Могултай

Монгольская империя в 1248-1388:
мировая революция, которая чуть не победила


Содержание:



12. Годы мира. Воссоединенная империя в 1307-1335.

Имперские дела. Правители воссоединенной империи в 1306-1335.

В самом начале 1307 г. от паралича умер Чагатаид Дува. В местности Себкун-Кала близ г.Алмалыка на престол Чагатаидов был возведен сын Дувы Куньчжек, правивший полтора года (1307-1308). Между тем в 1307 г. умер восстановивший единую империю Тэмур Олджайту-хаган. Его сын-престолонаследник, как это часто, и, быть может, не совсем естественно случалось в роду Хубилая, умер еще перед ним; тогда Тэмур назначил своим преемником Хайсана, сына своего брата Дармабалы. При жизни дяди Хайсан жил в Каракоруме, а под конец его правления стал гланокомандующим. По смерти Тэмура ханша Бурхан-хатун, пользуясь отсутствием законного наследника, попыталась возвести на престол своего любовника нойона Ананду, но брат Хайсана, Аюрбарибада, убил обоих и возвел Хайсана на престол под тронным имем Хулуг-хагана (1307/1308), с тем условием, чтобы тот назначил его престолонаследником; в свою очередь, Аюрбарибада обещал сделать своим преемником сына Хайсана.

С этого времени в улусе хагана начинается тот же конфликт, который раздирал и другие улусы: кем должен быть правитель - оседлым бюрократическим императором Китая, или хаганом - носителем мировой революции монголов? Хайсан Хулуг-хаган, несомненно, сознательно придерживался первой точки зрения. Его и можно считать первым подлинным ревизионистом идей Чингиса на хаганском престоле. Он сделал Монголию из домена хаганов, подчиненного особому порядку управления, обычной провинцией Юаньской империи и не вмешивался в дела других улусов.

Летом 1308 Тохту двинулся в Азербайджан и в сентябре-октябре столкнулся там с ильханом без всякого успеха. Военные действия не имели последствий для имперского мира, но поход на Египет, который накануне готовил ильхан Олджайту, был сорван.

Тем временем к исходу 1308 г. в Юлдузе умер Куньчжек чагатаид, и престол был занят престарелым мусульманином Талиху, принявшим имя Хызр, двоюродным братом Куньчжека, что ущемляло права рода Дувы. В 1309 Талиху был свергнут и убит сыновьями Дувы и родичами Чэбара на курултае, куда он же их и созвал. Распорядителем судеб Чагатайского улуса стал Кебек, сын Дувы, не желавший оказывать должного подчинения Великому хану. Сам Кебек управлял улусом, не вступая на престол, в качестве регента. Внезапно на него напал Чэбар Огэдэид, но был разбит и бежал за Или, к хагану Хулугу, после чего все владения Огэдэидов были поглощены Чагатайским улусом, на престол которого созванный Кебеком курултай возвел, наконец, старшего сына Дувы - Эсэнбугу (вызванного для такого случая с территории того же хагана). Кебек, которому Эсэнбуга был обязан престолом, оставался не то первым, не то вторым человеком в государстве. Все это произошло около 1309-1310/1311 г. Слабый хаган Хайсан Хулуг-хаган приютил Чэбара, но больше ни во что не вмешивался.

Однако Хайсан Хулуг умер в начале 1311 г. и хаганом, в соответствии с его давними обещаниями, стал его брат, энергичный Аюрбарибада с тронным именем Буяньту (1311-1321). Он разослал сыновей Хайсана по разным отдаленным провинциям империи и поддерживал определенное влияние на дела прочих улусов. Историки напрасно считают его “китаецентристом”. Идей “мировой революции” он так же не разделял, как и его предшественник (вообще, в XIV в., по-видимому, при ханских дворах молчаливо делали вид, что такой программы никогда и не существовало, и, во всяком случае, напрочь игнорировали ее), и, более того, ввел конфуцианскую систему экзаменов для низших и средних членов китайской бюрократии (которых набирали к этому времени из китайцев). Никакой “китаефилии” в этом не было: Буяньту просто действовал по принципу “хану - ханово, китайцам - то, что пристало им”, но последствия этой меры были роковыми, так как превращали Китай в государство, управлявшееся национальным конфуцианским аппаратом, при котором монгольские сановники были лишь верховными (и малоквалифицированными) надзирателями.

Что касается улусных дел, то новый хаган отказался мириться с узурпацией Эсэнбуги, и Чагатайский улус оказался в состоянии “трехлетнего” неповиновения центральной власти (ок. 1312 - 1315/1316 г.). Буяньту-хаган тут же двинул войска на запад и блокировал Чагатаидов (1312). Первоначально, однако, это не производило на них никакого впечатления. В это время или чуть позднее Эсэнбуга даже пытался втянуть в восстание Узбека, хана Улуса Джучи, уверяя его, что Буяньту решил заменить его другим джучидом; Узбек ему не поверил и остался верен хагану. Однако в конфликт вмешались ильханы. Около середины 1313 г. ильхан Олджайту, воспользовавшись неудачами негудерцев в борьбе с Индией и тем фактом, что их чагатайские покровители оказались бунтовщиками, ликвидировал негудерский удел в Афганистане (практически сразу передав его Куртам) и изгнал оттуда тогдашнего предводителя негудерцев Чагатаида Давуд-Ходжу, сына Кутлуг-Ходжи. Тот вместе с несколькими другими негудерскими князьями-Чагатаидами, в том числе внуком Байдара, сына Чагатая, Ясавур-огланом Никудери (“Негудерцем”), бежал к своим родичам - правителям Чагатайского улуса и заключил с ними союз против Олджайту (исход 1313 г.). В январе 1314 г. Давуд-Ходжа, Ясавур-оглан и Кебек перешли Амударью, разбили хорасанскую армию ильхана на Мургабе (та отступила в Герат) и заняли северный Хорасан. В феврале 1314 г. Олджайту двинулся на них; около того же времени войска Буяньту вторглись в Чагатайский улус с востока, крайне стеснив Эсэнбугу, так что тот отозвал Кебека с Ясавуром из-за Амударьи. Во время перехода на восток, на помощь Эсэнбуге, Кебек поссорился с Ясавуром, подозревая его в пособничестве ильханам. Тогда Ясавур, оказавшись на восточной границе Чагатайского улуса, сговорился с Буяньту-хаганом; тот обещал ему Чагатайский престол в обмен на содействие. В середине 1314 г. Ясавур по наущению хагана выступил походом против Кебека и Эсэнбуги. Эсэнбуга двинулся против него из Кашгара, Кебек - из Алмалыка. Эсэнбуга встретил Ясавура первым, потерпел поражение и бежал; тогда отступил и Кебек. Ясавур продолжил наступление; решающее сражение состоялось в конце 1314 г. в Маверранахре; Ясавуру при этом помогал ильхан Олджайту, переправившийся для этого через Амударью. Вдвоем они наголову разбили Кебека и Эсэнбугу, однако сами должны были отступить в Хорасан; надо добавить, что здесь Олджайту передал Ясавуру в качестве удела Бадгыз с Шабурганом (начало 1315 г.). Однако тут войска хагана под командованием бессменного наместника Монголии - Чохангура, сына Тутуги, вновь двинулись на Эсэнбугу, разбили его войска и дошли до Иссык-куля (1315/1316); Эсэнбуга был напуган, принужден изъявить покорность хагану и совершил поездку в Дайду к большому неудовольствию Кебека (ок. 1316 г.). Бывший улус Огэдэидов, однако, так и остался за чагатаидами.

Тем временем в начале 1312 г. в улусе Джучи умер Тохта и ему наследовал его племянник Озбег (Узбек, 1312-1341), вернувший столицу в Старый Сарай (Сарай-Бату), впервые по смерти Улагчи. В октябре 1312 Узбек потребовал у ильхана Олжайту вернуть Азербайджан и Арран, ссылаясь на ярлык Монкэ, - естественно, безрезультатно. В 1313 г. Узбек ввел мусульманство в качестве государственной религии улуса Джучи, но его вассальных обязательств это не изменило и не отменило. В 1316 г. умер ильхан Олджайту, и на престол ильханов взошел юный Абу-Саид Бахадур (1316-1335). Узбек счел возможным вновь выступить с претензиями на Азербайджан. Зимой 1316-1317 он вторгся в Азербайджан и дошел до Куры, но отступил из страха перед эмиром Чобаном, временщиком нового ильхана. В 1318 Узбек обосновался в ставке на Северном Кавказе, в начале 1319 вновь атаковал ильханский Дербенд и взял его, но был отбит на Куре и отступил; в Дербенд вернулись войска ильхана Абу-Саида.

В 1320 в ходе новых смут, поднятых Ясавуром на востоке Улуса ильхана, к хану Чагатайского улуса Кебеку, по-видимому, вновь перешел бывший негудерский Афганистан (на тот момент, в связи с индийской оккупацией Газни, сводившийся к области Кабула, см. ниже).

В 1318 г. в Чагатайском улусе умер Эсэнбуга и престол, наконец, перешел к его брату Кебеку (1318-1325), который и без того давно распоряжался им единолично или вместе с братом. Кебек изменил старомонгольским идеалам и построил себе городскую столицу - Карши - в долине Кашкадарьи, у г. Несефа (совр. Нахшеб). Кебек сам придерживался старой монгольской веры, но покровительствовал мусульманам; характерно, что и он сам, и его брат Тармаширин говорили уже на тюркском, а не на монгольском языке, и называли своих сыновей по-тюркски "огул".

В 1321 г. умер Буяньту-хаган; он нарушил обещание, данное покойному брату Хайсан-Хулугу, и передал престол вместо сына Хайсан Хулуга своему собственному сыну Шидебале. В 1323 г. Шидебала был убит нойоном Тэгши из рода Каммалы, приходившегося сыном Чинкиму и старшим братом покойному хагану Тэмуру. Престол перешел к сыну Каммалы Эсэн-Тэмуру (1323-1328), проживавшему до того в Каракоруме; элита в Хан Балыге выписала его оттуда и посадила править под тем условием, что он простил убийц Шидебалы. Верх при Эсэн-Тэмуре имела “старомонгольская” партия, которая, очевидно, и стояла за обоими принципиальными решениями: отстранить от власти дом Буяньту, но не возвращать его и линии Хайсан-Хулуга (оба эти хагана, как мы помним, были “китаеценристами”).

В 1325 нападение Узбека на Дербенд повторилось и вновь не достигло успеха. В 1325/1326 г. за оседание в городе Кебек был убит кочевой знатью и в Чагатайском улусе началась смута. В 1326 г. престол Чагатайского улуса после долгого кровопролития (ханами успели побывать братья Кебека - Ильчегэдэй, а затем Дуватэмур [Дурратэмур]; Ильчегэдэй, между прочим, покровительствовал католичеству) захватил еще один брат Кебека, Алааддин Тармаширин (1326-1334), продолжавший традиции своего брата. Он перенес столицу в Бухару, принял мусульманство и объявил ислам господствующей религией.

Немедленно разгорелся новый конфликт между ильханами и Чагатаидами в Афганистане; вероятно, в связи с индийскими успехами в войне против Чагатаидов войска ильхана сделали вылазку против остатков чагатайских владений в этом районе и, может быть, взяли Газни. Как бы то ни было, осенью 1326 Тармаширин перешел Амударью и вторгся во владения ильхана, но был отбит сыном хулагуидского сановника-временщика Чобана близ Газни; в итоге Газни все же осталось за Тармаширином.

По смерти Эсэн-Тимура хаганом в октябре 1328 г. был в городе Шанду объявлен его сын Араджабиг, поддержанный большинством монгольских нойонов, которых воглавлял некий Дорчи. Однако командующий войсками в городе Ханбалсаган, вельможа Янтэмур одновременно провозгласил хаганом сына Хайсан Хулуга, Тогэстэмура, который был законным наследником престола по обещанию, данному его отцу Хайсан Хулугу еще в 1308 г. Аюрбарибадой. В 1328 г. между Ханбалсаганом и Шанду шли бои войск Янтэмура и Дорчи. Дорчи потерпел поражение и сдался на милость победителя; Тогэстэмур и Янтэмур заняли Дайду (осень 1328). Одновременно в борьбу за власть вмешался брат Тогэстэмура Хосэлан, до того сидевший в Восточном Туркестане; обещание Аюрбарибады могло относиться и к нему. Хосэлан провозгласил себя хаганом в Каракоруме (рубеж 1328/1329) и двинулся на Ханбалсаган. В феврале 1329 г. Тогэстэмур, сидевший с осени 1328 г. в Дайду, изэявил ему покорность и уступил престол. Хосэлан принял власть. Однако шаг Тогэстэмура был лишь видимостью, в августе 1329 г. он убил своего брата Хосэлана и занял трон хаганов; сын Хосэлана Тогонтэмур был сослан в вассальную Корею, а его мать убита. После этого, наконец, Тогэстэмур полностью устранил силы Араджабига. В конце 1329 г. у Империи снова был неоспоримый повелитель. При Тогэстэмуре, продолжателе дела своего отца Хайсана, “старомонгольская” партия была полностью отстранена от дел, конфуцианство же восстановило и приумножило свое влияние.

Назначенный Тогэстэмуром престолонаследник умер, как обычно бывало в Дайду, до него самого. Когда сам Тогэстэмур скончался в октябре 1332 г., Янтэмур собирался возвести на престол сына умершего, Янтэгуса, но этому неожиданно воспротивилась его мать: не без оснований она полагала, что в сложившихся условиях хаганский трон стал равносилен смертному приговору с небольшой отсрочкой. Тогда на престол был возведен сын Хосэлана, семилетний Эринджэнбал. Через 43 дня его убили, и после шестимесячной борьбы за власть на престол взошел вернувшийся из Кореи 13-летний брат убитого, Тогонтэмур, с тронным именем Ухагату-хагана (1333-1370). Волею судеб он был последним императором, при воцарении которого Монгольская держава безопасно повелевала Евразией; при нем же она и развалилась. Впрочем, это не вызывает большого удивления: Тогонтэмур был таким правителем, что подданые про него говорили: "Я ничего не слышал про Тогонтэмур-хана, но знаю, кто такой Баян" (вельможа-временщик). В 1332-1340 гг. вообще осуществлялось регенство императрицы, вдовы Тогэстэмура, при которой реальным распорядителем всех дел и был Баян; он был ярым сторонником “старомонгольской” системы и пытался сплотить сословия завоевателей - монголов и сэмужэнь (мусульман с запада) как опору престола, противопоставив их китайцам. Именно Баян в конце 1330-х, с первыми восстаниями китайцев, предложил попросту истребить большую часть китайцев, чрезмерно размножившихся, по его его мнению. Однако провести свою политику в жизнь Баян не смог даже в это время своего могущества.

Грозным предзнаменованием для всей империи оказалась середина 30-х гг. XIV в., когда разом рухнула система власти в Иранском и Чагатайском улусах. В 1334 был убит Тармаширин, в 1335 - отравлен Абу-Саид, и оба улуса погрузились в хаос смуты. Великий хан даже не думал о вмешательстве.


Улусные дела в 1306-1335 г.: время обороны.

На протяжение всего этого тридцатилетия на монгольские владения, несмотря на пассивность империи, почти не нападали. Исключениями, как увидим, были только два государства: Делийский султанат, где правила клика профессиональных военных, и Великое Княжество Литовское, отделенное от монголов непроходимыми болотами и лесами. Эта ситуация, совершенно невероятная для любого другого государства (да еще со столь протяженными сухопутными границами!), применительно к с монголам уже перестает удивлять: если почти никто не осмеливался посягать на их владения в пору непрерывной пятидесятилетней усобицы, то тем более это было бы невероятно после установления имперского мира. Тревожным симптомом, однако, являлось то, что раз предпринятые, такие попытки оставались фактически безнаказанными.


Северо-западное направление :

Здесь во втором десятилетии XIV в. Литва вступила в борьбу с Ордой за господство над западнорусскими землями. Еще в 1307, при великом князе Витене (Витенисе), она отбила у немцев Полоцкое княжество и включила его в свой состав на правах автономии. Новый Великий князь Литовский, Гедимин (Гедиминас, 1315/1316-1340) сразу по вокняжении выступил против соправителей королевства Владимирского Андрея и Льва Юрьевичей (1308-1323) и отнял у них Подляшье и Берестейскую землю (1316); продолжая эти завоевания, ок. 1317-18 он подчинил Туровскую землю (до того в составе королевства Владимирского), а также Минскую (до того, очевидно, подвластную витебскому и смоленскому “столу”); ок. 1319 г. по смерти не оставившего сыновей витебского князя, на дочери которого был женат сын Гедимина Альгирдас (Ольгерд), Витебское княжество перешло к последнему и также попало под верховную власть Гедимина. Наконец, в 1320 г. Гедимин двинулся прямо на Волынь. сопротивление пинских князей и наместника Владимира-Волынского, князя Владимира, оказалось безуспешным; город пал, защищавший его князь погиб. После этого горожане Владимира-Волынского присягнули Гедимину. Лев Юрьевич бросил свой удел в Луцке и бежал в Брянск, на территорию Великого княжества Русского (“Киевского”/Владимирского); судьба Андрея Юрьевича в это время неизвестна; возможно, он держался в Галиче или признал там власть Литвы.

Зимой 1320-1321 гг. оформилась коалиция четырех юго-западных князей Великого княжества Русского (двух брянских, киевского и переяславского) и Льва Юрьевича. (Следует упомянуть, что в Киеве в 1264-1299 правил за отсутствием князя митрополит Максим; в 1299 он переехал во Владимир, оставив в Киеве какие-то местные власти, к 1303 в Киеве обосновался путивльский князь Владимир Иванович, а к 1320 г. его сменил какой-то Станислав). Гедимин двинулся прямо на Киев, где наголову разбил войска коалиции на р.Ирпень (1321 г.). В результате Киев и Переяслав (но не Брянск!), покорились ему как верховному правителю, а Лев Юрьевич капитулировал, был прощен и вместе с братом оставлен княжить Галичской и Волынской землей как вассал Гедимина. При этом, как и до войны, Андрей сидел в Галиче, а Лев - на Волыни. Прочие земли, ранее подвластные владимирским королям, теперь подчинялись Литве независимо от них. Кроме того, Лев должен был отдать свою дочь за Любарта, сына Гедимина. В Киеве сел литовский наместник. Все это было прямым посягательством на монгольскую сферу власти. Монгольский реванш не заставил себя ждать. В 1323 г. ордынская армия вторглась в Южную Русь; Киев и Переяслав вернулись под власть Узбека. В Киеве, в частности, был посажен князем Федор Иванович (из тех же путивльских князей, брат Владимира). Затем карательная армия двинулась дальше на запад; Андрей и Лев, по-видимому, погибли в борьбе с монголами, и на галицко-волынский престол был приглашен князь Мазовии и враг Литвы Болеслав, принявший в качестве владимирского короля имя Юрия (Юрий II, 1323-1340) и утвержденный Узбеком в качестве вассала Орды. Однако с утратой отдаленных княжеств Северо-Запада, принадлежавших ранее как королям Владимира-Волынского (Подляшье, Берестье, Турово-Пинская земля), так и великим князьям Владимира-на-Клязьме (Минская и Витебская земли) Узбек вынужден был примириться. В 1325 г. в Полоцке сел княжить Воин-Василий, брат Гедимина. В Минске в это время был князем вассал Литвы Федор Святославич.

Между тем долговременная война между шведами и Новгородом, шедшая с 1311 г., окончилась в 1323 г. Ореховским миром, по которому Новгород уступал шведам обширные территории в Кореле и позднейшей Финляндии. Трудно судить о том, как отнеслись к этому владимирский сюзерен Новгорода и сарайский сюзерен Владимира; во всяком случае, не вмешались ни тот, ни другой.

В Заяицкой Орде в 1309 скончался незадолго до того водворенный там Баян. Соперничавший с ним род Тэмур-буги Шахи, наконец, дождался своего: на престол сел Сасыбуга (Сарыг-буга), сын Тэмур-буги, в источниках более известный, однако, как «сын» (то есть, видимо, усыновленный младший брат) своего сводного брата, Тукая (Тукатэмура), сына Тэмур-буги; он был утвержден Тохту. В 1315 г. Сасыбуга умер; ему наследовал его сын Эрзэн (Ильбасан, Ибисан, 1315-1320), исключительно лояльный к Тохту; он перенес ставку Заяицких ханов в Сыгнак. После него воцарился его брат Мубарек-ходжа (1320-1345). В 1328 Мубарек отложился от Узбека и стал чеканить собственную монету. Узбек первое время не вмешивался, а потом инспирировал смуту в самой Заяицкой орде; Мубареку пришлось бежать, а временным ханом в Сыгнаке Узбек посадил своего сына Тинибека (ок.1335?).

Более важным направлением для Узбека было балканское. Еще при Тохту, в 1307 г., Венгрия захватила Северинский Банат, а валашские кнезаты, подчиненные ей, расширились по направлению к Дунаю, что привело к основанию Мунтянского княжества. В 1324 Узбек послал военную помощь своему вассалу, царю Болгарскому Георгию Тертеру II в войне с византийцами, но без всякого успеха: объединенная ордынско-болгарская армия была разбита византийцами при Адрианополе. В 1329 новый император Византии, Андроник III, заключил мир с Узбеком и выдал за него свою дочь (известна затем как Байялун-хатун). В 1330 Узбек снова ввязался в балканские дела, и опять на стороне своих болгарских вассалов. На этот раз его врагом была Сербия, а союзником - Византия. От себя Узбек послал ногайских воинов; кроме того, к коалиции примкнули валахи Ивана Басараба и придунайские подданные Орды - молдавские асы (аланы).

Армия коалиции была наголову разбита сербским королем Стефаном Урошем III при Вельбужде (позднее Кюстендил) 28.06.1330. После этого Болгария навсегда отпала от Орды.

Около 1330 г. Гедимин Литовский, по-видимому, начал второе наступление на восток; не исключено, что он поддался впечатлению от Вельбужда. В 1331 г. Юрий II (Болеслав) Галицко-Волынский должен был стать вассалом Гедимина и жениться на его дочери; в 1333 г. Гедимин, как видно, выгнал Федора Киевского и его татарский отряд и захватил Киев. Тогда же (начало 1330-х) вассалом Гедимина стал и смоленский князь; в 1333 брянско-татарское войско ходило на него, но после нескольких битв заключило перемирие. Забегая вперед, скажем, что монголы в ответ в 1336 совершили через южнорусские и Галицко-Волынские земли набег на Литву, а в 1337 - на Люблин в Польше. Королевство Владимирское немедленно признало их власть. Киев вновь достался Федору. В 1339 дошла очередь и до Смоленска: соседние русские князья по приказу Узбека обрушились на княжество и вынудили его вернуться под власть Великого Владимирского князя и его монгольского сюзерена. Таким образом, второе наступление Гедимина полностью провалилось.

Наконец, в первой четверти XIV в. преемник Джучибуги в Улусе Шейбана, Байнал, должен был столкнуться с восстаниями покоренных некогда Джучибугой народов, не смог подавить их и погиб в борьбе с восставшими. Завоевания Джучибуги были утрачены.


Юго-западное направление :

В 1307 г. ильхан Олджайту присоединил Западный Гилян (до того неким чудом удерживавший, неизвестно с какого времени, независимость) В том же 1307 г. царь Киликии Гетум IV, доведенный до отчаяния набегами монгольского вассала - турецкого бея Буларджи из Кайсери, обратился за помощью к египтянам и был немедленно убит Буларджи. После этого киликийцы восстали против ильхана и напали на монгольские гарнизоны. Буларджи совершил безуспешную попытку вторгнуться в страну, но должен был отступить в Кайсери. Олджайту послал в Малую Азию князя Эренджена; тот сместил Буларджи, и Киликия вернулась под власть ильхана. Тогда же, в 1307/1308 г. пресеклась династия султанов Коньи, после чего турецкие бейлики поступили под верховный надзор наместника хулагуидской Малой Азии, которым в тот момент был эмир Чобан-бахадур. При этом западноанатолийские бейлики монголы, по-видимому, заставили объединиться вокруг гермиянского бея; отныне прочие сельджукские правители считались его вассалами, а он сам, очевидно, становился посредником между ними и монголами. В начальный период существования этой системы западные бейлики, продолжая начатую ими еще в XIII в. войну с Византией, в 1307-1315 гг. полностью захватили у нее восточный берег Эгейского моря (включая Эфес, Магнесию и Ниф). Император Византии Андроник II, после неудачных переговоров ок. 1304-1305 гг. с Газаном и Олджайту, которых он безуспешно просил обуздать своих вассалов, прекратил всякие отношения с ильханами, но не мог эффективно противостоять западным беям. Наконец, в 1307 Олджайту выстроил новую столицу - Солтанийе; в 1306-1312 его миссия находилась в улусе хагана.

В декабре 1312 войско Олджайту вторглось в Сирию, осадив Рахбат и взяв иль-Шам, но в январе 1313 отступило без успеха. Больше ильханы никогда не переступали пределов мамлюкских владений. Между тем крупнейший центральноанатолийский бейлик - Караман - в 1312 г. поднял мятеж против монголов и захватил Конью; Чобан-бахадур немедленно усмирил этот мятеж.

В декабре 1316 Олджайту умер. На престол вступил его двенадцатилетний сын Абу-Саид, получивший через семь лет прозвище Бахадур за храбрость, проявленную в бою против мятежников. В 1317 г. эмир Чобан, наместник Анатолии, стал при нем регентом, оставив за себя наместником в Конье своего сына Тимурташ-нойона (тот управлял Румом в 1317-1327 гг.). В итоге в Малой Азии правитель Айдына ок. 1317 г. стал из вассала Гермиянского бея его союзником, но остальные беи не последовали его примеру, и в целом западноанатолийская монгольская сфера власти без существенных изменений просуществовала до конца 1320-х гг. В 1322 г. Тимурташ неудачно пытался объявить себя независимым правителем Рума, однако был прощен и удержал пост.

В конце 20-х гг. система монгольской власти в Малой Азии пережила новые крупные потрясения. В 1327 г., с падением и казнью эмира Чобана, его сын Тимурташ бежал в Египет, где его впоследствии и казнили; на смену ему был прислаг Шейх Хасан Бузург. Между тем в 1328 г. правитель эмирата Карасы с монгольским именем Тимур-хан, а в 1329 г. - беи Айдына и Сарухана заключили союз с Византией, оторвавшийсь от монгольской Малой Азии. Вскоре после этого, ок. 1331 г. ильхан Абу Саид должен был заключить бесславный мир с мамлюками, официально отказавшись тем самым от программы внешней экспансии на египетском фронте, которой его предшественники неукоснительно придерживались около семидесяти лет.

Наконец, 30.11.1335 Абу-Саид умер, отравленный в результате одной из придворных интриг.


Восточный Иран и индийская граница :

Как мы помним, после смерти Газана новый ильхан Олджайту должен был вступить в открытые военные действия со своим давним врагом, непокорным Фахраддином Куртом. В 1306 г. Олджайту послал против Фахраддина войска Данишменд-бахадура. Фахраддин завязал переговоры, притворно капитулировал, заманил Данишменд-бахадура в ловушку, предательски убил его и перебил его отряд. Тогда Олджайту послал на восток сына убитого Данишменда, Буджая; тот осаждал Герат с февраля по июль 1307 г. В начале июля Фахраддин был убит своим сыном Самом; тот немедленно капитулировал и признал власть ильхана, причем должен был разорвать союз с негудерцами.

На индийской границе после установления имперского мира негудерцы (которых, возможно, по-прежнему контролировали Чагатаиды) начали в 1305 неудачную войну с Дели. В ответ на ощутимые потери 1306 г. монгольские военачальники Кабки, Икбалманд и Тайбу с негудерцами и собственно ханскими отрядами двинулись зимой 1306/1307 г. через Курам, перешли Инд выше Мультана и через Нагаур снова вторглись в Индию, пройдя по направлению к Гималаям и опустошая все на своем пути. Характерно, что грабили они уже территории Кухиджуда к северу от Рави, отложившиеся от монголов в 1306 г. На обратном пути они, однако, были разбиты делийцами и бежали на юг, причем Кабки попал в плен и был убит. После этого делийский пограничный военачальник Гази Малик каждый год ходил набегами на Кабулистан, Газнин, Кандахар и Гармсир. Зимой 1307/08 Икбалманд вновь перешел Инд, но был разбит и убит. Больше монголы контрнаступлений не предпринимали, и операции Гази Малика разворачивались почти без сопротивления. Гази разгромил монголов в Бинбане и завоевал эту территорию. Одно время и Газнин был присоединен (ок. 1310).

Тем временем в начале 1313 г. Гиясаддин Курт был обвинен в измене, вызван к Олджайту и прибыл к нему; в то же время, воспользовавшись разгромом негудерцев и неурядицами в Срединной Азии, Олджайту аннексировал остаток негудерского удела в Афганистане. Гиясаддину удалось убедить ильхана в своей невиновности, тот вернул его в Герат под присмотром монгольского резидента, а в 1314 передал ему бывший удел негудерцев (вступив к этому времени в конфликт с беглецами-негудерцами, в том числе Ясавур-огланом и Чагатаидами). Несколько следующих лет заняла новая ильхано-чагатайская усобица. Ясавур со своей частью негудерцев на исходе 1314 после бурных военных приключений перешел на сторону ильхана. С начала 1315 г. он со своей негудерской ордой получил Бадгызский удел в Хорасане как вассал ильхана. Затем неутомимый Ясавур решил воспользваться последовавшей вскоре смертью ильхана Олджайту и сменой власти в Улусе ильханов (1316). В 1317 он напал на Гур (округ негудерцев, с 1313 г. подчинявшийся Куртам), разбил его тысячника и покорил его, причем под его власть добровольно перешли некоторые вассалы Куртов (владетели Бахерза, Фараха и Исфизара). В 1319 Ясавур поднял открытое восстание против ильхана и совершил безрезультатный набег из Хорасана в Мазандеран. Затем он попытался осадить Гиясаддина Курта в Герате, но вновь был отбит (весна 1319) и двинулся на юг; при отступлении он был разбит войсками Гиясаддина и его вассала Насреддина II Систанского в восточном Систане (весна 1319), однако все же прорвался в Южный Афганистан, к своим антикуртским союзникам и негудерским родичам. В конфликт вмешался Чагатаид Кебек, увидевший здесь хорошую возможность вернуть старые чагатайские владения в Афганистане; он перешел Гиндукуш (1320), и Гиясаддин Курт, при всей своей лояльности к ильханам, предпочел найти в нем союзника, а не врага. В конце 1320 г. Ясавур был разгромлен и убит объединенной армией куртского малика и Кебека Чагатайского, личного врага Ясавура. Удел Ясавура в Бадгызе с Шабурганом, а вместе с ними и Мерв, перешли с санкции ильхана к Куртам, однако победоносный Кебек удержал старую негудерскую область в Кабуле.

Появившись в Афганистане и объединившись с местными негудерцами, Чагатаиды немедленно развернули новое наступление на Индию. Ок. 1321-22 они вновь вернули монголам Газнин и Бинбан; граница в этом районе прошла по Инду. Зимой 1322/1323 монголы вторглись через Инд до Саманы, дали неудачную битву и отошли, после чего переходили с набегами Инд каждую зиму. Зимой 1325/1326 в ответ делийский султан Мухаммед Туглак двинулся в Бинбан и оккупировал его до Пешавара включительно. Его войска двинулись и дальше на Газнин, но принуждены были вернуться из-за недостатка воды. Не исключено, что именно в результате этого в 1326 г. произошло ильхано-чагатайское столкновение под Газни (оставшемся то ли за ильханами, то ли за Чагатаидами). Как бы то ни было, по итогам конфликта (к концу 1326 г.) власть Чагатаидов в долине Кабула была прочно закреплена, и оттуда только что воцарившийся чагатайский хан Тармаширин мог теперь начать контрнаступление против делийцев. Около зимы 1328/1329 он продвинулся через Пенджаб с опустошительным набегом от Лахора и Мультана до Меерута в округе Дели, но Туглак сам дал ему сражение и отбил с большими потерями. Тармаширин ушел в Термез, а Туглак выделил из Кухиджуда территорию между Джелуном и Биасом и образовал здесь вилайеты Пенджабский Гуджарат (до Пешавара включительно) и Каланаур. Отныне граница Делийского султаната стала фактически неприступной; с монгольским наступлением на Индию было покончено навсегда.

Более того, теперь уже Туглак, в свою очередь, решился окончательно добить негудерцев, а затем завоевать и “Хорасан” (так делийцы называли Чагатайский улус и прежде всего его владения в Северном Афганистане), перевалив через Гиндукуш и даже Гималаи! Об этом он вел переговоры с врагом Чагатайского Улуса ильханом Абу-Саидом, рассчитывая привлечь его к этой экспедиции. Тармаширин, узнав об этом, испугался и заключил мир с Туглаком (ок. 1331/1332). Туглак, сменив ориентацию, стал думать уже о войне с ильханом, а потом вообще оставил весь проект. На ирано-индийской границе впервые за сто пятьдесят лет (начиная с вторжения гуридских султанов в Пенджаб) окончательно воцарился прочный мир.




13. Decline and Fall Монгольской империи. 1335-1388.

Этот раздел нельзя было бы озаглавить “гибель” или “распад” Монгольской империи. Она не гибла и не распадалась. Ее не уничтожили вооруженной рукой враги. Тем не менее в 1335 она еще существовала в полной мере, а в 1400 от нее не осталось и следа. Она просто, так сказать, осела и испарилась, как гора пены, когда-то покрывавшая пол-Евразии. Более точного сравнения для процессов аннигиляции империи монголов подобрать невозможно.


Монгольская империя в 1335-1346 гг.

В начале 1334 г. в Чагатайском улусе знать восстала (опять-таки за предательство старомонгольских идеалов и склонность к городскому образу жизни) против Тармаширина. Во главе восстания был Бузан, сын Дува(Дурра)-Тэмура. Тармаширин бежал в Газни, но в пути его схватил правитель Балха Янги, Тармаширин был выдан Бузуну и убит. Бузун сел на престол и перенес ставку в Алмалык, однако менее, чем через год знать убила и его и посадила на престол внука Дувы - Дженкши (1334/35-1338), сохранявший ставку в Алмалыке. В 1338 Дженкши-хана убил и сменил его собственнывй брат Есун-Тимур, вскоре сошедший с ума. Недееспособность Есун-Тимура позволила захватить престол некоему Али-Султану, по-прежнему оставшемуся в Алмалыке (1339); одновременно в Мавераннахре появился особый князь - сын чагатаида Ясавур-оглана, когда-то убитого воинами Кебек-хана. Началась безнадежная смута. В 1343 г. движение Ясавуридов возглавил другой сын Ясавура, Казан, объявивший себя ханом Чагатайского улуса и распоряжавшийся лучшей его частью. Тем временем в 1345 Али-Султана на короткое время сменил чагатаид Мухаммад ибн Пулад, но в том же году Казан-хан сын Ясавура захватил весь улус. Тюркский бек Казаган отказался покориться ему, но был разбит Казан-ханом в местности Сали-Сарай при Аму-Дарье. Однако в следующем, 1346 г., недовольные попытками Казана навести порядок тюркские беки вновь собрались вокруг Казагана и под его началом напали на Казана. Тот потерпел поражение и был убит Казаганом. Властью овладели тюркские правители; Казаган, правда, не осмелился занять престол - он не был ни Чингисидом, ни монголом, - а посадил на него какую-то Чагатаидскую марионетку. В то же время никакой зависимости от монгольской федерации в целом он, по-видимому, не признавал (в таком же положении впоследствии находился Тимур Хромец). Казаган немедленно перенес столицу в Карши. Старомонгольская чагатайская знать мириться с таким положением дел не собиралась.

Между тем еще в 1335 г. со смертью ильхана Абу Саида Бахадура такая же смута, сопровождавшаяся отложением большей части улуса хулагуидов, разразилась в Иране. У Абу Саида не было наследников, и все силы монголов были сосредоточены на дележе власти в Улусе ильханов. Сперва власть ильхана захватил Арпа Кэюн, потомок Аригбуги (1335). Узбек, хан Улуса Джучи, немедленно двинулся отвоевывать свою азербайджанскую “отчину”, но Арпа отразил его на Куре (зима 1335/1336). Тут же, однако Муса, внук ильхана Байду восстал, сверг и убил Арпу (апрель 1336). Смута уничтожила могущество ильханов. Отсутствием законного сюзерена немедленно воспользовались вассалы: в 1335-1336 самостоятельность приобрели Киликия, Грузия, Трапезундская империя, сельджукские султаны и Курты.

В июле 1337 Шейх Хасан Бузург, наместник Рума, выставил своего собственного претендента на престол, Мухаммада, правнука Монкэтэмура (сына Хулагу). Муса был разбит и отступил в Багдад; Мухаммад и Хасан Бузург заняли Тебриз. В этот момент в Хорасане восстал Тогатэмур, потомок брата Чингисхана, Джучихасара. Зимой 1336/1337 г. он захватил Ирак Арабский и Азербайджан, в марте 1337 подступил к Солтанийе. Шейх Хасан и Мухаммад оставили Тебриз и отошли в Арран; в результате Тугатэмур овладел большей частью Ирана, после чего сначала напал на Мусу, а потом объединился с ним против Мухаммада. В июне 1337 при Согурлуке близ Мараги их силы соединились, но перед лицом наступающего Хасан Бузурга Тогатэмур сразу ушел обратно на восток, где и удерживал Хорасан и Мазандеран, а Муса, оказавшись в одиночестве, был тут же разбит и казнен Хасан Бузургом (июль 1337). Азербайджан и большая часть Ирана перешли к Хасан Бузургу. Тем временем в 1337 в южном Хорасане образовалось независимое государство повстанцев-сербадаров.

Здесь в смуту счел нужным вмешаться Шейх Хасан Кучак (“Малыш”), сын Тимурташа. Ложно объявив, что его отец жив, и даже выставив в подтверждение самозваного Тимурташа (в районе Аладага при Намумахке, 16.07.1338), он объединил вокруг себя состоящие из ойратов (западных монголов) наследственные отряды Мусы и дома Чобанов и повел их на Хасан Бузурга. Тот бросил Мухаммада и отступил в Тебриз; Солтанийе досталось Кучаку, Мухаммад был схвачен и убит. Тут самозваный Тимурташ совершенно неожиданно учинил переворот в свою пользу; Шейх Хасан Кучак едва спасся и бежал в Грузию. Лжетимурташ двинулся на Тебриз, но был разбит Хасан Бузургом, который тут же двинулся на Солтанийе и выбил оттуда ойратов. Обе группы беглых сил Лжетимурташа - из-под Тебриза и из-под Солтанийе - соединились и ушли в район Багдада (осень 1338); там их орда распалась.

Тем временем Кучак присоединился в Арране к вдове своего деда Чобана, княжне Сати-бег, приходившейся родной сестрой последнему законному ильхану Абу Саиду. Кучак провозгласил ильханом саму Сати-бег, устремился с ней на Хасан Бузурга и выгнал его в Казвин, захватив Азербайджан. Бузург двинулся на него из Казвина, но, подступив к Азербайджану, счел за лучшее заключить с Кучаком мир. Воспользовавшись передышкой, Бузург немедленно предложил престол улуса Тогатэмуру, все это время сидевшему у себя, на северо-востоке Ирана. Получив поддержку Бузурга, Тогатэмур вторгся в Ирак Персидский (январь-февраль 1339). Однако Кучак смог организовать против него такую агитацию и так опозорить его перед монголами, что летом 1339 Тогатэмур без боя ушел в Хорасан. Тогда Хасан Бузург возвел в ильханы некоего чингисида Джахантэмура. Не желая противопоставлять мужчине женщину, Кучак в ответ низложил Сати-бег и поставил ильханом некоего Сулаймана (потомка Хулагу через Йошимута), которого и заставил жениться на Сати-бег.

В июне 1340 оба Хасана - Бузург и Кучак - наконец сразились при Джегету. Бузург проиграл, отступил в Багдад, низложил, по обыкновению, Джахантэмура и провозгласил себя независимым от Монгольской империи правителем (основав тем самым династию Джалаиридов). Независимость немедленно обрели Йезд - Систан (где пришла к власти династия Мозаффаридов) и давний вассал ильханов, Керман-и-Макран. Улус ильхана лишился уже больше половины своих территорий.

Кучака вскоре зверски убила его собственная жена, и Сулайман остался единственным ильханом на большей части территории Ирана (правил в 1341-1342), но был низложен братом Кучака и исчез. Брат Кучака, возглавивший род Чобана, через некоторое время (ок. 1344) возвел на трон некоего Ануширвана, человека неизвестного происхождения, и считал его ханом до 1353 г. Судя по иранскому имени этой марионетки, воспроизводящего прозвище великого иранского шаха династии Сасанидов, Чобаниды также решили порвать с традицией Монгольской империи и видели в своем ханстве продолжение древней иранской государственности. Тем временем Тогатэмур продолжал кочевать в Гиляне, Мазандеране и Хорасане; это его владение был единственным остатком Улуса ильхана.

Тем временем Улус Джучи продолжал борьбу за свои северо-западные границы. Как мы помним, новое наступление литовцев (первая половина - середина 1330-х) было полностью отбито силами Узбека в 1336-1339. В 1340 в королевстве Владимирском умер вассал Узбека, Юрий II Болеслав, не оставив мужского потомства. На его наследство немедленно предъявили претензии его зять Любарт Гедиминович и Казимир, король Польский, поддержанный королем Венгрии. Казимир захватил Галич, Любарт - Волынь и часть Червонной Руси. В том же 1340 Узбек послал войска против поляков; при их приближении Галич восстал и перешел на их сторону. Поляки были изгнаны, а захваченная было ими область образовала особый протекторат Узбека - “Terra Russia” под началом некоего воеводы Дмитрия Дедко, возглавившего восстание. Любарт был благоразумен и изъявил готовность сделаться по занятым им землям вассалом Узбека; тем самым его часть Галицко-Волынской державы превратилась в своего рода литовско-ордынский кондоминиум. Дмитрий Дедко также был передан под его покровительство. Таким образом, Узбек достиг компромисса с Литвой (видимо, не в последнюю очередь потому, что в том же 1340 умер Гедимин и Любарт не чувствовал за собой достаточной поддержки нового Великого князя Ольгерда, чтобы сопротивляться Орде). Зато обозначился конфликт Орды с Венгрией и Польшей. В 1341 г. в Улусе Джучи умер Узбек, и ему наследовал его сын Джанибек (1341-1357). Он немедленно убил своего брата Тинибека, сидящего в Сыгнаке, и на престол Заяицкой орды вернулся Мубарек-ходжа (ок.1342). В 1345 он умер, Джанибек вмешался в наследование и посадил на трон Заяицкой орды племянника покойного, Чимтая (1345-1360).


Монгольская Империя в 1346-1359.

Как мы помним, в 1346 г. правитель Чагатайского улуса Казан-хан был низложен и убит; власть в улусе захватили тюркские эмиры. Тем самым он вышел из Империи и немедленно распался. Старочагатайская монгольская племенная знать Семиречья вскоре оправилась от поражения и в 1347 г. провозгласила новым чагатайским ханом 18-летнего Тоглуктэмура, считавшегося (может быть, ложно) внуком Дувы. Государство Тоглуктэмура, т.е., восстановленный в существенно меньших размерах монгольский Чагатайский улус, или Мо(н)голистан, включал в себя две области - владение самого хана (Джетэ, собственно Моголистан) к северо-западу от Тяньшаня в Семиречье, и дуглатский эмират, именовавшийся Манглай Субе (Передовая Область) - к югу от Тянь-Шаня со столицей в Аксу; к нему тяготел и чагатайский Восточный Туркестан, и верховья Или с окрестными районами. Сложной была судьба территорий бывшего улуса Огэдэя, присоединенного Чагатаидами в 1311 г. (Или-Иртышское междуречье, верхний Иртыш, Эмиль и Тарбагатай) - то есть страны восточнокыпчаков-кыргызов, окраины бывшей территории найманов и, наконец, джучидских прибалхашских земель (также восточнокыпчакских), уступленных Хайду в 1269. Все эти земли составили особый улус, признававший верховную власть моголистанского хана. Управлял им в середине - второй половине 14 в. некий Енге-тор, а реальным влиянием пользовались, по-видимому, джучиды из князей дома Орда-Ичена, посаженных здесь еще до 1269 г., когда Или-Иртышское междуречье входило в его владения. Ставка этого улуса была на Эмиле.

Маверранахр же окончательно выбыл из числа владений Моголистана и Империи в целом.

В конце 1340-х в решительное наступление на Улус Джучи перешли Венгрия и Польша. Венгры и их валашские вассалы в середине - второй половине 1340-х гг. захватили Валахию и большую часть Молдавии, а Казимир Польский в 1349 двинулся на восток и занял Волынь и Галич. Любарт с незначительной помощью татар выбил Казимира с Волыни, но пассивность Джанибека привела к тому, что считаться с ним не хотели теперь и в Литве. В 1352 г. Любарт заключил мир с Казимиром; это означало отложение от Орды.

Между тем немногим ранее, в 1353 г. последний ильхан, Тогатэмур-хан, удерживавший свои владения к югу от Каспия, был убит сербадарами в Гургане, и юго-западный улус Империи перестал существовать. Тогда и Чобаниды сместили своего ставленника Ануширвана с престола своих владений в Азербайджане и заняли его сами. Еще раньше, в 1351, от Тогатэмура отпал Гилян, образовавший особое государство Сеидов.

В 1355-1356 Ольгерд Литовский перешел Днепр и подчинил своей власти огромное Брянско-Черниговское княжество. Джанибек по-прежнему не двигался с места на западе, зато на юге в 1356 г. занял, наконец, Азербайджан с Тебризом. Тогда Ольгерд устремился на северо-восток и покорил Ржевское княжество (1356-58 и с 1359). Тем временем в Орде сын Джанибека, Бердибек, убил отца, когда тот возвращался из Тебриза в Сарай (22.07.1357), был провозглашен ханом и в течение некоторого времени занимал престол улуса Джучи (осень 1357-осень 1359). Однако убийство Джанибека вызвало неудержимую смуту. Азербайджан почти немедленно отпал, а в 1358 режим Бердибека фактически рухнул, против него восстали сразу несколько чингисидов: в Азове - Кулпа, в Новом Сарае - Мухаммед Навруз (оба - потомки Бату и, вероятно, Узбека), в Гюлистане - прибывший из Заяицкой орды тамошний чингисид Махмуд Хызр. Из крупных центров Волжского улуса за Бердибеком остались только Сарай и Ургенч. В августе-сентябре 1359 Бердибек был убит Кулпой, захватившим престол в Сарае. В 1359-1360 Кулпа, Навруз и Хызр отчаянно выгоняли друг друга из крупнейших городов от Азова до Ургенча. В Улусе Джучи начался такой же хаос, какой двумя десятилетиями ранее разыгрался в Улусе ильхана. В русских летописях этот период смуты (так, в сущности, никогда и не закончившейся) называется "Великой Замятней". В этой “Замятне” друг другу противостояли улус беклярибека, управлявшийся темником Мамаем, коренной юрт Волжской Орды (Большая Орда) и, наконец, Заяицкая Орда. Самые разные царевичи-джучиды по праву и без права захватывали престол Волжской и Заяицкой Орды.

События 1335-1359, четко выделяющиеся в особый период, не могут не поражать воображение, особенно на фоне предшествующего покоя. За четверть века рухнула система всех трех западных (мусульманских) улусов Империи: один из них погиб, другой уменьшился вдвое, третий погрузился в смуту. При этом все монгольские правители формально признавали хагана Тогонтэмура главой империи и при возможности слали ему “дань”. Сам хаган к исходу описываемого периода тоже - впервые за полвека - должен был столкнуться с политическим кризисом. Предыдущие десятилетия он провел в странной летаргии. По окончании регенства и приходе Тогонтэмура к реальной власти (1340), Баян был немедленно смещен и отправлен в ссылку, и его место занял его племянник Тохто. “Старомонгольская” партия потерпела полное поражение, Монголия окончательно превратилась в варварскую периферийную провинцию империи Юань. В 1344 Тохто был низложен, а место временщика - первого министра занял Беркебуга; в 1349 Беркебуга, неспособный справиться с разрастающимися волнениями китайцев, был также смещен, а на его место вернулся Тохто. Огромные районы Китая к этому времени были охвачены хаосом. В 1351 в Южном Китае поднялось массовое восстание, в 1350 Чангчуб Джалсан из иерархии Пхагмодупа начал сепаратистское движение в Тибете против вассальной по отношению к монголам династии иерархов Сакья, в результате чего в 1352-53 эта династия пала, и от Империи отложился весь Тибет, причем вернуть его у хагана не было ни желания, ни возможности. В 1356 г. один из главных лидеров южнокитайских повстанцев, Чжу Юаньчжан, взял Нанкин; значительная часть Южного Китая оказалась очищена от монголов. Запад Империи близился к гибели. Разваливающийся Восток никакой помощи ему не оказывал.

Самым важным отличием событий 30-х - 50-х гг. XIV в. было то, что разрушительные процессы в улусах не вызывали ни малейшего вмешательства других улусов - ни по соображениям взаимопомощи, ни из желания воспользоваться бедой соседа. Это лишний раз доказывает и тот факт, что имперское единство первой трети XIV в. дежалось не на силе, а на добровольном согласии чингисидов, и тот факт, что сами эти чингисиды напрочь отказались от завоевательной активности. Такое перерождение элиты и было для Монгольской империи смертным приговором.


Монгольская империя в 1360-1370.

Разложение и уменьшение империи шло стремительными темпами. В Улусе Джучи развивалась “Великая замятня” - с соответствующими последствиями для его внешнеполитического могущества. Кулпа был убит в январе 1360 г. Наврузом, потомком Узбека, захватившим престол. В мае-июне 1360 Навруз и вдова Узбека, Тайдула, были убиты Хызром, потомком Орду-Ичена (овладевшим еще к концу 1359 г. и Ургенчем, и Гюлистаном, и Азовом). Династия Бату впервые была остранена от власти; отныне власть над Волжской Ордой (и, тем самым, всем Улусом Джучи) оспаривали в основном династы Заяицкой Орды. В августе 1361 в Новом Сарае Хызр был убит; ханом Волжской Орды был провозглашен его сын, Тимур-ходжа. Через неделю беклярибек Мамай в том же Новом Сарае провозгласил ханом потомка Бату, Абдуллу; еще через неделю борьбы Тимур-ходжа был убит. Однако вскоре родич (скорее всего, брат) Тимур-ходжи, Ордумелик изгнал Мамая с Абдуллой-ханом в Крым и сам сел на трон в Новом Сарае. Тем временем со смертью Хызра его брат Мюрид провозгласил себя ханом в Гюлистане.

Через месяц правления Ордумелик был убит поднявшим мятеж в Азове Кельдибеком, выдававшим себя за сына Узбек-хана, т.е. потомка Бату (октябрь 1361). На престоле в Новом Сарае Кельдибек сидел до осени 1362. В сентябре 1362 из Крыма явился Мамай с Абдуллой, разбил и выгнал Кельдибека, бежавшего далеко на запад, в ордынский центр Янги-Шехр в Молдавии (т.е. на крайний запад тогдашних джучидских владений). На исходе 1362 Мюрид из Гюлистана пришел в Новый Сарай и изгнал оттуда Мамая и Абдуллу на правый берег Волги. Волжская Орда раскололась (по линии Волги) на “Мамаеву орду” и “Мюридову орду”.

При виде всего этого в 1361 от монголов отложился Хорезм, составивший особое государство под началом династии Суфи. Затем развалом в Орде воспользовался Ольгерд. В 1362-1363 гг. он подчинил Киев и Переяслав, занял Подолье и разгромил монголов у Синих Вод (в устье Буга), выйдя к Черному морю. Побережье он утратил в 1399 г., но Подолье и Киевщина с бывшими юго-восточными владениями галицко-волынских королей, а также Переяславщина так и остались за ним. Наконец, в начале 60-х гг. русские князья заняли обширную лесную полосу на востоке, ранее принадлежавшую Орде (Вятка, бассейн Ветлуги, бассейн Алатыря, Арзамас, Тула, Елец).

Между тем в 1363 из Нового Сарая Мюрида изгнал Хайр Пулад (Пулад-ходжа, Пулат-тэмур; он претендовал на происхождение от Джанибека). За Мюридом остался только Гюлистан, где он и и сидел приблизительно до осени 1364. Тем временем Абдулла к осени 1364 захватил днестровский удел Кельдибека; тот бежал на восток. Пока Абдулла воевал на западе, в Азове востал еще один претендент, Азиз-шейх. В конце 1364 развернулась трехсторонняя борьба Абдуллы, Азиз-шейха и Хайр-пулада; в ходе ее Абдулла вернул Азов и одно время захватил Новый Сарай, но в итоге тот отошел к Азиз-шейху. Вытесненный из Нового Сарая Хайр-Пулад, в свою очередь, занял Гюлистан и уничтожил Мюрида (исход 1364).

В сентябре 1365 Азиз-шейх захватил, наконец, и Гюлистан и Хайр-Пуладу пришел конец. Зато осенью того же года под Азовом невесть откуда появился Кельдибек и в конце 1365 - начале 1366 боролся с Абдуллой за этот город; но тут, наконец, был убит. Просторы Волжской орды к западу от Волги остались под контролем Мамая и Абдуллы (умер в июне 1370), восточноцентральная часть Волжской Орды - за Азиз-шейхом (сошел со сцены ок. того же 1370). В конце 1360-х гг., пользуясь этим, молдаване взяли и разрушили Янги-Шехр (и без того изолированный с суши в результате вызода Ольгерда к Черному морю). У Орды не осталось никаких владений к западу от Днепра.

В Заяицкой Орде тем временем не вмешивавшегося в “Великую замятню” Чимтая сменил его сын Химтай (1360-61) а затем - сын последнего Урус (1361-1377), решившийся захватить Волжский улус и объединить весь Улус Джучи под своей властью.

В Моголистане в 1362/1363 г. умер хан Тоглуктэмур, с 1358 занимавший было часть Маверранахра; его преемник и сын Ильяс-Ходжа (1363 - 1366) был вскоре убит дуглатами. В Маверранахре окончательно утвердился Тимур Хромец, удачливый “полевой командир” той войны всех против всех, которая шла в Маверранахре с 40-х г. (см. ниже). В Моголистане по смерти Ильяса началась смута, победителем из которой вышел другой сын Тоглуктэмура, Хызр-Ходжа (1369-1399).

Тем временем грандиозная катастрофа постигла Улус хагана. В начале 1360-х гг. там началась усобица. Сначала полководцы Болотэмур и Чахантэмур, которому помогал пасынок Кукутэмур, стали воевать друг с другом из-за провинций Шаньси и Хэбэй. Чахантэмур умер; Кукутэмур продолжал войну. В 1364 г. Болотэмур обвинил наследника престола Аюшридару в намерении захватить власть и под этим надуманным предлогом ввел войска в Дайду. Аюшридара бежал из столицы и объединился с Кукутэмуром против Болотэмура; в 1365 г. Болотэмур погиб в битве против них. Немедленно после этого разгорелась усобица между Кукутэмуром и китайскими областными военачальниками провинций Шаньси и Гуанчжун; двор выступил на стороне последних и сместил Кукутэмура; тот отказался сдать командование, и Аюшридара начал с ним изнурительную войну в Шаньси. Тогда князья собственно Монголии взбунтовались против хагана, и тот в своей северокитайской столице должен был обороняться на двух фронтах - против своих сородичей на севере, за Великой Стеной, и против китайцев на юге. Это привело его к краху.

В начале 1368 г. китайский повстанческий император Чжу Юаньчжан выгнал монголов из большей части Китая, занял Дайду и объявил об основании новой китайской династии Мин. Хаган Тогонтэмур бежал на север и закрепился у озера Далайнор, в Кайпине (совр. Внутренняя Монголия); за монголами в Китае оставались только Ляодун, где находился выбитый из Тайюани Кукутэмур (примирившийся теперь с хаганом и считавшийся лучшим военачальником империи), части провинций Шаньси и Шэньси, целиком Ганьсу, Сычуань и Юньнань. Верность Тогонтэмуру сохранила поначалу ненавидящая китайцев Корея, но в 1369 г. она восстановила независимость. Потерю Дайду в 1368 г. позднейшие монгольские историки считали моментом “утраты державы Чингсихана”. Для монголов события начала 1368 г. были настоящей катастрофой. Накануне ее “всемонгольский народ” улуса хагана, объединенный десятиричной иерархией, насчитывал более полусотни туменов, 40 из которых (то есть 400 тыс. воинов, не считая семейств и т.п.) располагались в Китае, к югу от китайской Стены. Назад в Монголию в 1368 г. с Тогонтэмуром ушло только 6 туменов; остальные оказались задержанными в разных местностях Китая и в следующие пятнадцать лет в основном были истреблены. Но и давно заброшенная Монголия едва могла прокормить отступившие в нее сотни тысяч человек.

Тем временем Хызр-Ходжа Моголистанский воспользовался ситуацией и тут же захватил Кара-Ходжо и Хами (1369 г.), расширив за счет былых владений хагана свою территорию на восток. Китайцы в 1369 г. полностью заняли Шаньси, Шэньси и юго-восточную часть Ганьсу, взяли Кайпин; Тогонтэмур отступил несколько севернее, в Инчан (близ Дарбо, совр. Внутренняя Монголия); одновременно в своем тылу он основал еще одну столицу на Керулене - Барс-хото. В 1370 китайцы разгромили его и здесь, в Инчане, в битве на р. Шарамурэн 23 мая 1370; сам он погиб, и лишь его сын Аюшридара спасся и бежал в Каракорум, где к нему присоединился разбитый одновременно Кукутэмур. В Каракоруме Аюшридара объявил себя хаганом с тронным именем Биликту и начал готовить реванш (1370).


Монгольская империя в 1370-1388.

Именно эти два десятилетия стали временем окончательной гибели Монгольской империи. На протяжение всего этого периода главные события разворачивались вокруг двух стержней: монголо-китайской войны в Улусе хагана и деятельности Тимура в Средней Азии. Они и привели мировую державу монголов к концу. В обоих отношениях переломным моментом в истории Монгольской империи стал 1370 г. Во-первых, китайский победитель монголов, первый минский император Чжу Юаньчжан считал себя законным преемником Тогонтэмура Юаньского и требовал подчинения и дани от западных монгольских правителей. Разумеется, он ни в какой мере не считал себя продолжателем дела Чингисхана. Напротив, с его точки зрения сами Юани были не монгольской, а очередной "плохой" китайской династией, которую теперь сменила династия хорошая, - унаследовав, разумеется, все владения предыдущей. Здесь Мины мало что добавили к традицинной китаецентристской геополитике домонгольских династий. С монгольской же точки зрения минские претензии были даже и формально бессмысленны, поскольку для монголов сюзеренский статус Юаней определялся оставшимся при них монгольским хаганством, а не перешедшей к Минам властью над Китаем.

Во-вторых, в том же 1370 г. Тимур Хромец основал в Маверранахре новую Монгольскую империю, посадив на ее престол огэдэида Союргатмыша (1370-1388), которому наследовал его сын Султан-Махмуд (1388-1402). Сам Тимур был при них формально не более, чем эмиром (при Союргатмыше) и султаном (при Махмуде, с 1388 г.). Даже по смерти Султан-Махмуда Тимур управлял страной от его имени (кажется, единственный случай открытого посмертного правления в истории) вплоть до собственной смерти в 1405 г. Таким образом, Тимур намеревался воссоздать мировую империю монголов, но, во-первых, ее центром должен был стать Маверранахр, который Тимур упорно обустраивал за счет остальной Азии, а, во-вторых, править в ней должны были не Толуиды - удельные князья Монголии, а Огэдэиды, не связанные ни с одним из сохранившихся к тому времени улусов. За собой и своими потомками Тимур намеревался закрепить примерно ту же роль, какую в Хазарии в свое время играли каган-беки при каганах, а в Японии - сегуны при императорах.

Здание этой, так сказать, Новомонгольской империи Тимур и возводил всю свою жизнь (хотя при всем своем исключительном почтении к имперской традиции он не замечал, что его Империя, с центром в феодальном тюрко-таджикском урбанизованном Маверранахре, является злейшей пародией на кочевой старомонгольский политический идеал). При этом его политика предусматривала три основные направления. Первое сводилось к разгрому и включению в состав собственных владений Тимура (точнее, нового Коренного улуса империи, на этот раз огэдэидско-маверранахрского) немонгольских государств. Второе - к подчинению (но не уничтожению) монгольских улусов - органических частей Монгольской империи как таковой. Третье было связано с Китаем. По мысли Тимура, лучшим средством сохранять "имперские" связи Китая с монгольским миром было, до поры до времени, использование Минских претензий на "имперское" юаньское наследство, поскольку они подразумевали фикцию единой монгольской ойкумены (правда, теперь уже с Минской, а не монгольской династией во главе). Поэтому Тимур вплоть до смерти Чжу Юаньчжана в 1398 г. платил Китаю символическую дань (по нескольку лошадей и верблюдов каждый год), хотя самого Чжу при нем открыто именовали "царем-свиньей". Несомненно, Тимур с самого начала намеревался рано или поздно придать этой связи противоположный и менее символический характер.

Итак, в 1370 г. на власть в пределах Монгольской империи предъявили претензии две новые силы - Чжу Юаньчжан, желавший окончательно превратить ее в Китай с внешними владениями, и Тимур, намеренный возродить и переустроить ее как монгольскую. С точки зрения самой Империи, точнее, ее хаганов-Толуидов, оба они были не более, чем опасными мятежниками.

Война Юаней и Минов разворачивалась чем дальше, тем хуже для монголов. В 1371 г. китайцы завоевали Сычуань, в 1372 китайские войска вторглись в Монголию и разбили Биликту-хагана, однако были отражены им на р.Толе не доходя до Каракорума; в 1373 сами монголы совершили несколько набегов на северный Китай. Желая достичь мира, Чжу Юаньчжан в 1374 освободил из плена сына Биликту, Майдарипала, и отправил его с дипломатическими предложениями к хагану. Тот принял их, и в 1374-1378 Юани были в мире с Минами; Биликту-хаган признал независимую Минскую державу де-факто, хотя и не отказывался от своих “законных” династических прав на Китай. В 1378 Биликту умер и на великоханский престол сел его брат Тогустэмур, принявший тронное имя Усхал-хагана; в источниках он известен и как Ахмуд.  Очевидно, он принял это личное имя из симпатий к мусульманам, выходцам с запада - второму после самих монголов сословия в империи Юань. Усхал-хаган тут же возобновил войну с Китаем, надеясь вернуть его Юаням.

В Улусе Джучи все это время продолжалась “Великая замятня”. В июне 1370 г. Мамай убил своего марионеточного хана Абдуллу и поставил нового - Мухаммеда Бюлека. Тот немедленно выбил Азиз-шейха из Нового Сарая (июнь-июль 1370) и положил конец его уделу. Волжская орда оказалась объединена под властью Бюлека. Однако вскоре в ее дела вмешался Заяицкий Урус-хан. Между прочим, против планов такого вмешательства выступил чингисид неясного происхождения Туй-ходжа-оглан, удельный князь Мангышлака (уже веком спустя он считался то сыном Чимтая, то сыном Кутлуг-ходжи - т.е., в обоих случаях, потомком Орда-Ичена, - то потомком Тогатэмура, другого сына Джучи, также приписанного в 1240-х гг. к Заяицкой Орде). Урус немедленно казнил его (1374). Тогда Тохтамыш, сын Туй-ходжи-оглана, бежал от Урус-хана к Тимуру в Самарканд и был принят им как будущий претендент на трон Улуса Джучи (1374-75). Характерно, что при этом Тимур “пожаловал” Тохтамыша Сыгнаком, которым на деле не распоряжался. Иными словами, он выдал ему ярлык на Улус Джучи от имени своего номинального хана-Огэдэида; это лишний раз свидетельствовало о его имперско-монгольской политической концепции. Между тем Урус-хан на рубеже 1374-1375 г. двинулся на запад и захватил Гюлистан и Новый Сарай. Одновременно удельный князь Хаджи-тархана (Астрахани), некий Салчи-Черкес, объявил себя ханом Волжской орды и выбил Бюлека из Сарая. Урус-хан послал из Нового Сарая войска на Салчи-Черкеса; тот отступил в Астрахань и был осажден там силами Уруса. Воспользовавшись этим, из Сарая силы Салчи-Черкеса выбил еще один претендент на престол Волжской орды, Каганбек (видимо, потомок Бату), и укрепился там. Тем временем Тохтамыш с силами, предоставленными ему Тимуром, вторгся в Орду, но был разбит Кутлугбугой, сыном Уруса, которого тот оставил вместо себя наместником в Сыгнаке. Тохтамыш бежал обратно к Тимуру, но тот вторично отправил его на Орду. Тохтамыш исполнил его приказ и опять был разбит, на этот раз другим сыном Уруса, Токтакией (середина 1375). Сам Урус в середине 1375 г. взял Астрахань, а Бюлек, воспользовавшись отвлечением его сил на юг, изгнал его из Нового Сарая; Урус-хан должен был отказаться от своих завоевательных планов и возвратиться в Сыгнак (но удерживал, по-видимому, Хаджи-тархан и всю территорию до Волги). Попутно Урус потребовал от Тимура выдать Тохтамыша; тот отказался и сам двинулся на Сыгнак, но после нескольких нерешительных стычек с Урусом отступил (начало 1376).

Одновременно, в начале 1376 Новый Сарай захватил Каганбек, и Бюлек туда больше не вернулся. Отныне Мамай и Бюлек контролировали земли приблизительно до Дона, а Каганбек - от Дона до Волги. В конце 1377 Каганбека убил и сменил его сын Арабшах (1377 - конец 1379). За Волгой лежали владения Уруса. Весной 1377 Тимур вновь двинулся на него; Урус выступил навстречу и умер, Тимур отступил. Уруса сменил его сын Токтакия, правивший всего три месяца; ему преемствовал Тимурмелик. Мамай тут же занял Хаджи-тархан.

Однако, пока Биликту и Усхал мирились и ссорились с Чжу Юаньчжаном, а в улусе Джучи один хан свергал другого, смертельный удар по Империи нанес Тимур. В 1370-77 гг. он совершил пять походов на Моголистан, и тот в конце концов должен был покориться ему (впрочем, очередные погромы Моголистана имели место в 1383, 1389 и 1390 гг.), а в 1375-77, как мы видели, дошла очередь и до Джучидов. Летом 1377 Тохтамыш вновь двинулся в Орду, но был отогнан Тимурмеликом. В конце 1377 г. Тохтамыш в четвертый раз вторгся в Орду, на этот раз успешно. На исходе 1377 он захватил Сыгнак, в 1378 - Сарайчик на Яике, завоевав таким образом все наследство Уруса; в том же 1378 он захватил Ургенч в северном Хорезме. В 1379 Тохтамыш покончил с Арабшахом, захватив Сарай, Гюлистан, Новый Сарай и Азов (Арабшах бежал в первоначальный удел своего отца). Осенью 1380, после поражения Мамая и Бюлека при Куликовом поле, Тохтамыш разбил их на Калке, захватил всю их территорию и стал верховным повелителем всего Улуса Джучи как ставленник Тимура. Иными словами, Заяицкая орда поглотила Волжскую (так что теперь Улус Джучи делился на две новые части высшего уровня - коренной удел единого хана Заяицкой и Волжской Орд и младший улус Шейбана), однако подчинялся весь улус Джучи теперь в конечном счете Тимуру и его марионеточному хану-Огэдэиду. В 1382, после сожжения Москвы, московский князь-правитель Великого княжества Владимирского, Дмитрий Донской, должен был вновь признать себя вассалом Тохтамыша; около того же времени, по совершенно непонятным причинам, это сделал Ягайло, великий князь Литовский!

Впоследствии, причем очень скоро, и Моголистанский хан, и Тохтамыш вышли из подданства Тимура, но, уж конечно, не для того, чтобы вновь признать власть ослабевших хаганов Каракорума; с отложением от Тимура они приобретали полную самостоятельность. Таким образом, начиная с подчинения Тимуром Моголистана и утверждением Тохтамыша в Орде история Джучидов и Чагатидов даже формально не принадлежала больше истории старой Монгольской империи, сократившейся до части прежнего Улуса хагана. Что же касается ее, то возобновление Тогустэмуром Усхал-хаганом войны с Минами (1378 г.) стало для нее роковым. Весной 1380 китайская армия пересекла степи и взяла Каракорум. Город был полностью разрушен и навсегда оставлен монголами. Отсюда китайцы двинулись и дальше, пройдя всю Монголию с юга на север, вплоть до северных склонов современного Яблонового хребта. Катастрофа 1380 фактически покончила с последними надеждами монголов вернуться в Китай (и, вероятно, привела к немедленному отложению сибирских племен). В 1381-1382 г. китайцы уничтожили последние отряды сторонников Юаней в давно отрезанной и изолированной провинции Юньнань. Война на севере продолжалась с переменным успехом, пока в 1387 китайцы не завоевали Ляодун. В 1388 г. сам Тогустэмур был разгромлен китайцами в битве при Буир-норе / Буюй-Эрхае (совр. Бэйэрчи во Внутренней Монголии), после чего немедленно убит своими же родичами. Он стал последним императором Юань, поскольку его сын и преемник, Энх-дзорихту-хаган (1388-1392) не осмелился претендовать на китайский императорский титул и не принимал особого тронного имени из страха перед Минами. Это событие формально уничтожало престиж великих ханов в глазах прочих монгольских владетелей и означало их отказ от старшинства над другими улусами даже независимо от отношений последних с “огэдэидской” монархией Тимура. Его и следует считать концом старой Монгольской империи как мировой державы. По-видимому, так и считали - вполне официально - сами монгольские правители и историки: в XIX в. традиционный монгольский писатель Жамбалдорж называл преемников Усхал-хагана "малыми ханами", в противоположность "великим ханам" - ранним Чингисидам и Юаням, а мелкие Джучиды кыргызского Прииртышья объявили себя к 1430 г. хаганами на территории своей собственной державы - и были признаны в этом качестве хаганами Монголии!




14. Эпилог. Государства Чингисидов в конце XIV - конце XV вв.

В это время Pax Mongolica уже не представляет собой никакого единства, и в виде краткого вступления мы должны просто перечислить основные государства Чингисидов в XV в. и указать их судьбу.


1) Монгольское хаганство (бывший улус хагана) - здесь продолжает править дом Толуидов. По временам западная - ойратская - часть державы прибретает полную самостоятельность от восточной.


2) Новомонгольская держава Тимура - разрывает всякие связи с монгольской традицией со смертью Тимура в 1405 г.


3) Моголистан. Это государство не было особенно прочным и в пору своего расцвета при Тоглуктэмуре. После поражений, понесенных от Тимура, к началу XV в. оно окончательно распадается на два: территории к югу от широты Балхаша остаются в составе Моголистана, а кыргызская (восточнокыпчакская) область к северу от нее и до гор Алтая образует особое государство - “Кыргызское” ханство, известное как Токмокский (Тунгмакский) хаганат, так как к середине XV в. его правители величаются уже хаганами. Происходят они из дома Джучи.

В середине-второй половине XV в. ойраты захватывают северную часть Моголистана (т.н. “Джунгарию”) и уничтожают Токмокское (кыргызское) хаганство; большая часть населения последнего, то есть кыргызов, уходит на территорию Моголистана, в горы Тянь-Шаня, и признает власть Моголистанских ханов (откуда тянь-шанские киргизы).

Одновременно на территории современного Казахстана в последней трети XV в. идет борьба между ногайцами с запада, узбеками в центре, казахами с юго-востока и ойратами, аннексировавшими территорию кыргызов, с севера-востока. В итоге узбеки отходят на юг, к Сырдарье, а степь занимают с разных сторон казахи и ногайцы.


4) Улус Джучи. Его судьба особенно сложна. После гибели дома Бату к 1380 г. здесь осталось лишь два улуса - старший улус потомков Орда-Ичена, переехавших в Сарай, но сохраняющих старые владения на востоке (на Сырдарье), и младший сибирский улус потомков Шейбана. В ходе новых усобиц эта система разваливается: в результате борьбы за власть над старшим улусом дома Тогатэмура и дома Орда-Ичена в 1425-1426 г. старший улус раскалывается на три совершенно независимые друг от друга части: дом Орда-Ичена сохраняет власть только над своими старыми владениями, переименовывая их в независимое “Узбекское ханство”; племя мангытов на Яике образует особую, тоже независимую орду, получившую известность под названием Ногайской и управляемую собственными эмирами; все остальное, то есть собственно Волжский улус (без Яика) попадает в руки рода Тогатэмура.

Естественно, улус Шейбана при этом тоже приобретает полную самостоятельность. В 1428 он вливается в “Узбекское” ханство.

В 1445-1449 в результате нового витка усобиц Волжский улус раскалывается еще на три независимые друг от друга части: от него отделяются Казанское ханство и Крымское ханство. Остаток именуется “Большой ордой”. В 1459-1466 г. от Большой Орды отделяется еще и Астраханское ханство.

В 1465-1468 г. часть населения и территории “Узбекского” ханства в Прибалхашье отделяется в особое “Казахское” ханство. Ок. 1470 г. сибирская часть “Узбекского” ханства выделяется в особое Сибирское ханство.

Таким образом, из двух федерированных улусов в конце XIV в. на месте Улуса Джучи к концу XV в. образуется 8 независимых государств.


Всего ок. 1475 г., на котором мы и хотим в основном окончить наш обзор, существует 11-12 государств, продолжающих традицию Монгольской империи: Крым, Большая Орда, Казанское ханство, Астраханское ханство, Ногайская орда, Сибирское ханство, Узбекское ханство, Казахское ханство, Кыргызское ханство (на Иртыше), Моголистан, Ойратское ханство, ханство Толуидов (Халха-Монгольское; в федерации с предыдущим).

Конечная же судьба этих государств была такова:

Крым - аннексирован Россией в 1783 г.
Большая Орда - уничтожена Крымом в 1502 г.
Казанское ханство - аннексировано Россией в 1552 г.
Астраханское ханство - аннексировано Россией в 1556 г.
Ногайская орда - аннексирована Россией в 1630-х гг.
Сибирское ханство - аннексировано Россией в 1590-х гг.
Узбекское ханство - осколки (Хива и Бухара) аннексированы Россией в 1921 г.
Казахское ханство - осколки аннексированы Россией в 1824-1854 г.
Кыргызское ханство (на Иртыше) - аннексировано ойратами в 1480-х гг.
Моголистан (Могулия) - аннексирован Цинским Китаем в 1759 г.
Ойратское (Джунгарское) ханство - аннексировано Цинским Китаем в 1759 г.
Халха-Монголия - аннексирована Цинским Китаем в 1691 г.

Теперь рассмотрим подробнее судьбы всех этих государств до второй половины XV в.


Монголия.

При преемниках Тогустэмура китайцы продолжали одолевать хаганов Монголии. В 1389 маньчжурский удел монгольского племени урянхаев отложился от хаганов и признал зависимость от Минов. В результате поражений 80-х гг. от хаганов, очевидно, отпали их владения в Сибири и Приамурье. Энх-дзорихту-хунтайджи-хаган, старший сын Ахмуда Тогустэмура, умер в 1391 г., не оставив потомства. На престол был возведен его младший брат Элбэг, носивший также имя Ахмад, вскоре прославившийся милосердием и получивший прозвище Нигулэсэгчи [“Милосердный”] (Элбэг-хаган, 1391-1401). При нем завязался конфликт с ойратами, переросший в такую смуту, что позднее монгольские историки затруднялись внятно изложить все ее перипетии.

Среди ойратов (западномонголов) в конце XIV в. выделялся Худхай-Тайю из рода Чорас (Чорос), традиционно доминировавшего в ойратской среде. В 1399 г. Элбэг, в полном противоречии с собственной репутацией (монгольские историки пишут дословно, что его, не иначе, попутал злой дух - шимнус, вошедший в его тело) казнил своего брата, Харагуцуга Тууранг-Тэмура-тайджи, а его жену, Олджэйту-гоа, сделал собственной ханшей. В этом деле ему содействовал Худхай-Тайю; Элбэг выдал свою дочь Самур за его сына Махмуда Батулу-хашига. Однако вскоре Элбэг казнил по навету и Худхай-Тайю, а всех ойратов в возмещение передал под управление Батулы. Однако младший брат (или побратим) Батулы, Угэчи-хашаг, князь племени кэргут (то есть племени кыргызского происхождения) или торгут (ветвь ойратов), не желал стерпеть смерти Худхай-тайю и задумал месть. В 1401 г., действуя вместе с Батулой, он захватил и убил Элбэга. После этого Угэчи и Батула объявили себя соправителями - хаганами ойратов и всей Монголии, хотя вообще не принадлежали к роду Чингисидов! Старшим из них считался поначалу именно Угэчи. (Впоследствии считалось, что на рубеже 14-15 вв. ойратами правил некий первый их независимый властитель Монкэтэмур, которому наследовали три соправителя - Махмуд, Тайпин и Батуболод. Иногда считают, что, говоря о Монкэтэмуре, имеют в виду Худхай-тайю, но скорее это именно Угэчи принял тронное имя Монкэтэмур, в знак своего воцарения как хагана в 1401 г.). Свое государство Угэчи и Махмуд Батула называли “Татар”, а не “Монгол улус”. Красавицу Олджэйту-гоа Угэчи-хашаг забрал себе и воспитывал при себе ее сына Ачая (Ачи, Аджа, Аджай), дав ему титул удельного князя (тайджи); Ачай считался позднее сыном Харагуцуга, брата Элбэга, а не самого Элбэга (родился он вскоре после того, как Харагуцуг был убит, а Элбег взял в жены Олджэйту-гоа).

Минский император Юнло, наследственный враг дома Хубилая, не замедлил признать Угэчи новым всемонгольским правителем. Реально Угэчи и Батула опирались, разумеется, только на поддержку ойратов; прочие монголы не собирались признавать их власть и выдвинули в хаганы на смену Элбэгу его сына Гунтэмура, принявшего имя Тогогон (Тогон)-хаган (1401-1402); вскоре тот умер бездетным, и тогда Угэчи (в китайских летописях - Гуйлинчи, Гольци) добился, наконец, признания себя хаганом над всеми монголами (1402/1403). Престол Монголии занял не-чингизид! Впрочем, фактическая власть в Восточной Монголии перешла к некоему Аруктаю, вождю асод (монголоизированные асы-осетины, присланные Юаням их джучидскими вассалами с Запада и образовавшие особое военно-племенное подразделение «имперского народа» империи Юань еще к 1330-м). Аруктай получил (или сохранил) при этом чин тайджи.

Угэчи-хашаг, осуществив свои претензии на монгольский престол, обратился на юго-восток и в 1407 г. захватил Хами (к этому времени номинально зависимое от Моголистана государство). Однако Аруктай-тайджи низверг и убил его ок. 1408, после чего Аруктай и Махмуд Батула (возможно, участвовавший в устранении Угэчи) вели самостоятельную политику, причем оба незамедлительно признали себя временно вассалами Минского императора. В качестве верховного главы ойратов погибшему Угэчи пытался наследовать его сын Эсэху, однако власть ойратско-монгольского хагана досталась Махмуду Батуле; тогда-то рядом с ним и выделялись два других племенных вождя ойратов - Тайпин и Батуболод. По некоторым известиям (возможно, ошибочным) Эсэху пережил этот переворот и держался на Западе Монголии еще некоторое время, не оставляя своих притязаний на престол до самой смерти (в этом случае - в 1425 г.). Аджай-тайджи, пасынок Угэчи, оказался в полной изоляции.

Одновременно Аруктай, выведя Восточную Монголию из-под власти ойратов, посадил на восточномонгольский (халха-монгольский) престол чингизида - еще одного сына Элбэга (и тем самым брата Гунтэмура) - Баян (Буинь)-шару, принявшего имя Элтэмура (Олджайту-тэмур, Улуй-тэмур, Олом-тэмур, 1408-1410, официально 1403-1410, так как Аруктай и прочие восточномонгольские легитимисты игнорировали правление Угэчи и включали его в правление Элтэмура). Ойраты, разумеется, не подчинились ему и стали готовиться к войне. Минский Юнло с крайней враждебностью отнесся к этой реставрации династии Хубилая в Монголии и потребовал от Элтэмура формального признания вассалитета; Аруктай и Элтэмур отказали и в 1409 г., не покончив с ойратами, оказались в войне с Минским Китаем. Китайцы немедленно ответили на первый набег их войск чужими руками, подстрекнув Батулу в том же году предпринять большой поход на восточных монголов; те потерпели поражение (1409). Началась большая ойрато-халхаская война.

В 1410 г. Баян-шара Элтэмур и Аруктай-тайджи разными дорогами двинулись на Китай - и оба были разбиты. По следам отступающих войск Аруктая и Элтэмура сам Минский Юнло предпринял дальний поход на Север, вплоть до Верхнего Онона, обратив противника в бегство (1410-1411). Ойраты воспользовались этим и вновь получили перевес: на рубеже 1410/1411 гг. халхаский Баян-шара Элтэмур был разбит и убит Махмудом Ойратским, оставаясь бездетным. Пактически немедленно, в 1411 ему на смену Аруктаем-тайджи был возведен в халха-монгольские хаганы Дэлбэг (Талба, Дэлбэй, Дариба), не то брат, не то сын Элтэмура (возможно, самозваный). Ойраты при этом так усилились, что Дэлбэг чуть ли не признал или готовился признать зависимость от Махмуда (и поздние китайские летописцы считали его просто ставленником Махмуда). Решив, что с Восточной Монголией фактически покончено, Махмуд начал набеги на Китай (1413 г.). Империя Мин волей-неволей переориентировалась на поддержку халха-монголов, и в 1414-1415 г. отправила им в помощь против ойратов большую армию, разгромившую их в степях и добиравшуюся до Толы. Воспользовавшись этим, моголистанский князь из Бешбалыка вернул Хами. Неудачно для ойратов закончились и бои с восточными монголами, имевшие место сразу после китайской победы 1414 г. Махмуд, не переставая воевать с Халхой, начал переговоры о мире с Китаем, но они затянулись.

Тем временем Дэлбэг скончался бездетным в 1415 (возможно, он был устранен Аруктаем). Прямая линия Юаней завершилась. Махмуд Ойратский тут же захватил большую часть Монголии, а остатком завладел некий Ойрадтай-хаган (1416-1425), объявлявший себя сыном Дэлбэга, а на самом деле - просто самозванец. Похоже, что и его выдвинул Аруктай-тайджи; во всяком случае, при нем в войнах с ойратами и Китаем по-прежнему доминировал Аруктай, рядом с которым теперь выдвинулся его побратим и соуправитель Адай, командующий превратившимся в халхаское племя военным подразделением хорчин (обитало на р.Нонни к востоку от Хингана). В 1422-1424 Аруктай атаковал китайские границы, но должен был под ответным натиском китайцев отступить далеко в степь; однако и это степное контрнаступление Юнло (1424-1425), как обычно, не принесло решительных результатов.

Что касается ойратов, то они в 1421 г. совершили большой набег на Моголистан, дойдя до Иссык-куля и снова овладели Хами, а заодно и Бешбалыком (после чего, очевидно, заняли и “бесхозный” район Кукунора [“Тангут”]). Яблоком раздора между ойратами и Моголистаном стала полоса территории между Или и Монгольским Алтаем, известная к этому времени как Дзагун-гадзар или Джунгария (т.е. левая, восточная сторона Моголистана). Закрепиться здесь, однако, ойраты не могли еще и в середине XV в.; моголистанцы прочно удерживали долину Или.

Между тем в начале 1425 г. восточномонгольский Ойрадтай умер. Ему наследовал выдвинувшийся еще при нем в войнах с ойратами хорчинский Адай, объявлявший себя сыном Элбэг-хагана (истинность этих притязаний вызывает большие сомнения), в то время как большая часть реальной власти по-прежнему принадлежала бессменному Аруктай-тайджи. Живший у ойратов Аджай-тайджи - сам не то сын, не то племянник Элбэга - вместе со своими сыновьями немедленно откочевал от ойратов к Адай-хагану и поднял его в поход на ойратов; тот возвысил Аджая и утвердил его в том же звании удельного князя - тайджи - какое Аджай носил у ойратов.

Поход Адай-хагана, Аруктая и Аджая на ойратов (1425 г.) увенчался полным успехом. Ойраты были разгромлены при Бор-Нохой-Зун, Батула Махмуд пал в бою, его сын Богума Тогон попал в плен (позднее Адай выпустил его и вернул ему управление ойратами как своему вассалу). Между прочим, Адай-хаган захватил среди ойратов изрядно постаревшую Олджайту-гоа и женился на ней. Очевидно, этот брак существенно укреплял его права на хаганский престол.

Итак, Адай-хаган полностью восстановил, наконец, контроль над ойратами. Тангут был отнят от ойратов, и там сели халхаские князья. Правой рукой и фактическим соправителем Адай-хагана оставался Аруктай-тайджи. Между тем в 1430 г. Аджай-тайджи умер, и Адай-хаган усыновил трех его сыновей: Дайсуна, Агбарджина и Мандугула. Все они упоминаются позднее в источниках как сыновья Адай-хагана.

Ойрато-халхаская смута 1401-1425 г. окончательно лишила монголов надежд на возрождение империи, и вообще принесла такой хаос (достаточно упомянуть две линии хаганов - ойратскую и халхаскую, - каждая из которых претендовала на всемонгольскую власть, и иногда добивалась ее де-факто!), что в нем едва могли разобраться сами монгольские средневековые историки. В частности, у одних из них сливаются воедино Угэчи и Батула в единого “ойратского хагана” (причем когда его называют по имени, он становится именно Батулой), у других так же сливаются Адай-хаган и Ойрадтай (так как Адай-хаган правление узурпатора Ойрадтая стал впоследствии причислять к собственному правлению), третьи производят окончательное смешение всех четырех в образе фантастического “ойратского Адай-хагана”, а четвертые еще и смешивают смерть Адай-хагана со смертью его побратима Аруктая (см. ниже). Китайские хронисты смешали воедино по созвучию имен Аруктая и Ойрадтая, по-разному комбинировали монгольские правления и получили итоговый ряд: Элбэг - Гунтэмур - Угэчи - Баян-шара - Дэлбэг (Дариба) - Дайсун (реально - преемник Адая, см. ниже), причем границу династий проводили между Гунтэмуром и ойратским Угэчи, считая, что после смерти Гунтэмура чингизиды-Юани так и не вернулись к власти! И монгольские, и китайские историки делают частые ошибки в хронологии, объясняющиеся либо недоучетом лет интеррегнумов и курултаев, либо включением одних правлений в состав других.

Между тем восточномонгольский триумф 1425 г. оказался недолгим. Успешная война, которую в кон. 1420-х провел сын ойратского князя Богумы Тогона, сына Батулы, Эсен-тайджи, снова усилила ойратов. В 1434 г. Богума Тогон поднял новый мятеж и обманом убил Аруктая, после чего овладел большей частью самой Монголии. Адай-хаган, крайне стесненный ойратами, в 1438 г. был свергнут и убит собственными пасынками, Дайсуном и Агбарджином. Хаганом стал Дайсун (Тогтога-Буга, Тохтобуга, 1438-1452), пытавшийся поначалу продолжать сопротивление ойратам, но уже в 1439 г. вынужденный помириться с ними. По мирному соглашению трон хагана остался за Дайсуном, но реальная власть над всей страной перешла к Тогону; тот собрался было присвоить себе и трон хагана, но неожиданно умер (1439 г.). В роли реального правителя страны ему наследовал его сын Эсэн (1440 г.), номинальным хаганом оставался Дайсун, женатый на сестре Эсэна. Эсэн правил страной твердой рукой. В 1440-х он обрушился с опустошительными набегами на Токмокских кыргызов; многие их роды в страхе покинули свою страну и откочевали во владения ханов Моголистана, на Тянь-Шань. Тогда же Эсэн вернул Хами (освободившийся, как видно, в 1425). В 1445 г. три урянхайских округа в Маньчжурии (с центром в районе совр. Джехола), отложившиеся было к Минам в 1389 г., сами признали власть Эсэна. В 1449 г. Эсэн двинулся войной на Китай и даже захватил в плен китайского императора, однако закрепиться в Китае не смог, в 1450 выпустил пленного императора и начал переговоры о мире.

Затем Эсэн потребовал, чтобы Дайсун признал свлим наседником своего сына от сестры Эсэна; тот отказался. Тогда в 1452 г. Эсэн сговорился с братом Дайсуна, Намбарчи Агбарджином, и вместе они напали на Дайсуна и разбили его; Дайсун бежал на Керулен и там был убит местным князем, а хаганом Эсэн предварительно провозгласил Агбарджина, однако лишь из хитрости; когда Агбарджин прибыл на созванный ойратами курултай, где его должны были действительно утвердить хаганом, Эсэн убил его вместе с большой частью монгольской знати, и присвоил себе хаганский престол сам (1452 г.). Сын Агбарджина Харагуцаг, еще до того женившийся на дочери Эсэна, чудом уцелел и пытался спастись во владениях Токмокского хагана на Верхнем Иртыше (см. ниже), но был там убит; однако его сына Баяна-Мункэ - своего же внука, родившегося уже после смерти отца, Эсэн пощадил. Теперь Эсэн объявил себя императором Юань и заключил мир с Китаем (рубеж 1452/53), однако в начале 1453 г. был свергнут и убит самими ойратами. Хами в очередной раз освободился и принял китайский протекторат, а власть над ойратами перешла к сыну Эсэна, Амасанджи-тайджи.

Тогда жена покойного Дайсуна Саймур-хатун объявила всемонгольским хаганом их малолетнего сына Мэргэса (Магахурхи, Маха Гэргэс, Мэргурэс) с тронным именем Ухэгэту и действуя от его имени, опираясь на сторонников покойного мужа, покорила ойратов. В том же году Мэргэс умер или был убит местным князем, и хаганство перешло к его брату, тоже малолетнему Молону (1454-1463), который уже юношей был убит в бою с халхаским князем Махулихаем. Хаганом стал сын Адай-хагана, Мандугул-тайджи; он немедленно уничтожил Махулихая и правил в 1464-1467 г. Первым из хаганов после долгого перерыва он умер своей смертью. Своим престолонаследником он назначил Баян-Мункэ, внука Агбарджина, и тот правил в 1468-1470, пока не был разбит и убит местным халхаским князем, своим вассалом. Все права на наследство сосредоточились у вдовы Мандугул-хагана, Мандухай-Сайн-хатун (Мандухай Гораздая хозяйка); ее новый избранник и должен был стать хаганом. Он выбрала последнего и единственного уцелевшего в Монголии потомка Чингиса по мужской линии, малолетнего Бату-Мункэ Даян-хана, возвела его на престол (1470) и первое время осуществляла при нем регентство. Бату-Мункэ было суждено на редкость долгое царствование (1470-1543).

Тем временем усилился натиск ойратов на запад, то есть на Моголистан, узбеков и Токмок. В 1464 г. ойраты одержали большую победу над Абулхайр-ханом, ок.1465/1468 они разгромили Моголистанского хана Юнуса на Или и хотели было начать завоевание ее долины. Однако их успехи были прерваны ударами халха-монголов. В 1472 Мандухай, а ок. 1477 г. - Даян-хан разгромили ойратов и прочно подчинили их. При этом значительная часть территории ойратов - вплоть до нынешней границы Халхи - была отнята у них, и большая их часть сосредоточилась к югу от Монгольского Алтая, то есть в Джунгарии, а также в районе Хами и оз. Барколь; так оформилась территория Халха-Монголии. В результате остановленные на востоке ойраты с новыми силами повернули на запад: на исходе 1470-х - в первой половине 1480-х они полностью захватили и долину Или, и земли Токмокского хаганства, а кыргызский/восточнокыпчакский народ последнего окончательно отступил в пределы Моголистана, на Тянь-Шань, образовав там свои уделы. Так сформировался народ современных (притяньшаньских) киргизов.


Новомонгольская держава Тимура.

В начале XV в. держава Тимура действительно стояла на грани полного овладения всеми территориями, входившими в Монгольскую империю прежде (в конце 80-х - середине 90-х Тимур подверг новым разгромам отложившиеся было от него Улус Джучи и Моголистан). Официально царствовал над ней к этому моменту мертвый Огэдэид. В 1398 г. умер Чжу Юаньчжан; тогда Тимур перестал выплачивать Китаю даже символическую дань и, подвергнув в 1398-1402 полному разгрому немонгольских соседей (пришедший к этому времени в полный упадок Делийский султанат, Мамлюкскую державу и Османское государство), в 1404 г. начал стягивать войска для завоевания Минского Китая. После этого покорение раздробленной Монголии не представляло бы трудностей, и цель жизни Тимура была бы достигнута. Однако в 1405 г. Тимур умер, а его дети приняли титулы суверенных государей (но не ханов) и не воцаряли чингсидских марионеток, т.е. отказались от панмонгольской политической концепции отца и полностью разорвали с монгольской государственной традицией.


Моголистан и Кыргызское (Верхне-Иртышское) ханство.

В 1389-90 г. Тимур подверг Моголистан очередному сильнейшему разгрому на всей его территории, вплоть до склонов Алтая за верхним Иртышом. После этого Или-Иртышский кыргызский (восточнокыпчакский) удел, к 1380-м составлявший особый улус князя Енгэ-тора в составе Моголистана, отделился от последнего и стал самостоятельным кыргызским ханством, известным в Монголии как Токмокское (Тунгмакское) государство. Правили здесь потомки Джучи, очевидно, восходящие к тем князьям дома Орда-Ичена, которые остались здесь в качестве удельных владетелей еще при передаче этого региона из состава улуса Орда-Ичена в состав владений Хайду в 1269 г. С Моголистаном они не воевали, с ойратами поначалу поддерживали дружбу, Тимуру были враждебны. В 1395 г., когда Тимур разгромил Улус Джучи, включая Улус Шейбана, Шейбаниды спаслись от него именно в Кыргызском ханстве.

Тем временем, воспользовавшись разгромом Моголистана Тимуром, в 1391 г. Чжу Юаньчжан, император Китая, захватил уйгурские земли с центром в Хами (с 1369 контролировавшиеся Моголистаном).

В 1407 г. хан Улуса Джучи, Пулад-султан из дома Орда-Ичена, решил воспользоваться ситуацией и завоевать Кыргызское ханство, так как оно когда-то, до 1269 г., составляло часть Улуса Джучи, и им до сих пор управляли Джучиды, его очень отдаленные родственники. Шейбаниды Улуса Джучи отказались принимать участие в походе, так как в 1390-х укрывались у кыргызов. Пулад выступил с силами князей дома Орда-Ичена, победил кыргызов, но так и не смог их присоединить, и поручил охрану границ с ними частям из племени баарин (той его части, которая когда-то была передана Джучидам).

Моголистан в начале XV в. оправился от разгромов времени Тимура, а в начале XV в. вернул Хами, однако при Вейс-хане (1418-1428) начались крупномасштабные войны с ойратами, взявшими в 1421 г. Бешбалык, Хами и смежные территории. Ок.1426-1428 Вейс-хан неудачно воевал с армией ойратов, которой командовал Эсен-тайджи, сын ойратского князя Богумы Тогона (последний правил ойратами в 1425/26-1439). В первом же сражении Вейс-хан попал в плен, но Эсен отпустил его из уважения к его чингсидской крови; во втором, на Или, Вейс-хан потерпел поражение и едва спасся с помощью своего вассала, дуглатского эмира Саид Али, владетеля Кашгарии; в третьей битве, близ Турфана, Вейс-хан снова попал в плен к Эсен-тайдж; на этот раз дело окончилось миром, по которому Вейс-хан должен был отдать в клан Эсена свою сестру Махтум-ханум (так ойратские ханы хотели получить в свой род толику чингсидской крови). Территориальных изменений, по-видимому, не произошло.

По смерти Вайс-хана разгорелась война за престол между его двумя малолетними сыновьями - старшим, 13-летним Юнусом и младшим, Эсэнбукой II (1429); последний вышел победителем, а Юнус бежал в Самарканд к тимуридскому Улугбеку. При Эсэнбуке (1429-1462) шла война с Тимуридами: Саид Али Дуглатский ок.1430 потерял захваченный Тимуридами Кашгар, но ок.1433-34 смог вернуть его; в 1451 Эсэнбука разграбил Сайрам, после чего безопасно отступил от тимуридского контрнаступления; ок.1452 Эсэнбука разорил тимуридские владения в районе Андижана - Ферганы. В ответ Тимуриды извлекли из забвения Юнуса, снабдили его войсками и отправили на Моголистан, западная часть которого, включая долину Или и район Иссык-куля, тут же признала Юнуса ханом, в то время как за Эсэнбукой осталась восточная половина, с Аксу (где была его ставка), Юлдузом и т.д. (1456). Чуть погодя Юнус вторгся в Кашгарию, был разбит Эсэнбукой и Саид Али при Хванисаларе, к северо-западу от Кашгара, но с помощью Тимуридов удержал собственное владение.

В 1440-х - начале 1450-х гг. ойраты успешно теснили Токмокское кыргызское ханство; многие кланы бежали оттуда в Моголистан, где хан Эсэнбуга (1428-1462) давал им приют и покровительствовал им. В 1460-х г. ойратский Амасанджи-тайджи, сын Эсэн-тайджи, атаковал Юнуса при Или и разбил его, однако никаких последствий это не имело.

Сын и преемник Эсэнбуки Дост Мухаммед (1462-1469) поссорился с дуглатскими эмирами (Сайил Али наследовали два его сына - Саниз-мирза в 1458-1464 и Мохаммед Хайдар в 1465-1480) и пытался разграбить Кашгар. При нем в 1465 г. на территорию Моголистана и под его покровительство переходят отложившиеся от Узбекского ханства (см. ниже) джучиды Джанибек и Гирей со своей ордой, получившей название “Казахской”; она селится в Семиречье, в низовьях Или. В 1468 г., со смертью их врага, узбекского Абулхайр-хана и фактическим распадом его государства, казахи возвращаются в Дешт-ы-Кыпчак, занимая там часть узбекской территории к северо-западу от Балхаша. По смерти Дост-Мухаммеда Юнус тут же захватил Аксу, и дуглатские эмиры признали его власть; сын Дост Мухаммеда, Кебек II, удерживал в 1469-1472 власть в прочих восточномоголистанских землях (Карачаре, Турфане и Уйгурии), но затем был убит собственными вельможами, сдавшимися вместе со всем его владением Юнусу; тот воссоединил таким образом под своей властью весь Моголистан, отдал Уйгурию и Турфан под власть некоему Али как своему вассалу, а убийц Кебека казнил.

Али Юнус-хан правил всем Моголистаном в 1472-1486. В 1473 он захватил Хами (на тот момент - особое государство, вассальное Минам), китайцы организовали безуспешную контратаку. В 1476 Юнус заключил мир с Китаем: Хами осталось за ним, а его подарки Китай согласился рассматривать как дань за право владения этим городом. В 1482 Хами, однако, вновь освободилось от моголистанской власти и признало реальный протекторат Китая.

К концу правления Юнуса ойраты полностью разгромили и аннексировали Токмокское кыргызское ханство, а у Моголистана отобрали долину Или. Остаток кыргызов бежал на сократившуюся территорию Моголистана, под власть Юнуса, и разместился от Таласа до Или, в районе Иссык-куля по Тянь-шаню. Кыргызы (киргизы) сделались одной из главных сил в Моголистане.

Одновременно Юнус-хан успешно вмешивался в тимуридские усобицы на юге; ок.1480 его вассалом сделался тимуридский князь Ферганы, а в 1484 Юнус захватил Сайрам и Ташкент; в последний он перенес свою столицу.

По его смерти киргизы возвели на Моголистанский престол сына Юнуса, Ахмед-хана (1486-1504). Он переехал в Аксу, а западную часть Моголистана с Ташкентом передал в управление своему брату Махмуду (1497-1508). Тимуриды пытались вернуть Ташкент, но были разбиты под самим городом (1488). Ахмед-хан успешно воевал с ойратами (которые прозвали его Алач - “кровопийца”) и казахами, но территорий здесь не присоединял. В 1488 он убил правителя многострадального Хами и захватил город, в 1489 был выбит отсюда китайцами, в 1493 вновь занял Хами, но ок. 1495 г. под воздействием торговой блокады, объявленной ему Минами, окончательно вернул Хами местным владетелям - вассалам Китая. Ок.1501 на Моголистан напал Мухаммед Шейбани Узбекский, захвативший только что (1500) тимуридский Маверранахр; он разбил и пленил Ахмеда и Махмуда при Акши в Фергане, но тут же освободил их (1502/1503), удержав, однако, за собой захваченные им Сайрам и Ташкент.

Со смертью Ахмеда (нач.1504) в Моголистане воцарился Мансур, его сын (1504-1543); брат Мансура Султан-Халиль восстает против него, добивается признания со стороны киргизов и становится самостоятельным киргизским падишахом на Тянь-шане. Вскоре Моголистан воссоединил это эфемерное ханство. Само название “Моголистан”, однако, именно тогда, в начале XVI в., выходит из употребления, заменяясь на “Мамлакат-и-Могулийе” (“Монгольское государство, Моголия). В 1513 Хами подчинился ему, а в 1517 Мансур аннексировал его и провел оттуда несколько успешных набегом на собственно минские владения. Джунгария же с XV в. так навсегда и остается за ойратами (так что и самих ойратов начинают называть джунгарцами).


Улус Джучи до распада 1420-х гг.

В конце XIV в. дом Орда-Ичена захватил престол Волжской орды и объединил Волжский улус и свой коренной юрт под одной властью как новый, огромный коренной юрт Улуса Джучи от Днепра до Иртыша. Вторым, младшим улусом здесь был улус Шейбана. В 1390-х Улус Джучи был полностью разгромлен Тимуром за непокорность Тохтамыша (правил всем Улусом Джучи в 1380-1395); после трехлетней борьбы с ним в 1398 г. к власти пришел ставленник Тимура, эмир мангытов (ногайцев на Яике) Идигу (Эдигей), правивший от имени марионеточных ханов из рода Урус-хана (Тимуркутлуга в 1395/98-1400, Шадибека в 1400-1407, Пулад-султана в 1407-1410, Тимура в 1410-1411); в 1399 Едигей разбил литовцев на Днепре и даже вернул степи Побужья, утраченные в 1363 г. До самой смерти Тимура Хромца в 1405 г. он признавал себя его вассалом. В 1406 г., сразу после его смерти, Едигей захватил у тимуридов Хорезм (впрочем, вскоре утраченный), в 1407 г. пытался покорить Джучидское кыргызское ханство в Прииртышье - то есть был действительно одержим желанием восстановить Улус Джучи во всем его первоначальном блеске времени Бату.

Тохтамыш и его дети, однако, продолжали то тут, то там бороться против его власти. Сам Тохтамыш ок. 1404/1405 г. сколотил себе ханство в районе Тюмени, в 1405 г. связался оттуда с Тимуром, но был в 1406 г. уничтожен там Едигеем. Однако его сыновья продолжили борьбу; в 1406 г. Джалалэддин сын Тохтамыша провозгласил себя ханом Улуса Джучи, а в 1411 действительно стал им; Едигей отступил в свой ногайский удел и вскоре погиб. Род Тохтамыша, восходящий, как и род Уруса, к Орда-Ичену, удерживал престол в 1411-1419, однако в 1419 престол Улуса Джучи был захвачен родом другого сына Бату - Тугатэмура - в лице знаменитого Улуг-Мухаммеда (1419-1437). С этим не хотел примириться ни один из соперничающих родов дома Орда-Ичена - ни род Тохтамыша, ни род Урус-хана. Внук Урус-хана Барак в 1422 г. овладел старой территорией улуса Орда-Ичена и в 1425 г. объявил его особым “Узбекским” (досл. “Свободным”) ханством, вассалами которого по старинке признали себя Шейбаниды; в 1426 г. независимой стала Ногайская (Мангытская) орда в бассейне р. Яик, в 1427 г. фактически обособился под властью еще одного потомка Тугатэмура, Девлет-бирды, Крым. Род Тохтамыша продолжал добиваться власти.

Итак, улус Джучи раскололся на западную часть (Улуг-Мухаммед из рода Бату) и восточное “Узбекское” ханство (Барак из рода Уруса - Орда-Ичена, с вассальными владениями в виде улуса Шейбана).


Улус Джучи и Узбекское ханство в середине XV в.

В 1437 г. престол Улуса Джучи перешел от рода Тугатэмура вновь к роду Тохтамыша. В результате то, что оставалось от улуса, распалось еще раз: свергнутая ветвь рода Тугатэмура продолжала борьбу, пока не отторгда от Улуса весь север, основав на его территории независимое Казанское ханство (1445 г.), а крымская ветвь того же рода объявила о своей полной независимости в 1449 г., основав особое Крымское ханство. Остаток Улуса Джучи именовался теперь Большой Ордой. От нее в 1460-х отпала Астрахань, образовав особое Астраханское ханство.

Между тем в 1428 г. знать “Узбекского” ханства низложила Барака и передала престол ханства Шейбаниду Абулхайр-хану. Тот правил с большим успехом, однако род Урус-хана не примирился с этой новой утратой власти: после поражения Абулхайра от ойратов в 1464 г. два потомка Барака, Джанибек и Гирей, отложились от Абулхайра и ушли со своей ордой, названной “Казахской” (дословно “Вольной”) на территорию Моголистана. В 1468 г. Абулхайр умер, и “Узбекское ханство” вступило в полосу анархии; Джанибек и Гирей, воспользовавшись этим, вернулись в степи и отторгли значительную часть территории узбеков. Борьба казахского и узбекского ханств за всевластие в степях совр. Казахстана кончилась лишь к исходу XV в. победой казахов. Кроме того, по смерти Абулхайра, в пору упомянутой анархии одна из ветвей Шейбанидов отделила Сибирь от “Узбекского” ханства в особое “Сибирское” ханство (ок. 1470).


Итак, ок. 1470-1475 г. существовало в общей сложности девять Джучидских (Крым, Сарай, Казань, Астрахань, Ногаи, Сибирь, Токмокское, Узбекское и Казахское ханства), одно Чагатаидское (Могулистан), и одно Чоросско-Толуидское (ойрото-халхасское, временами вновь распадающееся надвое) государства - всего 11-12 осколков былой империи монголов. Никто из их правителей даже не претендовал на воссоединение империи Чингисхана и его преемников. Больше того, похоже, что сама идея мирового владычества, то есть святая святых Чингисова движения, была категорически осуждена и попала даже не то чтобы под запрет, а под общий заговор молчания. Ее попросту вычеркнули из истории Монголии. Монгольские летописи XVII-XIX вв. рисуют Чингиса как божественного и всемудрейшего правителя самой Монголии, никак не сосредотачиваясь на его завоеваниях. Преемники Чингиса описываются кратчайшим образом, причем их внешние войны (кроме китайской) не упоминаются, обо всех улусах Империи, кроме улуса хагана, практически ничего не говорится, и внимание повествователя приковано почти исключительно к отношениям этих преемников к тибетскому буддизму (который на самом деле проник в Монголию гораздо позже, в XVI в.). Вероятно, монголы не поминали свою Мировую империю и потому, что им было бы неприятно лишний раз вспоминать о ее крушении, и потому, что само ее существование было неразрывно связано с имперской религией монголов, от которой они сами отказались напрочь в пользу буддизма. С позиций же этой новой монгольской религии (добившейся в XVII в. тотального господства в культуре монголов) невозможно было интерпретировать ни появление Монгольской империи, ни ее падение. Очевидно, поэтому история Империи в глазах самих же монгольских летописцев подменяется историей буддийских увлечений (к тому же изрядно преувеличенных) отдельных ее владык.

За калейдоскопом фактов теряется из виду уникальное явление: Монгольская империя умерла так же, как и жила - не под ударами внешних врагов и даже не из-за борьбы покоренных народов, а исключительно из-за раздоров внутри самого “имперского народа”. В 1304 Монгольская империя восстановилась как “панмонгольская федерация” (Вернадский) и на протяжении примерно 30 лет поддерживала довольно прочный мир на огромных пространствах Евразии. В 1330-х рухнул в усобицах улус ильхана, в 1340-х - улус Чагатая, в 1360-х - улус Джучи; да и улус хагана погиб в первую очередь из-за усобиц высших монгольских военачальников и безвластия Тогонтэмура. Чем объяснить сами эти усобицы, и почему 45-летняя смута второй половины XIII в. не уничтожила Империю, а эти усобицы покончили с ней?

Ответ на второй вопрос представляется очевидным: смуты XIII в. сводились к войне между несколькими улусами, в каждом из которых сохранялась крепкая власть. Смуты середины XIV в. раздирали на множество частей сами улусы. Причину этой гибельной для Империи перемены установить также легко: она кроется прежде всего в чрезмерном размножении Алтан уруга - “золотого рода” Чингисидов. Все тюркские империи губила одна и та же причина: концепция принадлежности власти не человеку, а роду, что подразумевало систематический раздел государства и выделение уделов каждому члену рода; когда род достигал определенной многочисленности, государство становилось неуправляемым и распадалось. Та же судьба постигла и Монгольскую державу. К середине XIV в. количество чингизидских князей, не говоря о прочих нойонах, в каждом улусе должно было достичь устрашающих размеров, а “общественный пирог”, который они делили, оставался тем же. Отсюда неизбежны были и особенно ожесточенные смуты внутри каждого улуса. То, что мотором здесь было не мифическое “социально-экономическое” нарастание раздробленности, а именно размножение правящего рода, лучше всего показывает пример самой Монголии: в первой половине - cередине XV в. там не стихают феодальные войны, в конце XV - начале XVI вв., при Даян-хане, Монголия объединена, потом снова наступает распад. Неужто какие-то глубокие социально-экономические процессы в середине XV в. резко пошли вспять, а в середине XVI возобновились снова? Все гораздо проще: именно из-за феодальных войн во всей Монголии к 1470 г. единственным живым Чингисидом остался Даян-хан - и Монголия объединилась вокруг него; зато у него уже было много детей, и он выделил им уделы - и Монголия вновь распалась.

Монгольскую империю погубил не сам по себе отказ от военной экспансии, вызванный перерождением элиты - такой отказ состоялся еще в первые годы XIV в., и никак не мешал ей сохранять все свое могущество следующие тридцать лет. Монгольскую империю погубило чрезмерное, превышающее ее организационные, “вмещающие” возможности, размножение элиты, ставшее возможным благодаря самому этому отказу и установлению полного внутреннего мира: начальникам и князьям - чингизидам и нечингизидам - прекратившим и внешние, и внутренние войны за улусных ханов или всемонгольского хагана, оставалось только, после короткой передышки, воевать за самих себя против всех. А контролировать их высшие власти улусов были неспособны именно потому, что реальных, эффективных бюрократических иерархий так и не создали: в этом отношении заветы Чингиса оказались вполне состоявшимися. Итак, Монгольская империя рассыпалась потому, что сохранила созданные мировой революцией Чингиса военно-административные механизмы, но, с отказом от планов завоевания мира, перестала загружать их необходимой им работой, а новых механизмов не создала вообще. В результате механизмы старые стали, так сказать, работать вхолостую, пошли вразнос и привели к гибели всю опиравшуюся на них конструкцию.




Обсуждение этой статьи на форуме