятвы потребовали от тебя личной жертвы - вот тогда вперед на всю катушку). Патриарх Алексий именует этот принцип «крайним персонализмом» и формулирует совершенно точно: «Идеальное общество, согласно данным представлениям, призвано прежде всего обеспечивать всем своим членам максимально комфортную в материальном смысле жизнь, а также образование, доступ к интеллектуальным ресурсам; при этом личность не должна ни в чем самоограничиваться, за исключением посягательств на другую личность, выраженных в достаточно явных формах и уголовно наказуемых» (от себя добавим, что эта личность должна самоограничиваться еще и тогда, когда это будет действительно необходимо для функционирования самой системы, обеспечивающей все вышеприведенные цели - а нужды у такой системы в каждых условиях свои). Поскольку именно так жил древний Восток, в частности, Вавилон (и именно за это иудео-христианская традиция так его ненавидит - впрочем, с полной и заслуженной взаимностью), мы для красоты назовем описанный принцип принципом Вавилонской Блудницы (далее ПВБ).
Поскольку автор - вполне фанатичный адепт ПВБ, комментировать этот постулат, а уж тем более наводить на него критику он не будет. Замечу только, что в промышленном обществе независимо от желаний и воли граждан единственными реальными альтернативами ПВБ являются: либо (а) вялотекущая уголовно-ницшеанская грызня всех со всеми колумбийско-ельцинского образца, либо (б) принцип ННО, о коем см. гл.IV, или, говоря проще, нечто вроде раннего большевизма или нацизма, либо, наконец, (в) смесь того и другого в разных дозах. Sapienti sat.

Постулат 2, или Гайдаризм. Сводится к тому, что постулат 1 якобы в обязательном порядке требует от общества либеральной (т.е. частнокапиталистической) экономики, парламентской демократии при гражданском равенстве, свободы партий и масс-медиа и, наконец, правового государства. Для начала - шо цэ такэ.
О частнокапиталистической экономике смотри раздел II.1 настоящего полезного руководства. Там объясняется, при каких обстоятельствах она работает на благополучие и комфорт элиты и нации, а при каких - на комфорт элиты за счет закабаления, разорения и вымирания нации.
Парламентская демократия и политические свободы сами по себе никакого сколько-нибудь существенного комфорта, как совершенно очевидно, не несут. Есть такая фундаментальная человеческая потребность, сформулированная римлянами - «думать, что хочешь, и говорить, что думаешь». Всякий поймет, что человеку нескурвившемуся очень тошно жить в мире, где за анекдот про генсека или рассуждение о лживости марксистской прессы можно угодить в концлагерь. Однако речь здесь всюду идет именно о частной свободе. Тиражировать свои анекдоты и рассуждения на двухсотмиллионную страну через масс-медиа, выходить с ними в виде лозунгов на демонстрации, выбирать своих начальников, а не подчиняться наследственным - такой фундаментальной природной потребности у человека нет.
Таким образом, все перечисленные права ценны вовсе не сами по себе, а тем, что они могут существенно повышать комфорт и безопасность членов общества (например, ограждать их от произвола и паразитизма властей). Но дело в том, что при определенных обстоятельствах эти же самые права понижают комфорт и безопасность. Например, если в обществе велик разлет между верхом и низом, а внизу нет привычки к поддержанию прочных и широких корпоративных связей «по горизонтали», - то политическая демократия и весь прочий антураж на деле гарантированно становятся всего лишь обеспечением безграничной власти «сильных домов» (говоря по-китайски), или «жирных котов» (говоря по-испански), т.е. частных магнатов. А власть сотни частных магнатов неизмеримо хуже власти одного диктатора - если этот диктатор нормальный (сравнительную оценку всевластия частных магнатов и государства смотри, опять же, в разделе II.1).
Правовое государство. На сотню человек, употребляющих этот термин, едва ли один понимает, что он значит на самом деле. А значит он следующее: правовое государство - это государство, где (1) практически любое недовольство одного гражданина другим может быть вынесено на состязательное гласное рассмотрение особой власти, отдельной и независимой от государственной (т.е. третьей, судебной власти). Та справится в своем гроссбухе, как быть, и вынесет решение; (2) почти любое давление одного гражданина на другого должно осуществляться по такому независимому суду, независимо от властных полномочий. А если оно осуществляется без таких экивоков - сам подавай на «давителя» в суд. Если губернатор по своей законной компетенции имеет право своим личным произвольным решением административно выслать тебя из губернии (как было в Российской Империи) - то государство «слабоправовое». А если губернатор, чтобы удовлетворить такое свое невинное желание, должен подавать на тебя в суд (как всякий рядовой человек), а уж там как получится - то государство «сильноправовое».
В общем, государство тем правовее, чем меньше в нем оставлено законного места для административного, полицейского и вообще любого произвола, т.е. действий, не подлежащих оспариванию и обжалованию в независимом суде.
Соль здесь в том, что правовое государство (а) очень дорого - гораздо дороже неправового (надо содержать неимоверно большую и дорогую полицию, юриспруденцию, прокуратуру и адвокатуру); (б) правовое государство одновременно увеличивает безопасность в одних отношениях и уменьшает в других. Приятно знать, что губернатор штата тебя никуда не вышлет, даже если захочет. Неприятно знать, что заведомого босса наркоторговли, ежегодно губящего сотни людей, невозможно посадить, потому что по правилам «правового государства» на него нельзя даже толком собрать улик. А при неправовом государстве приятно знать, что на такого босса можно настучать Аксакалу (воеводе, секретарю обкома, областеначальнику), и если тот - приличный человек, то, глядишь, этот босс будет у него петь Лазарем под обычным административным (внесудебным) нажимом. Зато неприятно знать, что если Аксакал захочет сжить со свету тебя - сживет несколько легче, чем тот губернатор. Наконец, при сильном разгуле преступности просто нет никакой здравой возможности соблюдать все паньски вытребеньки «правового государства». В общем, правило такое: бедному и разгульному обществу правовое государство не по карману и не по возможностям, а в обществах с мощными магнатами и слабыми корпоративными связями внизу правовое государство становится наилучшей формой обеспечения полной беззащитности слабых перед сильными, а равно и полной безнаказанности сильных (при этом при малейшей необходимости сильные разбираются со слабыми, уж конечно, не через суд). Произвола при этом население терпит гораздо больше, чем при Великих Начальниках имперской иерархии (реально подотчетных лишь собственным начальникам по нескольким линиям, а никакому не суду) - при том, однако, условии, что те не одержимы сверхценной идеей. Когда в России было безопаснее жить и слабый был менее подвержен произволу и насилию сильных? От Хрущева/Брежнева до Горбачева (включительно). Гораздо хуже стало в последние десять лет. А еще хуже по этой части было при Сталине.
Подытожим: постулат 2 ложен сам по себе и не вытекает, вопреки своей формулировке, из постулата 1. В богатой стране с сильными низовыми коммунальными структурами «по горизонтали» ПВБ потребует политических свобод, а в бедной стране с неразвитыми гражданскими структурами - их авторитарного «цезаристского» подавления. В стране с лидирующей экономикой ПВБ требует либеральной экономической политики, в отстающей - государственно-корпоративной (см. раздел II.1 [Именно по этому вопросу либеральная пропаганда отличается наибольшим, причем, по-видимому, искренним (судя по абсурдности своей) враньем. Достаточно сказать, что какие-нибудь «Аргументы и факты», считая заслуги и злодеяния ЕБН, в заслуги вписывают создание «рыночной экономики», а в разрушительные деяния - массовое обнищание населения. Но, пардон, рыночная (да и любая другая) экономика - это всего-навсего техническое средство защиты от такого обнищания! Сама по себе она ни заслугой, ни преступлением не является и оценивается исключительно по последствиям - каковые признаны самими же «АиФ» за катастрофические]).

Истинный смысл постулата 2 очевиден. Частный капиталист, которому еще и предоставлена социально-политическая свобода, будет вкладывать добытые им средства в самую развитую из мировых экономик - т.е. в западную экономику. Таким образом, постулат 2, сам по себе будучи вполне абсурден, как пропагандистский вымысел оказывается чрезвычайно выгоден для стран Запада (которые его и распространяют). Если бы люди Запада были почестнее, они завершали бы постулат 2 так: «Граждане! Все перечисленное в формулировке постулата нужно вам исключительно для того, чтобы ваши богатства были как можно полнее и легче перекачаны к нам». Сознают ли на Западе этот истинный смысл постулата 2, или там давно и искренне поверили в собственное вранье, доселе неизвестно.

Постулат 3, или Мондиализм. В общем виде формулируется так: «Поскольку все люди в основном похожи друг на друга, и разных эзотерических/провиденциальных путей и миссий у них нет, то, значит, для всех людей существует некая общая, единая правота, т.е. единая система отсчета правого и неправого». Частное следствие постулата 3: «Международное право (выражающее эту самую единую правоту) должно быть выше национального для каждого гражданина любого национального коллектива».
Весь этот постулат - вообще вранье, причем выстроенное именно как информхимера. Люди действительно похожи друг на друга, являются обычными приматами и не имеют никаких миссий, ни различных, ни одинаковых, - что создает для них потенциальную возможность построения поля общей правоты (да и то не всегда), но никак не требует и не подразумевает автоматически такого построения. Одинаковые (и по-человечески вполне и взаимно понятные обеим сторонам) желания Израиля и Палестины владеть Иерусалимом могут привести их исключительно к антагонизму, но никоим образом не к конструированию «общей правоты». Таким образом, в формулировке постулата 3 из бесспорной посылки совершенно произвольно выводится некое псевдоследствие.
В действительности поле «общей правоты» / «правовое поле» (т.е. этически авторитетная единая система перерасчетов и взаимозачетов разными субъектами разного добра и зла как своего/«общего») может быть конституировано только по доброй воле разными чувствующими субъектами и неотделимо от их обязательств взаимно помогать и не вредить друг другу. Я тогда буду считаться добром и злом с соседом, когда мы договоримся о взаимопомощи и ненападении, осуществляемым по неким взаимополезным общим правилам, и считаться мы с ним будем как раз по этим правилам, подводя наши действия под их санкцию или запрет. Только такие правила - правила, обеспечивающие своим носителям взаимопомощь и ненападение, т.е. наиболее гармоничное и безопасное выживание - и называются «правом» [Если не считать, что право - это именно система норм, выражающая такой взаимно-благой договор о взаимопомощи и ненападении, то вообще всякое требование, навязанное кем бы то ни было кому бы то ни было силой, именовалось бы правовой нормой]. Если же данные правила не призваны меня защищать, то какой этический авторитет они могут иметь в моих глазах? Для меня и американца тогда будет существовать общая правота, когда мы с ним будем в обязательном порядке помогать и не вредить друг другу в важных делах (т.е., по сути, когда составим единую страну). Пока же выясняется, к примеру, что, оставаясь целиком в пределах международного права, американцы вполне могут чинить нам всевозможный, в том числе и совершенно погибельный вред (как в последние десять лет), то, ясное дело, международное право не может и не должно пользоваться в моих глазах никаким авторитетом, хотя бы отдаленно сопоставимым с национальным (которое такого рода действия внутри своего поля как раз исключает, т.е. защищает меня неизмеримо лучше и крепче, нежели международное). Такой же вывод следует и из самой сравнительной обязательности международных и национальных норм. Национальный суверенитет, уважаемый самим международным правом, по определению означает возможность для каждого государства свободно выйти из любых международных сделок и организаций. Взаимные же обязательства членов одной стаи/социума наследственны и нерасторжимы (в самом либеральном случае - не расторжимы иначе, как с разрешения и по распорядку, установленному стаей). Неужели я стану отдавать приоритет почти безразличным ко мне и непрочным нормам перед постоянными и фундаментально благорасположенными?

Далее, понятие «права» неотделимо от власти, принудительно гарантирующей его исполнение. Учитывая это, кликушество о международном праве, стоящем выше национального, на русский язык переводится однозначно: «существует некая надгосударственная международная власть, более авторитетная для гражданина любой страны, чем власть его собственного государства». Иными словами, уважать волю каких-то неизвестных мне, ничем со мной не связанных и ничем мне не обязанных международных чиновников-иностранцев я, оказывается, должен больше, чем закон собственной стаи, которая от рождения обеспечивала мне выживание и члены которой воюют и платят за меня (как и я за них). Это противоречит как справедливости, так и здравому смыслу, и ничем, кроме предательства собственного государственного суверенитета (то есть просто предательства), называться не может. Закон своей стаи, конечно, не является абсолютным авторитетом, но он уж точно вправе рассчитывать на более серьезное отношение, чем какие-то международные договоренности стай чужих, в каковые договоренности, к тому же, все поминутно «входят и выходят» [В самом деле, что это, собственно, за международные правила? Это результат договоренностей нескольких разных государств-стай. С какого же бодуна мне надлежит предпочитать волю чужой стаи (или стай) воле стаи собственной? Пусть даже политика национального эгоизма, Realpolitik - явление отрицательное (хотя никто, кроме патологических безумцев, приносящих беды своим народам, никакой иной никогда не вел); чего, однако, ради я должен уважать договоренности и требования нескольких чужих национальных эгоизмов (а международные договоры ничем иным не являются по определению) больше, чем требования своего?].
Все это совершенно очевидно. Истинный смысл постулата 3 заключается именно в последней из разобранных нами черт: коль скоро для всего мира есть некая общая правота, то у нее должны быть гаранты, толкователи и исполнители. А на эту роль естественно выдвигаются именно те, кто в мире всех сильнее - т.е. Запад. Иными словами, концепция «общей правоты» - это всего лишь удобное для Запада (как с точки зрения самолюбования, так и с точки зрения создания структур влияния в чужих странах) пропагандистское, причем чрезвычайно лживое прикрытие его политической экспансии*. Никакого отношения к постулатам 1 и 2 постулат 3 по теме и природе не имеет.
[*При помощи постулата 3 западники удивительно умеют портить даже хорошие дела. Так, Нюрнбергскую казнь 1946 года они из справедливой и обоснованной мести (внеправовой, как и всякая месть членов одной стаи членам стаи другой) ухитрились превратить в отвратительное посмешище псевдосуда, где людей «судили» по «законам», сочиненным ad hoc и получившим обратную силу].

Постулат 3а, или Прогрессорство. Сводится к тому, что «хорошее государство» может и должно вести внешнюю политику, руководствуясь не только своим, но и чужим благом, и активно лезть в чужие дела ради блага неразумных чужаков. Постулат ассоциативно связан с предыдущим («общая правота» подразумевает взаимный контроль и взаимное приведение к порядку), но реально представляет собой очевидное вранье. Так не живут даже отдельные люди (когда кто-то лезет в дела другого «исключительно ради его же собственного блага», это вранье в 99,9 в периоде случаях из 100). Так тем более не живут государства (то государство, которое поступало бы подобным образом, действовало бы предательски по отношению к собственным подданным, так как тратило бы силы и средства «своих» ради чужаков). Это обычное пропагандистское самооправдывающее вранье, причем древнее как мир и совершенно нелиберальное. Еще хеттский царь Суппилулиумас возвещал всем, что господствует над городом Кадешем исключительно на том основании, что «освободил князя Кадеша от другого господина», хотя из другого текста того же царя выясняется, что князь Кадеша до того не рад был «освобождению», что выступил против двинувшегося освобождать его хетта с войском и был разбит наголову. Надо думать, либералов среди упомянутых деятелей не значилось, что не мешает хетту использовать на всю катушку наш постулат 3а.

Постулат 4, или Интегризм. Провозглашает интеграцию (интеграцию вообще, как таковую) вещью самой по себе ценной, а разъединение, открытую вражду и силовую борьбу (за исключением случаев, предусмотренных постулатом 5, см. ниже) - как вещи недопустимые («экстремизм»). В частности, Запад с воплями крайнего ужаса шарахается от экспансионистских войн и пропагандирует «политическую корректность», по которой вообще вспоминать о том, что все мы разные (и порой антагонистически противоположные по необходимо занимаемым позициям), надо как можно реже (откуда столь удручающая своей несправедливостью, инфантильностью и идиотизмом безграничная «защита» всех и всяческих «меньшинств»). У нас же в стране либералы с пафосом хвалятся тем, что интегрировали страну в мировую экономику, как если бы это было замечательно само по себе, независимо от последствий (каковые от подобной интеграции для нас могут быть только катастрофическими, см. главу III). Постулат 4 - в основном просто отталкивающая глупость, ассоциативно (но не логически!) связанная с постулатом 3.
Кое в чем, однако, это глупость весьма последовательная и нужная Западу. Так, именно Запад заинтересован в интеграции среднеразвитых и слаборазвитых стран в мировую экономику, - поскольку самый сильный конкурент, естественно, заинтересован в том, чтобы более слабые выходили на ринг и быстро становились его добычей, а не отсиживались от него в безопасных автаркических крепостях «закрытых экономик». Точно так же Запад, как уже состоявшийся коллективный «царь горы», от любой агрессивной войны - т.е. потрясения, перекройки существующего и уже сформатированного под Запад мирового порядка, - может только потерять. Поэтому он и борется с таким пафосом со «злыми парнями» - агрессорами. Пока же такой выгодной для Запада ситуации не сложилось, западные страны сами были экспансионистами за милую душу. Иными словами, Запад желает наложить запрет на азартные игры как аморальные исключительно в тот момент, когда сам сорвал весь банк и от дальнейшей игры может только потерять.
Итак, постулат 4 является в основном пропагандистской уловкой, призванной защитить современную гегемонию Запада от любых встрясок и коррекций.

Постулат 5, или Закон Джефферсона («Право на мятеж»). Констатируется, что у формально законных властей твоей страны/стаи есть некий люфт, в котором они могут творить всякие идиотские, пакостные и преступные дела, но поднимать против них восстание при этом все равно нельзя в силу разумных и справедливых обязательств перед этой самой стаей (если отказаться от этого принципа, то каждый будет восставать ежесекундно, крича, что вот это как раз и есть те самые дела). Однако при превышении указанного люфта власть превращается в «тиранию», и у членов стаи появляется моральное право, а то и обязанность, восстать против нее (если отказаться от этого принципа, власть сможет делать все, что захочет). В последнем случае возможны лишь технические споры о том, имеет ли мятеж хорошие шансы на победу и не перекроет ли цена мятежа (включая ущерб от самого прецедента формально внезаконных действий против собственной власти и вытекающего отсюда мучительного междоусобия) цену преступлений этой власти (включая ущерб от нее для имени, чести и справедливости стаи). Честно говоря, все это было совершенно очевидно всем людям во все времена. Однако либеральное оформление всех этих истин как «права на мятеж» попросту абсурдно. Дело в том, что право по определению формализовано, а найти формальные критерии для различения «нормального» (совершенно необходимого в данных обстоятельствах) приказа А от ненормального, но не подлежащего силовому сопротивлению из одного уважения к социальной дисциплине приказа Б, и, наконец, их обоих - от преступного приказа С, которому как раз следует оказывать такое сопротивление, несмотря ни на какое уважение к социальной дисциплине - совершенно невозможно. Критерий легитимности здесь не действует заведомо, поскольку опровергается самой концепцией «права на мятеж»: коль скоро формально нелегитимный мятежник против формально легитимной «тирании» может быть «прав», то, получается, нелегитимность сама по себе не может быть индикатором «тирании» и «неправоты». Иными словами, всякий «тиран-узурпатор» может оказаться «мятежником по праву на мятеж» против предыдущего тирана.
Подчеркнем несколько вещей. Во-первых, постулат 5 в своей разумной основе не имеет никакого отношения к «либерально-демократическому» пакету. То, что плохому царю (атаману, генералу) в широких пределах все равно следует подчиняться просто потому, что он царь (атаман, генерал), но тем не менее определенная степень «плохости» сделает оправданным и даже должным его низвержение и убийство, знают в любой абсолютной монархии (банде, армии), хотя это совершенно нелиберальные по своим основам организации. Во-вторых, специфически-правовая форма постулата 5 - дань тому же «правовому идиотизму» англосаксов, который заставил их изгадить Нюрнбергское дознание и Нюрнбергскую казнь Нюрнбергским же «процессом» (юридически совершенно абсурдным). В-третьих, практическое значение постулат 5 приобретает только в комплексе с постулатом 3а. Дело в том, что формальное неразграничение «тирана» и «мятежника по праву» позволяет любому желающему по своему произволу объявлять любую из противоборствующих в данной гражданской смуте сторон «тиранической», а постулат 3а позволяет вмешаться в эту смуту на стороне, объявленной «мятежной по праву». Вмешательство в чужие дела ради своей пользы под подобным соусом также практиковалось на земле от начала времен и с либерализмом не связано. Современные либералы разве что доводят его, как упоминалось, до абсурда ложной формализацией - попыткой в пропагандистских целях придать правовой характер тому, что его заведомо не имеет, чем, кстати, разрушается и подрывается сама структура восприятия права и справедливости (последняя, кстати, правом не исчерпывается и не охватывается; право - лишь ее частный формализованный случай в определенных - в норме достаточно широких - пределах).

Подытожим сказанное. «Либеральная идеология» в своем нынешнем виде состоит из нескольких положений, в действительности не связанных друг с другом и часто даже противоположных друг другу как по своей природе (ПВБ - рационально-релятивистский принцип, следующие постулаты произвольно абсолютизируют те или иные ценности, на деле относительные), так и по практическим последствиям (для среднеразвитых обществ ПВБ запрещает как раз все то, чего требуют последующие постулаты либерализма). Между тем продаются и покупаются эти положения исключительно пакетом (и отвергаются тоже пакетом). Подавляющее большинство либералов, как и антилибералов, убеждены в том, что внутри описанного конгломерата все теснейшим образом связано со всем и взаимно подразумевает друг друга. Поскольку это убеждение совершенно абсурдно, лишено внутренней логики и при желании может быть опровергнуто за три минуты, его прочность может быть только результатом массированной пропаганды, при которой человеку такое желание попросту не придет в голову и он не станет проверять на прочность внутреннее единство конгломерата, восприняв его как нечто привычное и самоочевидное.
Далее, легко заметить, что по-настоящему привлекательным и полезным во всем «либеральном» конгломерате является только первый постулат, ПВБ. Все остальные отталкивают своим безапелляционно-нерассуждающим, иррациональным характером, оказываются в силу указанного характера вредоносны для человеческого разума и чувства справедливости во всех странах, а по своим практическим последствиям совершенно губительны для ключевых сфер жизни в большинстве стран за пределами «золотого миллиарда» [правда, они могут тоже до известной степени нравиться на первый взгляд, так как всякий нормальный человек при прочих равных предпочитает союз вражде, контакты - изоляции, свободу - повиновению, а также приветствует идею защиты обиженного от обидчика, а именно отсюда и выводятся постулаты 2-5. Однако для среднеразвитых стран, а также в международной жизни в целом, их реализация настолько явно связана с разрухой, свободой сильного притеснять слабых и «двойным стандартом» (а в противном случае сами эти постулаты оказались бы бесполезны для тех, кто их пропагандирует), что сами по себе они не имели бы здесь притягательной силы].

Таким образом, современный либерализм - это типичная информхимера, т.е. такое распространяемое пропагандой сочетание идеологем, в котором идея здравая и приятная призвана «на хвосте» втащить в сознание идеи ошибочные и вредоносные. Логический разрыв между ними успешно замазывается самой их пропагандой в «пакете».

Кто и зачем использует эту информхимеру? Ответ совершенно очевиден. «Хороший» ПВБ по определению имеет самый общий вид, и его практическое применение в рамках «либерального комплекса» раскрывается именно постулатами 2-5. А все эти постулаты, как было продемонстрировано выше, разнородны, ментально и ценностно вредны по своей воинствующей бездоказательности и в большинстве случаев неверны, зато все очень хорошо прикрывают и обеспечивают экономические и политические интересы Запада в окружающем мире: их реализация в прочих странах обычно разрушительна для самих этих стран, но очень выгодна Западу. А пропагандирует их в этих странах тот же Запад. Комментарии излишни.

Либеральная информхимера особенно замечательна тем, что заставляет работать на пользу Запада не только тех, кто ее принял, но и тех, кто ее отверг. В этом смысле она уникальна среди прочих информхимер, а ее безвестные мне (интересно, сознательные или бессознательные?) творцы 40-х - 50-х гг. этого века должны быть признаны подлинными информационными гениями. Согласитесь, что пропаганда, обращающая в нужную тебе сторону не только деятельность завоеванных ей для тебя друзей, но и восстающих против тебя врагов, действительно может считаться абсолютным (по крайней мере, по зоне поражения) оружием. Как это происходит?

Либеральная информхимера предстает перед своей аудиторией как нечто целое, распространяется в пакете и отвергается поэтому тоже в пакете. Более того, поскольку в рамках самой информхимеры главным объявляется, по сути, именно ПВБ (смотри культовый документ информхимеры - Джефферсонову Декларацию прав, на языке XVIII века излагающую в точности ПВБ), а прочие постулаты представляются, против истины, его неизбежными следствиями, - то негативная реакция на весь пакет оказывается направлена в первую очередь именно против ПВБ. (Сравни: у наших патриотов при упоминании Декларации начинается натуральная трясучка, хотя они ее в своем подавляющем большинстве в глаза не видели, а если бы увидели, не нашли бы, что возразить). Тем самым враги Запада отбрасываются к идеологиям, противостоящим ПВБ, т.е. к лозунгам подчинения людей иррациональным надличностным («сверхценным») началам, отвращения к «плотскому», пренебрежения комфортом, прославления жертв и страданий во имя служения «вертикали». Ярким примером сказанному является круг авторов и коренная аудитория газеты «Завтра», которые на деле возмущены вовсе не обездоливанием отечественного населения, а лишь тем, что на знамени, под которым это обездоливание производится, начертано не «сверхгосударство», а «комфорт» [Не меньшие обездоливатели, грабители и убийцы подданных, как-то Петр Алексеевич и Иосиф Виссарионович пользуются у описанного круга лиц большим почитанием, а сама газета «Завтра» периодически принимается даже приветствовать Путина, понадеявшись, уж конечно, не на то, что он перестанет гробить и разорять (либеральный, т.е. погибельный характер его экономической программы никем не подвергался сомнению ни на минуту), а на то, что все это он будет делать не под лозунгами комфорта, а под лозунгами имперского величия; с точки зрения «Завтра» это коренным образом поменяет дело. Еще смешнее была реакция Дугинской «Арктогеи» на осенние взрывы жилых домов. Естественно, арктогеи хотели выразить по этому поводу крайнее негодование и ненависть к злым чеченским террористам. Но поскольку по неоднократным заявлениям самой «Арктогеи» в насильственной смерти ничего страшного нет, князь Влад Цепеш Дракул - великий герой Евразии, а единственными «нашими людьми» в Америки являются подростки, кучно расстреливающие одноклассников - то на всем этом фоне возмущаться чеченскими террористами просто как убийцами мирных граждан было бы весьма непоследовательно. Арктогеи, как люди честные, сами указали на это обстоятельство, и мотивы для негодования должны были самым смехотворным образом изыскивать в том дополнительном факте, что террористы убивали людей во сне].

Большего подарка Западу ожидать трудно. Неизбежные следствия описанного положения дел таковы:
1) Поскольку большинство нормальных людей очень даже дорожит своим комфортом, т.е. подсознательно, полусознательно, а то и сознательно исповедует, пусть в сколь угодно деформированном виде, ПВБ, - то «героически-дионисийская» риторика антизападных сил, проповедующая жертву «земным» во имя «сверхценного» (смотри сочинения Дугина как наиболее яркий сегодняшний пример), маргинализирует и изолирует эти силы в собственной стране.

2) Население мало-помалу привыкает к тому, что против Запада выступают только мрачные (или буйно-веселые, типа самого Дугина) изуверы. Отныне, появись на свет какой-нибудь нормальный антизападник, он немедленно получит клеймо такового изувера (фашиста, шовиниста, тоталитариста, нужное подчеркнуть), будет проассоциирован с оным и сойдет на нет, угрызаемый с обеих сторон (т.е. и от либералов - потому что он антилиберал, и от антилибералов - потому что он нормальный). Пример: прискорбная судьба Эжен Максимыча.

3) Если же, паче чаяния, антизападным силам удается победить (что при описанном раскладе бывает крайне редко), то обычно для Запада и в этом не обнаруживается ничего, кроме пользы. «Сверхценная» и «антикомфортная» идеология победителей приводит их к сложному сочетанию параноидальной внешней и внутренней политики, нищеты или достаточной бедности подданных, бесконечных притеснений и репрессий, нарушений элементарных норм социального общежития и вытекающего отсюда массового психологического дискомфорта (не всегда осознанного). ПРИМЕРЫ: нацистская Германия, исламский Иран, исламский Судан, социалистическая Эфиопия (не все перечисленные компоненты присутствуют здесь одновременно, но их ядро - принцип ННО, о коем см. гл. IV и в коем следует видеть главный источник почти всякого социального зла - ярко выражен всюду). Короче всего характер такого общества передал Борхес, определивший нацистский идеал как «государство, причиняющее бесконечное беспокойство»*. В этом ему, кстати, вторил не кто иной, как Муссолини, говоривший: «В чем самая суть фашизма? - Мы против удобной жизни».
[*Весь «1984» Оруэлла представляет собой растянутую иллюстрацию к этой формуле. Этот же феномен четко выделял (и именно в нем видел своего главного врага) не кто иной, как Брежнев, свое программно-стратегическое новаторство определявший следующим образом: «При Сталине люди боялись репрессий, при Хрущеве - непредсказуемых осложнений в экономике и внешней политике. А надо, чтобы у советских людей была спокойная жизнь и уверенность в завтрашнем дне. Люди заслуживают спокойной жизни». По сути, это стандартная прикладная формулировка ПВБ, и вполне закономерно, что она сознательно противопоставляется практике «сверхценных» правителей (каковым Хрущев был не в меньшей степени, чем Сталин, хотя и пользовался иными средствами)].

Развив в себе такие блестящие качества, дорвавшиеся до власти антилибералы закономерно являют собой столь необходимый Западу пример «плохих парней», демонстрирующий окружающему миру, что кто против Запада пойдет, тот заведомый тиран и самодур, а народ его на этом только потеряет и в достатке, и в безопасности, и в свободе. Замечательно, что западным политико-пропагандистским интересам отлично служит и скорый крах таких антилибералов (как в нацистской Германии или социалистической Эфиопии), и их долгожительство (как в КНДР или Иране). В первом случае весь мир видит, до какого разгрома доводит собственную страну антилиберализм. Во втором наблюдателя отпугивает безысходно-звероподобный характер соответствующего режима и бедная или психологически перенапряженная жизнь подведомственного ему населения. Запад справедливо предпочитает иметь дело с десятком столь полезных в системе его пропаганды врагов, чем с одним не столь идейным, но зато нормальным государством типа Египта национальных военных правителей (после революции 1952 г).
Этот порочный круг может быть разорван только путем опознания и уничтожения самой информхимеры. Пока она присутствует в общественном сознании в своем задуманном, целостном виде, общество, лежащее вне стран «золотого миллиарда», обречено быть залито либо потом и слезами миллионов, разоренных и униженных «жирными котами» (при либералах), либо потом и кровью сотен тысяч или опять же миллионов, на чьих костях антизападная элита возводит очередную примстившуюся ей утопию (при антилибералах). Не случайно вне этой ловушки в мире, за редкими исключениями, остались только страны Восточной, Передней и Южной Азии - поскольку у них с самого начала были осознанные традиционные представления о комфорте и безопасности, не связанные с обязательными абсолютизированными «свободами» информхимеры, а скорее противопоставленные им. Здесь либеральная информхимера отторгается национальным организмом с самого начала, так как в психологии общества заранее значится, что поданные ей «пакетом» вещи на деле вовсе не обязательно связаны друг с другом, а ПВБ с рядом модификаций и так провозглашался испокон веков (так что теперь никак не может играть заданную ему в рамках информхимеры роль живца).
Менее счастливые общества (вроде нас) должны ликвидировать химеру постфактум. Изничтожение же информхимеры может, естественно, вестись только на информационно-коммуникативном уровне: ее убивает слово, а не автомат.

Old Post 26.04.2003 13:16
Mogultaj на форуме отсутствует СведенияПриватное послание СайтНайти все
Mogultaj
Постоянный посетитель

Moscow

II.
ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ ОПИСАНИЕ СОВРЕМЕННОГО СОЦИУМА.
«Современное» общество - это общество, имеющее сложную промышленную экономику, которая держится на обмене / товарно-денежных связях (а ни на чем другом, кстати, промышленная экономика держаться не может). Под функциональным описанием социума понимается такая схема, которая при наибольшей краткости поможет хотя и грубо, но относительно точно классифицировать, объяснить и предсказать его поведение и судьбу. Схемы, предлагаемые гуманитарным мышлением, для этих целей обычно непригодны. Предлагаемая здесь схема основана на выделении двух значимых параметров - «физиологии» и «психологии» социума. Разберем эти параметры и их возможное наполнение.

Параметр 1. «Физиология» социума. В этой области важно только одно: соотношение государственной и частной эксплуатации в экономической жизни социума. Современность в этом смысле куда проще архаики: все остальное в ней единообразно, так как в нормальной промышленности по определению может эксплуатироваться только наемный труд. Рабам нельзя поручать сложные комплексные операции, а «долевые» (крепостническая и арендная) формы эксплуатации [когда работники оставляют себе долю произведенного и ей живут (а остаток отдают эксплуататору)] отпадают, так как промышленным работникам нечего делать с долей произведенного ими продукта (к примеру, мембранами для телефонных трубок). Им остается только отдать все произведенное эксплуататору* и получить от него взамен паек на условиях свободного найма.
[*Подчеркнем, что здесь этот термин совершенно лишен «негативистской» окраски. Эксплуатация, т.е. взаимное использование - основной способ сосуществования людей; если бы они не могли и не хотели использовать друг друга, им вообще нечего было бы делать в одной команде. Эксплуататорами (они же - господствующий класс) просто именуется верхушка социума, занимающая в системе взаимного использования членов социума командное и, соответственно, наиболее обеспеченное положение. Само наличие такой верхушки является совершенно необходимым и неизбежным для любого сложного социума: всякий такой социум нуждается в специальной группе организаторов своей экономической и политической жизни, а чтобы подобные организаторы могли осуществлять свои задачи, они должны располагать резко повышенными властью и богатством. Оценке и разбору подлежит только дальнейшее поведение этой группы, способ ее комплектации и существования и характер ее взаимодействия с трудящейся массой; сам же факт наличия подобной группы для любого сложного социума естествен, неизбежен и необходим, как дыхание].

Таким образом, любое современное общество - это общество, строго говоря, «капиталистическое». Однако первостепенное значение для его судьбы имеют различия в составе и характере господствующего класса, т.е. собственников / организаторов производства и обмена. В этой области возможны три базовых варианта:
1) Нанимателем/ собственником является только (или почти только) государство. Иными словами, господствующий класс сводится (или почти сводится) к правящей бюрократии. Именно такой строй именуется у нас «социализмом» (точнее было бы определять его как «государственный капитализм»). Никакого другого «социализма» в природе не бывает. ПРИМЕРЫ: СССР и прочий соцлагерь.

2) Нанимателями/ собственниками в сопоставимых долях являются и государство, и частные лица, причем государство распоряжается всей экономикой, силой устанавливая для нее правила игры (цены, условия найма, курсы валют и т.п.) и активно вмешиваясь в нее. Как правило, в таких системах наиболее могущественные частные эксплуататоры сами объединяются в корпорации, сложным образом соподчиненные (и реальными экономическими связями, и просто силой власти) друг другу и государству. Такой тип экономики именуется обычно «корпоративным», «государственно-корпоративным» или «фашистским». В последнее время часто употребляется термин «азиатский капитализм», относящийся к «драконам» ЮВА и Японии, устроенным сходным образом. ПРИМЕРЫ: (кроме только что названных): Германия Гитлера, Италия Муссолини, Израиль, Египет, Сирия, Ирак.

3) Подавляющую долю в экономике составляет сектор частной эксплуатации, государство - «ночной сторож». Его вмешательство в экономику почти полностью ограничивается экономическими же шагами (т.е. кредитно-финансовыми играми) но ни в коем случае не прямыми властными/силовыми воздействиями. Такая экономика сегодня называется «либеральной» или «рыночной», а то и просто «цивилизованной». ПРИМЕРЫ: ведущие страны современного Запада.

Разумеется, есть переходные формы и в целом, и по отдельным структурным частям (так, государство может монополизировать или подмять под себя внешнюю торговлю, а внутри страны оставить преобладающим частный сектор и т.д.). Францию и Швецию, к примеру, можно отнести к «зоне перехода» между типами 3 и 2, нынешний Китай и нэповскую Россию - к «зоне перехода» между типами 1 и 2. Однако единая «координатная прямая» (от меньшей к большей доле государства в экономике) здесь вырисовывается вполне четко.
Что значит положение на этой координатной прямой для населения страны? Здесь мы должны оценить качественные значения государственной и частной эксплуатации в современном обществе. Как правило, когда современный человек пытается произвести такую оценку, он пляшет от печки «эффективности». Общим местом здесь стал тот постулат, что частная эксплуатация гораздо эффективнее государственной, поскольку благо частного эксплуататора зависит от эффективности и успеха эксплуатации напрямую, а благо чиновника - весьма опосредованно (непосредственно оно определяется расположением начальства), т.е. в КПД эксплуатации больше заинтересован эксплуататор частный. А раз частная эксплуатация эффективнее, ей и надо отдавать первенство. Имено на этом простеньком рассуждении держится вся либеральная экономическая пропаганда последнего десятилетия.
Спорить с началом этого рассуждения не приходится: частник действительно эксплуатирует с куда большим КПД, чем государство, допуская гораздо меньше ошибок и «потерь на трение». Но какое отношение это имеет к общей сравнтельной оценке частной и государственной эксплуатации? Разве сама по себе эффективность может быть или не быть предпочтительна? С кем лучше иметь дело - с умелым и эффективным киллером или с не особенно умелым и не особенно эффективным продавцом в магазине? Ясно, что разговор об эффективности процесса допустимо начинать лишь тогда, когда выяснится, желательно ли для нас само его направление. А именно в этой области государственная и частная эксплуатация могут быть совершенно несопоставимы.
В самом деле. Эффективность эксплуатации для подавляющей массы населения страны (которую, естественно, образуют не собственники / организаторы производства, а непосредственные производители, т.е. не эксплуататоры, а эксплуатируемые) означает, собственно, что из нее необычайно эффективно нечто выкачали. Вообще говоря, ничего радостного в этом для страны нет. Радостное - или нерадостное - зависит исключительно от того, что потом эксплуататор с этим выкачанным сделает, а также от того, в каких размерах (не с каким КПД, а именно в каких размерах) он выкачивает. Здесь же возможны следующие случаи.

А. Государство часть средств всегда потратит на свои собственные прибамбасы (содержание двора, престижные проекты, экспансию и военное строительство, не дающие отдачи основной массе населения, расхищение казны начальством, ошибочные и бессмысленные начинания), а часть - на действительные общенациональные нужды. Таким образом, какая-то доля выкачанного заведомо вернется к той самой основной массе населения, из которой его выкачали. Если эта доля достаточно велика, то налаживается взаимовыгодный, нормальный и необходимый «обмен веществ» в социуме, позволяющий всем слоям населения сохранять или улучшать (конечно, разными для «верха» и «низа» темпами) свое положение. Если эта доля слишком низка, государство фактически становится паразитом. Само по себе это еще не полная катастрофа: если при этом сам уровень эксплуатации невысок, то общество не захиреет и «обмен веществ» сохранится: клоп хоть и паразит, крови много не высосет. Однако государство тем-то и отличается от частника, что может, пользуясь своей непомерной силой, эксплуатировать подданных в грандиозном масштабе, истощая и буквально моря народ изнурительными податями и повинностями (Петр, Сталин).
Итак, государственная эксплуатация может быть полезной для населения страны (А1), а может быть и губительной для него (при паразитарности, помноженной на тяжесть эксплуатации) (А2). Выбор здесь, как легко понять, зависит исключительно от доброй и злой воли государства, а также от возможности и желания народа влиять на эту волю и ставить ей предел.

Б. Частный эксплуататор в промышленно-товарно-денежном обществе всегда вложит выкачанное в производство и / или обмен, т.е. в экономику. Больше ему просто некуда девать полученное, разве что оклеивать купюрами стены. Однако все это совершенно не обязательно будет полезно для населения. Польза или вред такого хода дел всецело зависит от того, кого обслуживают названные производство и обмен, т.е. от того, для кого именно производятся товары и с кем меняются. Здесь же возможны следующие варианты:

Б1. Производство обслуживает основную массу населения собственной страны (а сверх нее - любого желающего). Именно - и только - в этой ситуации создается нормальный «круговорот веществ» в социуме: частные организаторы производства, взятые в целом, вкладывают то, что они вытащили из эксплуатируемых, в производство товаров, для этих самых эксплуатируемых и предназначенных. «Верх» и «низ» оказываются экономически повязаны: чем выше покупательная способность «низа», тем больше товаров и за большую цену сможет ему впарить «верх». Соответственно, верх богатеет вместе с низом (хотя и разными темпами), а не за счет ухудшения его положения. Именно так устроена экономика современного Запада, где главные гиганты - это производители недорогой продукции массового спроса.
Качественно здесь получается совершенно та же картинка, что и в случае А1: эксплуататор выступает как полезное звено «круговорота веществ» в обществе. А поскольку частный эксплуататор рачительнее и разумнее государственного и несравненно меньше тратит на чисто престижные/амбициозные цели, то и выходит, что такая частная эксплуатация полезнее любой государственной. Именно здесь ее эффективность идет ей в плюс.

Б2. Промышленное производство обслуживает узкую феодальную и/или бюрократическую элиту собственной страны, а та вышибает средства на покупку промышленных товаров из народа обычной силой государственного принуждения. Ясно, что здесь частная эксплуатация в промышленности вместе со всей ее эффективностью оказывается для народа весьма вредна. Основной его массе достижения промышленности икаются одним-единственным образом - увеличением поборов в пользу начальства, чтобы то могло приобретать растущий ассортимент промтоваров. Именно так обстояло дело в Европе XV-XVII вв., в России XIX в., в шахском Иране нашего времени.

Б3. Эксплуататор вообще вкладывает полученные средства не в свою, а в иностранную экономику (вкладывает деньги в иностранное производство или покупает иностранный товар). В этом случае он, конечно, тоже имеет для народа сугубо отрицательное значение: он изымает из населения страны средства и не возвращает их ему в какой бы то ни было доле и виде, а передает на сторону.

Во всех трех случаях частный эксплуататор, говоря фигурально, с повышенной (сравнительно с государством) эффективностью выкачивает кровь из эксплуатируемого населения. Но в случае Б1 он затем перекачивает эту кровь по всему организму, т.е. работает как повышенно эффективное сердце. За что ему, конечно, наше рабочее мерси. В случае Б2 он работает как эффективное внутреннее кровоизлияние. А в случае Б3 он бесперебойно выбрасывает выкачанную кровь наружу, т.е. выступает как повышенно эффективная колотая рана. Ясно, что его эффективность в первом случае идет ему в лишний плюс, а во втором и третьем - в лишний минус. То есть как таковая, до выяснения обстоятельств, она вообще ничего не значит.

Подведем итоги. Случай Б1 лучше для страны, чем случай А1 - «хорошая» частная эксплуатация лучше, чем «хорошая» государственная. Случаи Б2-Б3 не просто хуже, чем А1, а диаметрально противопоставлены ему: лучше ехать в не самом эффективном «Запорожце», чем в самой эффективной душегубке. (Случай Б2 отдельно мы больше рассматривать не будем: он встречается только в архаических или полуархаических социумах, а Россия вышла из этой категории в 30-х годах). Соотношение случая Б3 со случаем А2 оценить труднее. По разорению и бедствиям людей случай А2 - самый тяжелый, так как государство давит сильнее частника. Однако и тратит оно, в отличие от частника типа Б3, на вещи, способные пригодиться людям если не теперь, то хотя бы в будущем. В случае же Б3 из общества просто безвозвратно вытекают силы. С точки зрения настоящего лучше вариант Б3, с точки зрения будущего - А2 (но только если в этом самом будущем его сменит А1 или Б1; «вечный» А2 - это Монтана). Иными словами, после Сталина хотя бы остается громадный, хорошо оборудованный концлагерь, который при наличии доброй воли легко преобразовать в пригодный для жизни большой город; после Гайдара/Березовского остается только выжженная земля (но само это сравнение имеет смысл лишь в том случае, если у обоих есть это самое «после». Вечный Сталин хуже вечного Гайдара, так как для современников Сталин вообще хуже Гайдара).
От чего же зависит характер реализации частной и государственной эксплуатации, т.е. выбор между А1 и А2 (при госмодификации современного социума) и выбор между Б1 и Б3 (при модификации частной)? Ответ совершенно очевиден в обоих случаях. Государственный аппарат не составляется из специально отобранных садистов, так что реализация варианта А2 не может объясняться особенной злобностью бюрократической верхушки. Правда, чисто материальные аппетиты начальства и в самом деле могут быть такими, что никакой народ их не вытянет (пример чему - нынешняя Россия). Однако «стратегическое решение» на эксплуатацию типа А2 принимает вовсе не все начальство в целом, а лишь его высший, очень узкий слой, который сможет набить себе брюхо по самое некуда при любом типе эксплуатации - что А2, что А1. Стало быть, и не в алчности правителей дело. Остается лишь объяснение, лежащее в плоскости общественной психологии, а не физиологии. Современное государство позволяет себе вариант А2 в том и только в том случае, если идеология общества носит надперсоналистский, «сверхценный» характер*, и народ представляется всего лишь материалом для реализации очередного Великого Проекта (осуществляемого и толкуемого, естественно, государством - больше это делать просто некому). Конечно, не всякое «сверхценное», мифологизировавшее само себя и свои задачи государство пойдет на эксплуатацию типа А2, но никакое другое на нее не пойдет заведомо.
[*В эпоху архаики возможен и другой случай: страна управляется военной администрацией пришельцев-завоевателей (как на средневековом Востоке). Они, естественно, расматривают народ как добычу и эксплуатируют по модели А2. Однако в современном сложном социуме прямое насильственное (немифологизированное, рационально-насильственное) правление невозможно].

Что же касается выбора между Б1 и Б3, то он насквозь «физиологичен». Частный эксплуататор, естественно, думает в первую очередь о своем частном интересе (именно на этом и держится его эффективность). Если национальная экономика более развита, а массовый национальный покупатель лучше платит и больше спрашивает, чем прочие, то частник вложит средства в национальную экономику и получится вариант Б1. Если зарубежная экономика более развита и гарантирует существенно большую прибыль, то частник будет вкладывать средства по варианту Б3: он себе не враг.

При прочих равных, естественно, выгоднее вкладывать в свою экономику: «за морем телушка - полушка, да рупь перевоз». В 1800 г. «перевоз» (включая необеспеченность собственности и интересов за рубежом, т.е. риск) стоил столько, что при любом соотношении развития экономики «у себя» и «за морем» обслуживать норовили - по необходимости - в первую очередь ближнюю экономическую округу, т.е. национальную экономику. Таким образом, в XIX в. частный капитализм по необходимости устремлялся в сторону Б1. Однако в наше время вывоз капитала на другой конец мира ни технически, ни по последствиям не представляет собой большего труда или риска, чем вложение в соседнее село. Итак, в нынешние времена польза или вред частной эксплуатации почти целиком определяются исходным уровнем развития экономики данной страны сравнительно с соседними странами. Если страна и без того относится к группе лидирующих, то ее частник вложит деньги в нее саму (точнее, частники всей этой группы стран в целом будут наперекрест вкладывать во всю эту группу, что по результату даст то же самое), по варианту Б1. Если же она средне- или, не дай бог, слаборазвитая, то частник будет вкладывать выкачанные средства в экономику других, более развитых стран, и утвердится погибельный для страны вариант Б3.
Из сказанного следует два важных вывода. Первое. Средне- и слаборазвитые страны могут позволить себе только «социалистическую» или «фашистскую» экономику. При этом они будут достаточно замедленными (иногда - очень замедленными), малоэффективными темпами богатеть. Зато при «либеральной» экономике они будут очень быстро и эффективно - нищать и разваливаться. Только и без того лидирующие страны могут позволить себе «либеральную» модель экономики; для них она явится одновременно и самой полезной (так как здесь эффективность частной эксплуатации работает на общество, а не против него)*. В этом и заключается великий секрет либералов - правильный ответ на вопрос о том, почему немцу обустраиваться по-частнокапиталистически здорово, а русскому карачун**.

[* Читатель внимательный, естественно, поинтересуется, почему бы государству не установить монополию на внешнеэкономические связи, а внутри страны все предоставить частнику. Во времена оны это и вправду было возможно, но теперь такую политику можно декларировать, но нельзя провести в жизнь. Господствующий внутри страны частник попросту купит соответствующие государственные структуры и будет вывозить капитал всюду, куда пожелает (что, кстати, и имеет место у нас в тех случаях, когда номинально государство ставит вывозу препоны). Чтобы реально поворачивать и заворачивать внешнеэкономические связи, современное государство должно господствовать и в собственной экономике (страны Запада не сталкиваются с такой проблемой в сопоставимых масштабах, так как «естественные» направления их частных внеэкономических связей в целом вполне их устраивают. Отстающим же странам придется идти стопроцентно против «естественных» внешнеэкономических устремлений своих частников, что, естественно, требует совершенно иного соотношения сил, нежели мягкий, корректирующе-направляющий контроль Запада)].

[** Это можно выразить еще проще. Частнокапиталистическая экономика в современном мире равносильна отказу от автаркии и интегрированию в мировую систему хозяйства, т.е. в систему мировой экономической конкуренции. Однако весь столь прославляемый экономический эффект конкуренции в том и состоит, что она выделяет и усиливает сильных, отбирает, ослабляет и топит слабых и, таким образом, постояннно производит отбор и укрепление сильнейших. Применительно к мировой конкуренции это значит: интегрирование в мировое хозяйство придаст лишней силы и без того сильной по мировым меркам экономике и окончательно добьет более слабую (за счет которой эта новая «лишняя» сила к более сильной и притечет). Ясно, почему сильный хочет втянуть в такое соревнование как можно больше слабых. Но Россия-то каким местом думала, когда рвалась интегрироваться в мировую экономику? Ее-то экономика заведомо была не из числа сильнейших! Может быть, у нее были иллюзии на свой счет? То-то и оно, что нет: ведь само желание интегрироваться и диктовалось истерикой на тему о том, что экономика у нас застойная, отсталая, дышит на ладан и нуждается в срочном спасении! Нет, граждане, такая глупость - это как раз в точности измена].

Параметр 2. «Психология» социума. Как видим, наш правильный ответ не имеет никакого отношения к излюбленному пустословию отечественных и мировых интеллектуалов на тему о том, что, дескать, «Запад есть Запад, Восток есть Восток, эгрегоры их не друзья». Мы развалились от того самого средства, которое вознесло Запад на вершины могущества, вовсе не потому, что для нас и западников действуют принципиально разные «эзотерические» законы бытия, а как раз потому, что законы для нас действуют совершенно одинаковые и вполне рациональные (вот только исходные обстоятельства у нас разные). И здесь мы подходим ко второму значимому при описании современного общества параметру - общественной психологии.
Здесь тоже можно выделить множество модификаций, различающихся, так сказать, по степени преданности социума и его элиты «сверхценной идее» (неважно какой). «Нижней» точкой отсчета здесь будет релятивистская модель, при которой общество считается обычной стаей/командой людей, сбившихся в кучу ради наиболее безопасного и комфортного выживания, держащегося на их взаимных обязательствах, призванных обеспечивать таковое. Все остальное - государственность, культура, нормы - рассматриваются как вторичные ценности, технические средства достижения указанных целей, и ценятся исключительно постольку, поскольку обеспечивают их и требуют при прочих равных меньше личных жертв для своего функционирования. ПРИМЕРЫ: древний Ближний Восток; юкагиры и полинезийцы; дравидская (в меньшей степени индоарийская) Индия. Чрезвычайно близко к этому (только во внутренних, а не во внешнеполитических делах!) подошел нынешний Запад.
Далее следуют общества, признающие себя сосудами и слугами некоей «сверхценной идеи», Великого Проекта а-ля Дугин (это может быть религиозный, в частности иудео-христианский или мусульманский, культуртрегерски-воспитательный, элитарно-иерархический, либеральный, социалистический, националистический, био-евгенический «великий проект»; других история вроде бы не знает). Под «сверхценной идеей» понимается некое начало, несущее в основном неудобства каждому в отдельности и не приносящее им очевидных благ, но тем не менее считающееся исключительно, даже приоритетно нужным и важным для всего общества в целом*. Упорядоченное различение между обществами этого рода разумно проводить по тому критерию, сколь многим (и многими) они на деле готовы пожертвовать и жертвуют ради своей «сверхценной идеи». Например, нынешний Запад преподносит себя как сосуд либерально-мондиалистской сверхценной идеи, однако не пожертвует ради нее и сотой долей процента своих обычных, «земных» интересов. Нацистская Германия (рассматриваемая как целое) была адептом иного Великого Проекта; как выяснилось, она и в самом деле была готова воевать и погибать за него до последнего клочка земли. Россия XVIII-XX в. за свои сверхценные идеи (культуртрегерски-иерархическую в начале, социалистическую в середине, либеральную в конце) умирать, в общем, категорически не желала, но обычно проявляла готовность по-скотски жить ради них. Естественно, разные социальные группы занимают в этом вопросе разные позиции; кроме того, все они совершенно по-разному относятся к собственным жертвам и жертвам других социальных групп (последние всеми переносятся с особенной стойкостью; cр. совершенно непревзойденное мужество, с которым отечественная столичная интеллигенция переносит бедствия отечественных провинциальных простолюдинов в последнее десятилетие).

[*Классический пример, допустим - это античные законы против роскоши и осуждение таковой. Нет ни одного частного лица, которое от них бы выиграло в потреблении или комфорте (эксплуатацию такие законы, естественно, не уменьшают, попросту переводя ее в иное русло), а достаточно многим они причиняют большие и реальные неудобства. То же относится, допустим, к «викторианской» борьбе с эротикой: лишних радостей от нее никому не обламывается, от какого-либо реального ущерба она тоже никого не спасает (а от какого ущерба, хотел бы я знать, такие штуки вообще могут спасти), а неудобства причиняет многие и многим. То же относится к нацистскому истреблению евреев и цыган: евреям и цыганам это было весьма неприятно, а пользы не приносило никому (поскольку ликвидация лодзинского портного или кишиневского конокрада никаким боком не помогает выиграть войну). То же относится к борьбе отечественных коммунистов с мелкой частной собственностью и торговлей (достигшей апогея при Хрущеве, ополчившемся на крестьянских курей) и к массе других вещей. По здравому смыслу, не принося никому удовольствий, сопоставимых с вызванными ими же неудобствами, такие вещи должны считаться нелепыми и вредными; с тем большкй силой за них держится общество, находя в них ирреальную и иррациональную, религиозную ценность. Поскольку обычной, реальной ценности они очевидным образом не имеют даже в глазах своих адептов, те вынуждены именовать их «сверхценностями»].

Таким образом, в области психологии тоже вырисовывается единая координатная прямая, на которой общества размещаются по степени реального проникновения в их жизнь «сверхценностей» - от нулевой до максимума (Северная Корея? Иудея V в. до н.э.?). Чем выше координата, тем больше безответственности и несоразмерного и/или произвольного насилия проявляют относительно друг друга члены социума (особенно «верх» по отношению к «низу»), и тем менее комфортна и безопасна жизнь основной массы населения (смотри главу IV о принципе ННО). В частности, при достаточно высокой «сверхценностной» координате и одновременном могуществе государства неизбежной становится разбойная госэксплуатация типа А1. Например, в истории России сверхэксплуатация населения государством встречалась только дважды - при Петре и далее (сверхценный иерархически-просветительский миф!) и ранних большевиках от Ленина до Сталина (сверхценный большевистский миф!)*.
*[Приведем без доказательств важный постулат: мера проникновения «сверхценностей» в жизнь общества есть мера его безумия, самоопаивания Большим Враньем и модальной коррозии, так как в 90 % случаев «сверхценности» являются не более чем прикрытием вполне земных интересов и желаний, причем таких, которые люди постеснялись и/или не осмелились бы проводить в жизнь, отдавай они себе отчет в их истинной природе. Собственно, именно в маскировке и оправдании такого рода злотворных желаний и заключается социально-психологическая функция любой «сверхценной идеи». (Это не значит, что на белом свете нет людей, способных переживать «сверхценную идею» искренне. Они есть, но они не относятся к числу социообразующих людей; иными словами, общество стоит не ими, не на них и не для них. Для тех же людей, которые создают и поддерживают социум, «сверхценные идеи» всегда будут не более, чем удобным способом оправдания наиболее отвратительных и разрушительных, античеловеческих и/или антисоциальных желаний, действий и чувств. Настоящему христианскому аскету социум вообще не нужен, а вот обычному протестантскому торгашу-скупердяю очень пригодится христианский аскетизм, точнее, его пропаганда)].

Положение и поведение крупного «современного» (т.е. товарно-промышленного) социума может быть более или менее исчерпывающе классифицировано, описано и объяснено при задании ему всего двух координат - «физилогической» и «психологической», устанавливающих его место на описанных выше координатных прямых. Поскольку параметры, отраженные этими координатами, в сущности, счетные, или могут быть выражены как счетные (доля государства в экономике, доля продукции, сил, времени и жизни, тратящаяся на «сверхценности»), это открывает перед нами возможности формализации и широкого применения математических методов, в том числе по исследованию динамики изменения обоих параметров, т.е. изменения характера общества и хода самой его истории.

Old Post 26.04.2003 13:18
Mogultaj на форуме отсутствует СведенияПриватное послание СайтНайти все
Mogultaj
Постоянный посетитель

Moscow

III. РАЗБОР ПОЛЕТОВ
(или почему либеральная «частнокапиталистическая» экономика может лишь способствовать нашей гибели).

Русская экономическая катастрофа истекшего десятилетия очевидна. Особенно очевидной она стала в последние месяцы: трубные реляции о начале великого экономического возрождения перемежаются у тех же самых начальников с паническими воплями о падении добычи газа (это в России-то! ну, естественно, производственные мощности Совдепии мало-помалу выходят из строя, а новыми заниматься недосуг), а по ОРТ Леонтьев счел необходимым специально разъяснить, что «развитие и оздоровление экономики не имеет и не должно иметь ничего общего с повышением благосостояния населения, а то с этим благосостоянием можно так угробить экономику, что не обрадуешься» (я не шучу, он так и сказал). Официальный экономический программист Путина, Герман Греф, вполне открыто признает, что ближайшие годы будут особенно тяжелыми, но если вести дело твердо, генеральная цель будет достигнута. А этой самой целью он не менее открыто объявляет достижение Россией лет через пять-десять сегодняшних показателей Бразилии и переход с 70-го места по ВНП на душу населения аж на 50-е. При этом за ближайшие три года, по расчетам того же грефовского центра, население сократится еще на 3,7 млн. чел. Это, так сказать, расчетные потери. Если уж официальные начальники и их официозные шлюхи на ТВ таким образом рекламируют свою грядущую победу, то ясно, что дело гроб.
Все-таки почему случился такой гроб? Иными словами, почему вступление на столбовую дорогу мирового прогресса (свободный рынок, конкуренция, частная инициатива - в общем, капиталистический рай), Россию ввергло в такую задницу, в какой она ни при какой реакции не бывала? Практического значения ответ на этот вопрос не имеет: гроб, он гроб и есть. Но определенное просветление в мозгах от него настать может. Соответственно, в рамках поставленных задач по информационной зачистке автор считает нужным осветить указанный вопрос, тем более, что в нашем многострадальном общественном сознании ответов на него уже дано штуки три, и все идиотские (впрочем, каждый из них востребован своей группой населения, падкой до соответствующего вида идиотизма). Для ясности их необходимо перечислить.

ОБЪЯСНЕНИЕ 1 (твердокрасное). А чего еще ожидать от поганого капитализма и частной собственности? Еще Маркс объяснил, какая это бяка и чего от нее бывает трудящимся массам. Это объяснение любят коммунисты.
Комментарий. Объяснение всем хорошее, только вот в странах «первого мира» эти же самые поганый капитализм и частная собственность обеспечили неслыханное процветание [ОЧЕНЬ неразумно полагать, что это процветание целиком идет за счет ограбления несчастных развивающихся стран. Определенный кусок от такого ограбления западники действительно имеют, но далеко не главный. Не требуется большого ума, чтобы понять: миллиард человек западного уровня потребления не может обеспечить себе этот уровень за счет простого ограбления двух миллиардов бедняков третьего мира (чтобы за счет грабежа жить настолько лучше, «грабящая» элита должна быть численно гораздо меньше по отношению к массе «ограбляемых»). Так что дело здесь именно в качестве экономики. Уберите третий мир - Запад будет жить раза в полтора-два хуже, чем сейчас. Но Россия-то живет хуже, чем Запад сейчас, раз в тридцать. [Для экономистов объясняю на пальцах. Пусть работник третьего мира работает с ТАКОЙ ЖЕ производительностью труда, что и западник (на самом деле - намного меньшей). Тогда на исходном уровне - до ограбления - у западника есть одна булка, и у третьемирника - одна булка. Стало быть, если западник даже ограбит и обездолит третьемирника начисто - вплоть до голодной смерти, так что каждые две недели новый третий мир на потребу Западу приходится забрасывать с Марса (чего опять-таки не происходит), - западники не нарастят своего достатка больше, чем в n раз, где n - отношение числа третьемирников к числу самих западников. При реальном соотношении численности населения развитых и несоциалистических развивающихся стран (Китай с Вьетнамом поди ограбь!) за счет любого ограбления - даже принимая наши фантастические допущения его тотального характера и исходного равенства производительности труда - «западники» не могли бы улучшить свое положение за счет «третьемирников» больше, чем раза в два. Но уменьши западное благосостояние даже втрое - и даже Брежневской России, никаким Западом не ограбляемой, по-прежнему будет очень завидно. А ведь предоставленный сегодня самому себе третий мир жил бы куда хуже Брежневской России; к тому же и «два раза» у нас, повторим, коэффициент сильно раздутый]. Так что на Западе действительно существует лучшая в мире по организации и отдаче (в том числе социальной) интенсивная, непаразитарная и стоящая на собственных ногах экономика - никуда не денешься].

ОБЪЯСНЕНИЕ 2 (почвенническое/ультралиберальное). Бездуховным и алчным (вариант: разумным и рачительным) западным людям система конкуренции и свободного рынка, апеллирующая к меркантильной частной инициативе и деловой хватке - в самый раз. А высокодуховным и отвращающимся от служения Маммоне русским людям (вариант: тупым, вороватым и бесхозяйственным русским свиньям) такая система только гадит - их дело соборное (вариант: беспросветно-тоталитарное). Короче, что немцу здорово, то русскому карачун - не то потому, что это немец такой урод, не то потому, что урод как раз русский. В первом варианте это объяснение на ура идет, натурально, у патриотов, во втором - у самых крутых либералов типа Новодворской.

Комментарий. Пока я не замечу между западными и нашими людьми существенных различий в количестве рук и ног, а также в порядке функционированиия дыхательной, сердечно-сосудистой и репродуктивной системы, я в это объяснение не поверю.

ОБЪЯСНЕНИЕ 3 (прогрессивное). Быть того не может, чтобы то, что так помогло западникам, не помогало бы нам. Просто не с того конца брались. Не то реформы не завершили, не то делали слишком медленно, не то уклонились в «азиатский» (коррумпировано-чиновничий) капитализм а-ля Тайвань с Японией, не то были еще какие-то технические ляпы. Продолжить со свежей головой и новыми силами - и все у нас получится. Это объяснение идет нарасхват у либералов обычных, оптимистически-гайдарообразных, в том числе ныне правящих.

Комментарий. Маленькая неприятность: то, что так помогло западникам, не помогло не только нам. Половина «третьего мира», пытавшаяся вылезти из неприятностей под эгидой штатников, МВФ и пр., за последние двадцать лет стала жить хуже, а не лучше. Кроме того, капиталистическое устройство экономики действует не только на Западе, у самых богатых - оно действует и в «третьем мире», у самых бедных и средненьких. Там оно никаких молочных рек не приносит, причем численно таких безысходно прозябающих частнокапиталистических обществ даже несколько больше, чем богатеньких. Похоже, что сама по себе эта роковая организация экономики может служить и к добру, и к худу, а стало быть ждать от нее автоматических побед и одолений и все ставить на эту карту, как делают либералы, - чрезвычайная глупость (или подобная же измена).
Перейдем к объяснению правильному. Имеются ровно четыре основные причины, по которым свободный рынок (даже регулируемый) Россию в состоянии исключительно угробить. Причины эти можно легко объяснить на пальцах, непонятны они только профессиональным советско-российским экономистам (да, я не люблю советско-российских экономистов. Мир видал злонамеренных идиотов, но таких - редко). Перечислим их.
1). Для уяснения первой причины введем пару ключевых понятий. Представим себе, что посреди общества разбили огромный рынок и все выносят туда продавать свою продукцию - товары и услуги, причем граждане и продают, и покупают только поодиночке. Часть продавцов легко найдет покупателей (например, производители электролампочек и тортов или авторы и издатели книг). В совокупности такие продавцы и покупатели без всяких директив, понуканий и организаций притащат на рынок, продадут и купят друг у друга практически все, что нужно для жизни отдельным лицам, то есть им же самим. Назовем совокупность таких взаимно дополняющих друг друга деятелей экономически самодостаточным сектором общества (ЭС).
Однако производитель танков или человек, предлагающий услуги губернатора или премьер-министра, спроса на таком рынке не найдет. Никому в отдельности танк или премьер-министр не нужен, и никто в отдельности не сможет его оплатить целиком (а приобретать в одиночку 1/1000 танка или премьер-министра - идиотизм). Это не значит, что такие товары и услуги вообще не нужны участникам торговли - очень даже нужны (танки обеспечат им безопасность, министр - управление), но нужны только всем вместе, а не кому-либо в отдельности. Назовем совокупность продавцов и производителей такого рода товаров экономически несамодостаточным сектором (ЭН).
Ясно, что свою потребность в товарах и услугах сектора ЭН членам сектора ЭС придется удовлетворять вскладчину, создавая общую уполномоченную организацию по централизованной (общей на всех) закупке этих товаров и услуг. В реальном мире роль такой организации исполняет государство, а роль складчины - налоги, на которые сектор ЭС через государство и содержит трудящихся сектора ЭН - генералов, врачей, министров, физиков и пр. Итак, ЭН включает людей, которые не нашли бы сбыта своему труду и не могли бы прокормиться, если бы не государство, а ЭС - людей, которые в нашей модели приобрели бы все необходимое друг у друга и без него.

Вся хитрость заключается в том, что указанная выше «складчина» может комплектоваться двумя совершенно разными способами. СПОСОБ 1: ТВЕРДАЯ (АБСОЛЮТНАЯ) СТАВКА НАЛОГА. Государство просто заявляет сектору ЭС: с тебя причитается столько-то булок, столько-то валенок и т.д., принудительно взимает с производителей ЭС соответствующий объем продукции (в абсолютных показателях - будь то натуральных или денежных) - и тратит его на ЭН. Именно такая штука осуществляется при феодализме, «социализме» и в некоторых других случаях.

СПОСОБ 2. ДОЛЕВАЯ СТАВКА НАЛОГА. Налог на содержание ЭН государство взимает в конечном счете / главным образом в виде процента с оборота торговых операций в ЭС (налог на оборот, налог с прибыли, подоходный налог - притом, что основные доходы в обществе люди получают именно от обмена в рамках ЭС). Если отвлечься от денежной формы, то это все равно, что государство просто отрезало бы по определенному куску от каждой булки, независимо (т.е. по собственной инициативе) притащенной на рынок членами сектора ЭС, собрало эти куски воедино и этими отрезками накормило бы членов сектора ЭН. Именно такой способ применяется при частном капитализме.

Основная разница между этими способами: при способе 2 продукт, который государство может тратить на сектор ЭН (то есть размер ЭН) является совершенно четко ограниченной функцией от естественно складывающегося объема сектора ЭС. При способе 1 объем складчины (т.е. объем ЭН) от объема ЭС зависит гораздо меньше (и может, в частности, его превосходить - чего при способе 2 заведомо быть не может, доля меньше целого). Если при способе 2 вы захотите иметь слишком большой ЭН при маленьком ЭС (то есть много танков при не очень большом количестве пекарей), у вас это либо вообще не получится, либо вам придется вводить такую ставку налога, что пекарь просто плюнет и начнет сворачивать производство и отказываться от обмена, ваша налогооблагаемая база уменьшится и вы снова останетесь ни с чем. При способе 1 вы можете позволить себе гораздо больший ЭН при том же ЭС (т.е. куда больше танков, медиков, физиков, учителей на одного пекаря или производителя хороших женских сапог). Именно поэтому Куба может иметь медицину европейского класса, а все остальное... в общем, не европейского. Имено поэтому Брежнев мог себе позволить военно-промышленный сектор в 50-60 % экономики (т.е. ЭН > ЭС!) и военный потенциал, усредненно равный американскому, при гражданской (ЭС) экономике, уступающей Штатам на порядок. Чем опасен способ 1 - тоже ясно: государство может, пользуясь им, высасывать все соки из населения, тратя их на ЭН и приводя к захирению собственной реальной экономической базы - ЭС (либералы сейчас обвиняют в этом брежневскую эпоху, хотя она, в отличие от сталинской, этого обвинения ни в какой мере не заслуживает).

Как бы то ни было, в СССР складчина, естественно, взималась по способу 1 - предприятиям и мужичкам четко указывалось, сколько чего они должны произвести. Сектор ЭН при этом был, естественно, колоссален. Умные экономисты Горбачева и Ельцина - причем больше даже Горбачева, чем Ельцина - отменили фиксированную абсолютную ставку (это ж план, директивная экономика!) и ввели второй, долевой способ взимания «складчины», характерный для свободного рынка. Эффект был феноменальный: например, производство с/х продукции рухнуло сразу. И вестимо: охота была мужичку по доброй воле производить хлеба на всю ораву едоков, из которых примерно половина состояла в секторе ЭН и работала на вещи, ему, отдельному мужичку, никаким боком не нужные (обобщенно говоря, на танки)? По приказу он это кое-как еще сделал бы (и делал), в собственных интересах - делать не будет вообще, потому что это действительно не в его индивидуальных интересах. А диспропорция между ЭС и ЭН в России была такая, что способом 2 - долевым налогом - взыскать средства на ораву парней из ЭН было, есть и будет совершенно невозможно (для этого надо вводить совершенно грабительские ставки долевого налога, а они приводят только к дальнейшему снижению производства в секторе ЭС, см. выше, - что и имеет место в реальности). Именно поэтому судьба бюджетников, в том числе из военки, на любом витке наших реформ неизменно оказывается столь печальной [Единственное средство решения данной проблемы в рамках курса реформ - всех «лишних» людей из сектора ЭН быстро переквалифицировать или быстро расстрелять. Но переквалификация (структурная перестройка экономики) сама требует гигантских вложений, и если бы советская экономика могла бы обеспечивать такие вложения, хрен бы ей нужна была вообще реформа! Расстрелять - у либералов не хватило не то духа, не то власти. Поэтому «лишних» решили выбросить на произвол судьбы как балласт и тем медленно (но не очень) выморить или выдавить в иные сектора экономики. Духа не хватило и на это, и бюджетникам т.д. в итоге не дают ни жить, ни умереть. Маненечко не рассчитали: такое медленное удушение по ряду причин губит не только несчастных «лишних», но и всех остальных].

Иными словами: для страны, в свое время поставившей на первый способ «складчины» и, соответственно, вырастившей непропорционально высокий (по меркам свободного рынка) сектор ЭН, переход на свободный рынок приводит не к подъему, а к свертыванию и краху производства, в том числе в секторе ЭС - секторе живой экономики!.

2) Причина 2. Основной залог эффективности частнокапиталистической экономики - свободная (относительно) конкуренция. Монополист-частник - это, как известно, смерть на взлете: поскольку рынок он все равно подмял, ему отныне выгодно уменьшать производство и поднимать цены, шантажируя смежников и покупателей. При этом, если несколько монополистов являются смежниками в процессе производства единого конечного продукта, их взаимный ценовой шантаж (притом, что все они знают, что ни один без других не обойдется) часто приводит к патовой взаимной же блокировке во всех звеньях продвижении продукции и итоговому параличу и краху всей соответствующей цепочки (не без этого накрылась, например, советская телефонная промышленность). Западники давно навострились бороться с такими угрозами: их антитрестовское законодательство попросту не дает создаться настоящей монополии или требует ее расчленения и ослабления (хотя все права частной собственности при этом грубейшим образом ограничиваются и попираются, смотри судьбу господина Гейтса). Но расчленить и т.п. можно только монополию собственности, а не т.н. «физическую монополию» - одно предприятие-гигант, монополизировавшее производство в данной отрасли. Монополию, включающую тридцать заводов, можно при желании расчленить хоть на тридцать фирм, но единственный в стране мегазавод по производству остро необходимых хозяйству коржемеликов распилить по продольно-поперечным осям на несколько кусков нельзя. А в СССР при плановой экономике совершенно сознательно (и, в рамках плановой экономики, вполне разумно) всю жизнь делали ставку именно на такие предприятия-уникумы. Почти в каждой отрасли промышленности такие гиганты-монополисты были. С предоставлением им экономической свободы они, натурально, пожелали диктовать условия рынку, что привело к сворачиванию производства, взлету цен и, в конечном итоге, краху их отраслей и их самих*.

*[ С проблемами 1-2 имели дело при реформах в Китае. Как же там поступили? А очень просто: на первое время оставили в силе весь госзаказ (т.е. налог первого типа) и в свободную продажу позволили пускать лишь то, что произведено сверх этого госзаказа. Действительно, если произвести сверх положенного по приказу все равно ничего не получается, то это значит, что экономика и так работала с предельной для ее технических характеристик интенсивностью - лучше все равно не будет, и никаких резервов частной заинтересованности тут нет. Для чего тогда и давать ей простор? А если произвести сверх приказа что-то все-таки оказалось возможным - вот пусть этим сверхприказным и торгуют свободно. И только по мере роста этого сверхприказного производства (там, где оно шло) в Китае сокращали госзаказ - пока лет через десять после начала реформ в с/х, например, его не оказалось возможным вовсе отменить. А старый тяжпром предприятий-гигантов (проблема 2) в Китае и вовсе никогда не освобождали от директивных уз - просто рядом с ними позволили строиться новым предприятиям, уже на нормально-конкурентной основе].

3) Основная проблема советской экономики - отсутствие эффективных капиталовложений. Именно негибкость и неэффективность плановой экономики приводила к тому, что аккумулированных свободных средств (реальных, а не «пустых денег») в ней почти не было, а вложение того, что было, не могло быть эффективно проконтролировано. Стало быть, надо реформировать экономику, да вот беда: на это как раз нужны те самые свободные средства и разумное распоряжение ими, которых у этой экономики пока нет. Короче, чтобы встать на ноги, нужны лекарства, на которые заработаешь, только встав на ноги. Альтернатива здесь простая: либо попросту признать, что реформирование не по зубам, и довольствоваться тем, что есть и хоть со скрипом, но развивается, - либо привлечь инвестиции из-за рубежа. То есть вкладывает зарубежник свои деньги в плохой наш завод, чтобы он стал хорошим и давал ему (и нам) прибыль.
Отлично, вперед. Правда, чтобы сделать инвестиционный климат привлекательным для зарубежников, надо по разным причинам окарачить и посадить на голодный паек полстраны. Ничего, потерпим, впереди инвестиции и золотой ключик.
Потерпели. А инвестиций нет. И не будет. И это совершенно не зависит от экономической политики. А зависит это от таких мелочей, как русская зима и русское пространство, восприятию Наполеона, Гитлера и Чубайса, как выясняется, недоступные. Берем гипотетического инвестора - буржуя Х. Перед ним на выбор простираются (для вложений в реконструкцию плохих заводов в обрабатывающей промышленности) матушка-Россия, матушка-Бразилия и матушка-Нигерия. В матушке-России очень приличный дополнительный процент всех расходов составят траты на нормальное функционирование заводов и на обеспечение жизни и отопления рабочей силы в течение чуть ли не пятимесячной русской зимы. Кстати, добавим и повышенный расход на транспорт - по тысячам-то километров сухопутных континентальных путей! Как известно, зима всегда была тяжелейшим вызовом для страны, а подготовка к ней становилась авралом для всего СССР, не то что для буржуя Х. В матушке-Бразилии и матушке-Нигерии никаких таких - весьма фундаментальных - избыточных расходов буржую Х не предстоит. Да и предприятия там только что не по берегу моря стоят - с транспортом мало-мало легче. Потому что их строили в расчете на проклятых колонизаторов, чтоб к берегу поближе, а не ради необходимости иметь промышленную базу аж в зауральско-сибирском тылу, чтоб на случай любого разгрома пригодилась. И еще, если кто забыл, Россия просто по карте больше Нигерии.
Поэтому до тех пор, пока на белом свете есть Нигерия и Бразилия, никаких «развивающих» инвестиций в Россию никто не вложит [[P.S. На это рассуждение часто возражают следующим образом: «А что, в Канаде климат и пространство лучше? Между тем инвестиций им хватает!» Во-первых, лучше. Монреаль - он как Киев, а не как Вологда (а в Баффинову Землю никто и не вкладывает). Во-вторых, и самое главное: кто это вообще делал в Канаду «развивающие» инвестиции, т.е. вкладывал в раздолбанные и отсталые канадские обрабатывающие предприятия, чтобы сделать их передовыми? Там таких вообще не было! Сначала канадцы сами построили добротную обрабатывающую экономику, потом в нее понесли деньги. Действительно, если дело уже заведомо хорошо идет, какая разница, какой климат? А вот если надо поднимать развалюху, то в силу в полной мере вступает - с роковыми последствиями для России - разобранная выше логика].. Иными словами - не вложит никогда вообще. Даже если Чубайс угробит, выполняя условия МВФ, две трети населения. (Долго-долго либералы верещали, что для привлечения инвестиций надо покончить с инфляцией, как бы это ни било по населению. Теперь не верещат. Дело в том, что за это время с инфляцией было практически покончено дважды, оба раза на пару лет: 96-97, 99-2001 - а никаких достойных упоминания развивающих инвестиций все равно нет и не было).

4) Смотри раздел II.1 о том, что для отстающей экономики «открытая» экономическая модель, интеграция в мировое хозяйство (а частная организация экономики заведомо приводит к такой интеграции) - верный карачун. Это и есть главный фактор провала либеральных реформ в России. Как и предыдущий, он вообще не зависит от техники проведения реформ, а полностью предопределен характером их исходной, стартовой позиции (и, соответственно, его всеподавляющий погибельный эффект никакими силами не отменяем - за исключением, разумеется, самого отказа от реформ).

МОРАЛЬ: либеральные реформы (в экономике - о политическом либерализме тут вообще речи нет, кстати, он с экономическим ничем сам по себе не связан) заранее и заведомо могли принести России образца 1955-1985 гг. только катастрофу*. Их продолжение эту катастрофу может только усугублять (до какого-то предела; дальше будут экономическая стагнация для большинства населения страны и «бразильский» рост для его небольшой части, при непрерывном убывании населения в целом и нарастающем отставании от развитых стран). Происходит все это не по каким-то непостижимым или сложно-научным законам, а от действия простейших причин, уловимых самым элементарным здравым смыслом. Противоположные результаты либеральной экономической модели для Запада и для нас - следствие не мифических «сущностно-цивилизационных» различий между нами, а внешних и сугубо технических обстоятельств**.

[*Разумеется, в стране есть некий «здоровый», мало-помалу расширяющийся сектор производительной экономики. Однако если присмотреться, кого он обслуживает и чем оплачивается, то выяснится неприглядная картина: он обслуживает людей, получающих средства на его оплату почти исключительно от вывоза сырья и ограбления соотечественников - прямо или опосредованно. К примеру, я самолично заработал в прошлом году эн баксов, преподавая историю одному дитяти среднезажиточного ювелирных дел мастера. И я, и ювелирный мастер деньги свои заработали честно, и по характеру данного заработка принадлежим этому самому здоровому сектору экономики, но если проследить цепочку - т.е. источник полученных нами средств - до конца, она с девяностопроцентной вероятностью упрется либо в разворованные займы, либо в разворованные подати (под «разворовыванием» с полными основаниями понимается также «честно-официальное» выделение начальству на зарплату и в прочее обеспечение средств, на порядки превосходящие средний доход остального населения), либо в доход от продажи сырья, которое по делу должно было бы остаться в стране и обслуживать интересы соотечественников.
Стало быть, в существовании этого «здорового» сектора хорошего не больше, чем в резком взлете розничной и оптовой торговли и ремесленного производства в Освенциме после появления там концлагеря (чья охрана и персонал создавали повышенный спрос на все перечисленное), - не говоря уж о его существенном вкладе в агротехнику и бытовую химию в виде удобрений из пепла и мыла из человеческих тканей. Другие ближайшие аналогии - «здоровый» сектор экономики Индии прошлого века, сложившийся вокруг колониальных властей и «европейских кварталов» (кстати, такой «здоровый» и «растущий» сектор - непременная принадлежность всякой колониальной экономики) или рост городской экономики Европы эпохи «первоначального накопления» (см. раздел II)].

[**Итак, восстановление России мыслимо только на, так сказать, «социалистическом» (насеровско-дэнсяопиновского, а не советского образца) пути. Подчеркнем, что никакой «цивилизационной альтернативы» Западу, никакой особой миссии, никакого «особого экзистенциального выбора», что бы на эту тему ни писали, в этом нет. «Социализм» России - стране с отсталой экономикой - нужен ровно для тех же целей и по тем же причинам, для которых Западу - экономическому лидеру - нужен «капитализм». Цели эти сводятся к самому обычному безблагодатному материальному и эмоциональному комфорту обывателей.
К сожалению, отечественные сторонники «социалистической модели» в упор не желают этого ни понимать, ни признавать. В «советском проекте» они восхищаются либо тем, чего в нем вообще не было (в лучшем случае), либо его эксцессами, пороками и преступлениями (то есть тем, что в нем хотя и было, но лучше бы не было). Ярким - и потому тем более смешным - примером является выступление С. Кара-Мурзы в июльском (2000 г.) номере «Завтра», где он на полном серьезе пишет, что «советский проект» - это попытка построить общество на началах солидарности и взаимопомощи вместо конкуренции и соперничества, прорваться, так сказать, в новое социальное измерение. То есть госсобственность на средства производства - это такая «сущностная альтернатива» (а не просто особый, альтернативный набор технических средств). Большей чуши я в жизни не читал: общеизвестно, что при госсобственности на средства производства люди соперничают друг с другом не менее лихо и яростно, чем при капитализме (из-за чинов, властного авторитета, продвижения по иерархической лестнице, т.е. степени признания со стороны государства - а в конечном счете во многом из-за тех же матблаг, количество которых этой степенью и определяется). Более того, конкуренция такого рода при социализме, как правило, идет обостреннее, так как все оспаривают друг у друга благосклонность одного-единственного Покупателя - государства - а не разных, как при частнособственнической системе. Взаимопомощи же и при «капитализме» вполне достаточно (если он голландский, французский, тайваньский, немецкий или скандинавский, а не бразильский). Таким образом, «социализм» можно хвалить за что угодно, только не за то, что в нем увидел Кара-Мурза. Как давно известно, единственный способ перевести людей в новое качество социальных отношений, доставить их к «новой земле и новым небесам» - это уложить их в могилу (или в раннехристианскую общину, что примерно то же самое).

P.S. Тактическая рекомендация по дискуссиям с либералом.
Достаточно часто при общении с либералом сопоставимой весовой категории возникает необходимость «посадить» указанного либерала так, чтобы тот сам это понял (тогда поймет и аудитория, если, конечно, разговор прилюдный). Аргументация по существу (наподобие изложенной выше) тут не работает: во-первых, для ее изложения нет времени, во-вторых, либерал располагает несколькими мифами, от которых ваши рассуждения отскочат, как горох от стены***. Дискредитировать же эти мифы так, чтобы ваш собеседник сам это понял, нельзя (это, кстати, относится ко всем религиозным мифам).
Целесообразнее привести либерала к внутреннему противоречию, используя его обычную - и законную - пламенную ненависть к германскому нацизму. Для чего рекомендуется следующее, опробованное на опыте, для либерала совершенно неожиданное (и вполне истинное само по себе) рассуждение.
В Германии 1933 года положение населения было, как известно, совершенно катастрофическим. Миллионы голодали и сидели без работы без всякой надежды на улучшение. Страна была лишена национального суверенитета. Явился господин Г. и предложил, грубо говоря, следующую сделку: он избавляет подавляющее большинство населения от голода и дает ему работу и суверенитет, а взамен требует выдать ему головой на произвольное притеснение, унижение и разорение 500-600 тысяч человек (лишенные гражданских прав германские евреи + примерно 200 тысяч человек, прошедшие через лагеря до 1939 включительно). Ничего другого он не просил (война, эвтаназия и Холокост не оговаривались даже намеком, никаких массовых убийств ненацистов до 1939 не было), и ни на что другое, таким образом, санкции ему немцы не давали. Сделка была заключена. Свою часть сделки Гитлер выполнил уже к 35-36 гг.: 70 миллионов человек получили верный и хороший заработок, Версальские ограничения были ликвидированы, полмиллиона человек были «опущены» без вины. То есть 99,3 % народа с большого отчаяния решились набить себе брюхо и вернуть государственную независимость, предав и продав остальные 0,7 %. Эту сделку либералы, шипя и плюясь от негодования, именуют с самого начала сделкой с дьяволом и ставят в чрезвычайную вину заключившей его части германского гражданства - что, кстати говоря, совершенно справедливо.
Теперь обратимся к России. Как бы «ужасно» ни жил при застое народ России, он, уж конечно, был в это время в гораздо лучшем положении, чем немцы в 1933: наши в 1985 и больше ели, и больше отдыхали, и ущерба для суверенитета не было. Тем не менее многого не хватало. Явились гг. реформаторы и предложили сделку: через некоторое время они дают населению эффективную экономику ценой огромных первоначальных тягот для подавляющего большинства населения и беспросветного разорения для пятнадцати-двадцати процентов (неэффективные работники, которых было никак не меньше даже по самым оптимистическим оценкам). Народ на такую сделку пошел с большим восторгом («Да-да-нет-да»). Либералы ее выполнили весьма хреново: ухудшилось - причем катастрофически, вдвое и более - качество жизни (медицина и еда) - не для 15-20, а для 60-70 % населения (а эффективной экономики, кстати, так никакой и не построили). Дело это вполне сопоставимое с гитлеровским, поскольку представитель этих наших 70 % потерял благодаря гг. либералам существенно больше, чем еврей в Германии к 1938 благодаря нацистам (номинальные гражданские права, конечно, все при нашем человеке, во всяком случае на словах, но жрать он стал куда хуже, от уголовного или государственного - как в Чечне - насилия реально защищен он стал тоже куда хуже и т.д. - в общем, все реальные жизнеобеспечивающие параметры его жизни понижены еще больше, чем у немецких евреев по крайней мере до конца 1938 г.). Лучшее доказательство этому совсем простое: у населения России - даже в среднем (т.е. считая выигравшие или не проигравшие от реформ 20-25 % населения!) - смертность возросла (исключительно за счет ухудшения условий жизни!) с 1989-1990 в 1,6-2 раза, у германских евреев до Холокоста (т.е., для них - до 1940-41) практически не росла вовсе.
Иными словами, Россия «демократических реформ» - это нечто вроде Германии Гитлера [до 1939!] (только без ее технических и экономических достоинств - впрочем, это замечание не для либеральных ушей), причем с существенными отклонениями к худшему: сделка с дьяволом здесь куда более подлая и крупномасштабная, чем в Германии (в роли «евреев etc.» выступает больше половины населения, а не 0,7 %), а оснований для нее - т.е. исходных бедствий - в России было куда меньше.
Вывод: отечественные либералы совершенно основательно считают нацистов исключительными сволочами и преступниками. Но себя они должны, оставаясь элементарно последовательными, признать еще более гнусными и вредоносными сволочами и преступниками того же типа****.

***[Эти мифы делятся на два сорта: ложные модели реальности (историческая неизбежность нынешнего «пути реформ»; некая фантастическая катастрофа, в которую не то уже ввергла, не то вот-вот собиралась ввергнуть страну брежневская экономика, - преодоление или предотвращение этой-то катастрофы и потребовало якобы всех нынешних жертв, за которые, таким образом, ответ несет, оказывается, «эпоха застоя») и просто хлесткие абсурдные фразы, существующие исключительно на уровне слов (объявление позитивными результатами реформ «обретения демократии» - при том, что низы имеют еще меньшее влияние на верхи, чем раньше, - и, конечно, бессмертные «наполнившиеся прилавки» - при том, что все, включая самих выкликающих это рыбье слово, знают что потребление и качество жизни катастрофически упало).
Блестящий и исключительно подробный разбор либеральной мифологии смотри в последней работе С. Кара-Мурзы («Манипуляция сознанием», М., 2000) - незаменимое чтение для всякого интересующегося тем, от какого именно яда погибла его страна. Что сам Кара-Мурза заражен ядом того же типа (хотя и иного оттенка), совершенно неважно, так как на его критических штудиях (в отличие от позитивных высказываний) это не отражается].

[****Кстати, как и следовало ожидать, по убийствам своих собственных невинных граждан они тоже с нацистами вполне сопоставимы. В Чечне от рук режима безвинно погибло тысяч 100 человек (на 10-15 тысяч боевиков), бежали тысяч 300. Гитлер немецких граждан - евреев и неевреев - до 1941 года истребил не более 100-120 тысяч человек (кстати, в названный период это были в основном арийцы - жертвы программы эвтаназии), а до конца режима, считая вместе с репрессированными в конце войны «пораженцами» и антинацистскими заговорщиками - не более 500 тысяч. О грабеже и насильственном разорении нечего и говорить: при либералах незаконно (достаточно вспомнить, с какими нарушениями даже нынешних похабных законов осуществлялась приватизация; да и долги по зарплатам, пенсиям, социальным выплатам; все это - классическое незаконное присвоение чужой собственности) лишились собственности (включая долю в дробной собственности) миллионы граждан - куда больше, чем при нацистах.
Все дело в том, что отечественные либералы, как и германские нацисты - типичные носители принципа ННО, смотри раздел IV.III].

Old Post 26.04.2003 13:20
Mogultaj на форуме отсутствует СведенияПриватное послание СайтНайти все
Mogultaj
Постоянный посетитель

Moscow

IV. (уже вывешивалось - без аппендикса, правда, - но вообще-то живет здесь)

НЕОГРАНИЧЕННАЯ НАСИЛЬСТВЕННАЯ ОПТИМИЗАЦИЯ
КАК ЭЛЕМЕНТАРНОЕ КУЛЬТУРНОЕ НАЧАЛО.

Кто бы, где бы, какой ценой возвыситься ни решил
над справедливостью земной, - не стерпи, чтоб он жил!
«Святая отчизна», «святой народ», «святой король» - не робей:
не пускай бессмыслицы в оборот, крикни «Взвод!» - и убей!
Киплинг
Самым разумным способом описания сложных вещей является разложение их на элементарные составные части с последующим выяснением удельного веса и значения каждой из них. Как представляется, одним из важнейших подобных элементов в идейной и социально-политической жизни XX в. является принцип Неограниченной насильственной оптимизации (ННО). До последних двух столетий этот принцип был практически неизвестен (так что это культурная инновация), отчего и возникла прискорбная ситуация: как обычные люди, так и специалисты этой инновации не видят в упор, так что либо втискивают связанные с ней явления в рамки привычного культурного пространства (где им на деле не находится места), либо просто игнорируют эти явления. Попробуем поправить дело.
1. Выявление предмета разговора. Зададимся вопросом: что, собственно говоря, можно иметь против нацистской Германии? Дело в том, что описывая ее порядки, историки обычно останавливаются на нескольких наиболее важных чертах «физиологической» составляющей жизни этой страны (см. гл.II.1), а эти черты с точки зрения нормального человека либо заслуживают похвалы, либо не заслуживают никакого особенного негодования. Экономическая система нацистов (жесткое государственное регулирование и планирование, автаркия при крупной частной собственности в важнейших отраслях промышленности и мелкой - в прочих областях экономики) является, по-видимому, оптимальной; во всяком случае, она одновременно вывела страну из жесточайшего кризиса, повысила уровень жизни народа и обеспечила невиданные для Германии возможности военного производства без особого падения жизненного уровня. Политическая диктатура применялась во всех странах в критических ситуациях (а германскую ситуацию после 1918 г. не называть критической мог бы только полный идиот), да и без таковых появлялась в десятках случаев и никакого негодования у зрителей и потомства сама по себе не вызывала, а часто вызывала и всеобщее восхищение (достаточно вспомнить режимы Цезаря, Антонинов, Наполеона и нынешних египетских военачальников, начиная с Насера). Да и вообще никто не отшатывается с содроганием от обычных абсолютных монархий Запада и Востока, а ведь там жили и живут люди, ничуть не меньше желавшие и заслуживавшие вольностей, чем все остальные. Социальная политика нацистов была направлена на обеспечение определенного прочного достатка масс с его дальнейшим повышением, смягчение социальной пропасти между верхом и низом (путем создания структур, перекрывающих эту пропасть и служащих для «низов» своего рода мостиками через нее; правящая партия в однопартийных странах существует именно для этого) и, соответственно, на неизмеримо более свободную и массовую кооптацию выходцев из «низов» в правящую верхушку, чем при кайзере и веймарцах. Обо всем этом нельзя сказать ничего, кроме хорошего. «Большая агрессивная война» во внешней политике особого восторга не заслуживает, но и никаких пароксизмов гнева у нормального наблюдателя сама по себе не вызывает. Экспансионистские войны - войны за добычу - вели все и всегда, и если кто-то решился вести такую войну разом с половиной мира, а ставкой сделал не пару пограничных провинций, а мировое господство, то оценивать это можно только с одной точки зрения: насколько это было необходимо и рискованно для страны, насколько большие надо было принести для этого жертвы и насколько выигрыш окупал бы эти жертвы. Легко заметить, что оценка эта чисто техническая и никаких принципиальных возражений против «большой войны» не несет. Во всяком случае, для того подавляющего большинства англичан, американцев и русских, которых не охватывают приступы омерзения при воспоминании о создании Британской, Американской и Российской империй (а все они создавались в агрессивных войнах, в том числе в этом веке), негодовать по поводу военного экспансионизма нацистов как такового было бы верхом идиотизма.
Что же остается? Остается то, что, собственно и вызывает отвращение к нацистам у тех, у кого это отвращение имеется вообще: изгнание и истребление ни в чем не повинных «своих» (германских евреев; цыган; психо- и нервнобольных; вообще всех, кто особенно не понравился), садистские опыты на людях, массовые убийства мирных чужеземцев в завоеванных странах (в том числе казни безвинных заложников), избиения пленных.... за мелкими исключениями это все. Имеют ли все эти деяния какую бы то ни было практическую ценность, политическую целесообразность? Вообще говоря, да. Психов изничтожали, чтобы не тратить деньги на прокорм никчемных людей и освободить помещения для раненых солдат или здоровых эсэсовцев, германских евреев и цыган - как расовую антиматерию, гибельную для грядущего рейха (по представлениям элиты), или просто как политически вредный в массе своей элемент (по мысли части рядового населения), чужаков - в тех же целях, а также для устрашения, для лишения завоеванных стран потенциальной элиты (так истребляли польскую интеллигенцию и дворянство), для расчистки места под немецких колонистов или просто из нежелания кормить лишние рты (так уничтожали, к примеру, детские дома в России). Во всех этих мерах четко прослеживается некий один и тот же «вкус и цвет». Именно он, как говорилось, отталкивает нормального наблюдателя. Попытаемся определить, каков же он в точности. Задача эта представляется важной уже потому, что этот вкус и цвет, как видим, совершенно портит впечатление от огромной системы, в остальных своих (куда более важных с чисто «технической» точки зрения) частях весьма здоровой и заслуживающей похвалы. Пример падения Советского Союза показывает, что такие «ложки дегтя» не просто бесчестят страну, отравляя все ее победы (это вещь нематериальная, а для многих в наше поганое время и спорная), но оказываются для нее более чем гибельны во вполне физическом смысле слова*.
Итак, что это за вкус и цвет? Сразу ясно, что дело здесь не в насилии и убийствах как таковых (хотя современное сознание воспринимает дело именно так): обычная война за добычу изобилует тем и другим, но не вызывает даже отдаленно подобной реакции, а в большинстве случаев сама по себе вообще считается делом похвальным (если, разумеется, кончилась победой).
Далее, современные историки сосредоточились почему-то на том, что некоторые из перечисленных выше нацистских проектов (еврейско-цыганский Эндлозунг, массовый террор на Востоке) на самом деле были нецелесообразны. Справедливо указывают, что Эндлозунг отвлекал от дела много сотен тысяч вооруженных людей и уничтожал трудовые ресурсы, вместо того чтобы использовать их**, а антиславянская расовая политика, террор и грабеж на Востоке только усиливали местное сопротивление вместо того, чтобы ослаблять его, и не позволили немцам сформировать здесь сколько-нибудь значительные прогерманские силы, превратив покоренных в союзников и подняв их на войну под антибольшевистскими национальными лозунгами. Обсуждаемый нами «вкус и цвет» в этой ситуации определяют просто как «безумие» (именно это восприятие сейчас, пожалуй, доминирует). Однако уже программу эвтаназии и казни заложников нецелесообразными счесть никак нельзя. Кроме того, даже мнение о нецелесообразности расовой политики может быть разумно оспорено: единение нации путем приискания ей общего врага - прием общеизвестный (в 1999/2000 его применял Путин), и если это враг, так сказать, космологического, а не обычного «земного» измерения и масштаба (а всемирно-историческая расовая антиматерия в лице евреев - это именно такой космологический враг), то единение перед его лицом становится еще более глубоким и крепким (коль скоро людей вообще смогли убедить в существовании такого врага). За такое единение вполне можно заплатить отвлечением военных ресурсов на карательные мероприятия. Массовый террор и государственный грабеж на Востоке нецелесообразны с точки зрения подчинения жителей Востока, но вполне целесообразны с точки зрения их вытеснения, уничтожения и замены немцами. Когда германские генералы и современные историки говорят об идиотизме восточной политики Гитлера, они молчаливо исходят из того факта, что войну Германия все-таки проиграла. Зная, что поставленные Гитлером цели оказались не достигнуты, они задним числом подыскивают более достижимые, и в рамках этих более достижимых целей мероприятия Гитлера оказываются действительно нецелесообразными. Однако они вполне отвечают тем куда более широким целям, которые он ставил перед собой на деле. Наконец, можно насчитать с десяток чисто военных «нецелесообразных» действий, т.е. ошибок, которые оказались для Германии куда более роковыми, чем все ужасы нацизма (нападение на Россию в конце июня вместо начала мая, остановка группы «Центр» в августе, пауза в наступлении на Москву в конце октября - начале ноября, неподготовленность к зимней кампании 41/42 гг., решение захватить нефтяные поля Чечни и Баку вместо того, чтобы поджечь их). Никто, однако, не отшатывается с омерзением от этих действий и решений, хотя они были еще более нецелесообразными, чем террор.
Таким образом, не «безумие/нецелесообразность» формируют интересующий нас специфический «вкус и цвет». Его следует определять как принцип неограниченной (не ограниченной стандартной частной справедливостью) насильственной оптимизации, то есть как готовность применять любые (или грубо непропорциональные) средства для достижения некой цели, положительной самой по себе, - т.е. для некоторого улучшения. Например, всякий нормальный человек согласится с тем, что моноэтничное общество стабильнее, однороднее и гармоничнее полиэтничного, а чем меньше в нем людей с физическими дефектами, тем лучше. Однако, к примеру, брежневский Советский Союз ради первой цели поддерживал великодержавную российскую традицию, боролся с «местным национализмом» и настаивал на роли русского этноса как «старшего брата». Ради второй цели Советы укрепляли здравоохранение, пытались сделать массовым спорт и запрещали деторождение парам с тяжкими наследственными болезнями (вроде туберкулеза и наследственного безумия). Нацисты же первой цели достигали изничтожением, изгнанием или тяжелейшим поражением в правах этнических меньшинств, а второй - опять-таки, изничтожением ряда категорий тяжелобольных.
Иными словами, у всех с детства имеются некие представления об элементарных принципах человеческого общежития (нет кары без вины, при возможности ослабевшему помоги и т.п.; все это укладывается в парадигму взаимопомощи и ненападения, которые, собственно говоря, общество и создают). Периодически для тех или иных частных улучшений этого самого общежития может быть полезно нарушить эти общие принципы (или это только так кажется). Логика нормального человека (пусть даже и бандита) такова: нарушай только в самом крайнем случае, памятуя, что ценность и польза самих указанных принципов для общества куда необходимее и выше ценности и пользы подавляющего большинства всех мыслимых улучшений, которые планируется достигать ценой их (принципов) подрыва. Во всех случаях старайся выкрутиться с минимальными нарушениями или без оных, хотя бы и ценой повышенных жертв в «материальном» исчислении (т.е. жертвуй количеством, чтобы не терять качества). Если же это невозможно, нарушай в строгой пропорции с достигаемым благом. Логика нацизма, или Неограниченной насильственной оптимизации (далее ННО): нарушай как хочешь и в любой мере, лишь бы улучшить побыстрее. Годится любая цена за любое улучшение. Лучше всего такая логика передана в известном анекдоте: «Берия говорит Сталину: - Слушай, Коба, тут дворник - точь-в-точь, как ты, с виду. И усы такие же. Нехорошо получается! - Сталин: - Расстрэлять! - Берия: - А может, побрить? - Сталин: - Можно и так». Подобное равнодушие к «цене вопроса» - это и есть ННО. Легко заметить, что именно в этой плоскости лежит все, что может быть в действительности причислено к преступлениям нацизма, большевизма и т.п.***.
Еще короче, пользуясь отличной в данном случае формулой Достоевского, ННО можно определить как признание даже не «права» на несправедливость и бесчестье, но настоящей обязанности идти на него при достижении любых признанных благими целей.
II. Каковы ментальные основы ННО? Логически она совершенно нелепа, так как при свойственной ей постановке вопроса совершенно утрачивается из виду, кто же и для кого производит улучшения, т.е. кому, собственно, становится лучше. Стоит только дать себе труд посмотреть на лозунги ННО с этой точки зрения, как они начинают разрушать сами себя. Что значит «обществу будет лучше, если в нем насильственно убить всех тяжелобольных»? Самим тяжелобольным, надо полагать, лучше не будет (иначе речь шла бы об эвтаназии добровольной, а не принудительной). Лучше, значит, будет остальным. Иными словами, оказывается, что Х может убить своего невинного согражданина Y просто потому что ему (Иксу) от этого будет лучше. В таком случае почему этот Х вообще должен думать о каком-то общем улучшении и ограничиться истреблением тяжелобольных, а не займется сразу разбоем, обманом и грабежом соседей, от которого выиграет прямо и гораздо больше, чем от ликвидации лишних едоков и прочих заморочек ННО? Такая логика поведения, коренящаяся в самой природе ННО, окажется в ее рамках совершенно неизбежной, однако сами сторонники ННО, вопреки этой логике, вовсе не поощряют заурядного, уголовного разбоя и воровства. Таким образом, принцип ННО противоречит сам себе. Если сторонник ННО захочет сохранить последовательность, он должен будет прийти к неограниченной ницшеанской «борьбе всех против всех», применительно к которой об улучшениях вообще говорить нельзя (ницшеанец не может поступать «лучше» или «хуже»: он - единичная самовыражающаяся воля, в каждый момент тождественная только самой себе и не имеющая внешней точки отсчета для соизмерения и оценки своих действий).
В действительности сторонники ННО для сведения концов с концами применяют замечательный прием: они разводят жертвы оптимизации и выигравших от нее не в пространстве, а во времени. Психов убивают (вариант: за анекдоты про товарища Сталина расстреливают) не ради современников - они, по идее, такое же дерьмо/материал, как и жертвы - а ради построения лучшего будущего, в котором как раз никого и никогда не придется убивать. Здесь носитель ННО как бы раздваивается: действует-то он в настоящем, но для оценки самого себя заскакивает в то самое будущее, когда положительные плоды его деяний еще чувствуются, а про покойников и преступления все давно забыли. С этой безопасной позиции он и выносит себе самому положительную оценку.
Разумеется, на деле это чистое шулерство. Во-первых, вся человеческая система оценок рассчитана именно на суждение «от настоящего момента» (на основании той глубокой мудрости, что будущее все равно темно и неизвестно, а к тому же случится не с нами, и танцевать от него поэтому в принципе нельзя). Народный инстинкт здравого смысла давно высмеял попытки выносить оценки «с точки зрения предполагаемых объективных последствий», создав анекдот о награждении Николая II орденом Октябрьской революции за создание революционной ситуации в России. Во-вторых, оценивать жертвы, взысканные с лица А, с точки зрения прибылей, полученных в результате лицом Б, можно либо в том случае, если сами эти А и Б состоят в едином договоре о взаимной конвертации прибылей и убытков, дозволяющем подобные жертвы (и тогда речь, пойдет, собственно, об изменениях в их общем/взаимном благе), либо в том случае, если ты - друг Б и враг А. Поскольку никакого «договора» с неродившимися людьми будущего нет и быть не может, получается, что носитель ННО, приносящий в жертву современников ради будущего - это в точном смысле слова предатель-диверсант, агент будущего в настоящем времени, «враг (существующего) рода человеческого». А если вспомнить, что реально никакого такого будущего пока нет, и существует оно исключительно в голове носителя ННО, то окажется, что агент он даже и не людей (хотя бы и будущих), а собственной мании величия.
Психологические основы ННО очевидны - это инфантильно-бабское желание надрывно, слезливо и восторженно оправдывать и тиражировать любые гнусности (а) свои и (б) своей власти/стаи. Для ознакомления с этим психологическим комплексом любой желающий может обратиться к материалам патриотического «Завтра» и (в несколько - хотя и ненамного - менее надрывном варианте) либерального «Сегодня».
III. ННО как главный фактор современного краха России.

Тезис 1. Главное, что можно и должно считать преступлением и злом либералов последних 10 лет - это ННО. В самом деле, они всего-навсего решили обездолить, пустить по миру и лишить социальной защиты около двух третей населения ради построения эффективной экономики. Совершенно необязательно считать, что эту задачу они провалят (то есть провалить-то они ее провалят, но не потому, что сама идея подобного «развития на костях» в принципе неверна - в Англии эпохи огораживаний она отлично сработала - а из-за сопутствующих обстоятельств, см. раздел III). А что, если бы не провалили - и лет через тридцать в России такой ценой и вправду появилась бы экономика, развивающаяся так же быстро и эффективно, как, допустим, испанская, - тут уж надо было бы им, что ли, сказать: «Извините, родимые, зря мы вас так крыли! Мы-то думали, что вы похлебку из наших соотечественников для нас варить начнете, да так и не сварите, зря мясо переведете, а вы вот и сварили, и нас накормили, так мы вам оченно благодарны»? А если не вставать на такую позицию, то кроме ННО, на Чубайса повесить вообще нечего.
Без ННО даже самый либеральный идеолог не стал бы проводить здесь политики либерализма (поскольку то, что такая политика в условиях России пойдет «по телам», открыто признавали все, в том числе эти самые идеологи). А с ННО и не самый либеральный будет действовать как последняя немецко-фашистская гадина. Таким образом, именно в ННО следует видеть корень погубившего нас зла (на уровне элиты).

Тезис 2. Только въевшаяся в плоть и кровь народа концепция ННО предопределила победу либерального курса. Либеральные идеологи никогда не скрывали, что к вершинам своей эффективной экономики они намерены повести достойных этих вершин мужей по телам их менее удачливых соотечественников. Конец 91 года - это открытый и яростный вопль о необходимости «непопулярных мер» и «шоковой терапии» (Гайдар заметил, что из населения «кто-то просто умрет» - и явно имел в виду не тот самоочевидный факт, что кто-то умирает каждый день от старости; да и само выражение «шоковая терапия» комментариев не требует); 92-й, далее везде - это она самая, шоковая; 93-й - рассуждения Леонида Млечина о необходимости передать всю власть в стране цивилизованному меньшинству процентов в 10, а прочее быдло - контролировать, опираясь на введенные в Россию специально для такого дела оккупационные контингенты НАТО. И т.д. и т.п. Несмотря на это, более половины населения поддержало «курс реформ» три раза кряду: на референдуме 93 (том самом - «да-да-хрен-на»), на выборах 96 и на выборах 99/2000. Ясно, что такая поддержка мыслима, только если население само разделяет принципы ННО и с готовностью, хотя бы и ругаясь, признает себя материалом для очередной великой стройки. Особенно ясно это видно на примере победы Путина. Он добился народной любви, конечно же, не самим применением силы в Чечне (если бы в сентябре 1999 наши диверсанты убили Басаева, Хаттаба етс., никто бы Путина не любил), а его заведомо преступным характером в четком стиле ННО. Идиоты те, кто упрекают Путина в том, что он ради убийства террористов гробит заодно мирных жителей. Он не добился бы никакой народной любви, если бы действовал по мере и справедливости. Как совершенно правильно заметил Гитлер в преамбуле к приказу об особой военной подсудности на Востоке, впечатление здесь производит только необычайная и избыточная жестокость. Гитлер только забыл - на свою голову - что впечатление она производит двоякое: отрицательное, когда исходит от внешнего завоевателя, и положительное, когда исходит от своего правителя. А это - классическая ментальность ННО (просто про чужого завоевателя заведомо известно, что улучшать он здесь ни хрена и не собирается - с чего бы это? - а вот про своего так же естественно предполагать противоположное).
Таким образом, только ННО обеспечила принятие охарактеризованного выше выбора элиты качественным большинством населения страны.

Тезис 3. В силу этого нынешняя оппозиция никогда не справится с либералами. Дело в том, что оппозиция сама целиком разделяет ментальность ННО. Особо доказывать это нечего, достаточно упомянуть, что ее знаковые герои - это Петр I, Сталин и Жуков. Но все зло либералов и одновременно главный фактор их победы заключается именно в ННО. Таким образом, прекратить народное бедствие оппозиция не может не в силу каких-то технических или случайных факторов, и даже не по глупости, а по самой своей, с позволения сказать, душевной природе. Характерный практический пример - массовая объективная (а частично и субъективная, смотри роскошное послевыборное интервью Проханова - Чикина) поддержка Путина оппозицией в 99-2000 - исключительно под обаянием реализации ННО в Чечне. Проханов никогда не одолеет Чубайса, потому что реальный Проханов поражен ровно тем же вирусом, разрушающим структуры мысли и совести, что и Чубайс (хотя оба они с этим тезисом категорически не согласятся). А поскольку Чубайс еще и технически могущественнее, то Проханов не одолеет его даже как альтернативная модификация ННО.
[Тезис 3 сейчас можно считать доказанным самой жизнью. Как бы ни была отвратительна для гг. оппозиционеров реальная программа нынешнего начальства, они неотвратимо и чуть ли не осознанно покупаются им на корню уже по одному тому, что оно поубивало без вины много народу и произносит геройские фразы про сортир - а именно в этом и заключается для оппозионеров описанного образца подлинное величие отечества].
[Добавление 20.08.2000. Сердце радуется, когда видишь, как вся нелюдь от ННО на глазах свивается в единый клубок, независимо от степени взаимной внутренней ненависти. Проханов с середины августа месяца умиляется Путину, объявив, что впервые за 10 лет Кремль стал для него родным; а Чубайс и его Эспээс собираются поддерживать в Поволжье на выборах не кого иного, как Шаманова].
P.S. Вообще говоря, внимательный читатель давно мог бы зарезервировать одно существенное замечание: все те безобразия, которые я выше возвел к ННО, могут, казалось бы, наблюдаться и без него. Да, нацисты убивали евреев и цыган и травили детские дома в Крыму, Ленин брал и изничтожал заложников****, а товарищ Сталин убивал за анекдоты во имя «великих идей преображения мира». Но в современной России жизнь человека, как показывает Чечня с одной стороны, либеральная экономическая политика с другой и размах «бытовой» преступности с третьей, ценится ничуть не дороже. Психологически это, может, и восходит к когдатошнему подсознательному усвоению принципов ННО (см. выше), но сами эти принципы официально в нынешней России не только не декларируются, а, наоборот, категорически отрицаются и верхами, и низами. В Сальвадоре карательные войска, боровшиеся с партизанами, устраивали Хатынь в каждой второй деревне, хотя это были их соотечественники, а не оккупированные чужаки, и никакая сверхценная идеология за ними при этом не стояла.
При оценке этих явлений надо иметь в виду, что подобное обращение со «своими», за редчайшими исключениями, всегда связано с открытым и громогласным исповедованием той или иной модификации ННО если не сейчас, то в прошлом. Именно оно и вызвало ту эрозию поведения, которая теперь сказывается уже независимо от какой бы то ни было идеологии, сама по себе. Причем по последствиям такая ситуация опаснее своей предыстории, т.е. фазы открытого и осознанного провозглашения ННО. В последнем случае, так же открыто и осознанно отказавшись от названного принципа полностью или частично, люди еще могут устроиться по-человечески (так что немцы создают ФРГ, а наши - брежневскую империю). Но если разрушения, причиняемые социальной психике теорией и практикой ННО, спустились из сферы осознанной идеологии в подкорку, дело гроб: такие люди при любом раскладе просто растекаются в вымирающее и нищающее дерьмо.
[Особенно ясно виден контраст между этими стадиями при сравнении немецкого «пакта с Гитлером» и нашего «пакта-1999/2000». Формула пакта с Гитлером (см. P.S. к разделу III) такова: «Мы готовы выдать тебе на растерзание от нашего имени каждого сотого ради того, чтобы провел программу, которая покончит с разорением и нищетой для остальных девяносто девяти». Формула пакта-2000: «Мы готовы на то, чтобы ты провел программу, которая ввергнет нас в еще большее разорение и нищету, ради того, чтобы ты хоть кого-то растерзал от нашего имени». Здесь цена немецкой сделки с дьяволом как раз и становится самоцелью, а зло, ради спасения от которого немцы на эту сделку пошли - допустимой ценой! Ясно, что люди со столь глубоким извращением социальных инстинктов к выживанию неспособны - о чем смотри также сочинения С.Кара-Мурзы, посвященные информационной стороне дела].


*Дело в том, что нормальное социальное сознание, для которого являются ценными стандартные начала человеческого общежития (обычная «справедливость» воздаяния, предусматривающая наказание по вине, награду по заслугам, ненападение и взаимопомощь для «своих» и непричинение лишнего вреда, т.е. вреда без необходимости для всех вообще; то, что сколько-нибудь приемлемое общежитие вне этих принципов невозможно, ясно всем и каждому), с такими «ложками дегтя» несовместимо, поскольку они предусматривают открытое и программное нарушение указанных начал. При таком нарушении, особенно, если оно приобретает частый характер (а ясно, что, допустив меры такого рода один раз, социум на этом не остановится, в противном случае, кстати, он не допустил бы и первого раза - никакой такой форс-мажорной необходимости творить свои клятвопреступления у него не было с самого начала), сознание, желающее примириться с национальной практикой, должно чем-то жертвовать: либо самими указанными выше началами, либо элементарной способностью думать и сводить концы с концами («двоемыслие» Оруэлла; в этом случае человек сохраняет представление об этих началах, но в упор не замечает реальности, если они потребовали бы ее осудить, - либо вовсе не применяет их при оценке происходящего, волевым порядком выводя его за пределы этического суда). Иными словами, вся часть нации, желающая остаться лояльной, с неизбежностью превращается либо в сволочей, либо в идиотов (то и другое - частично, секторами сознания). А то, что социум, состоящий из слабоумных, сволочей и «внутренних эмигрантов», нежизнеспособен чисто физически (и, более того, способен самую благоприятную «физически» ситуацию обернуть к своему злейшему вреду), всякий гражданин России хорошо знает по личному опыту.

**Иногда добавляют, что антиеврейские меры ударили рикошетом по самой Германии, сыграв существенную роль в ее международной изоляции (про истребление цыган такое даже придумывать никому неохота - слишком очевидная была бы брехня). Так вообще-то думал и сам Гитлер, приписывавший еврейской прессе ключевую роль в вовлечении Англии и США во вражду с Германией. На деле это полная чушь: соответствующие меры Гитлера, независимо от степени их осуждения или одобрения в других государствах, на реальную политику этих государств абсолютно не влияли и помогали разве что пропаганде Союзников в условиях уже идущей войны (которая разворачивалась по совершенно иным мотивам) , да и то не особенно. В XX, как и в любом другом веке международные отношения не зависят от того, насколько нечеловечески их участники решают свои внутренние дела. Нюрнбергские расовые законы никого с Германией не поссорили, а Аушвиц уже начавшуюся ссору нисколько не обострил.

***Например, что могло бы по-настоящему возмущать в огосударствлении экономики, если бы оно проходило как в Египте - с ограниченным выкупом, сохранением значительной части движимости и части прав собственности у собственников, - т.е. без грабежа? Речь могла бы идти об ошибочности или неэффективности, но не о преступности такой меры (уже независимой, кстати, ни от какой эффективности). Что ужасного было бы в кооперировании крестьян без раскулачивания и голодомора (что такое кооперирование в оных средствах совершенно не нуждается, показала и Восточная Европа, и Израиль, и арабский Восток, да оно и так ясно)? Что такого ужасного в партийной - да и любой другой - диктатуре, если она ограничивается прямой охраной своей власти, а не лезет к гражданам в дом, кровать и душу, не вымогает любви, не казнит за анекдоты и критику деяний товарища Сталина? А то, что могущественная диктатура может прекрасно существовать и без этих изуверских заморочек, доказывают египетские фараоны, продолжающие их Садат с Мубараком, Брежнев, Веспасиан и Наполеон. И т.д.

**** Кстати сказати, в разных материалах, особенно красно-патриотических, так часто и так нагло врут по поводу взятия заложников, что возникает необходимость внести ясность. Словом «заложники», «заложничество» по-русски называются три совершенно разных и разноценных явления.

1) Кто-то кому-то (два племени друг другу, или одно - Ермолову) сознательно и добровольно сам выдает заложника как живую гарантию своего ненападения. Это заложник-«аманат». Это, несомненно, жестокий и тяжелый дипломатический прием, однако ничего структурно несправедливого в нем усмотреть нельзя. Когда по-другому обеспечить ненападение нельзя, этот прием используется за неимением лучшего. С заложниками XX века он ничего общего не имеет.

2) Я, допустим, веду борьбу с вооруженными повстанцами. Взяв некое их количество в плен и осудив законным военно-полевым судом на смертную казнь, я, однако, объявляю: «Если прочие повстанцы воздержатся от нападений, я приостановлю выполнение приговора». Здесь для воздействия на врага применяется угроза в зависимости от их действий отложить или осуществить расправу, которая была бы законной или в принципе допустимой (хотя и необязательной) и независимо ни от чего, сама по себе. Подобное заложничество применялось, к примеру, тыловым начальником Колчака, генералом Розановым (и, впрочем, вскоре было запрещено Колчаком, по крайней мере официально), армиями средневековья и XVIII-XIX вв., в небольших дозах немцами Второй Мировой и т.д. Такие «заложники жизни», конечно, подвергаются тяжелой психологической пытке, но поскольку их «заложничество», как видим, их положения не ухудшает, а дает им некий шанс, особенно ужасаться тут нечему.
2а) «Заложником» оказывается назначенный или сохраненный оккупантами администратор (староста, бургомистр и т.д.); за поддержание порядка он отвечает перед завоевателями головой, о чем и предупреждается. Этот способ периодически применялся европейскими армиями прошлых веков (до рубежа XVIII-XIX вв., иногда и позднее). Однако представляет он собой, в сущности, не заложничество, а частный случай самой обычной по структуре ответственности за порученное лично тебе дело, хотя и крайне суровой, «по законам военного времени». Точно такую же ответственность может понести, к примеру, свой же офицер, допустивший отступление на своем участке. Лишний раз демонстрируя жестокость войны и являясь экстраординарно суровой даже по ее меркам мерой, эта практика не имеет ничего общего со следующей.

3) Для воздействия на Икса я хватаю безвинного передо мной Игрека, не имеющего никакого отношения к делам Икса; трогать Игрека самого по себе никаких оснований у меня нет. Поступаю я так только для того, чтобы Икс и все прочие испугались (особенно эффективно это действует, когда Игрек чем-то дорог Иксу) и выполнили мою волю. Вот такое заложничество - это действительно предел ссученности для тех, кто его практикует. Именно по этой системе брали заложников гг. якобинцы, Ленин (в открытой форме и любых), Сталин (ограничивался членами семьи, каковые и проходили под соответствующей аббревиатурой ЧСВР, Члены семьи Врага Народа), Гитлер (в подавляющем большинстве случаев), немцы франко-прусской и первой мировой войны (в виде исключения), революционные террористы XX в. и нынешние чеченские военачальники типа Радуева и Басаева.
Когда немецкие, наши и радикальные общемировые борзописцы оправдывают или объясняют деяния только что перечисленных лиц тем, что заложников берут все и всегда, - это случай чистейшего шулерства. Кроме этих самых лиц заложничество третьего типа (т.е. единственно по-настоящему подлое заложничество) почти никто не практиковал, да и заложничеством типов 1-2 все прочие пользовались изредка и в виде исключения (так что здесь несопоставимы ни качество, ни масштаб).

Old Post 26.04.2003 13:22
Mogultaj на форуме отсутствует СведенияПриватное послание СайтНайти все
Mogultaj
Постоянный посетитель

Moscow

V.
РУССКАЯ ИМПЕРИЯ: JEDEM DAS SEIN.

С точки зрения муравья солдат, вернее всего, ничем не отличается от бандита. Это неудивительно: муравьи не разбираются в сложностях человеческого общежития, и определяющим признаком солдата и бандита у них неизбежно должен стать одинаковый для обоих Большой Пистолет. Людям, однако, удается довольно легко отличать бандитов от солдат, противопоставлять их друг другу и, более того, приписывать этому противопоставлению важнейшее этическое и социальное значение, начиная от детской игры в "казаки-разбойники" и кончая правительственными указами. Разница между ними заключается, как очевидно всякому, не в характере вооружения, не в наличии формы и уж, конечно, не в том, что солдат действует от имени некоего сообщества, а бандит сам за себя, - банда по определению является сообществом. Бандит отличается от солдата тем, что первый нарушает клятвы справедливости, создающие человеческое общежитие, а второй охраняет их. Поскольку муравьям довольно трудно объяснить, что такое человеческая справедливость, этот - важнейший - аспект описанного противопоставления им волей-неволей приходится опускать. Тогда и под самим этим противопоставлением исчезает всякая почва, так что речь приходится вести просто о "человеке с ружьем".
К сожалению, начиная с середины XIX века общественно-политическая мысль и государственное строительство в большинстве стран мира (во всяком случае в России) были, по-видимому, монополизированы муравьями. Об этом явно свидетельствует судьба термина "Империя" в современной политологической и околополитологической литературе. Вполне серьезные деятели говорят об имперском предназначении той или иной страны, о необходимости или, наоборот, о бремени имперского выбора, об истинной или ложной закономерности гибели империй в современную эпоху и т.д. Теперь можно легко представить себе компанию, в которой несколько молодых людей с одинаковым энтузиазмом пьют за грядущую Российскую Империю; уверены ли они в том, что пьют не то чтобы за одни и те же, а хотя бы за сколько-нибудь сходные вещи?
В самом деле, Империя - это великое государство; Империя - это надрегиональное могущество, Большой Пистолет, колесничная армада три тысячи лет назад, танковая - пятьдесят лет назад, авиаармада - сегодня. Между тем все эти вещи способны определить единое ценностное понятие не в большей степени, чем простой пистолет способен породнить солдата с бандитом. И точно так же, как этих двоих, следует отличать друг от друга Империю-Армию и Империю-Банду (далее, соответственно, Империи А и Б).
Об Империи А можно говорить тогда, когда люди объединяются в сообщество и учреждают сильную, иерархическую, "имперскую" власть для того, чтобы она охраняла и гарантировала их справедливые клятвы, данные во имя их взаимного личного (а не "суммарно-общего") блага, и обеспечивала их взаимную ответственность друг перед другом (и, в той мере, в какой к этому их обязывают непрочные обещания, данные соседям, - перед внешним миром). Такая империя хранит мир клятвы, охраняющей совместимые коренные желания соподданных (самые обычные и вполне обывательские) - то есть их комфорт, безопасность, взаимопомощь и ненападение.
Об Империи Б можно говорить тогда, когда люди учреждают "имперскую" власть для того, чтобы их вожаки, возглавляющую эту власть, могли, пользуясь своей силой, поступать по своему произволу друг с другом и с самими этими людьми, а все вместе члены общества - с внешним миром. Такая империя нарушает внутренние и внешние клятвы и открыто похваляется этим, декларируя тотальную безответственность; точнее, она провозглашает высшую ответственность перед некоей толкуемой ей сверхценной идеей, которая и освобождает ее напрочь от ответственности простой.
Надо поистине сильно поработать над собой, чтобы вогнать эти два сообщества в одну человечески значимую категорию. Разумеется, "имперский" аппарат у той и другой Империи одинаков; однако с точки зрения аксиологической, оценочной, модальной (применять здесь можно любой термин, речь идет о том, что заставляет нас выбирать, чего хотеть, к чему стремиться и чему служить) они так же противоположны, как П.П.Кирсанов и Базаров, даром что пистолетами, как видно из сцены дуэли, владели они оба. То, что объединяет Империи А и Б, никак нельзя считать человеческой ценностью, - это лишь совокупность технических средств; то же, что переживается ими как действительные ценности, прямо противоположно. Кстати, нет ничего глупее, чем считать, что Империя Б есть своего рода недоразвитая - или, наоборот, доведенная до своих логических последствий, - Империя А (ошибка, в которую регулярно впадают многочисленные англо-американские авторы параллелей между Гитлером и Наполеоном). Бандит не является ни недоразвитым, ни до конца развившимся офицером, независимо от грубости или утонченности манер того и другого.
Соответственно, одна из самых неудачных расхожих политических теорий этого столетия - это идея "естественного" перерождения Империи Б в Империю А, в истории России лучше всего представленная сменовеховством. Идея эта кратко может быть сформулирована так: "Рано или поздно пистолет, находящийся в руках бандита, сам преобразит его в полицейского". На бытовом уровне идиотизм подобных предположений вполне очевиден, на политическом, в сущности говоря, тоже.
(Здесь следует упомянуть еще одну форму достойного человеческого общежития, конкурирующую с имперской. Чтобы определить ее, достаточно заменить в формуле Империи А слова "учреждают сильную... власть" на слова "учреждают парцеллярное самоуправление". Тогда вместо Империи мы имеем дело с community, общиной. Большая территория и большие богатства, усложняющие управление и требующие усиленной охраны от соседей, исключают этот путь для многих стран и, в частности, для России. Из этого правила есть всего одно - зато какое! - исключение: США. Это государство, располагая базой, требующей, по общим правилам, имперской организации, пробавляется организацией земской. Исключение, впрочем, кажущееся, так как "коммунальное" устройство США могли позволить себе только потому, что от начала времен не нуждались в серьезной охране сухопутных границ.
Кстати, противоречие между, выражаясь марксистским языком, американским базисом и американской же надстройкой по недоразумению наводит суеверный страх и ненависть на носителей настоящих имперских традиций, особенно в России. Вероятно, так мамлюк смотрел бы на автомобиль: "Если он такой большой, то как он едет без всадника? Не иначе, как силой демонов и колдовства!" Тем не менее, тигру неразумно видеть в большой панде лесное воплощение дьявола на том единственном основании, что все прочие еноты по размерам значительно меньше панды).
Чтобы противопоставление Империй А и Б выразилось яснее, а также чтобы подчеркнуть несовместимость Империи А с классическим современным либерализмом, разберем несколько конкретных примеров, почерпнутых из истории сталинской Империи - несомненной разновидности Империй Б - и ее остатков второй половины XX века.
1) Завоевание Прибалтики в 1939-1940 гг. С точки зрения приверженцев либерализма, такая акция недопустима в принципе (что на практике означает, что ее будут осуществлять от имени какой-нибудь ООН, утопая в морях лжи и стараясь неизменно представлять противника демоническим существом; это довольно сильно разрушает собственную же национальную психику, как и всякая коренная ложь). С точки зрения приверженцев Империи Б (к каковым, тем самым, относится 90 процентов сегодняшних имперцев России) это отличное предприятие. С точки зрения Империи А бескровное покорение чужой страны есть наилучшее дело из всех возможных, а депортация и расстрелы неугодных тебе, но ничем не провинившихся перед тобой жителей этой страны, включая ее прежних правителей, есть, напротив, дело беспримерно гнусное (смотри замечательную беседу, которую Державин - образцовый имперец А - вел с Шешковским по поводу поляков).
2) Депортация немцев в 1941 году. С точки зрения либералов, причинение подобного ущерба невинным согражданам лишь на том основании, что неопределенно большую их часть естественно подозревать в сочувствии врагу или в прослоении его агентами, - есть деяние в принципе нетерпимое, независимо от тяжести положения. На практике это означает, что такой ущерб причиняют молча и извиняются за него через 50 лет, когда компенсировать его, слава Богу, уже некому (американцы и американские граждане - японцы); кстати, насильственная эвакуация обычных киевлян куда-нибудь в Ташкент никаких вопросов у тех же либералов не вызывает и считается нормальной военной мерой. С точки зрения г.Проханова, обсуждаемая мера была вполне естественным делом (причем здесь он позволяет себе сослаться как раз на презираемых им во всех остальных случаях американцев. Впрочем, как патриоты этого типа, так и либералы обожают оправдывать любые гнусности тем обстоятельством, что кто-то когда-то их уже совершал). Империя А действует в подобных ситуациях, исходя из того очевидного принципа, что если команда требует жертв от своих членов, то она должна похвалить их и считать себя перед ними в долгу. Устранение этнических немцев из армии в 1941 году, равно как и их вывоз в глубокий тыл вполне допустимо считать мерой, оправданной небывалой тяжестью положения. Тем самым общество потребовало от своих не уличенных ни в какой вине граждан одной из самых тяжелых жертв - жертвы социальным статусом и возможными заслугами. В таких условиях Империя А может остаться собой только в том случае, если объявляет: "Мы в долгу перед вами, и то, что вы устраняетесь из армии и эвакуируетесь в Казахстан, - это и есть ваша жертва и служба, востребованная вашей родиной, как для фронтовика - фронт, а для чиновника киевского райсобеса - выезд в Ташкент. Мы сожалеем о вашей жертве, как сожалеем об их жертвах; мы не посягаем на ваше доброе имя! По миновании бедствия ваше положение будет вам возвращено, а ваши жертвы - скомпенсированы по возможности и в порядке справедливой очереди". Поступая же наоборот, объявляя этих людей "потенциально плохими", изменниками, т.е., лишая их доброго имени и виноватя их в том, что мы же должны причинить им ущерб ради своего блага, прикрепляя их навсегда к земле, опутывая правовыми ограничениями и полицейским досмотром, не пуская на родину и окутывая всю эту историю гробовым молчанием, страна проявляет, с точки зрения Империи А, исключительную подлость.
3) Январские события в Вильнюсе в 1991 г. С точки зрения либералов удерживать Литву было не меньшим преступлением, чем ее присоединять. С точки зрения Империи Б, в данном случае представленной инициаторами всей истории с Комитетами, дело, к сожалению, не довели до конца. С точки зрения Империи А надо было вооруженной рукой арестовать всех тех членов Верховного Совета Литвы, которые голосовали за немедленное отделение, а равно и поддерживавших их общественных активистов - за явную формально и фактически государственную измену, после чего ввести в Литве военное правление. Прятаться же за спину каких-то анонимных Комитетов, пытаться представить дело так, что все необходимые меры осуществляет чуть ли не сам литовский народ, брать для этой цели телецентр, стрелять в каких-то обывателей и во всеуслышание врать, что они стреляли в себя сами, - есть дело вопиюще гнусное; ведь Империя и существует для того, чтобы брать на себя ответ за исполнение клятв и кару клятвопреступников.
4) Чеченская война 1994-1996 гг. Ситуация сводится к тому, что в некоторой части страны власть захватили мятежники. Государство с определенного момента приложило все усилия, чтобы доказать, что это очень плохие люди сами по себе, после чего начало с ними регулярную войну, отлично зная, что в ее ходе неизбежно погибнут десятки тысяч тех самых порабощенных мятежниками соподданных, которых надо было освободить и вернуть в лоно отечества. Война, впрочем, окончилась полным поражением, но применительно к нашей теме это не имеет никакого значения.
С точки зрения либерала, мятежники - никакие не мятежники, а свободолюбивые люди, осуществляющие свое право на самоопределение, чаяния коих надо немедленно удовлетворить, а уж если не удовлетворять целиком, то во всяком случае помириться с ними без стрельбы на чем-нибудь взаимоприемлемом (на практике - путем автоматического объявления приемлемого для них приемлемым и для нас). Если либерал по каким-то причинам слегка опатриотел, то он предпочтет указывать, что ни при каких обстоятельствах нельзя ради подавления врага жертвовать своим мирным населением. При этом, впрочем, у либералов нет ни малейшего сомнения в том, что, освобождая Россию от оккупировавших ее немцев, Советская Армия поступала совершенно правильно, хотя при этом она вынуждена была второй раз разгромить собственные города вместе с населявшими их согражданами ради того, чтобы добраться до этих самых немцев.
Точку зрения Империи Б исчерпывающим образом выразил генерал Дейнекин, крайне сожалевший о том, что Ельцин запретил поначалу войскам в Чечне массированное применение тяжелой авиации.
Для Империи А мятежники суть люди, которые должны либо лежать в земле, либо сидеть в тюрьме, либо, в крайнем случае, капитулировать и быть прощенными из милосердия или из расчета. Все это, кстати, не имеет никакого отношения к их личным и политическим достоинствам; они могут быть связаны с криминалитетом и убивать старушек, а могут быть чистейшими людьми и подкармливать нищих, могут вселять уважение или брезгливость - дело от этого не меняется, так что тратить время на доказательство их демонизма есть мера, способная только расстроить психику народа (понемногу приучающегося к тому, что воевать надо не против мятежа/измены, а только против Плохих Парней).
Однако почему вообще надо подавлять мятеж? Для Империи А (да и вообще по здравому смыслу) возможен только один ответ: мятеж есть нарушение клятвы, образующей и сохраняющей общество [как поле взаимопомощи, ненападения и солидарности]. Но если при подавлении мятежа мы неизбежно должны будем убить многих невинных граждан, которых та же клятва обязывает нас защищать, то нарушим ее сами. Так если клятва священна, то мы в этом случае не можем подавлять мятеж, а если нет, то чем оправдать его подавление? Отсюда естественный вывод: если перед подавлением мятежа есть малейшая возможность вывезти из требующих карательного похода районов "своих", то есть людей, продолжающих признавать себя гражданами России (или вообще как-то «развести» их с виновными), то это надо сделать в приказном порядке и не считаясь с затратами, а воевать только затем; если же сделать этого нельзя, то воевать надо только при крайней опасности мятежа*. Советская Армия, по необходимости разгромив при освобождении собственную страну, поступала правильно, потому что занимавшие ее немцы несли с собой величайшую опасность, и это понимали все, включая самих разгромленных; а гипотетический префект, бомбардирующий жилой квартал из-за того, что его управдомы провозгласили себя императорами и держат в заложниках жителей, поступает на редкость омерзительно, и это тоже понимают все, кроме самого префекта. Поскольку никаких усилий по вывозу своих не делалось ни перед войной, ни в ходе ее, а чеченский мятеж явно стоит ближе к истории с управдомом, чем с немцами (хотя бы потому, что его терпели три года, и Россия разваливалась от чего угодно, только не от этого), - то с точки зрения Империи-Армии Ельцинская Россия совершила в Чечне страшное преступление против своих сограждан и своей чести (ничуть не менее страшное оттого, что до и после этой войны она также совершала там не менее низкие, хотя и менее болезненные преступления своим бездействием). [Кстати, никакого отношения к нацрелигиозным конфликтам и отношениям это не имеет, так что Марина Струкова напрасно тратит чернила. В 1995 году боевики захватили в заложники беременных баб в Буденновском роддоме. И спецназ поначалу отлично пошел по приказу из Москвы на штурм и раздолбал к черту приличный кусок больницы вместе с этими бабами, ибо нашему начальству было очень обидно, что ему Басаев показал такой кукиш, а беременные бабы что начальство, что спецназ волновали в последнюю очередь - т.е. ровно в той же самой - или ненамного меньшей - степени, что и террористов. Там были, если кому интересно, не инородческие, а, в основном, самые наируссейшие беременные бабы, но это ни в какой степени не спасло их от немедленной готовности «своих» угробить их в любом потребном количестве, лишь бы добраться по их трупам до негодяев, осмелившихся натянуть нос САМОМУ НАЧАЛЬСТВУ. В Первомайском, кстати, повторилось ровно то же самое, только что не с роженицами. Эти истории и есть в миниатюре вся чеченская кампания - что 94-96, что 99-2000 года. Дело здесь в общих принципах отношения к своим - любым своим! - а не этническом противостоянии].

[*Поскольку вся ситуация в Чечне представляет собой просто частный случай более общей и весьма распространенной ситуации. Тип ситуации: по какой-то причине (мятеж; захват заложников; немцы, гонящие перед собой мирных жителей в качестве «живого щита» и т.п.) «свои» оказались территориально смешаны с «врагами». Первых по определению надо спасать, вторых - крушить. Что же делать в итоге - добраться до виновных ценой гибели невинных или спасти невинных ценой уступок виновным? Алгоритм обращения с этой дилеммой всем известен и именно таков, как мы указали выше. Вообще говоря, приоритет - в спасении невинных (это потому, что правило о наказании виновных само предназначено исключительно для защиты невинных, т.е. вторично по отношению к этой основной задаче); при любой возможности их надо отделить от преступников и вытащить, а если такой возможности нет - маневрировать и уступать, если только эта уступка немедленным и очевидным образом не отзовется еще более страшной гибелью невинных лиц, или, что то же самое, непоправимым подрывом самой структуры общества и власти, совершенно необходимой для их защиты.
То, что Чеченское дело есть действительно всего лишь частный случай вышеописанной общей ситуации, и что, действительно, Россия во всех коллизиях такого рода применяет одну и ту же (вполне подлую и изменническую) тактику, будет доказано ниже на примере Буденновска.
В заключение укажу, что сейчас, например, нормативным разрешением чеченской ситуации будет либо быстрый отстрел всех главарей вооруженных отрядов (этого наши начальнички делать категорически не хотят, вернее всего, потому что боятся ответных ударов по себе любимым, - на имперских губернаторов начала века, готовых выносить такие удары от бомбистов, они совершенно не похожи), либо эвакуация (или временная депортация - называйте как хотите) всех граждан с территории Чечни, дабы повстанческие отряды оказались изолированы, лишились кормовой базы и их можно было бы уничтожить или принудить к капитуляции, не трогая населения (при том непременном условии, чтобы указанных граждан в их беженских лагерях нормально снабжали и лечили, а тех, кто их обворовывает, как и тех, кто обворовывает солдат, нещадно расстреливали). Этот способ, вернее, его вариант, применяли англичане в войне против буров, и вообще он является самоочевидно справедливым - с территории, на которой производятся разборки с врагами, своих надо по мере сил эвакуировать (независимо, добавлю, от их желания). Наши этот способ, естественно, не применят - денег пожалеют (а если применят, то в этих беженских лагерях будет твориться такой ад, что лучше уж оставить все как есть. Если нелюди пытаются играть в людей, у них получается еще гаже)].


5) Как в этом случае следует относиться к российским участникам Чеченской кампании? С точки зрения либералов - как к палачам и убийцам, если они считали, что должны исполнить полученный ими приказ, или как к несчастным жертвам преступной власти, - если считали, что не должны, но боялись дезертировать (на практике это означает, что на тех и других в одинаковой степени плюют). С точки зрения Империи Б это славные герои, дравшиеся за правое дело. С точки зрения Империи А, эти люди в любом случае заслужили благодарность своей страны, хотя и дрались за преступное дело, поскольку ответственность за преступление несет их страна, а ответственность за исполнение своего долга перед ней - они сами. Герои же они лишь в том случае, если осознавали свое положение и не допускали себя до того, чтобы считать явное преступление правым делом только потому, что его предписала им Родина.

Полагаю, что приведенных примеров вполне достаточно. На русском материале самым коротким определением будет такое: Империя А - это Империя Солоневича, Деникина и А.К.Толстого. Если угодно, это брежневское государство с заменой обязательной марксистской идеологии на социальный гедонизм египетского образца, или, что то же самое, современный Египет без мусульманства. Империя Б - Петра I, Сталина или Проханова/Дугина. Империя А - персоналистское образование; она держится на клятве, ответственности, вине, наказаниях и заслугах и находит свое самооправдание в наилучшем выживании, т.е. максимальном комфорте и безопасности (и свободе - в тех пределах, в которых она совместима с безопасностью и комфортом и укрепляет их) своих соподданных. Империя Б держится на произволе, оправданном политической целесообразностью, и возведении разнообразных храмов и парадизов на костях подданных. Несомненно, Империя А в русской истории воплощена на неизмеримо слабейшем уровне, чем Империя Б - так ведь и результат налицо.

Следующий вопрос: какие теоретические основания могут привести в пользу своего варианта Империи сторонники Империи Б? Как можно заметить на практике, обоснования эти бывают трех сортов. Сорт первый: Государство как таковое объявляется некоей надчеловеческой ценностью, его могущество есть высшая цель всей национальной жизни, народ - всего лишь сосуд, материал и кормовая база государственности. Ярким примером является государство Петра I, поставившее на карачки всю страну, чтобы создать военно-технический потенциал, позволивший ему осуществить внешние захваты, еще полтораста лет не приносившие пользы никому, кроме военной бюрократии, составлявшей это самое государство. Поскольку эта схема полностью противоречит обычной справедливости do ut des уже сама по себе, государство, однажды выведенное из-под действия этой справедливости, вполне последовательно освобождает себя от необходимости следовать ей и в отдельных приемах; тот, кто признал Государство надчеловеческой ценностью, не будет, разумеется, удивляться, что на службе ему применяются нечеловеческие средства. Сегодня эта схема представлена самыми разными людьми от Проханова до Баркашова.
Что можно противопоставить этой схеме? Логически - ничего, как и любому другому последовательному безумию. В самом деле, почему бы Государству не быть сверхценностью? Оно имеет на это ровно те же права, что публичные дома, библиотеки, клубы велосипедистов, открытая экономика (так оно у Чубайса) и вообще любые другие социальные институты. Кроме абсолютной произвольности основной посылки, все остальное здесь в порядке.
Зато можно выдвинуть аргумент, так сказать, практический. В наших условиях, например, все сторонники приведенной схемы смертной ненавистью ненавидят того же Чубайса. Но, собственно говоря, почему? Петровская верхушка разорила страну исключительно ради удовлетворения своих прихотей; чубайсовская также. Правда, у первой прихоти заключались в военной славе и властном могуществе, а у второй - в богатстве, но что от этого меняется, если речь идет исключительно о ее собственной славе, могуществе и богатстве, воздвигнутых на костях и за счет всей остальной страны? До какого рабства и низости надо дойти для того, чтобы с восторгом покоряться оккупанту-спортсмену, но чувствовать себя крайне униженным, покоряясь оккупанту-сибариту? Это ведь в чистом виде пассивный гомосексуализм, перенесенный в социальную сферу.
Со второй схемой, так сказать, социал-дарвинистской, можно ознакомиться по выступлениям Жириновского или Лысенко. Выглядит она примерно так: "Мир представляет собой большие джунгли. Это, конечно, очень печально, и не доставляет нам никакого удовольствия, но делать нечего, что есть, то есть. Остается выживать так, как это возможно, а для этого наилучшим образом подходит Империя Б: с внешним миром она не церемонится, как и подобает в джунглях, а полнейшая бесцеремонность во внутренних делах помогает ей сохранить и усилить свое могущество для внешней борьбы. Кстати, так вообще все живут, только остальные врут, а мы, по крайней мере, откровенны" (последний пассаж особенно не нов: любой настоящий бандит полагает, что все, в сущности, такие же, только остальные трусливее и лицемернее). Того же Владимира Вольфовича конструкции подобного рода вдохновляют, к примеру говоря, на обещания индийских походов с одной стороны и каких-то феерических таймырско- азербайджанско-негритянских депортаций - с другой.
Эта схема вызывает особое удивление. Если государство, то есть некая группа носителей власти, действуя от имени части подданных (как правило, качественного и количественного большинства), берет на себя смелость открыто и, так сказать, программно нарушать клятвы и перед соседями, и перед любым собственным подданным, мотивируя это благом прочих подданных и самой власти, - как подобает в джунглях, - то что помешает частному человеку, действуя от имени собственной семьи или просто от собственного имени, поступать так же по отношению к другим людям и самому государству во имя своего блага? Почему, собственно, Родина - т.е., сто пятьдесят миллионов неких людей - официально может для своей пользы произвольно ограбить или убить Ивана Иванова, а Иван Иванов не имеет аналогичного права по отношению к этим ста пятидесяти миллионам как вместе, так и по отдельности? Отсюда ясно, что если Иваны Ивановы в самом деле проникнутся идеей "джунглей", ницшеанского социального отбора, то из них нельзя будет составить не то что Империи - любого стиля - а даже кружка хорового пения. Не случайно все Империи Б держались лишь до тех пор, пока население продолжало жить старыми представлениями об общей клятве, и не случайно сами Империи Б эти представления так тщательно культивировали - в вопиющем противоречии с основами собственного миропонимания. Никаким здравым путем замазать это противоречие невозможно; остается отвечать на соответствующий вопрос истерикой или сапогами, да надеяться на то, что население по своей тупости никогда его не задаст. Опыт Советского Союза показывает, что надежды последнего рода совершенно иллюзорны.
Третью схему можно считать устаревшей; она применялась в относительно вегетарианские времена и использует формулу: "В чрезвычайных видах общественного блага..." В России сколько-нибудь серьезных адептов этой формулы, пожалуй, не было (исключая декабристов - участников военного мятежа и заговора на истребление всей династии), зато Французская революция была укомплектована именно ими. Смысл схемы был когда-то определен римлянами в пословице: "Частному человеку нельзя, государству дозволено", или, иными словами, "То, что человек не должен совершать для себя, он вправе сделать ради других". Этот принцип, по идее, призван снять главную проблему Схемы Два за счет устранения мотива "джунглей", неизбежно продуцирующего конфликты всех со всеми. Однако здесь немедленно возникает обратная проблема: если помимо государства т.е., частным или корпоративным образом, люди могут и должны соблюдать клятвы друг перед другом, то что дает им право и необходимость нарушать их через посредство государства?
В самом деле, довольно легко показать, что несправедливость, которую достойный человек не стал бы совершать ради себя, он не должен был бы делать и ради государства, т.е. для других. Пусть кто-нибудь в какой-нибудь стране, по образцу афинянина V в. до н.э., скажет: наш согражданин Х очень богат и влиятелен. Если он решит захватить тиранию, ему будет это легко, и мы уже не сможем исправить это, или, вернее, сможем, но дорогой ценой. Давайте изгоним его ради общего блага в превентивном порядке!
Представим эту ситуацию следующим образом: названный оратор обращается к каждому человеку поодиночке и говорит: "Вот лично ты берешь на себя обречь этого человека на изгнание ради того, чтобы лично ты не потерпел ущерба от его теоретически возможной тирании?" Ясно,что каждый пристойный человек должен на это ответить: "Если ради своего спокойствия я изгоню этого человека без доказательств, то я окажусь преступником и нарушу свою клятву перед ним. Так пусть лучше он окажется мерзавцем (в том случае, если он и вправду хочет установить тиранию), чем я (в том случае, если без доказательств изгоню его ради своего спокойствия)". А тот, кто так не ответит, будет бесспорный клятвопреступник и изменник (как и всякий, причиняющий зло соседу на том едином основании, что от этого ему может быть лучше), и его преступное решение преступно же принимать во внимание. Надеюсь, никто не оспаривает, что частная этика, поскольку речь идет о двух людях (Х и вопрошаемый) требует именно такого ответа. Тогда у нас получится, что каждый за себя отрекся от изгнания Х, а кто не отрекся, тот скотина. Где же то общество, ради чьего блага оратор хотел изгнать Х, если все порядочные люди общества отказалисьот такого блага, объявив его для себя вовсе не благом, а позором, унижающим их имя? Таким образом, "общественная" этика легко разложима на сумму "параллельных частных этик". Как может сумма отрицаний дать утверждение? Очевидно, что если дело несправедливо для каждого, то оно несправедливо и для всех, что и значит, что никакой общественной этики, стоящей над или вне частной, нет в природе.
Пропагандистские концепции, призванные оправдать Империю Б, до такой степени изобилуют зияющими логическими провалами, что в более рациональный век защищать их было бы просто невозможно, да и сегодня они эксплуатируют в основном эмоциональные стереотипы, сформированные предыдущими эпохами. Вовсе не случайно сторонники Империи Б так любят оперировать эзотерическими, "глубинными" законами истории или "сверхценными" категориями, - в области очевидной жизненной реальности им просто нечего сказать.
Известный интерес представляет собой социально-психологическая база имперских концепций А и Б. Эпохе господства военных корпораций, или феодалитета, за редчайшими исключениями соответствует концепция Империи А. В европейской истории Империя Б рождается и поддерживается исключительно бесструктурными массами мелких и средних горожан, и выходит на авансцену истории одновременно с ними, на рубеже XIX - XX вв. Люди этого слоя по самому образу своей жизни не входят в корпорации, не привыкли ни к какой ответственности и не призваны заботиться ни о ком, кроме самих себя. Вполне естественно, что социальный мир клятвы кажется им фикцией, прикрывающей войну всех против всех, свободу они могут представить себе только в виде вялотекущей анархии веймарско-ельцинского типа, а дисциплину - только в виде тотального рабства Империй Б. Империя Б - это государство масс (кстати, первые проекты Империи Б - Утопия Мора и Государство Маккиавелли - были рождены именно представителями городской среды).
Отечественные сторонники Империи Б, как правило, очень любят военную знать, могучих и доблестных князей. Им стоило бы задуматься над тем, что сами эти князья отшатнулись бы от них и от их плебейских империй с чрезвычайным отвращением, как Лееб от Гитлера, и что типичные для них рассуждения имеют хождение исключительно у черни (будь то чернь полисная или современная) или у тыловых коррумпированных чиновников (как в конфуцианских империях "общего блага" на Дальнем Востоке).
Сопоставление исторических судеб Империй типов А и Б также наводит на интересные выводы. Римская мировая держава в высшей степени серьезно относилась к своему слову, довольно твердо соблюдала клятвы и договоры и относилась к своим подданным с редкими по тем (а частично и по всем последующим) временам милосердием и ответственностью (что, кстати, вовсе не значит особенно большого милосердия и ответственности - просто они были значительно больше, чем у других). По сей день она остается наиболее замечательным примером Империи А. Просуществовала она около 600 лет (начало II в. до н.э. - начало V в. н.э.); при этом, начиная с того момента, когда около начала IV в. она решила, что высшие соображения сверхценного (христианского) порядка ставят ее над обычной человеческой справедливостью, ей осталось жить всего столетие (и какое столетие!). Русская и Британская империи были полубезумны, так как всерьез полагали себя носителями некоей провиденциальной сверхценной миссии (Англия - культивирования цивилизации как таковой, Россия - просвещения и сохранения особого высшего типа духовности), однако старались давать и держать слово и, за редкими исключениями вроде Петербургской империи XVIII в., довольно ответственно относились к подданным (Россия в большей степени, Англия в меньшей). Русская империя существовала около 400 лет (начало XVI - начало XX в.), Британская - 250 (начало XVIII - вторая половина XX вв.). Сталинская империя в действительности презирала клятвы и готова была беспрерывно нарушать их и по отношению к внешнему миру, и по отношению к подданным; однако она постоянно пыталась уверить подданных, а в известной степени и саму себя в том, что она действует согласно обычной справедливости (так, Сталин объявил, что Финляндия напала на СССР, а его враги были шпионами других держав; Ленин, например, не нуждался бы ни в той, ни другой лжи, поскольку не стремился соответствовать "старой" справедливости даже на словах). Она продержалась ровно 50 лет (1939-1989). Гитлеровская империя презирала клятвы открыто, по крайней мере, на уровне верхов; она существовала 7 лет (начиная с аншлюсса). Добавлю, что наполеоновская Империя, соблюдавшая суть клятвы по отношению к своим подданным, открыто игнорировала любые договоренности по отношению к внешнему миру. Бонапартизм внутри Франции держался десятки лет (культ Наполеона - и по сей день), а французская империя в Европе - 8 (1805-1813). В общем, люди не любят, когда их надувают.
Отечественным Маккиавелли, сторонникам даже не права на бесчестие, а прямо-таки обязанности его, стоило бы задуматься над тем, почему это подобная позиция так скверно оправдывает себя именно с прагматической точки зрения (возможно, им было бы не менее полезно вспомнить, что сам Маккиавелли был одним из наиболее трагикомических неудачников в политике за всю историю Европы).
Обсужденные выше вопросы для России - точнее, для тех ее граждан, которые собираются делать социальный или политический выбор с учетом каких бы то ни было общих соображений, - представляются далеко не праздными, поскольку Россия по характеру территории и населения, а теперь и по определенной тем и другим социально-политической инерции обречена быть "Империей". Оттого, что эта мысль чрезвычайна банальна и высказывалась всеми без исключения экспертами, судящими "от жизни", а не "от идеи" (тех экспертов, которые пришли к тем же выводам "от идеи", мы отводим принципиально; "от идеи" вообще можно прийти к чему угодно), она, к сожалению, не стала менее насущной. Однако перед тем, кто согласился с ней, естественно встает следующий вопрос: какую Империю должна и может нести Россия - Империю А или Империю Б? Что при прочих равных надо выбирать Империю А, признают на словах даже самые ревностные сторонники Империи Б. Дело не в этом. Вопрос в том, что надо выбирать, если реальный выбор остается осуществлять между быстрой гибелью, медленной гибелью и Империей Б. Отвечать на этот вопрос можно по-разному; я хотел бы обратиться лишь к тем, кто полагает, при всей высокопарности этой формулировки, что своего брата (как и самого себя) лучше видеть мертвецом, чем изменником. Итальянец, герой Мериме, убивает своего сына за то, что тот выдал доверившегося ему и, стало быть, всему роду человека полиции. Требовать такой староримской суровости, пожалуй, не следует. Но требовать того, чтобы подобный итальянец хотя бы не поддерживал сына в его предательстве, можно и должно. Всякая попытка поддерживать в России строительство Империи Б "за неимением лучшего" должна быть тем самым категорически заклеймена, по крайней мере с позиций достойной любви к собственному отечеству. Разумеется, сама по себе любовь к отечеству может толкнуть и на противоположный выбор, вот только вызывает эта любовь не большее уважение, чем мать, становящаяся по родственной любви сообщницей приходящегося ей сыном маньяка-убийцы.
Итак, участвовать допустимо только в строительстве Империи А, но ни в каком другом (охрана того благого и дельного, что осталось нам от прошлого, конечно, в любом случае является правым делом, но она не строительство). Однако способна ли сегодняшняя Россия создать и поддерживать Империю А? Приведенные выше примеры 4-5, когда по самым принципиальным и в то же время самым очевидным вопросам раздавались только голоса либералов и имперцев Б, внушают на этот счет большие сомнения. Разберем, однако, дело подробнее.
Никакой народ не может породить форму своего общежития сам по себе; на это способны только те или иные возглавляющие его группы элиты. Переберем, одну за другой, элиты нынешнего дня. Надеюсь, что ни у кого не возникнет надежды на то, что Империя А будет основана каким-нибудь опатриотевшим Чубайсом. Последние сменовеховцы, надеявшиеся на сходный оборот дела, сложили свои скорбные головушки в 1938 году; да и потом, неужели народ, дошедший до того, что спасать его некому, кроме опатриотевших Чубайсов, способен на что бы то ни было благое, а тем более на Империю А?
Остается оппозиция. В газете "Завтра" в 1996 был напечатан репортаж известного капитана Шурыгина на следующий сюжет: русское подразделение в Чечне берет пленного и хочет выведать у него, где стоит его отряд. Пленный отказывается отвечать. Командир подразделения грозит убить его и оставить без погребения (что для мусульманина, по его мнению, должно быть особенно непереносимо). Прочие воины желают исторгнуть нужные показания пытками, причем обнаруживается, что русская армия в Чечне обессмертила себя введением в русский язык нового глагола - "пытнуть". Пленный, однако, колется сам по себе; тем не менее общее мнение таково, что его все равно следует убить, а боевой друг командира, воглавляя большую группу военнослужащих, желает убивать его долго и с большими мучениями; как выясняется, таково вообще его обыкновение, поскольку он мстит за погибших и замученных товарищей. Командир предотвращает расправу, громит чеченский отряд и, убедившись на деле в правдивости показаний пленного, отпускает его, - сам умиляясь собственному милосердию. Общая интонация репортажа, как всегда у Шурыгина - по-мужски сдержанный, но иногда прорывающийся через сдержанность восторг.
Тому, кого еще не стошнило, предлагаю представить себе подобный репортаж из армии прошлого века, сообщающий о прошлой Кавказской войне (пленных на ней в аналогичных случаях, конечно, били, но относились к этому несколько по-другому). Поскольку из двух действующих сторон чеченцы за истекшие сто лет нисколько не изменились (с чем согласны все, включая то же "Завтра"), остается считать, что изменилась российская сторона, причем довольно сильно [ Следует добавить, что "месть за убитого товарища" имеет действительный смысл только для человека архаики, полагающего, что товарищ его продолжает жить в некоем ином мире и порадуется там расправе над своим врагом. Для человека, признающего конечную смерть, "месть за погибшего товарища" есть совершенно пустая формула, прикрывающая месть за себя самого - прежде всего за собственный страх смерти и за собственную утрату товарища; и этот страх, и эта месть могут быть оправданы в зависимости от обстоятельств и стиля того и другого, но покойниками прикрываться при этом в любом случае очень нехорошо].
Конечно, "Завтра" - это еще не вся оппозиция. Но, положа руку на сердце, может ли кто-нибудь представить себе, что распря между "Завтра" и другими оппозиционными группами может начаться из-за подобного репортажа? Что какой-нибудь политик, культуртрегер или военачальник разразится негодующими возгласами по поводу осквернения в изложенной статье истинного облика русской армии? Да нет, с их точки зрения - как и с точки зрения капитана Шурыгина, - облика русской армии такая история нисколько не оскверняет.
[Добавление 2000 г.: в том же «Завтра» помещено - в качестве сугубо положительного, хотя и трагического примера - следующее воспоминание некоего нашего офицера Второй чеченской кампании, стоявшего в каком-то населенном пункте гарнизоном. Обнаружив изуродованные боевиками трупы нескольких своих бойцов, он согнал на площадь население пункта, на их глазах привязал к столбу какого-то пленного, вырезал ему заживо печень, попытал еще как-то похуже (как именно, он из ложной скромности умолчал), наконец, дорезал, и объявил, что в случае дальнейших убийств солдат таким же способом истребит все местное население, для начала мужское. Убийства, по его словам, прекратились, что с его собственной, а равно и редакционной точки зрения полностью оправдывает учиненное им мероприятие].
В 1996 году на ОРТ прокрутили видео- и аудиозаписи, которые делали сами солдаты и офицеры Чеченской войны. Какой-то ОМОН представил потрясающую запись собственных радиопереговоров времени мартовского штурма Грозного в 1996 году. Взвод ОМОНА отрезан в каком-то здании, не может выйти, поскольку все вокруг простреливается, и настойчиво требует помощи у своих. Помощь невозможна, и из штаба по рации дают последний совет: "Найдите какую-нибудь чеченскую семью, возьмите ее в заложники и выходите, прикрываясь ей". Командир отрезанного подразделения отвечает с отчаянием: "Да тут такие звери, им все равно, что чеченцы, что кто, они все равно стрелять будут". Конец истории неизвестен.
Замечательно, что эту пленку представил для прокручивания по ТВ сам названный ОМОН. Иными словами, описанная ситуация рассматривалась несколькими десятками вооруженных людей как долженствующая вызвать к ним сочувствие, а не отвращение; и точно так же рассуждали телевизионщики, подававшие всю передачу, и особенно этот эпизод, в ключе: "Вот в какие бедственные, горькие, тяжелые ситуации попадают наши мальчики в Чечне из-за бездарей-генералов" (собственно говоря, именно ради дискредитации армии как структуры ТВ и затеяло всю эту передачу).
Опять-таки, может быть, кто-нибудь из писателей, политиков и военачальников возвысил голос и сказал, что нет, не такова наша армия! это отдельные эксцессы! это фальсификация предательских СМИ, наконец! Нет, никто не возвысил и не сказал. Вот только Дейнекин публично пожалел, что президент с самого начала не дал ему полномочий применять в массовом порядке тяжелую авиацию при "освобождении" несчастного, трижды проданного российского гражданства в Чечне от дудаевцев, жилья, имущества и жизни.

[Добавление 2001 г. Совершенно аналогичный эпизод: опять ТВ-шоу, на этот раз со сцены вещают (а) группа ветеранов афганской войны, (б) группа спецназовцев войны чеченской. Тема та же - вот какие ужасы приходится переживать и делать на войне, пожалейте нас (в общем, как говаривал рейхсфюрер СС, «все мы знаем, каково это - смотреть на поле, заваленное трупами»). Группа «афганцев» в качестве иллюстрации излагает следующее: летят они на вертолете ночью над территорией, где есть моджахеды, видят на земле огни костры. Огни могут принадлежать вооруженным врагам, а могут - мирным. На всякий случай (=то есть с перепугу) они это место обстреляли. На следующий день прилетают посмотреть, что ж там такое было - и тут в них из остатков раздолбанной ими палатки действительно стреляют. Они отвечают, спускаются, и обнаруживают, что ночью они обстреляли обыкновенную крестьянскую семью, почти всех убили, глава семьи - полуживой - пытался днем их обстрелять и был убит, когда они ответили, тут же валяется тяжелораненная маленькая девочка. Славные воины запрашивают по радио начальство, что с ней делать. Подлое начальство отвечает: пристрелить, чтоб спрятать концы в воду. Вот и не хотелось нашим добрым людям так поступать с девочкой, а что поделаешь - приказ есть приказ, пришлось пристрелить. (Что такого страшного сделал бы с ними начальник в случае невыполнения и откуда бы он вообще про оное невыполнение узнал - не оговаривается).
Спецназовцы же рассказали, что пришлось им в 1999 выполнять в Чечне такое секретное задание, что приказано им было резать всех до единого встречных, чтоб не растрепали - мирных, немирных, баб и пр. - что они исправно и делали. Сам рассказ закончился в том стиле, что дескать, нешто мы по злобе? Службу сполняли... А вот в Грозном таких приказов не было, так мы этих чеченцев из своих же пайков кормили!
Люди, которые все это излагали, (а) покинули свое шоу целыми и здоровыми; (б) удостоились от аудитории исключительно сочувствия и благоговейного ужаса перед их суровым долгом. Да и рассказывали о себе они такие вещи, естественно, не для того, чтобы аудитория порвала их в клочья и/или назвала преступной сволочью, каковой они являлись на деле. Что наилучшим образом говорит все необходимое и о них самих, и об этой аудитории].

Дело не в самих по себе эксцессах, которые бывают всюду и всегда и порочат только тех, кто их осуществляет. Дело в реакции элит и корпораций на такие эксцессы, коль скоро последние стали известны самим элитам и корпорациям, а уж тем более всему социуму. Именно на этом поле нам и суждено было претерпеть полную катастрофу: элиты и корпорации России не просто не реагируют на эпизоды вроде предыдущих, они вообще не подозревают, что тут есть о чем говорить. Они в массовом порядке присвоили себе право на бесчестье и успешно осуществляют его во всех без исключения областях. Тому можно подыскать и много других примеров; я выбрал приведенные только потому, что обращение с врагом или с мирным населением, подозреваемом в поддержке врага, или просто с мирным населением, путающимся у тебя под ногами, - лучше, чем что бы то ни было иное, позволяет отграничить доблесть от подлости.
Независимо от того, сколько отдельных граждан морщатся от отвращения по вышеперечисленным поводам, погоду во всех без исключения сферах российского общества делают и будут делать персонажи совершенно иного склада, - что, как мы только что видели, доказывается экспериментально. Эти люди, эта оппозиция, эта армия смогут вытянуть Империю А? Да вы смеетесь!
Может быть, есть "третья сила"? Да, она даже наверняка есть. В 1996 г. мы все имели возможность наблюдать ее в действии применительно все к той же Чеченской войне. Третья сила в лице Лебедя с развернутыми знаменами перешла на сторону первой, объявляя, что поступает так только для того, чтобы сделать конкретное благое дело: забрать всех "своих" - как русских, так и чеченцев, - с пораженной мятежом территории, расселить их на родине (потому что родина - это не то место, где ты родился, а те люди, которым ты поклялся), а с оставшимися - по самоопределению "не-своими" - разобраться не в ущерб собственной стране. Что из этого вышло, все видели своими глазами; третьей силе удалось доказать, что на свете может быть вещь более омерзительная (хотя и менее разрушительная), чем Чеченская война - именно, заключенный ею Чеченский мир. Когда Лебедя, посланного в Чечню вязать и разрешать с чрезвычайными полномочиями, спросили, почему же первая, самая главная, единственно главная вещь - спасение и эвакуация "своих" - не только не была сделана, но даже и не начиналась, - он сослался на бездействие госпожи Регент, черномырдинской начальницы по делам беженцев. Но не беда, в 1999 мы все же дождались светлого праздника - Миннац орагнизовал «утечку» своей очередной разработки, в которой так все и прописано - вывоз и расселение граждан, признающих себя гражданами России. Неприятно только, что это черновик, что по нему никто никогда ничего не делал и делать не собирался, что он опоздал на 7 лет, и что он остался либо незамечен, либо обруган отечественным, с позволения сказать, общественным мнением.

Может быть, есть еще какая-нибудь сила, третья с половиной? Может быть. Правда, останется считать, что эта сила последние годы лежала замертво и никак себя не проявила - даже какими-нибудь словами, которые хоть сколько-нибудь отличались бы от тех "планетарно" гнусных речей и молчания, которыми прославили себя первые три. Готов поверить в существование таких замечательных людей - а Примаков даже является, если поддаваться собственным надеждам, их образцом - но в каком, спрашивается, смысле они могут быть "силой"? [Добавление 2000 г. - а уж то, что с ним стало и во что он превратился, необходимости в дальнейшем развитии тезиса не вызывает].

Общие выводы: единственный компонент Империи, который доступен пониманию и деланию российского гражданства в его нынешнем виде - это Большой Пистолет. Российская Империя сегодняшнего дня - и любого из завтрашних дней в обозримой перспективе - может быть только Империей Б.
В этом столетии российская городская толпа (наиболее мерзкий компонент которой являет собой, пожалуй, "тусовка" - то есть как бы суб-толпа - "идейной" интеллигенции) дважды отказывалась от Империи А, делая выбор в пользу Империи Б - или либерального развала. В первый раз - когда она не пошла за белым движением (носителем наиболее чистого типа Империи А не только в России, но и в достижимом идеале); во второй - в роковое пятилетие 1988-1993 гг. Замечу, что во второй раз Империю А этой толпе никто, собственно, и не предлагал, и она от нее "не отказалась", а просто ее "не просила". В такой перемене характера событий нельзя не усмотреть определенной деградации.
Первый выбор на неопределенное время убил душу России, второй на наших глазах убивает ее тело. Вскоре после третьего выбора Империи Б, если он состоится, все проблемы отпадут разом вместе с тем последним, что остается у социума по утрате "души" и "тела" - т.е., вместе с собственным именем и самосознанием в форме государственной традиции.
Попытаюсь сформулировать то, что на основании всего изложенного кажется мне твердым и несомненным.
Первое: если работать не на Империю А, то только на себя самого, и тогда уж не голосить о судьбах Отечества.
Второе: работать на Империю А в настоящее время - и еще в продолжение многих лет - можно единственным способом: по мере сил охранять и обустраивать тот кусок России, который был дан тебе судьбой; если судьба дарует России Империю А, она унаследует твой труд, а если нет, то охрана хотя бы придаст достойный социальный смысл твоему существованию. Булочник, серболог, торговец видеоклассикой или видеопорнухой на Горбушке, врач, ракетчик - все это солдаты Империи А, по крайней мере на своем рабочем месте; коллективный Проханов, коллективный Путин или Чубайс, коллективный сегодняшний омоновец - ее исконные враги, и с ними ей нецелесообразно вступать даже во временные комбинации.

Old Post 26.04.2003 13:24
Mogultaj на форуме отсутствует СведенияПриватное послание СайтНайти все
Mogultaj
Постоянный посетитель

Moscow

VI. ТИПОЛОГИЯ «СВЕРХЦЕННЫХ МИРОВОЗЗРЕНИЙ»
и религия Третьего Рейха

1. Человеческие мировоззрения значимо делятся на:
- (1) персоналистские (концентрические, рационально-релятивистские). Примеры: мировоззрение древнего Ближнего Востока, иранское мировоззрение (в т.ч. в раннезороастрийской модификации), индийское мировоззрение (включая такую производную, как исходный индийский буддизм [не ламаизм!]), эпикуреизм; корпоративизм («умеренный социализм») японского/израильско/дэнсяопиновско/египетского образца, «социал-демолиберализм» нынешнего европейского, шведско-голландского образца (в модификации для внутреннего употребления); ренессансный гуманизм позднеэпикурейской модификации (вариант Лоренцо Валла); европейский рационализм XVIII в. («Просвещение») в варианте Фридриха II, Иозефа II, Наполеона; мировоззрение большинства первобытных народов, мировоззрение Полинезии; официальная идеология Монгольской империи XIII в.

- (2) надперсоналистские (эксцентрические [теоцентрические, геноцентрические, идеоцентрические], абсолютизаторские [«сверхценные, вертикальные»]). Примеры:
полисная этика спартанско-катоновского типа; стоицизм;
гиперэтатизм (теория «регулярного государства»; знаковые имена: Лейбниц, Петр I, Гегель, гестапо-Мюллер, близко к этому Сталин; полный древнекитайский аналог: легисты)
поздний зороастризм;
платонизм - неоплатонизм;
западноевроазиатский монотеизм: иудаизм, христианство, ислам;
«освободительный» прогрессизм робеспьеровского образца и его ответвления: коммунизм ленинско-полпотовского образца, мондиалистский либерализм (в модификации экспортной);
национал-социализм; ницшеанство.

В первом случае считается, что все - от богов до камней - имеет для людей смысл лишь постольку, поскольку может служить для удовлетворения их добровольных / «природных» желаний. Они считаются первичной ценностью или, вернее, источником оценки всех ценностей. Итак здесь те, кто оценивает, оценивают все относительно себя, точнее, перспектив своего выживания и комфорта (концентрическая система: «человек (для себя) есть (первичная) мера всех вещей», греч.). Все прочие оценки (в том числе наиболее авторитетные) - производные от этой. Этическая оценка, конечно, не связана ни с кем специально (вынося ее себе, человек смотрит на себя как бы «со стороны»), но авторитет она имеет для человека в конечном счете только потому, что вне поля таких оценок он не сможет удовлетворить свои же собственные коренные потребности (в безопасности, выживании, позитивном контакте с другими людьми), а это поле ему их удовлетворение как раз и обеспечивает. Человек рассматривается как прежде всего суверенное живое существо / животное, и только поэтому, как следствие (в силу ряда причин) - существо социальное.

Во втором случае считается, что значение некоторых вещей («сверхценностей») состоит в том, что сами люди получают смысл и ценность только в служении им. Желания и потребности людей при этом отодвигаются на второй план, оценка прикрепляется к сверхценностям. Человек измеряет себя в системе координат, не привязанной к его желаниям ни прямо, ни производно, и считается прежде всего солдатом надчеловеческого Плана. Отсюда противопоставление в человеке «плотского/животного» и «духовного» (того, что с этим Планом якобы органически связано) начала. Эпиграфом ко всем этим мировоззрениям могут послужить слова Муссолини (мало соответствовавшие, кстати, его делам - и погубившие его в точности в той степени, в какой они им все-таки соответствовали): «Как короче всего определить суть фашизма? Мы против удобной жизни».

В общем, по первой системе люди (как и все живые существа, включая богов) живут по своему «похотению» (в пределах возможного; для того, чтобы не соскользнуть за эти пределы в общий хаос, приходится, в частности, ограничивать ряд одних «похотений» и подавлять другие), а по второй - по заповеди сверхценного надчеловеческого Начала (опять-таки в пределах возможного; чтобы не провалиться в хаос, здесь, в свою очередь, необходимо идти на известный компромисс с «похотениями» и допущение их частичной реализации). Короче, большинство основных человеческих желаний - достигать удовольствий и избегать боли - первые мировоззрения лишь по необходимости ограничивают, а вторые лишь по необходимости допускают и санкционируют [Ср. навскидку первую попавшуюся наставительную книгу издания Московской патриархии (Cерия «За советом к батюшке», Сергий Николаев. Тем, кто боится будущего. М.: Даниловский Благовестник, 1999. Печ. по благословению Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II. С. 23-24.): [О продолжительных предсмертных муках и страданиях вообще] Мгновенная смерть хороша только для праведника. То, что не полезно каждому человеку, не полезно и многим. Не полезно и человечеству в целом. Как могут быть необходимы предсмертные скорби и тревоги одному — так необходимы скорби и страдания всему миру перед его кончиной. Время скорби бывает особенно благодатно для души. «Скорбь и болезнь обретох и имя Господне призвах» (Пс. 114, 3), — говорит Пророк. Это время особенной близости к Богу. В записной книжке священника Александра Ельчанинова есть такая мысль: «Болезнь — самое благоприят-ное время для возвращения в свое сердце, к Богу. С выздоровлением эта возможность отходит в бес-конечную даль». Кроме того, страдания плоти удаляют нас от греха. «Ибо страдающий плотию перестает грешить» (1 Пет. 4, 1).
Без страданий жизнь человека не может быть полноценной. Без страданий она бледна и невыразительна. Человек не страдавший, даже если он добродетелен, редко интересен. Общение с ним скорее, скучно. Не имевший опыта скорби, oн мало способен к деятельной любви, к состраданию Заметьте, что жизнь литературного героя всегда трагична. Любая добродетель не так украсит душу, как мужественно перенесенное страдание].

ПРИМЕЧАНИЕ. Обратившись к приведенным выше спискам мировоззрений обоих типов, легко заметить, что у многих из них есть «двойники» в противоположном лагере. Ничего удивительного тут нет. Достаточно абсолютизировать любую из вещей, рассматриваемых как относительная ценность в рационально-релятивистском мировоззрении (т.е. воспринять эту вещь не как прикладное средство обеспечения чьей-то безопасности, удовольствий и комфорта, ценное только и именно в силу этого, а как самоцель и смысл существования), и оное мировоззрения превратился в «сверхценное», сохраняя все прочие свои черты. Поэтому у империи Фридриха II / Наполеона (а это один и тот же тип империи, и именно поэтому Наполеон с неизменным благоговением относился к памяти Фридриха II) масса общего с империей Гитлера - Сталина (настолько, что сам Гитлер считал себя прямым продолжателем Фридриха, а ряд особенно тупых английских авторов считает наполеоновскую империю ранним вариантом «тоталитарно/полицейского государства» Гитлера). Однако империя Фридриха - Наполеона считает себя средством обеспечения ситуации, при которой подданные сыты и активны, а правители - амбициозны и могущественны, т.е. стремится удовлетворить желания своих сочленов как отдельных существ (довольство которых ни в каком оправдании не нуждается и само служит оправданием деятельности всех социальных институтов); империя Гитлера считает себя самоцелью, в служении которой и находит смысл и оправдание существование ее членов. Соответственно, империя Наполеона, ведя тяжелейшую войну, всеми силами старается удерживать низкие цены на хлеб, чтобы избежать голода, а империя Сталина в год ей же вызванного великого голода продает хлеб за границу, чтобы лучше подготовить войну. Соответственно, по процентному содержанию подлости и несправедливости набор средств у этих империй тоже, мягко говоря, совершенно разный (и количественно, и качественно). Лев Толстой - великий адепт «сверхценностей» - гениально это уловил, и вывел Наполеона, у которого высшая похвала женщине звучит как «превосходное животное» (и не потому, что он презирает Элен Курагину, которую так поименовал, а потому, что он и считает людей прежде всего «живущими существами», «животными», и не видит в этом ничего плохого; кстати, «хорошее животное», в русс. переводах «хорошая зверюшка» - во Франции стандартная и наиболее теплая взаимная похвала между членами семьи и вообще любых пар), и солдаты которого в сцене на Немане предстают перед читателем в точности как члены стаи, готовые отдать жизнь за своего предводителя - но только потому, что он заботится об их добыче (хотя мертвецу добыча не нужна, так что здесь речь идет не о торговле, а о благодарности - но именно о благодарности за оказанную или обещанную услугу, а не о «самоотверженном служении» как самоцели. [Ср. в бусидо: «Доблестный умирает не из расчета на будущую награду, [но и не ради самого служения], а из благодарности за былую»].

2. Всякое сверхценное мировоззрение - это набор из нескольких постоянных элементов. Элементы эти суть:

1) Абсолютное Начало. Признание, что мир, доступный нашим ощущениям (уязвимый, дробный, релятивистский, конечный, «материальный») - существует не сам по себе, а только благодаря некоему принципиально иному сгустку бытия - Абсолюту, который, хотя и недоступен верификации, существует в куда большей степени, чем «тварный мир». Признание этой бинарной оппозиции, существования Иносубстанциального начала - важнейшая инновация сверхценных мировоззрений; в архаике ее вообще не было («всему, что есть, один корень и одна глина»).
У иудеев, христиан и мусульман это Начало - личный Мировой Бог, у нацистов - некое природное (по сути, пантеистическое) Провидение, у коммунистов и либералов - безличное Начало Мирового (собственно, человеческого, но их ничто другое в мире и не интересует) Прогресса - социальная справедливость + технологическое развитие у коммунистов, свобода + технологическое развитие у либералов. Некоторые из этих Начал так и подаются как абсолютные, некоторые маскируются в рамках псевдорационального мышления (у коммунистов и либералов), но реально все равно функционируют как абсолютные.

2) Прорыв Абсолютного Начала в сознание - Абсолютная Истина, не нуждающаяся в правдоподобии и доказательствах, а держащаяся на (религиозной) вере as it и полученная, соответственно, внеопытным откровением*. Опять-таки, в XX веке появились Абсолютные Истины, замаскированные под квазинаучные теории (коммунистическая, нацистская, мондиалистски-либеральная). Однако они отстаиваются и существуют с такими очевидными логическими провалами и погрешностями против элементарного здравого смысла, что сразу становится ясно: их «теоремная» внешность - лишь маска, под которой кроется иррациональная религиозная вера в произвольную Абсолютную Истину.

*Напомним, что к внутреннему опыту относится, допустим, то, что Мухаммад чувствовал, как в него входит и его устами говорит Коран. Из этого, среди прочих выводов, он мог заключить, что Коран и его Автор существуют вовне. Но что этот Автор говорит о себе правду (в частности, как об Абсолютном мировом божестве) - этого Мухаммад не мог заключить у же ниоткуда. Таким образом, это - важнейшее для ислама - положение не подтверждается уже никаким опытом, пусть даже и «внутренним»/«духовным». Аналогично и во всех прочих догматических вероучениях.

3) Миссия. Считается, что у Абсолютного Начала на человека есть свои планы, что Им человеку предназначено определенное служение (плохо совместимое с «природными» человеческими желаниями), и что высшая цель человеческого существования - возвыситься над этими желаниями и осуществлять указанное служение, в общем, «в безмерной разности теряться и благодарны слезы лить». Наградой будет сопричастность и приобщение к Абсолюту. Этика в рамках данной идеи - это не система компромиссов, выработанная людьми в порядке осуществления их «похотей»-желаний ради оптимизации, гармонизации и согласования оного осуществления, а иноприродная и достаточно враждебная указанным желаниям штука, диктуемая людям извне Абсолютным Началом и оказывающаяся залогом их связи с Ним.

4) «Группа Миссии» - сообщество людей, проникшихся идеями 1-3. У иудеев - Израиль, «избранный народ», у нацистов - национал-социализированные германцы, «высшая раса», у коммунистов, христиан, либералов и мусульман - все «люди доброй воли», принимающие их идеологию, во всем мире.

5) «Внешний мир» - люди, не проникшиеся идеями 1-3, и их ресурсы. Они рассматриваются как «среда обитания» Группы Миссии. Политика по отношению к ним может предусматриваться самая разнообразная - от кооптации и приобщения к Миссии до вытеснения или истребления.

5а) «Жизненное пространство», Lebensraum - та часть Внешнего мира, которую Группе Миссии согласно планам Абсолютного Начала предназначено занять и освоить как свой основной плацдарм в мире на долгое время (фактически - до Конца нынешнего Света). Политика по отношению к аборигенам Лебенсраума вариативна, см.выше. С миром вне Лебенсраума отношения поддерживаются внешне более спокойные, «дипломатические».
У иудеев Lebensraum - Ханаан, у нацистов - Восточная и Центральная Европа, у коммунистов - сначала весь мир, потом СССР - «родина мирового социализма»+территория ОВД, у прочих - совпадает с внешним миром в целом.

6) Антиначало - сгусток Мирового Зла, деструктивное хаотическое начало, враждебное Абсолюту (1) и пытающее отторгнуть людей от Миссии (3), поощряя их намерение следовать своим желаниям и жить по своему разумению - «не по Божьему соизволению, а по похоти человеческой». В большинстве случаев это начало - внечеловеческое, внедряющееся в людей извне (Дьявол у христиан и мусульман), реже - воплощено в определенном народе - т.е. Антинароде, подлежащем тотальному истреблению (евреи у нацистов, амалекитяне, что мало кому известно, в иудаизме). Бывает, что Антиначалом считается лишь часть человеческой психологии, с разной силой проявляющаяся у разных людей и социальных слоев (частнособственнические/ индивидуалистические наклонности в мифологии коммунистов, стадно-«тоталитаристские» пещерные инстинкты в мифологии либералов).

Вот, собственно, и весь набор, обеспечивающий чувство гармонической причастности к Абсолютному Благу и Истине и героической причастности к Мировой Битве Добра и Зла.

У сверхценных мировоззрений легко выделить две основные разновидности. В рамках одной из них (христианство, ислам, коммунизм, либерализм) Группа Миссии - все желающие, желательно весь мир; Лебенсраум теоретически совпадает со всем внешним миром; аборигенов внешнего мира предпочтительно кооптировать; Антиначало не связано с определенной группой людей, а растворено во всех или существует вовне. В рамках второй группы (ранний догматический иудаизм, нацизм, сасанидский зороастризм) Группа Миссии - замкнутое «высшее/избранное» сообщество, окруженное инертно-враждебным большинством, Лебенсраум - малая часть мира («цитадель, домен»), аборигенов Лебенсраума надо уничтожать и подавлять, во всяком случае изгонять и сегрегировать (кооптация мыслима только в исключительных индивидуальных случаях), Антиначало (как и Миссия!) воплощено в определенном народе (евреи, Амалек). Сверхценные мировоззрения второй группы при практическом применении гораздо гибельнее для своих носителей и окружающих, чем несколько более мирные и спокойные в своем величии мировоззрения первой группы. Иудея перестала существовать через 35 лет после победы своей национально-религиозной революции (622/621 г. до н.э.), Германия - через 12 лет после своей. Исламские общества живут до сих пор, христианские в чсобственном смысмле слова прожили почти 1700 лет (с IV по рубеж XIX/XX вв.; с тех пор во имя христианских ценностей социумы - носители христианских религий не пожертвуют и долей своих реальных «похотений»).

*Составить себе представление о новейших (квази)сверхценных мировоззрениях «тихой» группы можно, читая либеральные газеты вроде «Известий» и смотря передачи НТВ, о мировоззрениях группы «берсерков» - читая газету «Завтра» (и пока ничего не смотря - на ТВ аналога нет).

Ниже следует подробная характеристика нацистского сверхценного мировоззрения как образца новейших квазисверхценных мировоззрений второй группы.


По общему признанию, нацистская идеология была подлинным стержнем существования Третьей империи. Именно она связала воедино самые разные направления политики рейха, исполнила их единым духом и превратила в тот монолит, который, как показала война, мог скорее погибнуть целиком, чем видоизмениться, отказавшись от хотя бы одного из своих принципов. Не случайно даже в своем предсмертном «политическом завещании», в дни агонии Германии, когда самое ее существование находилось под угрозой, Гитлер требовал от грядущих германских правительств любой ценой сохранять в силе расовую политику! Не какие-либо «прагматические» (политические или экономические) интересы тех или иных немецких социальных групп, а именно нацистская идеология вызвала к жизни те беспримерные деяния, что определили в глазах мира лицо руководствовавшегося ей режима. Она бросила Германию на путь завоеваний, беспрецедентных в ее истории, и можно утверждать, что она же привела ее к гибели. Короче говоря, именно идеология нацизма определила облик и судьбу Германии Гитлера. Это отлично понимали и подчеркивали сами вожди гитлеровской Германии, не устававшие повторять, что их война - это не политическое предприятие, а «столкновение миров», идеологическая война на уничтожение, т.е. по сути, священная религиозная война.

В чем же состояла эта идеология? Современникам, удивленным размахом нацистских убийств, бросались в глаза прежде всего наиболее жестокие лозунги нацистской идеологии и порожденная ими истребительная практика. Ее идейным основам уделялось куда меньше внимания. Чаще всего в ней видят некое возрождение средневекового варварства в новых условиях и противопоставляют ее «современной цивилизации» как призрак темного и грубого прошлого, злоупотреблявшего насилием во всех областях жизни. Все это, честно говоря, либеральное словоблудие. Насилие нацистов лишь внешне похоже на насилие прошедших эпох. Оно отличается от средневекового насилия не только количеством жертв, но прежде всего по своим программным установкам. Средневековая жестокость считалась темной, хотя и неизбежной стороной греховного человеческого существования, его фоном, а иногда необходимым средством. Ее допускали и с ней мирились, но никому не приходило в голову восхищаться ей самой по себе. Нацистская идеология возводит насилие и борьбу в высший принцип и смысл бытия. Совершенно новой была и цель их применения нацистами: уничтожение самой природы человека и пересоздание ее на новой, «сверхчеловеческой» основе - цель, от которой с ужасом отшатнулись бы даже очень жестокие деятели прошлого. Так что нацистская идеология - это порождение не прошлого, а настоящего. Ее истоки кроются в том кризисе и распаде традиционного европейского мировоззрения, который начался около середины прошлого века и, несмотря на кажущееся нынешнее благополучие, не изжит по сей день. Пока этот кризис не разрешен*, питательная среда учений, подобных нацистской идеологии, сохраняется**, а ее история остается актуальным и поучительным уроком.
*Современный западный либерализм разрешить его на мировоззренческом уровне, как видно, не в состоянии; он лишь налаживает экономические, политические и пропагандистские механизмы, способные, по его мнению, внешне «закрыть» проблему и просто отвлечь от нее большинство людей. Эпоха подобного либерального прогресса уже имела место в прошлом веке, и последовавший сразу за ней взрыв тоталитарной жестокости во всем мире показал, что таким наружным способом всерьез защититься от распада культуры и мировоззрения невозможно.
** Свидетельство чему - неуклонный рост неонацистских и праворадикальных движений по всей Европе.

При этом надо видеть не только букву, но и общий дух нацистского учения - не только ту конкретную форму, конкретные лозунги, в которых оно выражалось, но и то общее мировоззренческое русло, в котором только и могли сложиться такие лозунги. Напомню старинный антинацистский анекдот, сложенный самими немцами: «Во всем виноваты евреи». - «И велосипедисты!» - «Почему велосипедисты?!» - «А почему евреи?» Здесь точно подмечена существенная особенность нацистов: суть высмеянного нацистского постулата заключается вовсе не в том, что любое зло - это следствие происков низших рас. Такова лишь буква, конкретное наполнение этого постулата, суть же его - в самом стремлении найти определенную и ограниченную группу людей, «виноватых во всем» (людей Антиначала в нашей терминологии), и разом решить все проблемы путем их уничтожения. Кто именно назначается на роль такого козла отпущения, «евреи или велосипедисты», на уровне этой глубинной сути, по правде говоря, безразлично (хотя для евреев и велосипедистов существенно важно).

Каковы были основы нацистской идеологии на этом, самом главном для нее уровне? Здесь, как давно известно, Гитлер был далеко не оригинален. В центре его мировоззрения стоит новый, технократический и антиперсоналистский взгляд на природу человеческого общества, носившийся в воздухе Европы с самой середины XIX в. Пропасть между ним и обычным человеческим мировоззрением еще глубже, чем можно было бы подумать, глядя на «букву» нацизма - тоже достаточно поражающую воображение.

В первобытные и древние времена практически любая человеческая культура исходила из того, что человек - это разумное и обреченное на свободу выбора существо, стремящееся к достатку, безопасности, радостному и гармоничному (со)существованию, а общество - союз таких людей, призванный обеспечить им все эти блага на единственно возможных для этого путях солидарности, ненападения и взаимопомощи. Только на этом и основан его нравственный и силовой авторитет. Разумеется, в числе инструментов подобного союза окажутся и насилие, и подчинение, и требование ограничений и жертв, но все это будет допускаться лишь как неизбежное зло, необходимое для защиты самих людей, и применяться (в идеале) лишь по мере этой необходимости. Безопасность и комфорт лиц, составляющих общество, считаются конечным смыслом его существования. Вся система модальных координат (должно/недолжно, хорошо/плохо) здесь возводится в конечном счете к желаниям отдельных людей, их стремлению к радостям и избежанию боли (прошедшему этап социального согласования и условной взаимной конвертации). На словах или на деле, открыто или молчаливо, иногда даже против декларируемых ими самими принципов, - но при всех своих бесконечных распрях именно это признавало основой своей жизни подавляющее большинство нерелигиозных людей, от египтян эпохи фараонов до вельмож Брежнева или западных либералов этого столетия. Все, что мы привыкли называть справедливостью и великодушием, элементарными нормами человеческого общежития, и что представляется современным «цивилизованным» либералам аксиоматическим и самоочевидным, на деле вполне относительно и имеет ценность и авторитет лишь в системе координат, привязанной к изложенному гедонистическому, персоналистскому, релятивистскому и рационалистическому взгляду на природу человека и общества.

Но именно этот взгляд подвергся последовательному и радикальному пересмотру целым рядом европейских интеллектуалов прошлого века (от Гегеля и Карлейля до Трейчке и Ницше, не говоря о прочих). С их точки зрения общество - вовсе не союз людей, призванный оградить их довольство и счастье (периоды счастья, по Гегелю - это пустые страницы истории), но высшая, надчеловеческая ценность; не его надлежит мерить тем, насколько оно защищает потребности своих членов, а их - тем, насколько они могут быть ему полезны. Человек и человеческие желания теряют при таком подходе всякую ценность; люди важны лишь как материал для построения и функционирования всемогущего самодовлеющего государства, поскольку оно воплощает в себе некую мировую, внечеловеческую идею, «дух мировой истории» (не имеющий никакого отношения к людям с их чаяниями и страхами), и служит этой идее. Только такое служение - через посредство общества - и признается истинным смыслом существования каждого человека. Соответственно, все представления о морали игнорируются как «второстепенные»: их место - лишь в частных взаимоотношениях отдельных людей, маловажных самих по себе, в то время как служение высшим целям «мировой истории» всегда имеет право их отбросить.

Насилие над людьми, их потребностями и желаниями отныне не только не внушает страх, но восхваляется и поэтизируется само по себе. Его считают самым действенным и эффективным средством «мировой истории» («насилие - повивальная бабка истории» у Маркса), а то и просто самоценным началом, пробуждающим в людях энергию жизненного и исторического творчества (по Ницше, не цель оправдывает войну, а сама война оправдывает любую цель). Неизбежными следствиями этих теорий становятся воинствующий иррационализм и догматизация (поскольку с рационально-релятивистской точки зрения они совершенно нелепы), апелляция к тайным и мистическим «энергиям истории» или «энергиям народа»; равнодушие, если не тяга к чужим страданиям (особенно яркие у Ницше); культ героев и вождей, способных оторвать людей от их «приземленной» жизни и бросить на служение и жертву надчеловеческим началам; требования передать таким «героям» абсолютную власть; ненависть к умственной, личной и политической свободе (поскольку она лишь позволит людям уворачиваться от такого «служения»), презрение к любым договорным началам и нормам в жизни общества (поскольку они лишь ограничивают это «служение» никчемными запретами обычной этики и закона).

Подобные концепции, делающие людей вечными заложниками и обреченными на муки рабами неких нечеловеческих начал, глубоко вошли в общественное сознание Европы прошлого века (и уже в этом веке отравляли и извращали почти любое крупное историческое движение - от социализма у нас и в прочих странах до борьбы за экономическое и политическое возрождение в Германии и Италии в 20-е - 30-е годы, а равно и движения за национальное освобождение - в «третьем мире»). По-видимому, этический иммунитет европейской культуры был чрезвычайно серьезно подорван кризисом традиционной - христианской - религии и морали. Как бы то ни было, различные положения описанного «набора» не отторгались и рассматривались как вполне приемлемые (плюрализм!) - в значительной мере потому, что европейское политическое мышление было необычайно развращено концепцией «наименьшего зла», по которой любая несправедливость может быть терпима и прощена историческому деятелю, если в «стратегических» областях его деятельность оказывается достаточно полезна (стоит принять такой взгляд, как начинается непрерывная «игра на понижение» этических ценностей/«правил игры», приводящая мало-помалу к полной деморализации; в недавнее время именно этот подход, распространившийся и у нас, уничтожил Россию и сейчас уничтожает ее остаток.).

Частным случаем этой культурной парадигмы и было учение Гитлера - в сущности говоря, довольно эклектичное, «на живую нитку сметанное» из отдельных теорий, зачастую маргинальных даже для всей этой парадигмы. Роль высшего надчеловеческого Начала в нацизме играет Провидение (безличный Абсолют), чьим доверенным представителем на земле оказывается раса. Разумеется, раса здесь - это не просто определенный антропологический тип, а источник всех мыслимых достоинств и пороков; расы выстроены иерархически, они имеют высшую и низшую ценность (эту ключевую идею Гитлер перенял у де Гобино), и принадлежность к каждой расе есть мандат на определенную - господствующую или подчиненную - роль в мировой истории, выданный самим Космосом, «вечным порядком, правящим Вселенной». Таким образом, расовое начало связывает людей с Космосом, а их господство не просто опирается на силу, но получает высшее «космическое» оправдание: высшая раса порабощает и вытесняет низшую по общему и обязательному для всех «объективному вселенскому праву» (Напомним, что условно-договорная природа человеческих ценностей и прав нацистами отрицается в пользу некоего «объективного», лежащего вне человеческих желаний источника - воли провидения, воплощенной в воле расы к жизни, экспансии, насилию и агрессии; в ницшеанском духе, все эти вещи считаются неразрывно связанными).. Именно поэтому по отношению к низшим расам «унтерменшей»-«недочеловеков» никакая гуманность нецелесообразна и недопустима; они должны быть уничтожены, порабощены или изгнаны

Государство - не союз составляющих его людей (над таким взглядом Гитлер открыто и неоднократно издевался), а лишь сосуд высшего, коллективного расового начала, форма его самоорганизации. Человек и группы людей важны только как носители и слуги этого начала. Отдельные лица, по Гитлеру, не имеют никакой самостоятельной ценности и всегда могут быть в любом количестве принесены в жертву целому, но и само это целое, «государство - лишь одно из средств для ... обеспечения расового существования человека». Поэтому все нормы справедливости - т.е. нормы сосуществования людей именно как самодеятельных личностей («желающих субъектов») - равнодушно отбрасываются. Нацизм, по уже набившим всем оскомину словам Гитлера, «освобождает (людей) от химеры, именуемой совестью»; оправдано все, что служит укреплению расы.

Главным законом жизни - природной, биологической и социальной - является всеобщая война, в которой сильный может и должен выживать только за счет слабого (в данном случае нацизм причудливо скрещивает социал-дарвинизм, учение Трейчке и ницшеанство). «Человечество достигло своего величия в вечной борьбе, а погибнет от вечного мира. Только слабый считает это жестоким... Пусть те, кто хочет жить, вступают в борьбу, а те, кто не хочет жить в таком мире вечной борьбы, не заслуживают права на жизнь!» (Гитлер). Поэтому нацизм сочетает культ насилия над собой как самоценности (и вытекающее отсюда требование тотального самопожертвования: даже нацистский гимн, «Хорст Вессель», прославляет не победу, а смерть во имя победы) - с культом насилия над другими, практикой массовой и беспримерной жестокости.

Самую ужасную угрозу себе нацистская идея видит в том, что люди могут отвернуться от служения «гению расы» ради своих обычных, «земных» потребностей. (Покойный Адольф применял здесь термины «бюргерство» и «гемютлихкайт», т.е. «обывательщина» и «[приверженность к] удобству/уюту»). Поэтому нацизм презрительно враждебен ко всем основным инстинктам человека, всегда формировавшим человеческую норму - от инстинкта самосохранения до чувства сострадания. Характерно, что жестокость обычно не приносила нацистам никакой практической пользы, а часто шла им даже во вред. Никогда не страдавшие особым гуманизмом по отношению к чужакам германские военачальники не уставали просить нацистские власти о смягчении оккупационной политики на Востоке, невероятная жестокость которой вызывала взрывы противодействия и лишала немцев последних шансов выиграть войну - Гитлер неизменно отвечал категорическим отказом. Для него террор был не средством реальной политики, пусть сколь угодно жестокой, а самоценным религиозным принципом.

Сама высшая раса, разумеется, тоже не знает покоя: она должна, помимо противостояния низшим, вести бесконечную борьбу за сохранение и очищение собственного расового потенциала. Здесь нацизм широко пользуется евгеническими теориями улучшения биологического состояния и генофонда народа. Сюда относятся прежде всего всевозможные попытки селекции «улучшенного человека», «юберменша - сверхчеловека». Оборотной и куда более неприятной стороной нацистской евгеники была отбраковка «неполноценных» экземпляров собственной расы. Наиболее яркими достижениями нацизма в этой области были: массовое уничтожение душевнобольных немцев* (так называемая программа эвтаназии), ограничения и репрессии по отношению к потомству от смешанных немецко-еврейских браков («мишлингам», т.е. «метисам») и многочисленные изуверские - и, кстати, медицински, как правило, вполне бессмысленные - опыты на человеке, в особенности по замораживанию. Кстати, сам Гитлер в конце войны открыто мечтал об уничтожении всех оставшихся немцев, на том основании, что самые полноценные все равно уже погибли на фронте, а неполноценным и жить не стоит.

**Сопровождавшееся, между прочим, массовой «записью» в душевнобольные - с последующим заключением в концлагерь и/или уничтожением - так называемых «асоциальных» элементов, т.е. людей с поведением, которое можно было счесть отклоняющимся от «нормы» - бродяг, нищих, мелких уголовников, уклонистов от воинской обязанности, критиканов, пацифистов, нимфоманок, проституток, гомосексуалистов и т.д. Изредка уничтожали и просто неизлечимо больных. На фронте наиболее ретивые исполнители в порыве нордического энтузиазма, по слухам, ходивших в устрашенных такими мерами советских войсках, сжигали иногда госпиталя с собственными неизлечимо и тяжело раненными, не подлежащими эвакуации, чтобы не достались врагу и вообще не застили свет (конечно, такие случаи за всю войну можно было пересчитать по пальцам).

Самый популярный пласт нацистской идеологии - историософия нацизма - напротив, не заимствован из учений XIX века, а восходит к древним мифам о «потерянном и обретенном рае» и дуалистическим концепциям противоборства вселенских Добра и Зла как объективных космических начал. Когда-то, согласно этой историософии, мир был устроен «правильно»: он управлялся высшей расой арийцев, господствовавшей над прочими расами, как над животными. Однако потом, по своему легкомыслию и гуманности, «ариец погряз в кровосмешении с другими расами и постепенно потерял свои творческие способности». Собственно, к этой деградации (и слабым всплескам арийского расового возрождения) и сводится вся мировая история. Теперь, наконец, национал-социализм восстановил давно утраченную истину и поэтому может и должен переродить и восстановить испорченный мир, утвердив владычество арийской расы и выковав из нее «сверхлюдей» - «юберменшей». Теории, по которым мир, каким мы его знаем, есть нечто глубоко испорченное, подлежащее уничтожению и пересотворению (причем время для всего этого великолепия уже настало), именуются, как известно, эсхатологическими. Эсхатологические воззрения всегда были одним из самых сильных средств разрушения всех правил человеческого общежития и мышления. Ведь если известный нам мир все равно предназначен на слом, то какой смысл считаться с его ценностями и принципами? Любые средства преобразования мира хороши, поскольку приведут к созданию «новой земли и новых небес», когда отсчет добра и зла начнется заново; тогда и наступит время соблюдать какие бы то ни было нормы. Нынешние же люди - лишь материал для построения этого неизмеримо лучшего будущего. К «своим» все это относится в не меньшей степени, чем к «чужим» - нацизм был готов обречь собственный народ на любые жертвы и рисковать его судьбой без всякой необходимости. Только поэтому Гитлер мог начать саму мировую войну без внятного соглашения с Англией и отказываться завершить ее компромиссным миром, пока это еще было возможно. (Этот взгляд на настоящее «из будущего», по существу глубоко предательский по отношению к окружающим людям (существующим, вообще-то, в настоящем), хорошо известен в России. Дважды - при ранних большевиках (с 17-го по 50-е) и в пору нынешних реформ - он губительно сказывался на ее истории, и во второй раз, вероятно, необратимо).

По законам дуализма у высшей, арийской расы, носительницы всяческого добра, имеется антипод. Это Антираса, прямо или косвенно стоящая за всем социальным злом, происходящим в мире от начала времен. По своему реальному месту в мире она дальше отстоит от людей (включая низшие расы!), чем даже животные, так как ее деятельность инстинктивно, но с нерушимой последовательностью направляется на разрушение всего того добра, что вносят в жизнь арийцы. Ее, стало быть, надлежит уничтожать целиком. (Здесь можно видеть отголосок зороастризма, в головы теоретиков нацизма попавший, по-видимому, в общем пакете с ницшеанством).

Всю эту величественную схему оставалось натянуть на колодку реального мира, распределив роли «арийской высшей расы», низших рас и «антирасы» по реальным народам. Поскольку нацисты были немцами, это мероприятие было осуществлено в соответствии с давнишними этническими симпатиями и антипатиями, распространенными в немецкой среде. Место «высшей арийской расы» было отдано, естественно, самим немцам. (Между прочим, эту приятную для своего этнического самолюбия идею нацисты заимствовали у англичанина Чемберлена). Место антирасы - евреям. Место самых низших рас - цыганам, славянам и неграм. Евреи и цыгане должны были исчезнуть из истории вообще*, славян на первое время собирались сжить со свету процентов на пятьдесят. К расам, так сказать, средним периодически относили различные романские народы и китайцев.

*Обсуждались только методы. «Еврейский вопрос» первоначально предполагалось решать изоляцией в гетто с последующим отселением куда-нибудь, где евреи будут полностью отрезаны от всех остальных людей («Мадагаскарский проект» 1940-41). Это не мешало вспышкам прямого истребления в Польше, Югославии и России, но эти вспышки не носили тотального характера. В конце 1941-начале 1942 решено было провести силовое уничтожение евреев в Европе. Цыган, кажется, с самого начала намечали истребить силой, без всяких прелиминарных церемоний. Вообще, о цыганском Холокосте известно прискорбно мало, кроме того факта, что он вообще был и в процентном отношении мало чем уступал еврейскому.

То, что расы и народы - это вещи совершенно разные, нацистов нисколько не занимало (по-видимимому, потому, что Розенберг, главный теоретик по этой части, об этом факте никогда и ничего совершенно искренне не подозревал). Впоследствии это породило целую сфальсифицированную нацистскую антропологию, поскольку необходимо было против очевидности доказывать, к примеру, что немцам присущ один антропологический тип, а славянам - другой.

Таким образом нацизм приобрел свои самые яркие и явные черты - германский шовинизм, антисемитизм и славянофобию. Они настолько бросались в глаза (особенно славянам и евреям), что были сочтены самой сутью нацизма. В психологическом смысле это, вероятно, так и было (иными словами, вся теория возводилась ради изначального подсознательного желания тотально почувствовать себя господами, славян рабами, а евреев врагами), но в идеологическом - совершенно неверно. Распределение ролей в принципе могло осуществляться и по-другому, и один раз даже было осуществлено по-другому на деле: сам Гитлер, как наиболее последовательный идеолог, в конце войны готов был признать, что высшей расой был вовсе не немецкий народ (к каковому он по этой причине и утратил всякий интерес), а другой, более сильный и победоносный «народ с Востока» (до сих пор гадают, имел ли он в виду русских или японцев. Первое кажется вероятнее). С точки зрения Гитлера, такая перемена ролей ничего существенного в его мировоззрении не меняла, хотя, разумеется, была для него неприятным сюрпризом (интересно, догадывался ли он хотя бы временами, до какой степени все его мировидение воспроизводит столь ненавистный ему иудаизм в варианте кн.Чисел и кн.Навина, с его Избранным народом, обретающим и творящим себя в истребительной священной войне против всего остального, «злокачественного» мира?).


Наконец, существуют глухие, но довольно достоверные данные (большинство историков отказываются их признавать просто потому, что в их сознание они не укладываются) о существовании еще одного, внутреннего круга нацистской мифологии. Это, кажется, единственное вполне оригинальное достижение нацистов, разработанное несколькими эзотерическими кружками, стоявшими у истоков нацистского движения (и известное лишь части нацистской верхушки, прежде всего Гитлеру и Гиммлеру). Это эзотерическое учение связывало борьбу рас с противостоянием мировых, космических сил и божеств, пронизывающим весь космос. «Арийское сверхчеловечество» находилось под прямым покровительством огненных стихий - носителей жизненной энергии Вселенной, антилюди-евреи были креатурами Вечного Льда - космического холода, «мировой энтропии», приводящей к распаду и остановке всякого движения и жизни. Судя по тоскливому замечанию Гитлера в конце 41 года о том, что он не не может выиграть войну, пока в Европе остается хотя бы один живой еврей, он действительно считал, что подобным неоправданным гуманизмом гневит хранящие его огненные Начала, а последовавшим истреблением евреев надеялся заслужить их милость. Провидение Гитлера «покровительствовало» (вернее, сонаправлялось и обеспечивало силы - покровительствовать в точном смысле слова безличное начало не может) огненным божествам и их союзникам, но только в том случае если они по проявленной ими силе и воле к силовой борьбе как самоценной и сверхценной реализации личности, по своей готовности гибнуть и убивать (то есть по степени приближенности к ницшеанскому «сверхчеловечеству») указывались достойны такого покровительства.

На фоне всего этого социальная доктрина нацистов выглядит скучной и неинтересной. Идеальное «народное государство» должно во главу ставить сохранение и развитие расы. Для этого, в свою очередь, оно должно поддерживать достаточный уровень жизни народных масс и всенародные единство и солидарность. Отсюда весь второй, дословно «социалистический» компонент национал-социализма; по своим практическим проявлениям он во многом походит на практику соцстран, но идеологически социализму совершенно чужд. Нацизм равнодушен и враждебен и к религиозному освобождению труда (которым дорожил коммунизм XIX века), и к довольству трудящихся как личностей (которым дорожили эсдеки XX-го), они интересуют его лишь как биологический материал, носители расового типа. Именно поэтому Геббельс систематически противопоставлял нацизм советскому социализму как «высокий идеализм» - «низменному материализму». Именно поэтому Гитлер считал советско-германскую войну не столкновением двух сходных друг с другом, государственно-корпоративных и идеократических империй (по системе «двум пернатым в одной берлоге..»; кстати, Сталин, похоже, смотрел на дело именно так), а священной войной антагонистических мировоззрений.
Вторым столпом социальной мысли нацизма являлся принцип «фюрерства». Фюрер, «вождь» - ни в коем случае не просто начальник-атаман, но воплощение коллективной мистической энергии народа, которое, опять-таки по вселенским космическим законам, посылается ему Промыслом/Провидением и порождается им, чтобы вести его по пути расового очищения. Фюрер стоит неизмеримо выше «коллективно породивших» его людей, обладает даром особого, высшего провидения и вообще является посредником между народом и «мировыми Силами». Главным принципом жизни общества считалось нерассуждающее иерархическое повиновение воле фюрера как хранителя расового начала. Никакими нормами и обязательствами фюрер не скован; ответственность он несет только перед высшими силами, т.е. перед гением расы. «Фюреры» поменьше предусматриваются для любой сферы человеческой жизнедеятельности; врожденный дар повелевать делает их достойными проводниками власти верховного фюрера сверху вниз. Таким образом, всякая свобода и всякие гарантии должны быть исключены во имя всевластной иерархии и венчающего ее абсолютного вождя, посланного провидением.

Во внешней политике нацизм всегда исходил из того, что высшая раса должна непрерывно наращивать свою численность, а для этого ей нужно «жизненное пространство» - Lebensraum; поскольку «нет земли без господина», его можно лишь отнять у низших рас. В этом - все истоки нацистского экспансионизма, практически во многом совпадавшего с «обычным» имперским экспансионизмом Германии (на этом и был основан союз нацистов с германской военной знатью), но имевшего совершенно иные идеологические корни (почему их пути порой и расходились).

Интересно, что нацистская идеология никогда не замечала своей вопиющей непоследовательности: одновременного признания всеобщей борьбы как мирового закона - и требования солидарности (с вытекающими отсюда всеми нормальными человеческими добродетялями) внутри «народного сообщества» высшей расы. Впрочем, нацистская идеология в принципе не смущается логическими противоречиями: в сфере культуры и самосознания она по необходимости отличается программным и воинствующим иррационализмом (в самом деле, рационально обосновать приведенные выше положения было бы трудновато). Открытые поношения «культа разума», рациональной науки, прославление мистической связи с «кровью и почвой» как главного культурообразующего начала, непрестанные ссылки на высшие мировые законы и заповедные космические тайны - общие места как для нацистов, так и для их нынешних дугинообразных подражателей.

И, разумеется, как и всякая догматическая «сверхценная» религия, нацизм претендует на обладание абсолютной истиной. Всякое сомнение в его постулатах открыто и категорически запрещено им же самим.

Наконец, отметим исключительную гибкость в функционировании нацистской идеологии. Имея общепризнанного пророка - Гитлера - и перечисленные выше догмы, она не имела канонического священного писания: «Майн кампф» Гитлера печаталась миллионными тиражами, но сам Гитлер и его пропаганда свободно изменяли ее тезисам; «Миф XX века» Розенберга вообще считался путаным и не свободным от крупных ошибок. Такое положение дел, естественно, оставляло нацистским идеологам полную свободу маневра. Во-вторых, сам Гитлер и его ближайшие соратники были удивительными мастерами идеологической мимикрии, приспособления своей религии к привычкам своих подданных. Их идеология никогда не доводилась до народа Германии (а ее мифологическая составляющая - даже до верхушки партии!) целиком. Речь шла только о дозированной подаче ее компонентов в сочетании и смешении с традиционными формами германского самосознания, подходящими для «смычки» с теми или иными сторонами нацизма. Например, «фюрерство» ложилось на хорошо подготовленную духовную почву, так как культ дисциплины и беспрекословного повиновения начальникам и власти всегда достигал в Германии невообразимых высот. Милитаризм, жажда экспансии, сугубо силовая политика и неразборчивость в средствах по отношению к чужеземцам также были традиционны для Германии. Если же традиционные представления немцев противоречили внутренней нацистской догме, Гитлера это нисколько не смущало. Нацизм с ненавистью относится к христианству, но нацистская пропаганда постоянно апеллирует к христианскому Богу, а на бляхах солдатских поясов чеканится, как и прежде, Gott mit uns («с нами Бог»); нацизм провозглашает войну вечным законом бытия, но неустанно доказывает, что заботился о сохранении мира, а войну развязали иностранные преступники, подстрекаемые мировым еврейством; для настоящих нацистов немцы - всего лишь черновик грядущего сверхчеловечества, сам по себе не имеющий особой цены (почему они и рискнули его судьбой без всякой необходимости, начав мировую войну), но при этом они всемерно подчеркивают свою «заботу о народе» в обычном патерналистском духе и хвалятся подъемом его благосостояния. Так родился профанный, «народный» нацизм - хаотическая и дикая смесь обычных человеческих представлений о социальной справедливости, товариществе, служении долгу и родине, коллективной взаимопомощи, мечты о мире и достатке - с инфантильной манией преследования, поиском врага, расовой идеологией и милитаризмом. Разумеется, необходимым условием существования такой смеси была заранее сформировавшаяся готовность к «сделке с дьяволом» - готовность игнорировать или оправдывать вопиющие преступления и несправедливости в одних областях жизни ради якобы «перекрывающих» и «искупающих» их достижений и завоеваний в других областях. Следует еще раз напомнить, что европейское, в том числе немецкое политическое мышление к этому времени было необычайно развращено концепцией «наименьшего зла».

Настоящий нацизм, однако, не сводится к чьей бы то ни было практической «пользе», невежественному варварству или садистской жестокости. Нацистская идеология - куда более глубокое явление, это последовательная «инокультура», стоящая на трех китах: отвращение и презрение к реальным людям, «богоборчески-прогрессорская» готовность пересотворить весь мир и, наконец, вседозволенность в средствах этого пересотворения и приверженность к насилию над живым и уничтожению живого как самоценному явлению, .лучшему средству естественного отбора и главному средству самореализации истинного человека (те самые «хищные радостные сверхлюди» Ницше, находящие высшую радость в спонтанном берсеркерскрм насилии, которые каким-то чудом оказываются одновременно неукоснительно и беззаветно стайными коллективистами - противоречие, над которым измывался еще Нордау, но и Ницше, и Гитлер были большими охотниками до такого «единства и борьбы противоположностей).

[Творец всей этой системы Ветхого Завета заведомо не читал, и вообще не читал иудео-христианских текстов, а свои представления о христианстве и Церкви черпал из опыта личного взаимодействия с ними и популярных брошюр. Тем интереснее структурная параллель между изложенной выше сверхценной идеологией и иудаизмом в формате Второй - Шестой книг Шестикнижия (библеистический термин, подразумевающий Тору + Кн.Навина, причем, Книга Бытия стоит здесь особняком). Высший народ, избранный Волей Миропорядка (в лице Яхве) и поставленный ей над всеми иными - есть. Это Израиль. Населенное низшими людьми жизненное пространство, которое Избранный народ должен завоевать как предназначенную ему самим Богом отчину, истребив и поработив аборигенов - есть. Это Ханаан. Уничтожение «своих», отказывающихся от такой идеологии - есть. Это, согласно Ветхому Завету, было сделано при Моисее (и повторено при Иосии). Законы о сегрегации и расторжение браков с инородцами, так сказать, «Нюрнбергские расовые законы» - есть. Их ввели, согласно Ветхому Завету, сначала Моисей, а окончательно - Эзра. Антинарод, по природе своей способный исключительно на то, чтобы своими кознями вредить Избранному народу, а потому подлежащий тотальному уничтожению - есть. Это Амалек. «Гитлеровское» презрение к собственному избранному народу в том случае, если он оказывается не на высоте своего избранничества, а хочет жить «как все» («по похоти человеческой», как выражаются в Ветхом Завете, «по-бюргерски», как выражался Адольф) - есть. Его выражал уже и библейский Моисей, а позднее - Книги Пророков. Полагаю, что не случайно в самой Германии протестанты там оказались куда более благодатной почвой для нацистского воспитания, нежели католики: первые куда больше ориентировались на Ветхий Завет, чем вторые, и толковали его своим умом, без посредников. По понятным причинам среди адептов другой конфессии, ориентирующейся на Ветхий Завет - ортодоксального иудаизма - евреев поклонников нацизма не было. Причем не только из-за антиеврейских мер нацистов, но и потому, что двух избранных народов на свете не бывает, так что еврей-ортодокс должен был смотреть на нациста как на оборотня-самозванца, к тому же пытающегося убить истинного короля. Зато наиболее крайние еврейские националисты (т.е. те, кто унаследовал общий дух Ветхого Завета, но не его религиозную букву) к нацизму поначалу относились гораздо лучше - можно сказать, что и совсем хорошо. В самом деле, они тоже были за сегрегацию и апартхейд евреев, а к их индивидуальным переживаниям относились ровно так же пренебрежительно, как Гитлер - к индивидуальным переживаниям немцев. Поэтому пока нацисты оставались приверженцами плана «разделения» и «депортации», а не «истребления», эти «ультрас» проявляли к ним большой доброжелательный интерес, а в 1930-х безуспешно пытались вступить в переписку с руководством Оси и убедить Гитлера в необходимости депортировать евреев не куда-нибудь, а именно в Палестину, где они, очистившись под руководством «ультра» от собственного «космополитического» элемента, встанут на те же крепкие расово-жизненные основы, что немцы и итальянцы, и составят союзное Оси антианглийское националистическое государство. Нацистам, в религии которых все евреи были по определению тем самым «космополитически-разлагающим элементом», эта идея не показалась. Интересно, кстати, что и Гитлер допускал существование еврея - приличного человека, но полагал, что такой еврей, осознав, в теле какого ужасного биоробота находится его душа, немедленно покончит самоубийством, как человек, обнаруживший, что он неведомо для себя является неизлечимым разносчиком чумы. Интересно было бы выяснить, не имелся ли у этого воззрения реальный прототип, покончивший самоубийством по указанным причинам - какой-нибудь еврейский интеллектуал, уверовавший в нацистскую мифологию (вполне могли найтись и такие, хотя, конечно, в единичных количествах), или, наоборот, обычный, но высоко идейный нацист, неожиданно открывший у себя еврейскую кровь (а вот такие должны были найтись заведомо). Сам Гитлер в качестве примера такого рода приводил Отто Вейнингера, покончившего с собой вскоре после выхода «Пола и характера», однако мотивы самоубийства Вейнингера не имели ничего общего с его этническими рефлексиями. Возможно, Гитлер доверился слухам, а может быть, смешал самоубийство Вейнингера с каким-то другим].

Old Post 26.04.2003 13:26
Mogultaj на форуме отсутствует СведенияПриватное послание СайтНайти все
R2R
зануда


(тянет руку с места)
Могултай, всё классно, только не подскажете - население, которое за самоубийственные реформы голосовало, с Луны к нам заброшено или при том же Брежневе выросло? Вы одно с другим увяжете в дальнейших публикациях?
Если здесь оффтоп задавать вопросы лектору, прошу простить.

Old Post 26.04.2003 18:13
R2R на форуме отсутствует СведенияПриватное послание Найти все
Vladimir
Хранитель в отставке


В ответ на:

Отрицаете ли вы, что либеральная экономическая реформа носила для России заведомо катастрофический характер?



Могултай, а что значит "заведомо"? Я полагаю, что при значительной внешней поддержке (исчесляющейся сотнями миллиардов долларов) реформы вполне могли бы быть успешними в реальные сроки. Можно ли считать, что такой помощи быть заведомо не могло? По мне, крайне маловероятно - но минимальный шанс был, следовательно не заведомо. В общем, тут я с ответом сомневаюсь.

В ответ на:

Являются ли «заполнение прилавков товарами» и «исчезновение очередей» сами по себе положительными явлениями?



Могултай, а как нормальный, желающий добра себе, своим близким и вообще стране человек может сказать "нет, пусть в магазинах будет меньше выбора/очереди"??? Само по себе хорошо, что вместо одного сорта сыра можно купить двадцать, и весь поход в магазин займет не два часа, а пятнадцать минут. А вот то, что платить даже за тот, преждний сорт сыра нжно столько, что не всякий его купить сможет - это безусловно плохо, но само-то по себе исчезновение очередей от этого злом не становится! Да, за это благо пришлось заплатить большую цену - но от этого оно само по себе хуже
не стало! Я, конечно, извиняюсь, но вопрос ИМНО стоит переформулировать.

В ответ на:

Полагаете ли вы, что нынешнее время может быть оценено как более благополучное и/или справедливое, чем 60-е - 80-е годы?



Да, полагаю. Я осознанно предпочитаю право на отъезд праву на социальные гарантии и т.п. Как в предыдущем треде мы выясняли, права эти, вообще говоря, одного порядка и в не-черезвычайных условиях выбор в пользу того или иного допустим.Что большинство людей предпочитают второе я в курсе, и с этой точки зрения ответ на ваш вопрос "нет", а при моей расстановке приоритетов - "да, вполне может быть оценено таким образом". Другое дело, что я, полагаю, логическую цепочку до конца прохожу и понимаю что ценой за мой выбор является распад науки, образования, здравоохранения и вообще всех сложных технологий. Но на картошку остающимся хватит, поэтому лучше всех желающих отпустить.

В ответ на:
Считаете ли вы, что принудительный вывоз из Чечни всех ее жителей с размещением в эвакуационных лагерях (при нормальном питании и медобслуживании) или расселением на иных территориях под специальным контролем (впредь до полного подавления отрядов боевиков) явился бы недопустимым нарушением их гражданских прав и заключал в себе социальную несправедливость?


Считаю, что является допустимым в текущих условиях нарушемием их гражданских прав и заключает в себе (допустимую) социальную несправедливость. Она есть, хоть тресни: имеет право человек на могилы предков приехать и имеет право на фамильном винограднике виноград разводить. Но в нынешних условиях цена за обеспечение ему такого права непомерно велика, нельзя ее обеспечить.

В ответ на:
Станете ли вы отрицать, что патерналистская социально-политическая и экономическая модель является единственной, способной не допустить катастрофического понижения качества и уровня жизни в России, в том числе реальной свободы и безопасности ее граждан?


Стану. Хотя бы при том теоретическом раскладе с крупной внешней поддержкой. Я математик, кванторы единственности воспринимаю буквально:) Спроси вы "с вероятностью 99%" ответ будет другой:
совсем не факт, что эта модель обеспечит, но у других и 1% на успех нет - во всяком случае, без развала России (а при нем в выигрыше окажется лишь малая часть).

Old Post 26.04.2003 18:43
Vladimir на форуме отсутствует СведенияПриватное послание СайтНайти все
Katherine Kinn
Хранитель


Это народонаселение упорно взращивалось, прореживалось и пропалывалось последние лет шестьсот. Если не семьсот. Начиная с выдвижения Владимирского княжества после батыева завоевания. Причем ковалось сие население без продыху, постоянно и, возможно, целенаправленно.

Old Post 26.04.2003 18:44
Katherine Kinn на форуме отсутствует СведенияПриватное послание СайтНайти все
Митрилиан
.


Re: Руководство по информационной зачистке.

Тэк. Щас полетят помидоры :)

"1) Может ли служить базой для оценки некоего явления суждение типа "все цивилизованные страны от этого давно ушли" или "это противоречит принципам демократии"?"

Для оценки по шкале "хорошо-плохо" - зависит от постулатов - хороши ли, плохи ли принципы демократии, например. Если вопрос ко мне лично - встречный вопрос - что такое принципы демократии. США, например, я бы демократией не называла. :)

"2) Следует ли считать негативной стороной "эпохи застоя" опережающий уровень жизни правящей верхушки сравнительно с народной массой ("привилегии" на языке 80-х гг.)?"

А тут два вопроса в одном. Опережающий уровень верхушки сам по себе - факт жизни типа дождика. А вот методы, каким он достигается - как эта структура "привилегий" - тут уже будем посмотреть. "Привилегии" - бяка.

"3) Отрицаете ли вы, что либеральная экономическая реформа носила для России заведомо катастрофический характер?"

Угу.

"Отрицаете ли вы, что заранее известные социальные последствия либеральных реформ в наших условиях автоматически делали и делают их проведение тягчайшим государственным преступлением?"

Для меня гос-преступлением является закрытая граница. БОльшим, по крайней мере.

"4) Допустимо ли сегодня при рассмотрении вопросов о налоговой и приватизационной амнистии принимать к рассмотрению соображения типа "первоначальное накопление всегда сопровождается нарушением законов"?

С формулировкой тут нелады. Если ты имеешь в виду нечто типа "следует ли оправдывать бандитов по причине того, что это они, дескать, первичный капитал накапливают" - то не следует. А принимать ли к рассмотрению - почему бы и нет. %))

"5) Одобряете ли вы военную акцию в Чечне? Станете ли вы отрицать, что обе военные акции в Чечне уже по своему формату являлись государственными преступлениями?"

По отношению к России - возможно. По отношению к Чечне - определите понятие гос-преступление. Чеченцев Россия считает "чужаками", а все крики по поводу "внутреннего дела" - это чтобы заграница отвязалась. А чужакам по-твоему можно больше бяки делать, чем своим, не выходя за рамки.

"6) Станете ли вы отрицать, что характер репрессивной и податной (включая сельскохозяйственную) политики товарища Сталина требует категорического и принципиального осуждения его как правителя (что, конечно, не подразумевало бы отрицательной оценки всех его деяний)?"

Шкалу хорошести правителя на бочку. Т.е. по каким критериям судим. Если
"заботился ли он о благополучии своих подданных" - нет, не заботился, плохой правитель. Если "заботился ли он о повышении статуса СССР в мировом сообществе" - то, в общем, вполне себе правитель, на одну доску с Петром тянет, нес-па?

"7) Являются ли "заполнение прилавков товарами" и "исчезновение очередей" сами по себе положительными явлениями?"

Владимир ответил - _САМИ ПО СЕБЕ_ - являются. Если __обязательная__ плата за это - отсутствие денег, чтобы купить эти товары - то разговор пойдет по-другому.

"8-9) Полагаете ли вы, что нынешнее время может быть оценено как более благополучное и/или справедливое, чем 60-е - 80-е годы?"

Оценивать сегодняшний день? Боже упаси, это работа для правнуков, а то и пра-правнуков.

"Полагаете ли вы, с другой стороны, что правление ранних большевиков (1917 - середина 50-х) может быть оценено как более благополучное и/или справедливое, чем нынешнее время?"

Ничего себе "ранние большевики" - середина 50-х. Опять-таки, с нынешним временем "официально" сравнивать не буду. Навскидку, без ответа за базар - нет, не полагаю.

"10) Считаете ли вы в принципе допустимой принудительную высылку этнических чеченцев с основной территории России в Чечню (или на любую другую территорию)?"

Допустимой по соображениям этики-морали или же по техническим возможностям?
По первому вопросу - не считаю. По второму - фиг знает, заграница может завопить уж очень громко.

"11) Считаете ли вы, что принудительный вывоз из Чечни всех ее жителей с размещением в эвакуационных лагерях (при нормальном питании и медобслуживании)"

Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда. Принудительный вывоз с нормальным питанием и медобслуживанием - сказка. Это такая же сказка, как гос-распределение ресурсов сверху вниз, которое возможно нормально ТОЛЬКО при роботах, а не живых чиновниках.

"или расселением на иных территориях под специальным контролем (впредь до полного подавления отрядов боевиков) явился бы недопустимым нарушением их гражданских прав и заключал в себе социальную несправедливость?"

Да. Потому что пришлось бы резать "всех, кто выше колеса" в этих же лагерях. См. Израиль.

"13) Допустимо ли признавать Г.К.Жукова национальным героем России [отвечать только лицам, осведомленным об истории с Тоцким полигоном]?"

Герой - это не черта характера. Герой - это тот, кто совершил геройское деяние.
Другие деяния не должны его отменять. Если Жуков совершил нечто геройское, то Тоцкий полигон этого не перечеркнет. Хотя, возможно, лишит его геройство смысла. (если, например, убил тех же, кого раньше спас).

"14) Станете ли вы отрицать, что патерналистская социально-политическая и экономическая модель является единственной, способной не допустить катастрофического понижения качества и уровня жизни в России, в том числе реальной свободы и безопасности ее граждан?"

Стану. Потому что в 80-е бандитом являлось государство и безопасности граждан не было - опасность была просто распределена по-другому. В темном переулке мало было бандитов, они спокойно размещались на Лубянке. Не знаю, читал ли ты воспоминания Юленьки о том, как их семья уезжала в Израиль в 70-е годы. И про последствия их намерений.

"15) Может ли служить базой для оценки некоего явления суждение типа "это противоречит нашим национальным традициям"?"

Если это явление - русский национальный костюм :) - то может.

"16) Согласны ли вы с тем, что у России есть некая уникальная и приоритетная для ее жизни миссия мирового масштаба?"

Да. Ответ не мой, старый, забыла, чей: "У России есть миссия - показывать другим странам, как жить нельзя!"

Резюме - вопросы "наводящие", уводящие по дорожке, протоптанной спрашивающим, и вообще, перестань пить коньяк по утрам. :)

Old Post 26.04.2003 19:40
Митрилиан на форуме отсутствует СведенияПриватное послание СайтНайти все
Kurt
Хлопец з лясной вёскi

Bielarus' - my Mirkwood!

Соображение о том, почему Россия выбирает империю Б (бесчестия?).

Изначальное признание особой духовной роли России и противопоставление соот-но оной роли "бездуховному Западу" вело в тому, что в рос. историографии и общ. мнении сложилась (окончательно этот процесс завершился, очевидно, как раз в брежневские времена?) традиция объяснять неудачи России ее же "добротой, доверчивостью, честностью" и соот-но разными подлостями своекорыстного Запада (от Ягайлы и крестоносцев до упора).

Теперь же (заметим, не отказываясь от признания этой особой российской духовности) решено стать тоже подлыми и своеокорыстными (в энной степени), т.к.

1. Причина - "Такие лучше живут".

2. Оправдание - "Все такие".

Old Post 27.04.2003 07:38
Kurt на форуме СведенияПриватное послание Найти все
Antrekot
вымышленное существо

Сидней/Сидней

To Mitrilian

В ответ на:
Для оценки по шкале "хорошо-плохо" - зависит от постулатов - хороши ли, плохи ли принципы демократии, например.

Хороши для чего? Плохи для чего? Являются ли принципы демократии ценностями сами по себе - или только вследствие того, что опираясь на них люди могут создавать относительно достойные формы общежития?

В ответ на:
"Привилегии" - бяка.

Привилегии, так или иначе, есть всегда. Индекс Информированности у Стругацких - это тоже в некотором роде система привилегий. Вопрос, как они стуктурируются, на что влияют, кто имеет к ним доступ.


В ответ на:
"3) Отрицаете ли вы, что либеральная экономическая реформа носила для России заведомо катастрофический характер?"
Угу.


Я тоже отрицаю. Мне кажется, что был момент в 90-91, когда страна могла проскочить по боливийскому варианту. Поэтому слово "заведомо" мне кажется здесь несправедливым.

В ответ на:
Для меня гос-преступлением является закрытая граница. БОльшим, по крайней мере.

Для меня - нет. То есть закрытая граница - это в большинстве случаев безобразие, но это - частичное политическое ограничение свободы. Совершенно несравнимое с той экономической ямой, куда ухнуло 60% населения. Вся страна уехать не может. На кузбасских шахтеров, случись им наскрести денег на билет, спроса за границей нет.

В ответ на:
Если "заботился ли он о повышении статуса СССР в мировом сообществе" - то, в общем, вполне себе правитель, на одну доску с Петром тянет, нес-па?

С каких это пор статус в мировом сообществе является самостоятельной ценностью? И с каких пор Петр "вполне себе правитель"? То есть четверть населения страны под сопку считается "вполне себе"?
Была как-то смешная история. Алексея Германа спросили, что он думает, по поводу идеи возвратить памятник Дзержинского на Лубянку - так он чуть потолок интервьюером не пробил - Юрий Долгорукий посреди Москвы их не смущает, Петру они километровые памятники строят, маршал Жуков торчит изо всех щелей, а Дзержинский им, видите ли, не подходит. Конечно, убийца, конечно, нелюдь - а все остальные кто?

В ответ на:
Герой - это не черта характера. Герой - это тот, кто совершил геройское деяние.

Назовите мне хотя бы одно геройское деяние, совершенное Жуковым.

В ответ на:
Стану. Потому что в 80-е бандитом являлось государство и безопасности граждан не было - опасность была просто распределена по-другому. В темном переулке мало было бандитов, они спокойно размещались на Лубянке.

Меня причислить к брежневским лоялистам сложно - я, честно говоря, это время до сих пор вспоминать не могу - скулы от ненависти сводит. Но по факту бандиты с Лубянки в период примерно с 58 по 86 сделали, перефразируя Владимира, ограниченное количество зла ограниченному количеству людей. Нервы трепали, жизнь отравляли страшно, в больницу уложить человека с инфарктом - у меня просто в семье такое было, психиатрическое давление - пожалуйста, сажали - но это уже надо было постараться. Но вот случаи прямого или косвенного убийства считались сотнями (причем, это если брать всю номенклатуру огулом, с Рашидовым и прочими товарищами). Сотнями, а никак не тысячами. И, кстати, в значительной мере тогдашний произвол тоже был вызван состоянием общества, которое радостно во всем этом участвовало - от "легкой кавалерии" и кампании против хулиганства, до знаменитых андроповских "охот".

Могултай:
В ответ на:
Может ли служить базой для оценки некоего явления суждение типа "это противоречит нашим национальным традициям"?"

Критерием оценки - нет. Критерием жизнеспособности - да. Потому что если противоречие достаточно глубоко, помянутое "это" не пройдет.

С уважением,
Антрекот

Old Post 27.04.2003 09:25
Antrekot на форуме отсутствует СведенияПриватное послание Найти все
Kagero
Ядовитая ниндзя

Днепропетровск

Честно отвечаю на вопросы - а уж вы меня записывайте куды хочете.

***1) Может ли служить базой для оценки некоего явления суждение типа «все цивилизованные страны от этого давно ушли» или «это противоречит принципам демократии»?***

Не может.

***2) Следует ли считать негативной стороной «эпохи застоя» опережающий уровень жизни правящей верхушки сравнительно с народной массой («привилегии» на языке 80-х гг.)?***

Следует. Провозгласили своей идеологией равенство - следуйте. Или меняйте идеологию. Иначе - драуга.

***3) Отрицаете ли вы, что либеральная экономическая реформа носила для России заведомо катастрофический характер? Отрицаете ли вы, что заранее известные социальные последствия либеральных реформ в наших условиях автоматически делали и делают их проведение тягчайшим государственным преступлением?***

Не отрицаю.

***4) Допустимо ли сегодня при рассмотрении вопросов о налоговой и приватизационной амнистии принимать к рассмотрению соображения типа «первоначальное накопление всегда сопровождается нарушением законов»?***

Недопустимо.

***5) Одобряете ли вы военную акцию в Чечне? Станете ли вы отрицать, что обе военные акции в Чечне уже по своему формату являлись государственными преступлениями?***

Не стану и не одобряю :).

***6) Станете ли вы отрицать, что характер репрессивной и податной (включая сельскохозяйственную) политики товарища Сталина требует категорического и принципиального осуждения его как правителя (что, конечно, не подразумевало бы отрицательной оценки всех его деяний)?***

Я, внучка женщины, чудом не подохшей с голоду в 30-е?
Нет, не стану.

***7) Являются ли «заполнение прилавков товарами» и «исчезновение очередей» сами по себе положительными явлениями?***

САМИ ПО СЕБЕ? Вне историко-социального контекста? Однозначно да. Это ж классно, когда есть возможность спокойно подойти и выбрать, что милее твоему сердцу - дорогая "московская" по сорок за кило или дешевая варенка по восемь за кило. А вот в контексте нынешней эпохи, в данном месте-времени - нет, не являются, потому что многие и по восемь за кило не могут взять.

***8-9) Полагаете ли вы, что нынешнее время может быть оценено как более благополучное и/или справедливое, чем 60-е - 80-е годы? Полагаете ли вы, с другой стороны, что правление ранних большевиков (1917 - середина 50-х) может быть оценено как более благополучное и/или справедливое, чем нынешнее время?***

Нэт. Адназначна.

***10) Считаете ли вы в принципе допустимой принудительную высылку этнических чеченцев с основной территории России в Чечню (или на любую другую территорию)?***

Только при четком свидетельстве симпатий к боевикам. То есть, если чеченец на страницах прессы или по ТВ публично говорит, какой Басаев молодец - выслать его к Басаеву, пусть с ним целуется.

Впрочем, с русским надо в таком случае сделать то же самое :).

***11) Считаете ли вы, что принудительный вывоз из Чечни всех ее жителей с размещением в эвакуационных лагерях (при нормальном питании и медобслуживании) или расселением на иных территориях под специальным контролем (впредь до полного подавления отрядов боевиков) явился бы недопустимым нарушением их гражданских прав и заключал в себе социальную несправедливость?***

Нет, не считаю. Правда, если кто предложит ввести такую меру here and now - упрусь руками и ногами, потому что не будет никакого нормального питания и медобслуживания - его и русским-то обеспечить не могут; а будет как в 30-е, когда ссыльных швыряли в вагоны, везли запечатанными через полстраны, а потом вытряхивали в чистом поле. То есть, нарушение всех прав в чистом виде.

***12) Допустимо ли было награждать генерала Шаманова званием Героя России вместо предания его суду как военного преступника, бесчестящего эту самую Россию [отвечать только тем, кто имеет представление о военной и административной деятельности названного генерала]?***

Представления не имею.

***13) Допустимо ли признавать Г.К.Жукова национальным героем России [отвечать только лицам, осведомленным об истории с Тоцким полигоном]?***

Дверью ему прищемить, а не национальным героем признавать...

***14) Станете ли вы отрицать, что патерналистская социально-политическая и экономическая модель является единственной, способной не допустить катастрофического понижения качества и уровня жизни в России, в том числе реальной свободы и безопасности ее граждан?***

Не стану. Паршев и Ключевский рулез, Бжезинский мастдай.

***15) Может ли служить базой для оценки некоего явления суждение типа «это противоречит нашим национальным традициям»?***

Не может. Это я, как христианка, говорю :).

***16) Согласны ли вы с тем, что у России есть некая уникальная и приоритетная для ее жизни миссия мирового масштаба?***

Согласна. В силу своего географического положения и ряда других специфических черт Россия - уникальная страна, в которой сложилась уникальная ментальность, имеющая как положительные, так и отрицательные стороны, но положительных все же больше. Ей есть чем поделиться с этим миром.

Впрочем, то же самое я могла бы сказать о Японии или Ирландии :).

***2. РЕЗУЛЬТАТЫ. При ответе «да» хотя бы на один вопрос Вы как гражданин/соподданный окажетесь умеренно опасным для соотечественников (и, тем самым, опосредованно - для себя самого).***

Тю. Америку открыли :).

Заместо морали - знатоковский тост-анекдот.

Один мужик поймал Золотую рыбку. И рыбка эта оказалась пожиже пушкинской, так как выполнить могла только одно желание. Мужик думал-думал и попросил:

- Сделай так, чтобы у меня член доставал до земли.
- Бу сде! - сказала рыбка, и у мыжика сделались короткие-короткие ноги.

ТАК ВЫПЬЕМ ЖЕ ЗА ТОЧНОСТЬ ФОРМУЛИРОВОК!

Old Post 27.04.2003 11:49
Kagero на форуме отсутствует СведенияПриватное послание СайтНайти все
Митрилиан
.


@С каких это пор статус в мировом сообществе является самостоятельной ценностью? И с каких пор Петр "вполне себе правитель"? То есть четверть населения страны под сопку считается "вполне себе"? @

Антрекот, боюсь, ты не поняла сути моих претензий к вопросу Могултая.
Статус в мир-сообществе много кем считается самостоятельной ценностью. Поэтому ЕСЛИ по этой шкале – ТО Сталин на одной доске с Петром, а по Петру продолжают спорить.

«Герой - это не черта характера. Герой - это тот, кто совершил геройское деяние.»

@Назовите мне хотя бы одно геройское деяние, совершенное Жуковым[email protected]

А я не про Жукова, а про вопрос. Вопрос поставлен неверно и в таком виде не имеет смысла. Вместо Жукова подставляем Х, совершившего подвиг, а потом – большую гадость.

Old Post 27.04.2003 12:52
Митрилиан на форуме отсутствует СведенияПриватное послание СайтНайти все
Antrekot
вымышленное существо

Сидней/Сидней

Митрилиан, то, что по Петру идет спор, это еще один показатель уровня растления.
Проблема с Жуковым не в том, что он совершил данную конкретную подлость (надо сказать, даже по меркам времени впечатляющую), а в том, что и вся его остальная деятельность - это деятельность человека, для которого такое - в порядке вещей. Он и воевал так. И, к сожалению, в частности именно это его представление о стоимости человеческой жизни и делает его светлый образ таким привлекательным для современников и благодарных потомков. Не вопреки, а благодаря.

С уважением,
Антрекот

Old Post 27.04.2003 14:09
Antrekot на форуме отсутствует СведенияПриватное послание Найти все
Raisa
черный хоббит, наглый

Москва

4 балла. Сразу отправляться на кладбище, или можно еще пожить? :)
(и еще на два вопроса я просто не отвечала за незнанием)

Old Post 27.04.2003 15:19
Raisa на форуме отсутствует СведенияПриватное послание СайтНайти все
Ципор
Постоянный посетитель


**4 балла. Сразу отправляться на кладбище, или можно еще пожить? :)**

Раиса, а ты расскажи по каким пунктам и почему, а суд уж решит... :-))

Old Post 27.04.2003 15:25
Ципор на форуме СведенияПриватное послание Найти все
Raisa
черный хоббит, наглый

Москва

(пожав плечами)
2, 3 (с формулировкой примерно как у Антрекота), 7 (с формулировкой примерно как у Кагеро - вообще этот вопрос КРАЙНЕ некорректно сформулирован), 11 (в основном потому, что помянутые слова о нормальном питании и медобеспечени считаю самими по себе драугой).
Кто такой генерал Шаманов, я не знаю, что такое "патерналистская модель", я тоже не знаю.

Old Post 27.04.2003 15:33
Raisa на форуме отсутствует СведенияПриватное послание СайтНайти все
Zamkompomorde
Посетитель


Hm,poprobuyu otvetit'.Hot' i ne poluchayu vysshego bala kak pravilo,
a vse zh kazhnyi raz vidya test,s trudom sebya sderzhivayu.(Inogda,vi-
dya rezul'taty,s trudom sderzhival poryv porvat' onyi.;)))))
Itak:

1) Может ли служить базой для оценки некоего явления суждение типа "все цивилизованные страны от этого давно ушли" или "это противоречит принципам демократии"?

Net.(komm.-Eto bylo by neser'ezno.)

2) Следует ли считать негативной стороной "эпохи застоя" опережающий уровень жизни правящей верхушки сравнительно с народной массой ("привилегии" на языке 80-х гг.)?

Net.(komm.-Sam po sebe etot uroven' ni o chem ne govorit.Krome togo,
lyubaya pravyashaya elita obladala privilegiyami.)

3) Отрицаете ли вы, что либеральная экономическая реформа носила для России заведомо катастрофический характер? Отрицаете ли вы, что заранее известные социальные последствия либеральных реформ в наших условиях автоматически делали и делают их проведение тягчайшим государственным преступлением?

Net.

4) Допустимо ли сегодня при рассмотрении вопросов о налоговой и приватизационной амнистии принимать к рассмотрению соображения типа "первоначальное накопление всегда сопровождается нарушением законов"?

Net.(komm.-Zdes' vozmozhny pravil'nye i prilichnye otmazki v ryade sluchaev.Zachem vydvigat' zavedomo proigryshnyi argument?)

5) Одобряете ли вы военную акцию в Чечне? Станете ли вы отрицать, что обе военные акции в Чечне уже по своему формату являлись государственными преступлениями?

Net.

6) Станете ли вы отрицать, что характер репрессивной и податной (включая сельскохозяйственную) политики товарища Сталина требует категорического и принципиального осуждения его как правителя (что, конечно, не подразумевало бы отрицательной оценки всех его деяний)?

Net.

7) Являются ли "заполнение прилавков товарами" и "исчезновение очередей" сами по себе положительными явлениями?

Net.(komm.-A chto,esli tovary nikuda ne godyatsya?a ischeznovenie ocheredei-sledstvie epidemii?)

8-9) Полагаете ли вы, что нынешнее время может быть оценено как более благополучное и/или справедливое, чем 60-е - 80-е годы? Полагаете ли вы, с другой стороны, что правление ранних большевиков (1917 - середина 50-х) может быть оценено как более благополучное и/или справедливое, чем нынешнее время?

Net-net.:)

10) Считаете ли вы в принципе допустимой принудительную высылку этнических чеченцев с основной территории России в Чечню (или на любую другую территорию)?

Net.

11) Считаете ли вы, что принудительный вывоз из Чечни всех ее жителей с размещением в эвакуационных лагерях (при нормальном питании и медобслуживании) или расселением на иных территориях под специальным контролем (впредь до полного подавления отрядов боевиков) явился бы недопустимым нарушением их гражданских прав и заключал в себе социальную несправедливость?

Net.(komm.-ne stanet zhe spasatel' obezumevshego tonushego cheloveka
brosat' tol'ko potomu,chto tot oret:"Otpusti,irod!")

12) Допустимо ли было награждать генерала Шаманова званием Героя России вместо предания его суду как военного преступника, бесчестящего эту самую Россию [отвечать только тем, кто имеет представление о военной и административной деятельности названного генерала]?

13) Допустимо ли признавать Г.К.Жукова национальным героем России [отвечать только лицам, осведомленным об истории с Тоцким полигоном]?

Da.(komm.-i nacional'nyi geroi mozhet sovershit' prestuplenie.Primer:
byl Geroi Sovetskogo Soyuza,zastrelivshii mal'chika,zalezshego v evo
nnyi,geroiskii sad za yablokami.Fakt prestupleniya ne otmenyaet fakta geroizma ,i naoborot.)

14) Станете ли вы отрицать, что патерналистская социально-политическая и экономическая модель является единственной, способной не допустить катастрофического понижения качества и уровня жизни в России, в том числе реальной свободы и безопасности ее граждан?

Ne stanu.(komm.-Kak i utverzhdat' eto,t.k. ne obladayu dostatochnymi dannymi.)

15) Может ли служить базой для оценки некоего явления суждение типа "
"это противоречит нашим национальным традициям"?

Net.(komm.-samo po protivorechie ili neprotivorechie kakim-libo tradi-
ciyam kakogo-libo yavleniya eshe ne oznachaet ego nepremennoi zlovred-
nosti ili pol'zy.)

16) Согласны ли вы с тем, что у России есть некая уникальная и приоритетная для ее жизни миссия мирового масштаба?

Net.(komm.-Svoih vnutrennih del po gorlo).


Nu vot,snova zavalil ekzamen..

Old Post 27.04.2003 16:19
Zamkompomorde на форуме СведенияПриватное послание Найти все
Kurt
Хлопец з лясной вёскi

Bielarus' - my Mirkwood!

Попробую.

В ответ на:
Mogultaj пишет:
1) Может ли служить базой для оценки некоего явления суждение типа «все цивилизованные страны от этого давно ушли» или «это противоречит принципам демократии»?

Нет.
В ответ на:
2) Следует ли считать негативной стороной «эпохи застоя» опережающий уровень жизни правящей верхушки сравнительно с народной массой («привилегии» на языке 80-х гг.)?


Да, принцип "Народ и партия едины, раздельны только магазины" - воровство.
В ответ на:
3) Отрицаете ли вы, что либеральная экономическая реформа носила для России заведомо катастрофический характер?


Не экономист. Если то, что было с 92-93 гг. - либерализм, то очевидно, что этот либерализм имел катастрофические последствия.
В ответ на:
Отрицаете ли вы, что заранее известные социальные последствия либеральных реформ в наших условиях автоматически делали и делают их проведение тягчайшим государственным преступлением?


Если они были заранее известны авторам реформы, то нет. ЕСли не были - то это ошибка не лучше преступления.
В ответ на:
4) Допустимо ли сегодня при рассмотрении вопросов о налоговой и приватизационной амнистии принимать к рассмотрению соображения типа «первоначальное накопление всегда сопровождается нарушением законов»?


Нет.
В ответ на:
5) Одобряете ли вы военную акцию в Чечне? Станете ли вы отрицать, что обе военные акции в Чечне уже по своему формату являлись государственными преступлениями?


Нет.
В ответ на:
6) Станете ли вы отрицать, что характер репрессивной и податной (включая сельскохозяйственную) политики товарища Сталина требует категорического и принципиального осуждения его как правителя (что, конечно, не подразумевало бы отрицательной оценки всех его деяний)?


Нет.
В ответ на:
7) Являются ли «заполнение прилавков товарами» и «исчезновение очередей» сами по себе положительными явлениями?


Да. Само по себе это прекрасно.
В ответ на:
8-9) Полагаете ли вы, что нынешнее время может быть оценено как более благополучное и/или справедливое, чем 60-е - 80-е годы?


В чем-то да, в чем-то нет. В смысле академических и религиозных свобод, например, да. Справедливости больше.
В ответ на:
Полагаете ли вы, с другой стороны, что правление ранних большевиков (1917 - середина 50-х) может быть оценено как более благополучное и/или справедливое, чем нынешнее время?


Нет. Только разве это "ранние большевики", а не "большевики как они есть"? А то может и Гитлер с Гиммлером - ранние нацисты?
В ответ на:
10) Считаете ли вы в принципе допустимой принудительную высылку этнических чеченцев с основной территории России в Чечню (или на любую другую территорию)?


Нет.
В ответ на:
11) Считаете ли вы, что принудительный вывоз из Чечни всех ее жителей с размещением в эвакуационных лагерях (при нормальном питании и медобслуживании) или расселением на иных территориях под специальным контролем (впредь до полного подавления отрядов боевиков) явился бы недопустимым нарушением их гражданских прав и заключал в себе социальную несправедливость?


Лишение народа его земли - преступление.
В ответ на:
12) Допустимо ли было награждать генерала Шаманова званием Героя России вместо предания его суду как военного преступника, бесчестящего эту самую Россию [отвечать только тем, кто имеет представление о военной и административной деятельности названного генерала]?


Нет.
В ответ на:
13) Допустимо ли признавать Г.К.Жукова национальным героем России [отвечать только лицам, осведомленным об истории с Тоцким полигоном]?


Нет.
В ответ на:
14) Станете ли вы отрицать, что патерналистская социально-политическая и экономическая модель является единственной, способной не допустить катастрофического понижения качества и уровня жизни в России, в том числе реальной свободы и безопасности ее граждан?


Если имеется в виду повышенная степень участия государства в экономике и высочайшая - в соц. обеспеспечении, то нет.
В ответ на:
15) Может ли служить базой для оценки некоего явления суждение типа «это противоречит нашим национальным традициям»?


Одним из доводов может быть. Но не базовым. Все зависит от явления.
Так что - нет.
В ответ на:
16) Согласны ли вы с тем, что у России есть некая уникальная и приоритетная для ее жизни миссия мирового масштаба?


У каждого этноса/нации (это, как вы понимаете, дакеко не всегда одно и тоже) есть своя уникальная и приоритетная для жизни миссия. У российской нации тоже.

Исправлено (Kurt, 27.04.2003 21:39).

Old Post 27.04.2003 21:29
Kurt на форуме СведенияПриватное послание Найти все
Mogultaj
Постоянный посетитель

Moscow

Митрилиан:

"1) Может ли служить базой для оценки некоего явления суждение типа "все цивилизованные страны от этого давно ушли" или "это противоречит принципам демократии"?"
Мит: Для оценки по шкале "хорошо-плохо" - зависит от постулатов - хороши ли, плохи ли принципы демократии, например. Если вопрос ко мне лично - встречный вопрос - что такое принципы демократии. США, например, я бы демократией не называла. :)»

Стало быть, не может такое суждение служить базой для оценки, раз его еще уточнять надо. Ты ответила ровно так, как надо - сказала, что тебя не пойми о чем спрашивают, и суждения в такой пустословной формулировке базой ни для чего без уточнений по существу не являются. ЧТД,

"2) Следует ли считать негативной стороной "эпохи застоя" опережающий уровень жизни правящей верхушки сравнительно с народной массой ("привилегии" на языке 80-х гг.)?"

«А тут два вопроса в одном. Опережающий уровень верхушки сам по себе - факт жизни типа дождика. А вот методы, каким он достигается - как эта структура "привилегий" - тут уже будем посмотреть. "Привилегии" - бяка».

Опять-таки ты ответила ровно то, что надо. Я спрашивал, плох ли сам по себе тот факт, что верх жил лучше низа. Надо ли сразу же при виде этого факта кричать караул. Ты отвечаешь: нет, сам по себе он не плох, сам по себе он нормален, так и должно быть. А караул надо или не надо кричать - это уже по другим вещам надо определять. По тому, какими способами и т.д. И дальше ты говоришь о совершенно иных вещах, о которых я не спрашивал. Опять-таки ответ правильный. ЧТД.


"3) Отрицаете ли вы, что либеральная экономическая реформа носила для России заведомо катастрофический характер?"
Угу».

См. раздел 3 настоящего руководства: ). Там подробно излагается, почему действительно заведомо. См. также ниже в ответе Владимиру.

"Отрицаете ли вы, что заранее известные социальные последствия либеральных реформ в наших условиях автоматически делали и делают их проведение тягчайшим государственным преступлением?"
Мит: «Для меня гос-преступлением является закрытая граница. БОльшим, по крайней мере».

А это и вовсе к данному вопросу отношения не имеет. Речь идет об ЭКОНОМИЧЕСКИХ реформах; можно открыть границу для эмиграции, не открывая экономики - и так делали в разное время три четверти стран мира. То есть ты ответила не на мой вопрос, а не не задававшийся мной совершенно другой вопрос: *«Что является бОльшим преступлением - проведение либеральной экономической реформы в осознании или заведомой очевидности последствий, или закрытие границ по-токугавски». Так такого вопроса я и вовсе не задавал - он ничего не помогает выявить.


"4) Допустимо ли сегодня при рассмотрении вопросов о налоговой и приватизационной амнистии принимать к рассмотрению соображения типа "первоначальное накопление всегда сопровождается нарушением законов"?
«С формулировкой тут нелады. Если ты имеешь в виду нечто типа"следует ли оправдывать бандитов по причине того, что это они, дескать, первичный капитал накапливают" - то не следует. А принимать ли к рассмотрению - почему бы и нет. %))»

Именно «нечто типа"следует ли оправдывать бандитов по причине того, что это они, дескать, первичный капитал накапливают"» я и имею в виду. Потому что с середины 90-х это открыто провозглашается, и никакого иного смысла у оборота «принимать к рассмотрению... и т.д.» здесь нет.
То есть на вопрос ты ответила ровно так, как надо, а формулировку можно уточнить.


"5) Одобряете ли вы военную акцию в Чечне? Станете ли вы отрицать, что обе военные акции в Чечне уже по своему формату являлись государственными преступлениями?"
Мит: «По отношению к России - возможно. По отношению к Чечне - определите понятие гос-преступление. Чеченцев Россия считает "чужаками", а все крики по поводу "внутреннего дела" - это чтобы заграница отвязалась. А чужакам по-твоему можно больше бяки делать, чем своим, не выходя за рамки».

Чеченцев Россия НЕ считает чужаками. На фиг кому сдалось бы их тогда завоевывать. Их и вправду считают мятежниками. Это вовсе не для заграницы.
Кроме того, и при обращении с чужаками это были бы преступные действия. Будь Чечня иным государством, все бяки, которые можно было бы ей делать, касались бы самого ведения военных действий. А после введения оккупационной администрации резать ни за фиг завоеванных и администрируемых уже никак нельзя и в формате войны.
Германские оккупанты чужой для них Белоруссии в 40-х таки совершали там преступления и вели преступную оккупационную политику.
А ответила ты все равно так, как надо было: ).


"6) Станете ли вы отрицать, что характер репрессивной и податной (включая сельскохозяйственную) политики товарища Сталина требует категорического и принципиального осуждения его как правителя (что, конечно, не подразумевало бы отрицательной оценки всех его деяний)?"

Шкалу хорошести правителя на бочку. Т.е. по каким критериям судим. Если
"заботился ли он о благополучии своих подданных" - нет, не заботился, плохой правитель. Если "заботился ли он о повышении статуса СССР в мировом сообществе" - то, в общем, вполне себе правитель, на одну доску с Петром тянет, нес-па?

Не совсем: ). При Петре население сократилось, хозяйство -разорилось на всех уровнях, армия ОСЛАБЕЛА. При ИВСе - по этим трем позициям все наоборот. То есть из этой пары тов.Сталин выходит полезнее.

А зачем же шкалу на бочку, когда вопрос и рассчитан на выявление этой шкалы у отвечающего? То есть именно на твой контровопрос с последующе реализацией. То есть на него ответит «да» (да, стану отрицать, что он порогово плохой правитель) тот, кто считает главным критерием могущество государства, какой бы ценой его не получили; а «нет» ответит тот, кто считает, что тот, кто строит могущество на костях - правитель плохой. Так именно это я и хочу выявить. Первый подход к делу общественно вреден и опасен, второй - наоборот. А анкета и нацелена на то, чтобы выявить степень общественной опасности вкусов и взглядов отвечающего.


"7) Являются ли "заполнение прилавков товарами" и "исчезновение очередей" сами по себе положительными явлениями?" - Владимир ответил - _САМИ ПО СЕБЕ_ - являются. Если __обязательная__ плата за это - отсутствие денег, чтобы купить эти товары - то разговор пойдет по-другому».

Владимир употребил формулировку «сами по себе», имея в виду на самом деле формулировку «при прочих равных» - а это вещь другая. А сами по себе - таки НЕ являются. Как румянец сам по себе не является положительным явлением - он может быть симптомом туберкулеза.
Правильный ответ такой: «Нет; без дополнительного выяснения дел ответить, пложительное ли это явление нельзя».
И Владимир, и ты именно это, собственно, и сказали. Только не одним словом, а развернутой конструкцией.

А чтобы не было таких двусмысленностей, я этот вопрос переформулирую так: «Являются ли "заполнение прилавков товарами" и "исчезновение очередей" сами по себе показателями социально-экономического улучшения?»

"8-9) Полагаете ли вы, что нынешнее время может быть оценено как более благополучное и/или справедливое, чем 60-е - 80-е годы?"
Оценивать сегодняшний день? Боже упаси, это работа для правнуков, а то и пра-правнуков».

Почему же? Неужто, чтобы оценить Аушвиц или Сталина, надо ждать праправнуков? Речь же идет не об исторической оценке последствий, а о прямой оценке справедливости дел и благополучия жизни в ДАННЫЙ момента. Если в ДАННЫЙ момент люди живут настолько-то (не)справедливо и (не)благополучно, то этот факт (и, тем самым, ответ на мой вопрос) никак не меняется в зависимости от того, куплено ли этой ценой счастье или несчастье грядущих полколений. Так что правнуков дожидаться тут вовсе не надо. Они нужны только для того, чтобы ответить на вопрос: какую РОЛЬ сыграли эти события, что из них ПОЛУЧИЛОСЬ, - а этого вопроса я и вовсе не задавал.



"Полагаете ли вы, с другой стороны, что правление ранних большевиков (1917 - середина 50-х) может быть оценено как более благополучное и/или справедливое, чем нынешнее время?"
Ничего себе "ранние большевики" - середина 50-х. Опять-таки, с нынешним временем "официально" сравнивать не буду. Навскидку, без ответа за базар - нет, не полагаю».

Ранними большевиками я называю граждан, строивших земной рай на костях. Поздними - обычных госфеодальных по психологии правителей, унаследовавшими от предшествующего периода массу зла. Омейяды и Аббасиды.

А ответ у тебя дан именно тот, какой надо - что нынешнее время погано, но сталинское еще много поганее.

(пауза. Пока ты правильно ответила на все вопросы, на которые отвечала, на один отвечать отказалась, а на один не ответила до конца, попросив на бочку ту самую шкалу, которую должен был выявить твой ответ).



"10) Считаете ли вы в принципе допустимой принудительную высылку этнических чеченцев с основной территории России в Чечню (или на любую другую территорию)?"
Допустимой по соображениям этики-морали или же по техническим возможностям?
По первому вопросу - не считаю. По второму - фиг знает, заграница может завопить уж очень громко».

По первому, конечно (слово «допустимый» с наречием «технически» не очень вяжется : )).
Так что ответ правильный. В формулировке вместо «в принципе» поставлю «принципиально».

"11) Считаете ли вы, что принудительный вывоз из Чечни всех ее жителей с размещением в эвакуационных лагерях (при нормальном питании и медобслуживании)" Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда. Принудительный вывоз с нормальным питанием и медобслуживанием - сказка. Это такая же сказка, как гос-распределение ресурсов сверху вниз, которое возможно нормально ТОЛЬКО при роботах, а не живых чиновниках».

Вот тебе и на. Навскидку примеры, когда и то и другое отлично получалось: у англичан с бурским населением (там мерли в лагерях от дизентерии - но от нее и в английских войсках мерли; а ни голода, ни насилий, ни воровства чиновников там не было); у немцев и наших с эвакуацией своего гражд. населения от военных действий, у наших с вывозом «опальных народов» (нормальным там не были ни питание, ни медицина - но оно там было не худшим, чем по стране вообще и чем при эвакуации лояльных граждан; а время было военное, а правительство - звериное); у израильтян с приемом североафриканских евреев; у англичан и голландцев с приемом японских военнопленных, далее рабсилы; у американцев с интернированием в лагерях этнических японцев...
Так что очень может - было бы желание.

"или расселением на иных территориях под специальным контролем (впредь до полного подавления отрядов боевиков) явился бы недопустимым нарушением их гражданских прав и заключал в себе социальную несправедливость?"
«Да. Потому что пришлось бы резать "всех, кто выше колеса" в этих же лагерях. См. Израиль».

Не понял. Это почему? Сталин вывез тех же чеченцев, немцев и т.п. именно так (на расселение под спецконтрлем) - и не резал никого выше колеса. Если уж этот вурдалак мог, что ж приличный человек сможет? Израиль - это имеется в виду Сабра - Шатила? А что у них общего с ситуацией в Чечне, и как это конкретное полупреступление доказывает принципиальную невозможность действовать иным образом?

Имеем первое расхождение с ответом, правильным по мнению автора анкеты - но исключительно из-за неучета ряда фактов/примеров.

"13) Допустимо ли признавать Г.К.Жукова национальным героем России [отвечать только лицам, осведомленным об истории с Тоцким полигоном]?"
«Герой - это не черта характера. Герой - это тот, кто совершил геройское деяние.
Другие деяния не должны его отменять. Если Жуков совершил нечто геройское, то Тоцкий полигон этого не перечеркнет. Хотя, возможно, лишит его геройство смысла. (если, например, убил тех же, кого раньше спас)».
Я употреблял не слово «герой», а слово «национальный герой». А это совсем не тот, кто раз совершил геройское деяние - и все тут. За тяжкие преступления любая страна ЛИШАЕТ НАГРАД - то есть исходит из того, что начиная с некоторого уровня преступлений человек не может числиться в национальных героях, что бы он ни сделал славного в прошлом. Тоцкий полигон точно на этот уровень тянет с избытком...

Таким образом, у тебя ответа на вопрос и вовсе нет, по причине терминологического мизандерстэндинга.


"14) Станете ли вы отрицать, что патерналистская социально-политическая и экономическая модель является единственной, способной не допустить катастрофического понижения качества и уровня жизни в России, в том числе реальной свободы и безопасности ее граждан?"
«Стану. Потому что в 80-е бандитом являлось государство и безопасности граждан не было - опасность была просто распределена по-другому. В темном переулке мало было бандитов, они спокойно размещались на Лубянке. Не знаю, читал ли ты воспоминания Юленьки о том, как их семья уезжала в Израиль в 70-е годы. И про последствия их намерений».

А при чем тут это? Ни при чем дважды.
Во-первых, как патерналистская модель отвечает за беды Юленьки? Патерналистская модель в случае Юленьки просто гласила бы, что захотят аксакалы - дадут ей уехать, а нет - так нет. И больше патернализм ничего не требует. Устраивать ей гадости требовала совсем не патерналистская модель, а советская идеология. Так это совсем другое дело.
Во-вторых, у меня вопрос был вовсе не о том, ХОРОША ли патерналистская модель, а о том, является ли она для России лучшей по сравнению с демократической (в области реальной безопасности). Так это проверить легко: берем всех посаженных безвинно за политику при Брежневе и далее, плюсуем всех посаженных безвинно по уголовке, плюсуем всех убитых тайно или явно, будь то гэбэшниками или уголовниками, плюсуем всех расстрелянных при Брежневе и далее. Складываем.
Далее берем все те же категории для 90-х годов. Даже без Чечни - контраст выйдет просто грандиозный - в пользу предыдущего периода. Так что реальная безопасность ПОНИЗИЛАСЬ. Бандиты с Лубянки и в переулках при Брежневе убивали на круг гораздо меньше, чем бандиты с Лубянки, в фирмах и в переулках в 90-е. А распределение бандитов по этим адресам и вправду значения не имеет.

Итак, ответ ты дала формально неверный - но отвечала не на тот вопрос. Ты отвветила, что при застое гражданам было небезопасно - а я об этом и не спрашивал. Я спрашивал, что обеспечивает бОльшую безопасность на круг - и практика показывапет, что даже в советском формате, с унаследованными мерзостями сталинского периода, патерналистская модель обеспечивает (при учете Лубянки, ни в коем случае не вынося ее за скобки!) СУЩЕСТВЕННО больше безопасности, чем нынешняя.
А настоящее правовое государство здесь вообще ирреально. Выбор - только между идеологически-патерналистской, просто патеналистской и колумбийской=нынешней.


"15) Может ли служить базой для оценки некоего явления суждение типа "это противоречит нашим национальным традициям"?" Если это явление - русский национальный костюм:) - то может».

Никак нет : ). Если это явление - русский национальный костюм, то он уже по определению соответствует традициям, иначе он не русский нвциональный. А если это явление - русский национальный костюм, где кушак заменен на кимоно, то это и не русский национальный костюм никакой, а его модификация или хэппенинг. И тот факт, что он противоречит традициям, ему не в укор.

«Резюме - вопросы "наводящие", уводящие по дорожке, протоптанной спрашивающим»
А то ж! Но не совсем: ).
Одна деталь, которую я оговорю во введении. Эти все вопросы - наводящие, а вот все суждения, поставленные ими в вопросительную форму - не мной придуманы для примера и теста, а прямо взяты из общественного сознания. Сравнение времени Сталина с нынешним по справедливости и комфорту В ПОЛЬЗУ СТАЛИНА, Жуков как национальный герой и т.п. - общее место у «патриотической оппозиции»; полные прилавки как решающий аргумент в пользу прошедших реформ - общее место либеральных газет в 90-х.
То есть дорожки ПРОТОПТАЛ ВОВСЕ НЕ Я. Их протоптали властители дум, их протоптало общественное сознание - они существуют без меня. Именно эти дорожки.
А наводяще я спрашиваю только о том, надо ли по этим дорожкам идти, или оно скверно будет - на них вступать.

«и вообще, перестань пить коньяк по утрам. :)»

Не соглашусь: ). Как раз на твоем примере анкета, ИМХО, очень хорошо доказала свою базовую доброкачественность. Ты ответила так, как было надо (согласно автору) на все вопросы, которые поняла так, как и хотел автор, кроме одного (11-го). И было несколько вопросов, отвечая на которые, ты на самом деле отвечала не на них, а на смежные или вовсе иные - по ассоциации (или вовсе не стала отвечать).
В итоге выявились, кстати, необходимости терминологического уточнения последней группы вопросов и снятия 11-го, так как правильный ответ требует, как выяснилось, знания ряда малоизвестных или неактуальных для отвечающего прецедентов, а не только правильной социальной ориентации.

Old Post 28.04.2003 01:02
Mogultaj на форуме отсутствует СведенияПриватное послание СайтНайти все
Mogultaj
Постоянный посетитель

Moscow

Владимиру.


«Отрицаете ли вы, что либеральная экономическая реформа носила для России заведомо катастрофический характер? Могултай, а что значит "заведомо"? Я полагаю, что при значительной внешней поддержке (исчесляющейся сотнями миллиардов долларов) реформы вполне могли бы быть успешними в реальные сроки. Можно ли считать, что такой помощи быть заведомо не могло?»
1) Можно. Кому оно надо - тратить сотни миллиардов долларов, чтобы выковать из России себе же конкурента - вместо того, чтобы потратив втрое меньше денег, превратить ее в поставщика относительно дешевого сырья? Первый выбор был бы для Запада натуральным безумием. А там безумием не страдают.
2) А дай нам хоть 600 миллиардов долларов - при открытой либерализованной экономике они в конечном счете и уйдут на тот же Запад. См. Руководство же, про частную эксплуатацию типа колотая рана.

«Являются ли «заполнение прилавков товарами» и «исчезновение очередей» сами по себе положительными явлениями?» Могултай, а как нормальный, желающий добра себе, своим близким и вообще стране человек может сказать "нет, пусть в магазинах будет меньше выбора/очереди"?»

Вопрос у меня плохо сформулирован. Меняю на: «являются ли...показателями повышения уровня жизни и увеличения производства и потребления»?
« конечно, извиняюсь, но вопрос ИМНО стоит переформулировать».
Именно! Спасибо.

«Полагаете ли вы, что нынешнее время может быть оценено как более благополучное и/или справедливое, чем 60-е - 80-е годы?»

«Да, полагаю. Я осознанно предпочитаю право на отъезд праву на социальные гарантии и т.п. Как в предыдущем треде мы выясняли, права эти, вообще говоря, одного порядка и в не-черезвычайных условиях выбор в пользу того или иного допустим.Что большинство людей предпочитают второе я в курсе, и с этой точки зрения ответ на ваш вопрос "нет", а при моей расстановке приоритетов - "да, вполне может быть оценено таким образом". Другое дело, что я, полагаю, логическую цепочку до конца прохожу и понимаю что ценой за мой выбор является распад науки, образования, здравоохранения и вообще всех сложных технологий. Но на картошку остающимся хватит, поэтому лучше всех желающих отпустить.

Да и на картошку им не хватит. Кроме того, права эти одной природы, но разного масштаба - оценивая корабль, было бы неразумно считать тонущую на глазах развалюху с правом с нее сойти на берег лучшим кораблем, чем надежный коч без такого права. Ибо цель социума - наилучшее выживание его граждан ВНУТРИ его, а не вообще.
Чтобы, однако, отсечь этот момент, введу ограничение: «Полагаете ли вы, что нынешний социум может быть оценен как более благополучный и/или справедливый, чем 60-е - 80-е годы (если отвлечься от введения права свободно менять его на другой социум)?»

«Считаете ли вы, что принудительный вывоз из Чечни всех ее жителей с размещением в эвакуационных лагерях (при нормальном питании и медобслуживании) или расселением на иных территориях под специальным контролем (впредь до полного подавления отрядов боевиков) явился бы недопустимым нарушением их гражданских прав и заключал в себе социальную несправедливость?»
Считаю, что является допустимым в текущих условиях нарушемием их гражданских прав и заключает в себе (допустимую) социальную несправедливость. Она есть, хоть тресни: имеет право человек на могилы предков приехать и имеет право на фамильном винограднике виноград разводить. Но в нынешних условиях цена за обеспечение ему такого права непомерно велика, нельзя ее обеспечить».
Абсолютно правильный ответ. А то нарушение прав, о котором Вы говорите, оно есть; но оно и при эвакуации времен войны, и при карантинах и эвакуации из района радиационного или чумного заражения есть.


«Станете ли вы отрицать, что патерналистская социально-политическая и экономическая модель является единственной, способной не допустить катастрофического понижения качества и уровня жизни в России, в том числе реальной свободы и безопасности ее граждан?»
«Стану. Хотя бы при том теоретическом раскладе с крупной внешней поддержкой. Я математик, кванторы единственности воспринимаю буквально:) Спроси вы "с вероятностью 99%" ответ будет другой».
По причине собственного р-р - согласен : ). Переформулировка: «практически единственной...»
Хотя крупная внешняя поддержка была невозможна и сама бы ничего не дала (см. выше).

Old Post 28.04.2003 01:05
Mogultaj на форуме отсутствует СведенияПриватное послание СайтНайти все
Mogultaj
Постоянный посетитель

Moscow

Всем большое спасибо за ответы на вопросы анкеты. По-моему, она вполне доказала свою доброкачественность. Требуется только уточнение некоторых формулировок. Разберем дело с вопросами, вызвавшими разногласия (см. также ответы Владимиру и Мит).

ВОПРОС 2: «***2) Следует ли считать негативной стороной «эпохи застоя» опережающий уровень жизни правящей верхушки сравнительно с народной массой («привилегии» на языке 80-х гг.)?***»

Раиса - примерно так же, как Мит, об ответе Мит - см. выше, ответ Мит.

Кагеро: «Следует. Провозгласили своей идеологией равенство - следуйте. Или меняйте идеологию. Иначе - драуга» (совершенно то же - Курт: «Да, принцип "Народ и партия едины, раздельны только магазины" - воровство»).

Так точно - драуга. Но злая ложь, как очевидно, именно в идеологии (верхушка общества при любом раскладе живет лучше основной массы населения, и делать вид, что это может быть не так и реально не так, - заведомая драуга), а не в том неизбежном самом по себе факте, что начальство живет лучше народа (насколько лучше и за счет чего - это уже совсем другой вопрос).
Следовать же идеологии «равенства» было бы просто катастрофой для всех. Так что осудим начальство за то, что оно врало про свой неимоверный эгалитаризм, но скажем ему спасибо, что оно не пыталось его реализовать, как делало это в 1918-21 при военном коммунизме.
Таким образом, ответ Кагеро на деле не противоречит ожидаемому; хотя номинально она ответила «да» вместо «нет», следующее разъяснение этот факт аннулировало.
Драуга - именно сочетание такой идеологии с фактом опережающе хорошей жизни начальства, а я спрашивал не про это СОЧЕТАНИЕ, а только про второй факт сам по себе. В анкету будут внесены соответствующие уточнения - я спрашивал только про сам факт неравенства жизни начальства и массы, а не про способы его обеспечения и не про то, как выглядит СОЧЕТАНИЕ этого факта с воинственно-эгалитарной. идеологией и замазывающей противоречие между ними непрерывной ложью.


ВОПРОС "3) Отрицаете ли вы, что либеральная экономическая реформа носила для России заведомо катастрофический характер?"

Антрекот: «Я тоже отрицаю. Мне кажется, что был момент в 90-91, когда страна могла проскочить по боливийскому варианту. Поэтому слово "заведомо" мне кажется здесь несправедливым».
То же самое у Раисы - не «заведомо».

На самом деле боливийский был также невозможен. См. сводку в разд. 3 Руководства. Для боливийского варианта нужна исходная здоровая структура экономики, УЖЕ ЖИВУЩЕЙ по принципу долевого взятия с сектора ЭС в пользу сектора ЭН, а не заранее заданных натуральных заданий (как это было в СССР), и требуется иной климат и территория). При том соотношении городского и сельского населения, какое было в СССР, и работе половины горожан в конечном счете на оборонку, боливийский вариант был совершенно невозможен.

Но оттого, что «заведомо носила катастрофический характер» заменится на «заведомо носила катастрофический характер с исключительно высокой вероятностью, а руководство считало, что и в этом случае игра будет стоить свеч», -
тогда смысл и значение вопроса останется тем же, а формулировка удовлетворит и пожеланиям Мит и Антрекота.

И еще одно. Под «заведомо» имелось в виду - заведомо для лиц, осведомленных (или обязанных быть осведомленными по должности или принятой на себя роли) в положении дел. А не «заведомо» для Антрекеота, Раисы, Владимира или любого ЭнЭн. Люди не обязаны разбираться в том, о чем написан разд. третий «Руководства по зачистке». А вот начальники и гайдары - обязаны, и большинство из тех, кто эти реформы проводил, заранее списал со счетов любые жертвы и не видел в них ничего страшного, и сейчас не видит. См. Гайдара про англ. революцию...

ВОПРОС 7, про прилавки - по существу все ответили так, как автор считал правильным, но из-за некачественной формулировки вопроса прямой формальный ответ получиался иногда «да» вместо «нет». (Кагеро: Являются ли «заполнение прилавков товарами» и «исчезновение очередей» сами по себе положительными явлениями?*** - САМИ ПО СЕБЕ? Вне историко-социального контекста? Однозначно да... А вот в контексте нынешней эпохи, в данном месте-времени - нет, не являются...»; то же самое у Владимира и Раисы, примерно то же самое у Курта). Формулировка будет заменена.


ВОПРОС 10 ***10) Считаете ли вы в принципе допустимой принудительную высылку этнических чеченцев с основной территории России в Чечню (или на любую другую территорию)?***
Кагеро: «Только при четком свидетельстве симпатий к боевикам. То есть, если чеченец на страницах прессы или по ТВ публично говорит, какой Басаев молодец... (далее про то, что и русского такого - туда же)».
То есть ответ НА ЗАДАННЫЙ ВОПРОС у Кагеро - «нет» (я спрашиваю, можно ли высылать по критерию этнической прринадлежности, она отвечает - нет, только за такую-то и такую-то конкретную вину). То, что она пишет - отвечает на совершенно другой вопрос, о том, можно ли так-то и так-то карать за такое-то и такое-то кокретное деяние, причем совершенно независимо от этнич. принадлежности.

ВОПРОС 11 ***11) Считаете ли вы, что принудительный вывоз из Чечни всех ее жителей с размещением в эвакуационных лагерях (при нормальном питании и медобслуживании) или расселением на иных территориях под специальным контролем (впредь до полного подавления отрядов боевиков) явился бы недопустимым нарушением их гражданских прав и заключал в себе социальную несправедливость?***

Кагеро: «Нет, не считаю. Правда, если кто предложит ввести такую меру here and now - упрусь руками и ногами, потому что не будет никакого нормального питания и медобслуживания...»

Раиса отвечает, УЖЕ отталкиваясь только от этого уточнения, которое Кагеро привела в дополнение к своему «нет»; поэтому у Раисы получается «да»: 11 (в основном потому, что помянутые слова о нормальном питании и медобеспечени считаю самими по себе драугой).

Самими по себе - это никак. Получались такие штуки, ничего ровно несбыточного тут нет. Сотни тысяч сефардов принял Израиль таким вот образом, и не помер - а там 3 млн. чел. было тогда, а не 140.
Самими по себе в НАШИХ условиях - это точно, но это я и сам признаю, см. ниже.

Сходным образом писала Мит.

Отвечаю всем:
Приехали! : ) Я же ровно это и писал в гл.5 Руководства: «..Сейчас, например, нормативным разрешением чеченской ситуации будет либо быстрый отстрел всех главарей вооруженных отрядов, либо эвакуация (или временная депортация - называйте как хотите) всех граждан с территории Чечни (при том непременном условии, чтобы указанных граждан в их беженских лагерях нормально снабжали и лечили)... Наши этот способ, естественно, не применят - денег пожалеют (А ЕСЛИ ПРИМЕНЯТ, ТО В ЭТИХ БЕЖЕНСКИХ ЛАГЕРЯХ БУДЕТ ТВОРИТЬСЯ ТАКОЙ АД, ЧТО ЛУЧШЕ УЖ ОСТАВИТЬ ВСЕ КАК ЕСТЬ. ЕСЛИ НЕЛЮДИ ПЫТАЮТСЯ ИГРАТЬ В ЛЮДЕЙ, У НИХ ПОЛУЧАЕТСЯ ЕЩЕ ГАЖЕ).

Вопрос относился к принципиальной стороне дела, к оценке этого метода эз ит, а не к тому, что получится, если наша власть и будет его осуществлять! На последний вопросм отвечать, кстати, и бессмысленно, так как наша власть, конечно, если возьмется его осуществлять, это будет еще чудовищнее по ряду причин, НО ОНА И НЕ ВОЗЬМЕТСЯ ЗА ЭТО ПО ТОМУ ЖЕ САМОМУ РЯДУ ПРИЧИН. Ровно по тому же ряду причин, из-за которых и взявшись, сделала бы только хуже.


Особо ответил Курт: «Лишение народа его земли - преступление». Ответ не засчитывается, так как Курт не считает Чечню частью России, а чеченское движение за отделение - государственной сепаратистской изменой, и вопрос 11 прочел как: «допустимо ли при завоевании чужого народа полностью выселять его, если с ним нельзя справиться по-другому»? Этот вопрос я не задавал; в формулировку будет внесено уточнение: «отвечать только тем, кто считает Чечню частью Российской Федкерации и, соответственно, подавление силового чеченского сепаратизма САМО ПО СЕБЕ - считает долгом Российского государства».


ВОПРОС 13 о Жукове. 13) Допустимо ли признавать Г.К.Жукова национальным героем России [отвечать только лицам, осведомленным об истории с Тоцким полигоном]?

Мит: «А я не про Жукова, а про вопрос. Вопрос поставлен неверно и в таком виде не имеет смысла. Вместо Жукова подставляем Х, совершившего подвиг, а потом – большую гадость».
Замком, аналогично: «Da.(komm.-i nacional'nyi geroi mozhet sovershit' prestuplenie.Primer:
byl Geroi Sovetskogo Soyuza,zastrelivshii mal'chika,zalezshego v evo
nnyi,geroiskii sad za yablokami.Fakt prestupleniya ne otmenyaet fakta geroizma ,i naoborot.)».

Вот это очень существенно. Возьмем Адольфа. За ним, в принципе, три вещи, определяющие его лицо перед Германией - 1) великие благодеяния и великие победы, не имевшие себе равных в германской истории; 2) «нигилистическая» война до последнего в безнадежных обстоятельствах, что для Германии было плохо; 3) ряд чудовищных несправедливых жестокостей по отношению к менее чем полумиллиону германцев и миллионам чужаков.

Второе уж точно не может лишить Гитлера статуса национального героя, так как проходит по линии «держись до последнего / никогда не сдавайся/ нордическое мужество»; и это решение с Гитлером разделяло подавляющее большинство нации. Оно тоже не хотело сдаваться безоговорочно, пока были хоть какие-то силы сопротивляться.
По первому пункту самому по себе Гитлер заслужил по золотому памятнику на каждой немецкой улице.
Однако в Германии Гитлера национальным героем обычно не считают, и сама эта идея почитается отвратительной и этически недопустимой. Это происходит из-за пункта 3.
По той же причине за определенные преступления ЛИШАЮТ И НАГРАД ЗА БЫЛЫЕ ПОДВИГИ.

То есть геройский поступок, раз совершенный, уже не аннулируют, естественно, никакие грядущие преступления. Но национальный герой - это вовсе не тот, кто совершил геройский поступок, а тот, кто ЕЩЕ И НЕ ОПОЗОРИЛ ИМЯ свое и своей страны злодеяниями в степени большей, чем пороговая.
Жуков, несомненно, пороговую степень превзошел с двухсотпроцентной гарантией.

Вопрос призван выявит людей, считающих, что национальным героем может быть любой злодей, любой преступник и любая сволочь, лишь бы оная сволочь добивалась великих побед на благо государства. Тот, кто так считает, ИМХО, и в самом деле опасен в этом отношении для своих сограждан. Однако мне что-то не верится, что те, кто возражал против этого вопроса, - Мит и Замком - так считают. Совершенно очевидно, что они так НЕ считают.

Имевшийся разнобой в ответах на этот вопрос связан исключительно с интерпретацией понятия «национальный герой» - с тем, к примеру, что Мит и Замком восприняли вопрос примерно так: «отрицаете ли Вы, что такой-то подвиг перестает быть подвигом, оттого что совершивший его совершил впоследствии (или ранее) какое-то злодеяние?» На этот вопрос надо, конечно, отвечать: «да, отрицаю - подвиг Эн не перестает быть подвигом, что бы он не делал в другое время», что и сделали Мит и Замком. Но я спрашивал совсем о другом. В формулировку вопроса будут внесены изменения.

ВОПРОС 15 «Может ли служить базой для оценки некоего явления суждение типа "это противоречит нашим национальным традициям"?"

Антрекот: «Критерием оценки - нет. Критерием жизнеспособности - да. Потому что если противоречие достаточно глубоко, помянутое "это" не пройдет».

Кто же спорит? Я спрашивал только об этической, не о технической оценке (что и будет уточнено в формулировке). Так что ответ ровно тот, какой ожидался.

ВОПРОС ***16) Согласны ли вы с тем, что у России есть некая уникальная и приоритетная для ее жизни миссия мирового масштаба?***
«Кагеро: Согласна. В силу своего географического положения и ряда других специфических черт Россия - уникальная страна, в которой сложилась уникальная ментальность, имеющая как положительные, так и отрицательные стороны, но положительных все же больше. Ей есть чем поделиться с этим миром».

А это ответ верный, только совершенно мимо вопроса. Миссия - это по определению ПОРУЧЕНИЕ, ДОЛГ. Это то, с чем тебя куда-то кто-то послал, чтобы ты это что-то выполнял в обязательном порядке. А я еще и спрашивал о ПРИОРИТЕТНОЙ миссии, то есть о миссии типа: «помри, но пакет доставь!»

Кагеро же пишет о совершенно других вещах. Так что де факто она на вопрос отвечать не стала вовсе.

Курт: «У каждого этноса/нации (это, как вы понимаете, дакеко не всегда одно и тоже) есть своя уникальная и приоритетная для жизни миссия. У российской нации тоже».
Да. Только она не политическая и не мировая. Насколько я знаю, эта миссия, в рамках веры Курта, и вовсе состоит в том, чтобы приближаться к Богу по общим правилам в внутри общих рамок, но с самовыявлением собственного национального лица внутри этих рамок, ибо наличие разных этносов и наций отвечает воле и плану Бога (та же идея постоянно защищается Семеном Липкиным; я с ней не согласен, но общественного криминала в ней никакого нет). А решать и брать на себя все за всех при этом не предполагается.
Никакого мессианства тут нет. А имелась в виду именно мессианская миссия в масштабах всего мира; в вопрос будет внесено соответствующее уточнение.
****
В общем итоге: РЕАЛЬНО ОТВЕТИЛИ ВСЕ РОВНО ТАК, КАК, СОГЛАСНО АВТОРУ АНКЕТЫ, НАДО БЫЛО БЫ ОТВЕТИТЬ* (напомню, что НЕОТВЕТ не считается вовсе, считается неверным ответ «да»). Формальные нестыковки = формальные ответы «да» вызваны недостатками формулировок самих вопросов либо тем, что респондент отвечал на близкий, но ИНОЙ вопрос (что тоже предотвращается уточнением формулировок). Всеми большое спасибо за помощь в выявлении слабых мест в формулировках.

*Вот именно поэтому среди постоянных посетителей Удела флэймов нет...

Old Post 28.04.2003 10:33
Mogultaj на форуме отсутствует СведенияПриватное послание СайтНайти все
Mogultaj
Постоянный посетитель

Moscow

Курту:

Курт: «Соображение о том, почему Россия выбирает империю Б. ...Изначальное признание особой духовной роли России и противопоставление соот-но оной роли "бездуховному Западу" вело в тому, что в рос. историографии и общ. мнении сложилась (окончательно этот процесс завершился, очевидно, как раз в брежневские времена?) традиция объяснять неудачи России ее же "добротой, доверчивостью, честностью" и соот-но разными подлостями своекорыстного Запада... 1. Причина - "Такие лучше живут". 2. Оправдание - "Все такие".

Не знаю... Явления, отмеченные Вами, имеют место, это точно; но мне они представляются скорее _следствиями и симптомами_, чем _причинами_ выбора в пользу «империи бесчестья». Кроме прочего, объяснения в приведенном стиле - это почти исключительно удел патриотицкой славянофильской интеллигенции, от массы населения я этого мифа о «слишком честных, принципиальных и добрых индейцах и коварных зверских ковбоях» не слыхал.

«Только разве это "ранние большевики", а не "большевики как они есть"? А то может и Гитлер с Гиммлером - ранние нацисты?»

Так у Гиммлера с Гитлером не было поздних преемников - не дожили. Ранними большевиками я называю ребят Ленина - Сталина, поздними - ребят Брежнева - Рыжкова. Это и социально, и генерационно, и по пути наверх, и по поступкам - совершенно разные группы. При этом, разумеется, именно ранние большевики - "большевики как они есть"; «поздние» же - большевики только по унаследованному ими имени и унаследованной ими криминальной государственной религии.

Old Post 28.04.2003 10:34
Mogultaj на форуме отсутствует СведенияПриватное послание СайтНайти все
Vladimir
Хранитель в отставке


Сначала спасибо за тест:)

Могултай:

"В итоге выявились, кстати, необходимости терминологического уточнения последней группы вопросов и снятия 11-го, так как правильный ответ требует, как выяснилось, знания ряда малоизвестных или неактуальных для отвечающего прецедентов, а не только правильной социальной ориентации"

Может быть, лучше его дополнить фразой типа "оставляя в стороне вопросы реализации программы переселения и обеспечения жизни переселенцев"?

"Полагаете ли вы, что нынешний социум может быть оценен как более благополучный и/или справедливый, чем 60-е - 80-е годы (если отвлечься от введения права свободно менять его на другой социум)?"

Может быть, "...если отвлечься от ряда политических и религиозных свобод"? Для меня критичной является свобода отъезда, для кого-то вероисповедания или чтения Толкиена в оригинале:)

А так, правда, очень интересно получилось, спасибо:)

Я постараюсь набросать некий среднесрочный экономический прогноз для России и в отдельный тред запосчу, как раз на тему сырьевой экономики.

Кстати, мое письмо дошло, я надеюсь? Я срочного ответа не жду, просто хочу убедиться что со связью проблем нет.

Old Post 28.04.2003 11:58
Vladimir на форуме отсутствует СведенияПриватное послание СайтНайти все
Kurt
Хлопец з лясной вёскi

Bielarus' - my Mirkwood!

В ответ на:
Kagero пишет:
***10) Считаете ли вы в принципе допустимой принудительную высылку этнических чеченцев с основной территории России в Чечню (или на любую другую территорию)?***

Только при четком свидетельстве симпатий к боевикам. То есть, если чеченец на страницах прессы или по ТВ публично говорит, какой Басаев молодец - выслать его к Басаеву, пусть с ним целуется.

Впрочем, с русским надо в таком случае сделать то же самое :).



Кагеро, последнее - о выселении чеченцами русских из Чечни? Или как?

Old Post 28.04.2003 12:07
Kurt на форуме СведенияПриватное послание Найти все
Kurt
Хлопец з лясной вёскi

Bielarus' - my Mirkwood!

В ответ на:
Mogultaj пишет:
ВОПРОС 11 ***11) Считаете ли вы, что принудительный вывоз из Чечни всех ее жителей с размещением в эвакуационных лагерях (при нормальном питании и медобслуживании) или расселением на иных территориях под специальным контролем (впредь до полного подавления отрядов боевиков) явился бы недопустимым нарушением их гражданских прав и заключал в себе социальную несправедливость?***

...Особо ответил Курт: «Лишение народа его земли - преступление». Ответ не засчитывается, так как Курт не считает Чечню частью России, а чеченское движение за отделение - государственной сепаратистской изменой, и вопрос 11 прочел как: «допустимо ли при завоевании чужого народа полностью выселять его, если с ним нельзя справиться по-другому»? Этот вопрос я не задавал; в формулировку будет внесено уточнение: «отвечать только тем, кто считает Чечню частью Российской Федкерации и, соответственно, подавление силового чеченского сепаратизма САМО ПО СЕБЕ - считает долгом Российского государства».


В данный момент Чечня - оккупированная территория (с середины 19 века), так или иначе находящаяся с составе РФ. Как Великое Княжество после восстания Костюшки (в 1812, 1830, 1863-64) в реально было частью Российской империи.
Однако это не делает поголовную депортацию чеченцев, поляков или белорусов куда-нибудь в Казахстан или Сибирь менее преступной.
И еще - чем в данном случае массовый "силовой сепаратизм" хуже массового "несилового" (типа принципиального отказа платить налоги, подчиняться федеральным властям, и прочего невоенного сопротивления), ведь так или иначе для вас это заведо преступный "сепаратизм", который нужно подавить?

В ответ на:
...ВОПРОС ***16) Согласны ли вы с тем, что у России есть некая уникальная и приоритетная для ее жизни миссия мирового масштаба?***
Курт: «У каждого этноса/нации (это, как вы понимаете, дакеко не всегда одно и тоже) есть своя уникальная и приоритетная для жизни миссия. У российской нации тоже».
Да. Только она не политическая и не мировая. Насколько я знаю, эта миссия, в рамках веры Курта, и вовсе состоит в том, чтобы приближаться к Богу по общим правилам в внутри общих рамок, но с самовыявлением собственного национального лица внутри этих рамок, ибо наличие разных этносов и наций отвечает воле и плану Бога (та же идея постоянно защищается Семеном Липкиным; я с ней не согласен, но общественного криминала в ней никакого нет).


Да, верно. Уточню только - мировая, но не политическая. Сравнение - какая-нибудь австралийская землеройка ценна сама по себе, ценна для всего мира.

В ответ на:
**В общем итоге: РЕАЛЬНО ОТВЕТИЛИ ВСЕ РОВНО ТАК, КАК, СОГЛАСНО АВТОРУ АНКЕТЫ, НАДО БЫЛО БЫ ОТВЕТИТЬ**



Не совсем:

**8-9) Полагаете ли вы, что нынешнее время может быть оценено как более благополучное и/или справедливое, чем 60-е - 80-е годы?**

Курт: "В чем-то да, в чем-то нет. В смысле академических и религиозных свобод, например, да. В этих сферах сейчас справедливости больше."

Old Post 28.04.2003 12:42
Kurt на форуме СведенияПриватное послание Найти все
Benedikt
Посетитель

Rostock, Germany

О вопросе 8-9

А не заключается ли этот вопрос именно в том, что респонденты считают более важным для общества (а не для себя лично): академические, религиозные и тому подобные свободы или всё остальное?

Old Post 28.04.2003 13:08
Benedikt на форуме СведенияПриватное послание Найти все
Ципор
Постоянный посетитель


**Считаете ли вы, что принудительный вывоз из Чечни всех ее жителей...**

Имею вопрос. Оставив в стороне обеспечение и медобслуживание, какими средствами будет обеспечиваться этот принудительный вывоз? А если семья заявит , что с места не сдвинется? Автоматами загонять в машины? Можно. А если глава семьи раздобудет ружье и заявит, что пристрелит первого же "спасителя", который попытается их куда-то тащить? Сефардов, кстати о птичках, Израиль _силой_ неоткуда не вывозил, насколько я помню. Гражданские права и социальные свободы меня в данном случае волнуют мало, а вот что в процессе "спасения" вам придется перебить энное количество народу - это факт.

Old Post 28.04.2003 20:03
Ципор на форуме СведенияПриватное послание Найти все
Mogultaj
Постоянный посетитель

Moscow

Ципор, Курту:

Ципор.
Пример с сефардами я приводил только в доказательство того, что нормально прокормить и лечить гигантские массы беженцнв отлично можно.

А убивать в процессе никого не придется. Достаточно сказать, что кто так твердо решил сопротивляться депортации - тот пусть себе остается, но армия более не отвечает за его безопасность. Остался в зоне боев - пеняй на себя.

И в реальности все наоборот - беженцы из Чечни со стращной силой рабегаются, а власти их в Чечню ВОЗВРАЩАЮТ мытьем, катаньем и силой.

(Вообще же - такие же проблемы были и с эвакуацией из Чернобыля и его зоны; что ж, не проводить ее, что ли?)

Курту:
Депортацию/эвакуацию я применял бы никоим образом не как средство борьбы с депортируемыми чеченцами (боевики-то не депортируются), а как, наоборот, средство территориально разъединить их с боевиками, чтобы можно было расправляться с врагами, ведущими силовую борьбу не трогая мирных (будь они настроены лояльно или враждебно).

Соответственно, несиловой сепаратизм подавлять таким способом не нужно. Если население проводит кампанию по неплатежам налогов - это для каждого неплательщика такое-то и такое-то преступление (уклонение от налогов), с ним борются по закону. По закону нет такого наказания за неуплату налогов, как депортация.
И т.д.

Депортацию я собираюсь применять не как НАКАЗАНИЕ депортируемым за сепаратизм, наоборот, депотрируемых-то я рассматриваю презумптивно как не-сепаратистов, которых надо вывезти из опасной зоны боев с теми, с кем надо воевать - как это всегда надо делать с согражданами по возможности при возникновении таких опасных зон. Эвакуация.

Old Post 28.04.2003 22:19
Mogultaj на форуме отсутствует СведенияПриватное послание СайтНайти все
Ципор
Постоянный посетитель


**Достаточно сказать, что кто так твердо решил сопротивляться депортации - тот пусть себе остается, но армия более не отвечает за его безопасность. Остался в зоне боев - пеняй на себя.**
Правильно. Но это тогда уже не принудительная депортация. :-)

**И в реальности все наоборот - беженцы из Чечни со стращной силой разбегаются, а власти их в Чечню ВОЗВРАЩАЮТ мытьем, катаньем и силой.**
Я отвечала на вашу формулировку о принудительной депортации. Принимать и обустраивать беженцев и организовывать эвакуацию из зоны военных действий - это вообще прямая обязанность гос-ва должна бы быть (хотя власти иного мнения :-( ).

Old Post 28.04.2003 22:35
Ципор на форуме СведенияПриватное послание Найти все
Ингвалл
Так, пописАть вышел...

Нью-Йорк

Re: Ципор, Курту:

В ответ на:
Mogultaj пишет:

А убивать в процессе никого не придется. Достаточно сказать, что кто так твердо решил сопротивляться депортации - тот пусть себе остается, но армия более не отвечает за его безопасность. Остался в зоне боев - пеняй на себя.



И не осталось в, хе-хе, Чечне, к западу от гор ни человека, ни орка...

Old Post 29.04.2003 00:05
Ингвалл на форуме СведенияПриватное послание СайтНайти все
Kurt
Хлопец з лясной вёскi

Bielarus' - my Mirkwood!

Re: Ципор, Курту:

В ответ на:
Mogultaj пишет:
А убивать в процессе никого не придется. Достаточно сказать, что кто так твердо решил сопротивляться депортации - тот пусть себе остается, но армия более не отвечает за его безопасность. Остался в зоне боев - пеняй на себя.

Курту:
Депортацию/эвакуацию я применял бы никоим образом не как средство борьбы с депортируемыми чеченцами (боевики-то не депортируются), а как, наоборот, средство территориально разъединить их с боевиками, чтобы можно было расправляться с врагами, ведущими силовую борьбу не трогая мирных (будь они настроены лояльно или враждебно).



А разве сейчас города и деревни Чечни - одна большая партизанская крепость и их надо бомбить и обстреливать артиллерией? Причем тут "разъединение не трогая мирных"? Боевики-то как раз в горах/лесах, а мирное население+подполье+рос. войска - в нас. пунктах.
Почему сейчас нельзя "не трогать мирных"?

В ответ на:
Соответственно, несиловой сепаратизм подавлять таким способом не нужно.


А я не про наказание, а про то, что является в ваших глазах преступлением - просто действия (м.б. и вполне законные - референдумы, пропаганда, и т.п.), направленные на отделение от России?

В ответ на:
Депортацию я собираюсь применять не как НАКАЗАНИЕ депортируемым за сепаратизм, наоборот, депотрируемых-то я рассматриваю презумптивно как не-сепаратистов, которых надо вывезти из опасной зоны боев с теми, с кем надо воевать - как это всегда надо делать с согражданами по возможности при возникновении таких опасных зон. Эвакуация.


Характерно, что вы сограждан явно "спасаете" от "родных" федеральных войск, а не от их страшных и ужасных боевиков-соотечественников:)

Old Post 29.04.2003 00:24
Kurt на форуме СведенияПриватное послание Найти все
Б.Т.
бывший толкиенист


по анкете

Хм... мне всегда казалось, что я человек мирный... Хоть и в лагере сверхценников :-). Но нет, у меня 7 с половиной баллов, так что кто последний на Колыму? :-)

1) Может ли служить базой для оценки некоего явления суждение типа «все цивилизованные страны от этого давно ушли» или «это противоречит принципам демократии»?

Да (В принципе я считаю, что люди, по моим сведениям, за последние две тыщи лет не изменились, но презумпцию невиновности я, например, считаю большим достижением)

2) Следует ли считать негативной стороной «эпохи застоя» опережающий уровень жизни правящей верхушки сравнительно с народной массой («привилегии» на языке 80-х гг.)?

Да (без сомнений)

3) Отрицаете ли вы, что либеральная экономическая реформа носила для России заведомо катастрофический характер? Отрицаете ли вы, что заранее известные социальные последствия либеральных реформ в наших условиях автоматически делали и делают их проведение тягчайшим государственным преступлением?

Да, отрицаю. При этом не отрицаю, что часть людей -- преступники и "половили рыбку".

4) Допустимо ли сегодня при рассмотрении вопросов о налоговой и приватизационной амнистии принимать к рассмотрению соображения типа «первоначальное накопление всегда сопровождается нарушением законов»?

Нет.

5) Одобряете ли вы военную акцию в Чечне? Станете ли вы отрицать, что обе военные акции в Чечне уже по своему формату являлись государственными преступлениями?

Нет.

6) Станете ли вы отрицать, что характер репрессивной и податной (включая сельскохозяйственную) политики товарища Сталина требует категорического и принципиального осуждения его как правителя (что, конечно, не подразумевало бы отрицательной оценки всех его деяний)?

Нет.

Пока Вы не заменили формулировку, отвечаю на эту:
7) Являются ли «заполнение прилавков товарами» и «исчезновение очередей» сами по себе положительными явлениями?

Да (даже в нашем историческом контексте).

8)Полагаете ли вы, что нынешнее время может быть оценено как более благополучное и/или справедливое, чем 60-е - 80-е годы?

Два ответа: нет, не более благополучное, да, несколько (чуть-чуть) более справедливое.

9)Полагаете ли вы, с другой стороны, что правление ранних большевиков (1917 - середина 50-х) может быть оценено как более благополучное и/или справедливое, чем нынешнее время?

Нет, ни в коей мере.


10) Считаете ли вы в принципе допустимой принудительную высылку этнических чеченцев с основной территории России в Чечню (или на любую другую территорию)?

Нет.

11) Считаете ли вы, что принудительный вывоз из Чечни всех ее жителей с размещением в эвакуационных лагерях (при нормальном питании и медобслуживании) или расселением на иных территориях под специальным контролем (впредь до полного подавления отрядов боевиков) явился бы недопустимым нарушением их гражданских прав и заключал в себе социальную несправедливость?

Да. Мне бы очень не хотелось, чтобы меня, человека русского, например, вывезли из России с размещением в эвакуационных лагерях, даже со всеми плюшками.

12) Допустимо ли было награждать генерала Шаманова званием Героя России вместо предания его суду как военного преступника, бесчестящего эту самую Россию [отвечать только тем, кто имеет представление о военной и административной деятельности названного генерала]?

Не имею достаточного представления.

13) Допустимо ли признавать Г.К.Жукова национальным героем России [отвечать только лицам, осведомленным об истории с Тоцким полигоном]?

Не знаю, наверное нет.

14) Станете ли вы отрицать, что патерналистская социально-политическая и экономическая модель является единственной, способной не допустить катастрофического понижения качества и уровня жизни в России, в том числе реальной свободы и безопасности ее граждан?

Если я правильно понимаю, что Вы имеете в виду под патернализмом (исходя из истории про Юленьку), то ДА, стану отрицать.

15) Может ли служить базой для оценки некоего явления суждение типа «это противоречит нашим национальным традициям»?

Да. Например, ходить в лава-лава противоречит нашим национальным традициям.

16) Согласны ли вы с тем, что у России есть некая уникальная и приоритетная для ее жизни миссия мирового масштаба?

Нет.

Итого, с точки зрения уважаемого мной (без иронии) Могултая, мне следует отказаться от гражданских прав. Но я уж лучше подожду, пока меня их лишат.

С уважением,
Б.Т.

Old Post 29.04.2003 09:43
Б.Т. на форуме отсутствует СведенияПриватное послание Найти все
Antrekot
вымышленное существо

Сидней/Сидней

Хождение в лава-лава противоречит не традициям, а - как объяснял тов Семашко членам лиги "Долой стыд" - "климатическим особенностям средней полосы". Поскольку на большей части территории бывшего СССР и летом в лава-лава не походишь, насекомые съедят.

Не удержусь, и приведу отрывок из dress code нашей конторы: "The closing should be reasonably clean, reasonably whole, contain no expressions that you would not put into a subtitle and - most importantly - be on at all times."

С уважением,
Антрекот

Old Post 29.04.2003 10:06
Antrekot на форуме отсутствует СведенияПриватное послание Найти все
Б.Т.
бывший толкиенист


хорошо, уточню

Хождение в чадре противоречит нашим национальным традициям.

Хотя, даже если убрать "да", касающееся лава-лава, моя опасность для общества уменьшится не существенно :-)

Old Post 29.04.2003 11:15
Б.Т. на форуме отсутствует СведенияПриватное послание Найти все
Katherine Kinn
Хранитель


Б.Т., поедем вместе :-)
Я еще и за демократию обеими руками :-)

Old Post 29.04.2003 12:21
Katherine Kinn на форуме отсутствует СведенияПриватное послание СайтНайти все
Antrekot
вымышленное существо

Сидней/Сидней

Кинн, один вопрос. Можно ли создать работающий демократический режим в стране, где большинство населения считает стоимость отдельной человеческой жизни (в том числе и их собственной) приблизительно равной нулю, а о личном достоинстве и вовсе не слышало?
(Что двигаться имеет смысл именно в этом направлении, понятно, но, вероятно, все же _вырабатывая_ соответствующие общественные структуры, а не заимствуя их у социумов с иными условиями.)

С уважением,
Антрекот

Old Post 29.04.2003 13:27
Antrekot на форуме отсутствует СведенияПриватное послание Найти все
Текущее время - 14:50.
Страниц (4): [1] 2 3 4 »  

Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | Свиридов

Powered by: vBulletin Version 2.2.9 . Copyright ©2000 - 2002, Jelsoft Enterprises Limited.
Лицензия на форум приобретена "Ардой-на-Куличках" у компании "Jelsoft Enterprises Limited". Все права защищены.